Category: образование

Удивительное рядом...

Цель моего незамысловатого проекта - собрать воедино информацию о  родном городе, его истории, природе и людях. Собрать по принципу: удивительное рядом. Постараюсь сделать свой журнал понятным и интересным любому, кто забредёт на его страницы... В моём распоряжении просторы интернета, архивы, воспоминания старожилов и простое человеческое любопытство. Читать лучше по темам, нажимая на нижеследующие картинки, но можно и всё подряд.  Итак, поехали...


                                                                                                                            

Немного истории...







Рассказовы / Raskasov


В наше относительно спокойное время сложно представить, как  трагично и бесповоротно менялась жизнь  людей  в эпоху глобальных политических катастроф середины  прошлого века. Судьба семьи Рассказовых ещё одно тому подтверждение...
16 марта 1942 года в стенах Калластеской начальной школы приступила к работе молодая учительница из Тарту  - Лидия Рассказова (Lydia Raskasov). Она происходила из смешанной русско-эстонской семьи.
Отец - Александр Рассказов (1895) - уроженец Пензенской губернии, волею судеб оказался в Эстонии, где и встретил свою вторую половинку - дочь хуторянина из Луунья Паулине Сурра (Pauline Surra) (1898). Молодожёны обвенчались  в Таллиннском  соборе Александра Невского в январе 1918 года. В счастливом браке родилось трое детей: дочери Зоя (1918), Лидия (1921) и сын Евгений (Eugen) (1923). Поскольку глава семьи был православным, новорожденных нарекли русскими именами. В годы Эстонской республики Александр Рассказов владел в Тарту небольшим предприятием по производству  древесной смолы и скипидара. Судя по всему, большого дохода этот бизнес не приносил.




Супруга пополняла семейный бюджет, работая учительницей в близлежащих школах. В 1913 году она  окончила полный курс (8 классов) Юрьевской женской гимназии имени А.С. Пушкина  и получила право «принять на себя звание домашней учительницы, с правом преподавать историю и немецкий язык и со всеми выгодами и преимуществами, присвоенными означенному званию, поелику оные к нему относиться могут». Милый, канцелярский  стиль...
Кстати, Паулина Рассказова тоже оставила свой след в истории нашей школы. Она провела в её стенах чуть больше года: приступила к работе 1 апреля 1943 года, а уже 1 августа  1944 года была освобождена от занимаемой должности «по личной просьбе».

Нельзя забывать, что в это время на территории Эстонии уже шли ожесточенные бои и до возвращения советской власти оставались считанные месяцы. Но думаю, причиной ухода  с должности были не военные катаклизмы, а пошатнувшееся здоровье уже немолодой  учительницы. Паулине Рассказова скончалась на Хийумаа через год после отъезда из Калласте -  3 октября 1945 года, в возрасте всего 47 лет.  Похоронена  в Тарту, на кладбище Маарью.




Её дочь Лидия в начале июня 1941 года окончила двухлетний курс Тартуской коммерческой школы и вряд ли  планировала пойти по стопам матери. Но судьба распорядилась иначе. Написанный от руки аттестат  датирован временами ещё Эстонской ССР. События в те годы развивались стремительно. Абитуриент начинал учебу при эстонской власти, оканчивал школу при советской, а работу искал уже при немцах...




Наилучшие результаты выпускница показала по следующим предметам: домоводство и рукоделие, машинопись, товароведение и ... русский язык. Любопытно, что по эстонскому языку  оценка на два порядка ниже. В  тогдашних средних учебных заведениях изучали аж  три иностранных языка! Отголоски классической гимназии царских времен.
Советская Конституция для Лидии Рассказовой явно не была в приоритете. Возможно потому, что расхождение между содержанием  основного закона и реальной жизнью были слишком разительны.  Или же эта книжка  навевала  на 20-летнюю девушку  такую же тоску, как курс «сопромата» на гуманитария. По окончании коммерческой школы в самый раз было приискать работу секретарши, бухгалтера  или делопроизводителя. Но началась война и всё смешалось. Казавшаяся такой незыблемой  советская власть  быстро улетучилась. Пришлось приспосабливаться к новым реалиям. С июля по октябрь 1941 года Лидия Александровна  временно  работает в столовой при отряде «Омакайтсе» города Эльва. С начала 1942 года хлопочет о новой, более соответствующей её образованию, должности.  Аккурат в это время и открылась вакансия в школе города Калласте.

Дело в том, что с приходом немцев дефицит учительских кадров в русскоязычных учебных заведениях Эстонии стал просто катастрофическим. Тому было несколько причин.
1. Молодые педагоги, получившие образование во времена независимости, русским языком, как правило, не владели. За год советской власти кардинальных изменений не произошло. А специалистов  с дореволюционным  дипломом, по понятным причинам, становилось  всё меньше.
2. С началом войны многие русскоязычные преподаватели покинули Эстонию. Кто-то уехал добровольно,  кто-то был насильно мобилизован в Красную армию.
Поэтому, не стоит удивляться, что  просьба Лидии Рассказовой о назначении в нашу школу не встретила возражений со стороны начальства.  Ведь молодой педагог отвечал всем необходимым критериям. Во-первых, гимназическое образование, во-вторых, практически перфектный русский язык, вкупе  с  родным  эстонским,  в- третьих, неплохой немецкий, что при  новой власти  было немаловажно. И, наконец, она всё же была эстонкой, пусть и наполовину.

Со здоровьем тоже всё оказалось в порядке...

Лидия Александровна  приступила к работе в Калластеской начальной школе 16 марта  1942 года, вначале в роли практиканта, а затем и полноценного преподавателя. Два с лишним года  учила местных детишек «разумному, доброму, вечному». Летом 1944 года вместе с матерью покинула наш город и ...
Следующая информация о  Лидии Рассказовой датирована ноябрём 1944 года. Находясь в лагере для перемещённых лиц на территории Швеции, она просит  через газету  родственников или знакомых дать о себе знать.  Откликнется сестра Зоя, которая осенью 1944 года также покинула  Эстонию, и в числе тысяч беженцев обрела  новую родину на скандинавской земле. Знала ли мать о планах дочерей? Если да, то почему не уехала с ними? Что стало с их отцом - Александром Рассказовым? Эти вопросы я задал Лиине Вассил (Liina Vassil) - правнучке Паулины и Александра. Она является автором родословного древа семьи Рассказовых. Вот что она рассказала:
"Паулина и Александр, вслед за дочерьми, также собирались перебраться в Швецию, но ждали известий о сыне Евгении, который был на фронте. Однако, их планам не суждено было сбыться. Паулина неожиданно умирает и Александр принимает решение вернуться в Россию, в город Барнаул, где проживал его брат. Там глава семьи и завершит свой земной путь. В хрущёвское время он установит связь с дочерьми и сыном. Лидия и Зоя неоднократно бывали в Эстонии ещё в советское время."

Оставался ещё сын Евгений, которого на эстонский манер звали Eugen. В книге „Vabaduse eest“ на странице 279 о нем есть следующая информация:
«Рассказов Евгений, рядовой, родился 06.07.1923 в Вильяндимаа, волость Куриста. Окончил Тартускую мужскую гимназию. В финской армии с 27.01.1944, учебная подготовка  в Йокела, место службы - 200 стрелковый полк. Принимал участие в оборонительных боях в  районе Выборгского залива. 19.08.1944 вернулся обратно в Эстонию. Работал бухгалтером на заводе по производству стройматериалов в Рооли, на хлебопекарне и комбинате бытового обслуживания в Лихула. Был активным членом рыболовного и охотничьего клуба.  Умер  01.10.1975, похоронен на кладбище в Лихула».
Тоже интересная судьба. В начале 1944 года началась мобилизация населения Эстонии в немецкую армию. Многие жители республики пополнили ряды Вермахта вполне сознательно, дабы противостоять наступавшим советским войскам. Но были и те, кто не хотел служить ни нацистам, ни коммунистам. Они бежали в Финляндию и вступали в так называемый 200 стрелковый полк, созданный из уроженцев Эстонии. Его бойцов позже нарекут «финскими парнями».  После выхода Финляндии из войны «soomepoisid» вернутся на родину и примут участие в боях против Красной армии. Судя по всему, Евгений Рассказов был из их числа.
Лидия и Зоя обретут  новую  жизнь в Швеции. Зоя Рассказова ещё до вынужденной эмиграции  окончила лесное отделение сельскохозяйственного факультета Тартуского университета и стала первой женщиной лесоводом в Эстонии. Ранее эта профессия считалась сугубо мужской. В Швеции она, благодаря основательным  знаниям, получила  руководящую должность  в Правлении государственных лесов королевства, где и проработала до выхода на пенсию. Зоя много путешествовала, делясь с читателями шведских и зарубежных эстонских газет путевыми заметками. После обретения Эстонией независимости несколько раз приезжала на родину. Скончалась Зоя Рассказова в 2002 году в возрасте 83 лет. Похоронена на кладбище Маарья в Тарту.
Наша бывшая учительница - Лидия Рассказова также связала свой шведский период жизни с лесом. Возможно, с подачи и по протекции старшей сестры.  Окончила Стокгольмский университет,  работала на канцелярских должностях в различных лесоводческих организациях. В 1961 году вышла замуж за Юло Маттизена (Ülo Mathiesen) (1922 - 2018), сына знаменитого Андреса Маттизена - первого эстонского профессора  лесоводства и декана сельскохозяйственного факультета Тартуского университета. Скончалась Лидия Рассказова - Маттизен в 1988 году. Похоронена в Стокгольме.
Такая вот история...



На главную                           Немного истории (продолжение)

Немного истории...

Художник...
Вскоре после окончания Освободительной войны и подписания в 1920-м году Тартуского мирного договора приступила к работе так называемая Контрольно-оптационная комиссия, которая рассматривала прошения уроженцев  Эстонии о возвращении на родину. Процедура была  сложной и стоила  заявителям и их близким немалых денег,  времени  и нервов. Отношение чиновников  к исполнению своих обязанностей оставляло желать лучшего, что вынуждало засидевшихся в России  эстоноземельцев вновь и вновь напоминать о себе. Уроженец  Калласте Владимир Абрамович Изотов на момент   крушения империи  проживал в Петрограде, куда  перебрался ещё до начала  смуты  в надежде на лучшую жизнь…

От жителя Калласте Абрама Васильевича Изотова прошение:
"Многоуважаемый Господин министр. Мой сын, Владимир Изотов, написал мне из Петрограда, что Вы,  Господин министр, не назвав ни единой причины, отказали ему в возвращении на постоянное жительство в Эстонию, то есть на свою родину, к больным и престарелым родителям. Поэтому обращаюсь к Вам от всего сердца с нижайшей просьбой: проявить милосердие и сочувствие ко  мне, пожилому человеку, и не отказать моему сыну и его жене Александре в оптации в Эстонию. Прошу Вас ещё раз рассмотреть прошение Владимира Изотова и принять по нему положительное решение, поскольку  мы с женой старые люди и нуждаемся в помощи.
С нижайшим почтением проситель Абрам Изотов."

Многоуважаемому  Господину министру от учителя Кокоровской  начальной школы Августа Блаубрюка (August Blaubrück)  прошение:
«Сегодня,  30 октября 1921 года, находясь по делам в Калласте, я зашел к своему хорошему другу Абраму Изотову, чтобы узнать, вернулся ли домой из Петрограда его сын Владимир -  талантливый  художник и фотограф. И застал печальную картину: Изотов и его жена, два одиноких пожилых человека, пребывают в тоске и печали, постоянно плачут и не могут даже говорить, настолько больно у них на душе. Дело в том, что вчера они получили письмо из Петрограда от своего сына Владимира, в котором последний сообщает, что Вы, многоуважаемый Господин министр, не назвав ни единой причины, отказали ему  и его супруге в возвращении на родину в Эстонию. Старший сын Абрама Изотова - Яков сейчас служит в армии и не может помочь  своим родителям, которые проживают  в Калласте в крайне стеснённых условиях. Поскольку они  очень слабы и к тому же не владеют эстонским языком, то попросили меня узнать у Вас, Господин министр, по какой причине Владимиру Изотову не разрешают вернуться в родные края?  И почему были отклонены все письма, которые Изотов и его родители посылали на ваше имя, начиная с февраля месяца этого года. Принимая близко к сердцу  жалобы своих пожилых знакомых, я обращаюсь к Вам с просьбой проявить человечность и великодушие и объяснить несчастным родителям, почему их сына не пускают в Эстонию. От  себя добавляю почтовую марку для обратного письма, поскольку требовать с  больных и отчаявшихся стариков каких-либо денег  мне не позволяет совесть. Обращаюсь  к  Вам исключительно из сострадания к этим честным и добропорядочным людям и их многострадальному сыну Владимиру, который в своё время бы моим прилежным и талантливым учеником. Пишу это письмо ещё и потому, что скоро заканчивается время, отведённое на оптацию, после чего дальнейшие хлопоты потеряют всякий смысл. В целом, обращаю Ваше внимание на то, что принимая решение об отказе  Владимиру Изотову  в возвращении на родину, Вы, по всей видимости,  брали в расчёт  лишь  информацию Петроградской оптационной комиссии, а не  сведения, поступившие на Ваше имя из Эстонии. То, что члены  данной комиссии время даром не теряют, всем хорошо известно. Газета «Постимеес» уже не раз писала о том, что представители этой организации, решая проблемы оптантов, не забывают и о своём кармане. Абрам Изотов рассказал мне, что его сыну предлагали решить вопрос о переезде в Эстонию в течении трёх дней, если он заплатит … три миллиона рублей. Позже эта сумма уменьшилась до одного миллиона, но Владимиру Изотову таких денег взять неоткуда. Поэтому он надеется лишь на своё законное право, как человек, ни в чём не виновный и не разделяющий коммунистических взглядов, вернуться к месту проживания родителей. В отношении Владимира Изотова любой житель Калласте может под присягой показать, что он честный и законопослушный гражданин и в его биографии нет ни единого черного пятна. Это же может подтвердить и волость Кокора, в списках которой  Изотовы  состояли  более 30 лет. Отца семейства, Абрама Васильевича  Изотова,  я знаю как честного и добропорядочного человека, который  в прежние времена  работал в Тарту десятником на строительстве  университетской клиники и был помощником университетского  экзекутора Дмитрия Богоявленского. Его сын, Владимир Изотов, который на данный момент находится в Петрограде, учился под моим началом в  Кокоровском  двуклассном министерском училище, где проявил себя как старательный и прилежный ученик, бывший для других примером. У него уже в школьные годы обнаружились способности и интерес  к  рисованию, поэтому  я настоятельно рекомендовал ему  продолжить образование в сфере искусства. По окончании Муствеэской городской школы, Изотов некоторое время работал почтальоном в Тарту, после чего переехал  в Петроград, где сумел поступить в Академию живописи  и обучался там до недавнего  времени. Сейчас в Петрограде учёба стала невозможной, а жизнь в целом - невыносимой.  К тому же,  оставшиеся в Эстонии родители - старые и больные люди. Поэтому  Владимир Изотов изъявил твёрдое желание оптироваться  на родину, чтобы быть рядом  с нуждающимися в помощи  близкими. Он надеется  продолжить занятие живописью  в родных палестинах. Ситуация, при которой  проживающие в Петрограде лица, включая  моего бывшего ученика, до сих пор не могут  получить разрешение на въезд в Эстонию, в то время как из  дальних мест люди уже  давно вернулись  к родному очагу, выглядит довольно странно и  указывает на  нерасторопность  Петроградской комиссии по оптации. Уже месяц назад в Калласте из Челябинска, что на Урале, вернулся местный житель, бывший почтовый служащий - Феодор Кукин, близкий родственник  Изотовых. А ведь он подал  запрос  в комиссию по оптации в одно время с Владимиром Изотовым!   По дороге домой  Феодор Кукин остановился в Петрограде у  несчастного художника и тот посетовал, что члены местной комиссии лишь обещают и обещают, но ничего не делают и что он уже устал ждать, а голод и нищета отнимают последние силы.  Подобное отношение к своим соотечественникам  со стороны чиновников  абсолютно недопустимо, поскольку  при таком подходе  многие честные и порядочные граждане могут никогда не увидеть своих близких.
Я сам, как бывший учитель Владимира Изотова, готов дать ему наилучшую характеристику, о чём уже не раз писал Вам Абрам Изотов. Однако, Вы до сих пор не удостоили его ответом. Смею надеяться, что Вы отдадите должное распоряжение Петроградской контрольно- оптационной комиссии, которая столь медлительна и нерасторопна, что с февраля до поздней осени не может, или не хочет, решить вопрос  о возвращении ничем не запятнавшего себя гражданина Эстонии к своим престарелым родителям. Владимир Изотов в письмах домой сообщает, что  в Петроградской комиссии его многие месяцы уверяли, будто собранные им бумаги отправлены в Министерство внутренних дел. Однако, теперь выяснилось, что этого сделано не было и все документы до сих пор в Петрограде.  Поскольку сейчас во главе вышеназванной комиссии стал честный и принципиальный человек, убедительно прошу Вас, Господин министр, прежде, чем будет поздно, заново рассмотреть прошение Владимира Изотова об оптации в Эстонию. То, что Владимир Изотов не является эстонцем не должно стать препятствием  для возвращению на родину, в места,  где он родился и вырос и где доживают свой век  его  родители. На эстонской земле, помимо эстонцев, проживает немало честных и добропорядочных  граждан других национальностей, которые уважают наши законы и признают наше независимое государство. Я лично всегда готов открыто вступиться за каждого преданного гражданина - неэстонца, если он нуждается в помощи. И я собираюсь сделать это посредством газеты «Постимеес», внештатным сотрудником которой являюсь уже много лет. Однако прежде я ожидаю, что Вы, Господин министр, отдадите распоряжение заново рассмотреть дело Владимира Изотова.  Я уже более четверти века служу на ниве народного  просвещения и всегда честно исполнял свой служебный долг и боролся за правду. Буду делать это и впредь. Поскольку меня, Господин министр,  Вы  вряд ли знаете, то можете  расспросить обо мне моих бывших одноклассников, проживающих в столице:  журналиста и правоведа  господина  Самуэля  Соммера (Samuel Sommer) и командующего нарвским фронтом генерала  Александра Тыниссона (Aleksandra Tõnissona), с  которыми Вы,  наверняка, хорошо знакомы. Надеюсь  на честность и великодушие наделённого властью человека, в чьих надёжных руках  находится внутренняя безопасность нашего государства и кто всегда готов оказать поддержку благородным устремлениям своих сограждан. Остаюсь  в ожидании Вашего ответа по делу Владимира Изотова. Ко всему вышесказанному хочу добавить, что если необходимо, то престарелый отец, собрав последние силы, готов лично прибыть к Вам в Таллинн со всеми необходимыми для возвращения сына документами».


Владимиру Абрамовичу повезло: в последний момент он всё же получил «добро» и смог  вернулся в Эстонию. В  том была немалая заслуга его бывшего учителя Аугуста Блаубрюка, который раз за разом, прибегая то к мольбе,  то чуть ли не к угрозам, «давил» на тогдашнего министра  внутренних дел Карла  Эйнбунда (Kaarel Einbund). Приведённое выше  прошение  лишь одно из тех, что он написал в защиту своего талантливого ученика. В конце концов «лёд тронулся» и  счастливые родители смогли обнять долгожданного  сына.

Возможно, это было последнее радостное событие в жизни Абрама Изотова. Он покинет сей  бренный мир в 1922 году, вскоре после возвращения Владимира.  Что же явилось действительной причиной первоначального отказа  герою этой истории в праве на оптацию? Возможны два варианта: бюрократические проволочки или сомнения в  политической благонадёжности  просителя.  Ведь  Изотов  указал в качестве места службы - штаб Петроградского военного округа. Правда, попал он туда по мобилизации и состоял, скорее всего, в должности писаря или оформителя. Вряд ли подобные «прегрешения» могли стать основанием  для отказа в эстонском гражданстве.  Хотя, кто знает…
Последующая судьба красногорского  художника  весьма печальна. Не найдя применения своему дарованию в родных пенатах, он, после смерти отца, перебирается в Тарту. Но и здесь жизнь не складывается. В конце  концов судьба забросит  Владимира Изотова в Ригу, где и наступит трагическая развязка.
Тамошние газеты сообщают о произошедшем  очень скупо, но суть кровавой вендетты ясна.
«Разочаровавшийся  в жизни выходец из Эстонии покончил с собой в аптеке города Резекне из-за сбежавшей жены.
23 мая 1930 года в помещение местной  аптеки вошёл некто  Владимир Изотов, три месяца назад прибывший из Эстонии вместе с супругой Александрой. Подойдя к владельцу заведения, провизору Лейбу Московскому, Изотов достал револьвер и произвёл в сторону последнего три выстрела. Фармацевт упал, после чего стрелявший хладнокровно выпустил четвёртую пулю себе в висок. Хозяин аптеки  был ранен в руку и живот, но остался жив, хоть и потерял много крови. Сейчас он лечится в Риге. В кармане  покойного Владимира Изотова были найдены  два письма. Одно от жены, в котором она сообщала мужу о романе с Лейбом  Московским и просила   дать согласие  на развод. Второе было написано  рукой самоубийцы и адресовано матери, проживающей в Эстонии. В конце  была приписка с просьбой к полиции переслать  это прощальное письмо по указанному в нём адресу».
Такая вот история…


На главную                                              Немного истории (продолжение)

Не хлебом единым...

Вы, конечно, догадались, о чём пойдёт речь. Да, да о них, об очагах культуры духовной... Иные из них, увы, погасли, другие едва теплятся. Как говорится, вспомним всех поимённо..



Школа

         


Символика нашей школы


Первые школы у русских Западного причудья появились в связи с постройкой православных церквей. В 1839 году были открыты церковно - приходские школы в Муствее , Лохусуу и Тихеда, а в 1847 в деревне Нина. Цель их создания очевидна - оградить местных  детей от влияния староверов.
Из архивных документов видно, что это была главная головная боль православных священников. С какой неподдельной радостью они сообщали начальству о каждом перешедшем из "раскола" в "истинную веру", не забыв  упомянуть и о своих заслугах. Правда, на командировки в гущу раскольников( в те же Красные горы) соглашались с большой неохотой и требовали в сопровождение урядника. В конце докладов, больше похожих на доносы ,с прискорбием констатировали, что раскольников меньше не становится. Причину видели не в своей беспомощности и неубедительности, а в чрезмерной плодовитости " блудно живущих" сектантов и бесконтрольной деятельности "расколоучителей".
В этом контексте понятно желание православной церкви открыть в старообрядческих деревнях свои школы. Но староверы в эти школы не шли и детей своих учили на дому в т.н. " тётенькиных школах", где учителями были авторитетные и грамотные члены общины. Учили в первую очередь старославянскому языку и чтению богослужебных книг ( Часослов, Псалтырь и др.). Обучение было платное ( 1 рубль в месяц с ученика) и регулярное ( с 8.00 до 16.00, кроме воскресенья). Учили также читать и писать "по - русски"( новым шрифтом), т.к. спрос на грамотных людей был большой. Такие школы существовали ещё в 20 - 30-х годах прошлого века.

                                         

"Тётенькина" школа


Но надо признать , что посещали эти школы лишь дети обеспеченных родителей, имевшие свободное время, остальные с малых лет постигали азы труда физического. В прошении о разрешении на починку крыши молильного дома от 1884 года нет ни одной подписи...





Воспользовавшись восшествием на престол Александра Второго( 1855 - 1881), причудские староверы обратились к властям с просьбой об открытии в деревне Тихеда школы для своих детей, где избранные населением учителя обучали бы их чтению, письму и счёту. То ли опасаясь, что "раскольники " превратят выделенное под школу помещение в моленну, то ли смутила фраза " избранные населением учителя", но власти инициативу отклонили.
Красногорским детям предлагали посещать открывшуюся в 1807 году в Торила эстонскую школу, но "менять шило (православное) на мыло ( лютеранское)", да ещё и на чужом языке никто не хотел. Правда, с восшествием на престол Александра Третьего в Прибалтике началась "русификация" и в соседней эстонской школе обучение перевели на русский. Некоторые из местных детей её посещали...
   

 Здание эстонской школы в Торила

Кстати, с 1916 года в ней , естественно, на русском языке  учился Эдуард Тубин. Школой руководил Иван Картёжников. Не знаю как к музыке, но к игре в шахматы будущий композитор пристрастился именно здесь. В архиве есть документ о поощрении директора школы 40 рублями за организацию оркестра балалаечников, исполнявшего русские народные песни. Особо подчёркивалось, что песни русские, а дети эстонские...

И вот, наконец, свершилось!!! В 1897 году в дер. Красные горы было открыто одноклассное министерское училище. Поскольку находилось оно на балансе Министерства образования, а не Православной церкви, местные жители отнеслись к его появлению в целом благосклонно. Разместилась школа в частном доме...



Здание школы с 1898 по 1901 год (совр. вид)

                              То же здание в сер.1920-х годов


Обучение было платное ( аренда, отопление и т.д.) , но большинству семей по карману. Предметов поначалу всего четыре - арифметика, письмо,чтение и Закон Божий.

Имени первого руководителя училища я, к стыду своему, пока не знаю.
Архивные данные позволяют удверждать, что c ноября 1898 по ноябрь 1899  руководителем Красногорского министерского училища состоял Juhan Korits ( Иван Кориц). Поначалу он работал один, но в январе 1899 появился помощник учителя - Karl Eduard Adamson (Карл Адамсон).


Juhan Korits (1861 - 1945) закончил учительскую семинарию в Тарту. Преподавал на острове Кихну, в православной школе Колга - Яани и в Лохусу. В 1898 - 1899 годах был учителем Красногорского министерского училища. С 1899 до выхода на пенсию - вначале учитель, затем руководитель Первой начальной школы в Тарту. Активный участник национального движения. Собирал народные песни для Якоба Хурта, был членом Главного комитета по сбору денег на эстонское Александровское училище, входил в руководство общества "Ванемуйне".




О Карле Петровиче Адамсоне (1879 - 1945)(Karl Eduard Adamson) мне пока известно немного. Родом он был из волости Тяхтвере Тартуского уезда. Наша школа была его первым местом работы. Здесь он провёл полтора года (7.01.1899 - 1.05.1900). Затем некоторое время работал в Ториласком училище (1.05.1900 - 23.04.1901) и в волости Лаева (1901 - 1905). Женился на Аделе Бирк (1884 - 1906) (Adele Johanna Birk), которая родила ему дочь Камиллу (1905 - 1927) (Kamilla Adamson). Вскоре после родов супруга скончалась в возрасте 21 года. В августе 1905 года, в надежде на лучшие материальные условия, Карл Адамсон покидает Эстонию и переезжает в деревню Горецкая Новоузенского уезда Самарской губернии, где устраивается учителем-кистером в школу эстонских поселенцев. В 1907 году берёт в жёны сестру покойной супруги - Алиду Бирк (1887 - 1951) (Alide Wilhelmine Birk). У них появятся общие дети: дочери Salme (1911-1998) и Ida (1912 - 1932), и сын Erik (1916 - 1994). После отделения Эстонии от России Карл Адамсон по оптации возвращается в Эстонию. C 1922 года и вплоть до начала войны руководит школой в местечке Orge. В 1930-х годах эстонизирует фамилию на Anari.  По воспоминаниям близких, Карл Адамсон был активным общественным деятелем: руководил хором и оркестром, сам играл на скрипке, а супруга на пианино. Скончался наш первый учитель осенью 1945 года.


Karl Adamson (Anari) и его первая супруга - Adele Johanna Birk (1884 - 1906)


Karl Adamson и его семья



Первыми учителями нашей школы не случайно были эстонцы. Во-первых, как видно из списка,чуть ли не половина учащихся имела эстонские фамилии. Староверы, скорее всего по материальным причинам, детей в школу посылали неохотно. Во- вторых, эти учителя прекрасно владели русским языком и вели на нём уроки, как того требовал закон.
В отличии от дня сегодняшнего,численность
учеников в школе  постоянно росла: в 1898 - 86 чел. ,в 1899 - 96 чел., в 1900  уже 127 детей посещали училище. Правда, "посещали" - это громко сказано. Пропуски по неуважительной причине (см. таблицу ) были делом обычным и исчислялись подчас двузначными числами.




























   
Обложка и первая страница классного журнала за 1898/1899 уч. год. Обратите внимание, что занятия  начинались лишь в ноябре. Осень - пора "горячая" и дети были заняты по хозяйству. Школе приходилось с этим считаться... Или, может быть,  школа была открыта вовсе не в 1897 году, а лишь в ноябре 1898!

Вероятность этого очень велика. Никаких указаний на 1897 год ваш покорный слуга в Историческом архиве обнаружить не смог. Надеюсь, что пока... Единственный источник, где фигурирует эта дата - книга Е. Рихтер " Русское население западного Причудья" . При всём уважении к автору, надо признать, что в этой обстоятельной работе встречаются порой факты, не соответствующие действительности. Так, например, на стр. 252 читаем : " С 1904 г. в Калласте работала уже 6-классная школа. Директор её, приехавший из Петербурга, и работавшие с ним 6 учителей были людьми молодыми, знакомыми с задачами, поставленными земством перед сельскими школами". В сентябре 1904 года училище в Красных горах, действительно, возобновило работу после 3-летнего перерыва, но назначенный руководителем Виктор Елисеевич Орлов приехал не из Петербурга, из из соседней деревни Нина, где руководил предыдущие несколько лет местной школой. Вместо 6 молодых учителей в начале 1905 года к работе приступила лишь супруга директора, Христина Эрнестовна Орлова , в девичестве Jürvetson. Да и именовалась наша школа на тот момент отнюдь не шести , а лишь 2-х классным министерским училищем. Исходя из  вышесказанного, рискну предположить, что и с годом основания не всё так однозначно...


И всё-таки 1898 год!!!





Теперь уже однозначно!!! Слева приведена выдержка из газеты "Олевик" от 10 ноября 1898 года. В несколько вольном переводе её содержание звучит так:

"В воскресенье 1 ноября сего года в деревне Калласте  Кокоровской волости  открыло свои двери однокласcное  министерское училище, которое сразу же приступило к работе.  В торжестве по этому случаю приняли участие  инспектор народных училищ Юрьевского уезда, комиссар по крестьянским  делам, младший помощник начальника учебного округа и другие важные гости, приглашённые руководителем училища.  Поскольку большинство жителей Калласте составляют русские, освятить школу попросили  православного священника из деревни Нина. Речи произнесли:  господин инспектор народных училищ, директор школы, а также господин Хуго Треффнер ( основатель частной мужской гимназии в Тарту прим. автора).  В завершении для гостей был дан праздничный обед.
Уже  давно деревня Калласте с населением в полторы тысячи человек нуждалась в школе. И, наконец, сегодня, благодаря стараниям инспектора народных училищ, цель достигнута. Учебное заведение расположилась всего в 30 саженях от кабака, своего естественного противника, с которым , будем надеяться, оно начнёт борьбу.  Посмотрим, кто победит.  Автору этих строк выпала честь присутствовать на торжественном обеде по случаю открытия школы. В выступлениях важных гостей звучала радость по поводу произошедшего события, а также твёрдая уверенность в  необходимости закрыть  местный кабак.  Таким образом с открытием школы в Калласте положено начало борьбе со злоупотреблением спиртным и, Бог даст, это принесёт хорошие плоды."





Как говорится, лучше поздно, чем никогда. За подсказку в поиске вышеозначенной информации особая благодарность Андрусу Каземаа ( Andrus Kasemaa), создателю преинтереснейшего блога об истории волости Кокора kokoravald.blogspot.com

                                                              Иван Кондаков

Любопытный документ от 12 марта 1899 года :"О назначении профессора Императорского Юрьевского Университета Кондакова Ивана Лаврентьевича почётным блюстителем Красногорского одноклассного училища".

Должность, конечно, формальная, вряд ли уважаемый профессор, первооткрыватель искусственного каучука, когда либо посещал нашу школу. Хотя...

А ведь посещал!!!
                                                   

По крайней мере, один раз - 3 января 1900 года. В газете "Олевик" читаем:
"Поскольку в Калласте никогда ранее не было школы, то, по просьбе местного населения и с разрешения инспектора народных училищ г. Гравита, в прошлом году здесь открыло свои двери одноклассное министерское училище. Пока школа располагается на съёмной квартире, но есть надежда, что в наступившем году будет построено новое здание, которое училищу жизненно необходимо, т.к. нынешнее помещение слишком тесное. 3 января  школа отметила первую годовщину своего существования. Праздник прошёл вокруг новогодней ёлки. Присутствовало немало  высокопоставленных гостей: почётный блюститель Красногорского министерского училища профессор Кондаков, инспектор народных училищ Юрьевского уезда г. Гравит, преподаватель реальной гимназии  г. Шаталов и др. Праздник начался с молитвы, затем был исполнен государственный гимн , а  г. Шаталов рассказал об истории новогодней ёлки. Ученики  спели  несколько псалмов на русском и эстонском языках. Инспектор народных училищ г. Гравит произнёс речь о важности образования и об ответственности учителей, особенно в таких местах, где раньше никогда не было школы. Он также призвал родителей принять активное участие в жизни школы и поддержать учителей в их нелёгком труде. Затем присутствующим были показаны туманные картинки о визите Государя императора с супругой в Египет, а почётный блюститель училища профессор Кондаков раздал ученикам и гостям  праздника подарки, книги и учебные принадлежности. Для важных господ  спели «Многая лета». Завершился праздник фейерверком и застольем, в котором, помимо вышеназванных гостей, приняли участие и другие приглашённые лица. Вновь звучали весёлые поздравления и пожелания долгих лет жизни. Праздник получился красивый и оставил у всех присутствовавших приятные воспоминания. На местных жителей он также произвёл неизгладимое впечатление."
Газета "Олевик", 1900 г., 18 января





После ухода Ивана Корица школой в течении двух последующих лет (1899 - 1901) руководил выходец из Рязанской губернии Дмитрий Дмитриевич Богоявленский. О его жизни известно немного. Родился в 1871 году в семье члена рязанского окружного суда, закончил в родном городе духовное училище и  6 лет преподавал в начальных школах Могилёвской губернии. В 1898 году внезапно оставляет службу по "семейным обстоятельствам" и перебирается в Лифляндскую губернию, где получает должность руководителя Красногорского одноклассного училища.Такая резкая перемена места жительства неудивительна: в период "русификации" шла активная " вербовка" русскоязычных учителей в Прибалтийские губернии, где последним предлагали более высокие оклады и прочие "социальные льготы". Другой стороной этого процесса было массовое увольнение эстонских и немецких учителей по причине "скудного владения государственным языком". Судя по всему, Дмитрий Богоявленский был нацелен на карьерный рост и служба в провинциальной школе вряд ли отвечала его амбициям. В 1901 году он перебирается в Тарту, где поначалу соглашается  на должность помощника классного наставника в реальном училище с правом преподавания чистописания в начальных классах. И это после руководства школой!!! Но университетский город открывает перед педагогом широкие перспективы. С 1906 года Дмитрий Богоявленский уже полноправный учитель в Юрьевской мужской гимназии, а с 1910 - экзекутор ( завхоз) при Тартуском университете. Переезду в Лифляндскую губернию и карьерному росту Дмитрия Дмитриевича немало поспособствовал его родной брат Александр - профессор химии Юрьевского университета. В 1918 году, с приходом немцев, университет эвакуируют в Воронеж, туда же переезжает  большинство русских преподавателей, в том числе и братья Богоявленские. Александр Дмитриевич станет основателем химического факультета Воронежского университета. Как сложилась  судьба нашего бывшего директора - Дмитрия Дмитриевича Богоявленского, мне пока не известно. Могу лишь добавить, что в разные годы он был награждён медалью "За  труды по первой всеобщей переписи населения 1897 года" и Орденом Св. Станислава 3-ей степени.


В 1901 году, вероятно в целях экономии средств, Красногорское министерское училище закрывают, а имущество передают расположенному в Торила Кокоровскому двухклассному училищу. Судя по всему, последнее не справляется с возросшим количеством учеников, и осенью 1904 года школа в Красных горах возобнавляет свою деятельность.
Возглавил и
руководил ею бессменно до конца 1920-х годов выходец из дер. Нина Виктор Орлов. В 1905 году  появилась и вторая учительница, его супруга Христина Эрнестовна Орлова (Christina Ernsti t. Jürvetson). Кстати, оба православные, староверам  путь в учителя пока был закрыт!!!
Сохранилась биография Виктора Орлова, написанная им собственноручно для юбилейного альбома к 100-летию Тартуской учительской семинарии. Оказывается, конкурс на профессию педагога на рубеже веков был огромен - 5 человек на место!!! Можно представить радость сына каменщика из д. Нина,  зачисленного на первый курс, да ещё и за казённый счёт. По окончании семинарии в 1900 году молодого специалиста распределяют в церковно-приходскую школу на Сааремаа. Это был, как пишет  Виктор Орлов, счастливейший период его жизни. Но затем в события вмешивается... мама, судя по всему, женщина властная и непреклонная. По её требованию сын пишет заявление о переводе его учителем в родную школу. "К моему глубокому разочарованию, - вспоминает будущий директор -положительный ответ пришёл уже через месяц и я до последнего откладывал переезд. Вместо 10 августа явился лишь в октябре". Отработав 3 года в Нинаской начальной школе, Виктор Орлов, судя по всему с огромной радостью, принимает предложение начальства о переводе его во вновь открытое Красногорское министерское училище. Здесь он отработает 25 лет!!!

Оригинал автобиографии доступен здесь.



Виктор Орлов среди выпускников Тартуской учительской семинарии ( 3-й ряд сверху, крайний справа) 1900 г.




Виктор и Христина Орловы ( 1902 г.)                     Виктор Орлов (1929 г)




Эти два человека и стояли у истоков образования в нашем городе. Иногда появлялся третий учитель, но, как правило, долго не задерживался. Нагрузка по 32 - 35 часов в неделю,120 учеников  и 360 рублей в год (зарплата квалифицированного рабочего). В училище было 5 отделений ( классов) , но согласно  донесению от 19.03.1916 года, в четвёртом отделении было всего 4 ученика, а в пятом и вовсе 1. Виктор Орлов жалуется, что учёбу приходится прекращать уже в апреле, так как родители забирают детей для работы в поле и на озере. Постоянная нехватка керосина и дров, необходимость оплачивать работу уборщиц из своего кармана, склоки с владельцем здания Иосифом Долгошевым подрывают его здоровье (Виктор Орлов умрёт от туберкулёза лёгких).

Переписка Виктора Орлова с вышестоящим начальством ( 1914 - 1917 ) сохранилась.

Любопытное чтение. Позволю себе компиляцию из нескольких, наиболее запомнившихся моментов...


В отличие от дня сегодняшнего недостатка в учениках школа не испытавала, скорее наоборот. Виктор Орлов постоянно сетует, что не может принять всех желающих. Выход нашли весьма оригинальный: за 7- дневный пропуск занятий следовало отчисление из школы  и на место выбывшего ученика тут же брали нового. Как просто...














Школа помещалась в частном доме и стычки с хозяином стали неотъемлемой частью работы директора. Арендная плата в 100 рублей за год была видимо не очень убедительна и желание что-либо чинить ( печи, двери, окна...) у владельца здания отсутствовало напрочь...






















Из донесений директора следует, что    головной болью была нехватка учителей.
Некий священник наотрез отказался вести Закон Божий для одного класса ( 5 - 6 человек) за 60 рублей в год,и на Виктора Орлова тут же "повесили" этот предмет, но уже для всей школы ( 120 учеников) и всего за 30 рублей в год.
Бедный директор жалуется, что не может вести столько уроков, он и так находится в школе до 6 часов вечера, а потом ещё проверка тетрадей, отчеты и т.п.

С горя он берёт на работу даже урядника, правда последний через полгода уволится,не вынеся тягот учительского труда, да и 30 рублей в год его явно не вдохновляли...















Во многих письмах сквозит откровенная неприязнь малообеспеченного интеллигента к миру наживы, будь то владелец школьного здания, игнорирующий просьбы о починке печи без адекватного вознаграждения, или управляющий имением Алатскиви, непомерно завышающий цену дров. Везде требуют деньги вперёд и наличными. Отчаявшийся директор ездит по усадьбам в поисках дров и керосина за умеренную плату,оплачивает часть счетов из своего кармана и слёзно просит у начальства: денег, денег, денег...












Помимо работы учителем и директором, на Викторе Орлове масса иных обязанностей: он хлопочет об открытии детского садика, доказывая, что за 50 копеек в месяц родители наверняка отправят туда маленьких детей; предлагает открыть в бывшем кабаке чайную и библиотеку.
Правда, к чайной красногорцы отнеслись довольно прохладно, подписались всего 20 человек. Наверное, насторожило название - "Комитет попечительства о народной трезвости"...


















 
Патриотическое воспитание всегда было неотъемлемой частью образования, но религиозные нормы накладывали ограничения даже на проявление верноподданических чувств...

 

Дети есть дети и "ноу-хау" никогда не помешает... "Волшебный фонарь" , прототип современных диапроекторов, активно использовался на тогдашних уроках. С появлением кинематографа утратил своё значение.                                                                                                  




Интересовалось начальство и отношением староверов к урокам "Закона Божьего", ведь информация на них преподносилась с православной " точки зрения".



К сожалению, подчас на директора возлагали и функции внештатного сотрудника Жандармского управления.


При всех тяготах супругов Орловых на ниве образования, надо признать, что результат учительского труда был налицо...



Подписи под прошением об открытии в Калласте еженедельного рынка ( 1904 год)
Лишь за нескольких человек расписались другие...



           


Свидетельство об окончании Красногорского училища Скороходовым Тимофеем Ивановичем в 1922 году. Между прочим, будущий поселковый старейшина...

     
      Поселковое правление ( конец 1930 -х)


Судьба Ивана Ивановича Картёжникова - следующего директора нашей школы, во многом схожа с биографией Виктора Елисеевича Орлова. Как и последний, он родился в семье каменщика из д. Нина, правда несколько  позже, в 1885 году. В 1899 году, окончив  начальное училище в родной деревне,  молодой человек, по совету местного священника, подаёт заявление в Тартускую учительскую семинарию. Думается, пример Виктора Орлова, закончившего это же учебное заведение в 1900 году, вдохновлял молодого абитуриента. Удача улыбнулась Ивану Картёжникову и он, после сдачи непростых экзаменов, был зачислен на «казённый кошт» вышеназванной семинарии. Начались учебные будни, которые наш будущий директор очень ярко живописует в своих воспоминаниях ( доступны здесь). Позволю себе выдержки из оных, касательно распорядка дня будущих педагогов: подъем в 6.00, затем утренняя молитва и чаепитие. С 8.00 до 14.00 занятия, после чего обед и до 17.00 свободное время. Последующие три часа отводились на подготовку к урокам. В 20.00 был ужин, а после вечерней молитвы в 21.00 – отбой. Нынешние студенты подобный распорядок расценили бы как ущебление прав человека… До финиша в 1904 году добрался лишь 21 ученик из 36 поступивших в семинарию  Среди них был и Иван Картёжников. Будущее рисовалось молодому специалисту в радужных тонах. Уверенной походкой он вошёл в кабинет инспектора народных училищ Тростникова  и представился: «Учитель Картёжников!» . « Какой Вы учитель? Вы просто окончивший семинарию.» - услышал он в ответ. «Раз у меня есть диплом, значит я учитель» - не удержался  Иван. « Ах вот как!!! Ну, таких учителей нам не нужно.» - отрубил инспектор и попросил закрыть за собой дверь. Вместо престижного министерского училища, дерзкого выпускника ждало распределение в церковно-приходскую школу в Вана – Лайтсма на должность кистера, где ему пришлось преподавать нелюбимое им духовное пение. Революция 1905 года и набиравшие силу антицерковные настроения среди учеников тоже не способствовали  удовлетворённости  молодого педагога своей работой. Рискнув попросить того же Тростникова о переводе в другую школу, Иван Картёжников был немало удивлён положительному ответу. Похоже, инспектор оказался не злопамятным. Новым местом службы стало двухклассное министерское училище в Лохусуу, откуда три года спустя Картёжникова переводят в д. Саадъярве учителем в педагогический класс местной школы. Работа была трудная, но интересная: приходилось готовить будущих абитуриентов к поступлению в Учительскую семинарию. В 1911 году открылись вакансии руководителей в двух школах Тартуского уезда и перспективному педагогу предложили на выбор одну из них. Иван Иванович  выбирает Кокоровское министерское училище ( к дому поближе!), которым и руководил бессменно до 1929 года. После ухода из-за болезни Виктора Орлова, опытному руководителю  предложили возглавить начальную школу в Калласте. На этой должности Иван Картёжников пробудет  всего 4 года. В начале 1933 он подаст прошение о выходе на пенсию. Это в 48 то лет!!! Причин столь скоропалительного решения  я не знаю. Может, здоровье подвело, может сказались последствия конфликта с поселковой управой, недовольной законным требованием учителей выплатить задолженность по зарплате, может, просто, устал человек… Дальнейшая судьба Ивана Картёжникова мне пока неизвестна.


Основное здание школы с 1904 по 1945 год ( бывший дом семьи Долгошевых. Здесь, кстати ,родился поэт Алексис Раннит, он же Алексей Константинович Долгошев)



                                                                                                                                                                                                                                     

Одновременно отдельные классы занимались в 1920 - 1930 -х годах и в этих зданиях.

     
Увы, в 1945 году верхний этаж этого                                  Современный вид
симпатичного дома сгорел ( зима, печное

отопление...)



        На главную                                                     Не хлебом единым... ( продолжение)
  • Current Mood
    blah blah

Не хлебом единым...

С большой симпатией старожилы перечисляли  довоенных учителей...

Ученики  Красногорского 6 - классного народного училища ( 1928 год). В центре учитель  Дмитрий Горушкин.

Дмитрий Леонтьевич Горушкин (1895 - ?), несмотря на такую "калластескую" фамилию, родом из Муствеэ. В 1913 - 1916 годах учился в Тартуской учительской семинарии, затем Алексеевская военная школа в Москве и ... фронт. Служил в Румынии и Галиции командиром батареи крупноколиберных пулемётов. После отделения Эстонии от России получает от новой власти направление в Красногорскую 4-х летнюю начальную школу, где прослужит учителем долгих 15 лет ( 1920 - 1935). В связи с болезнью Виктора Орлова, молодому учителю временами приходилось выполнять обязанности руководителя школы. Питая явную слабость к античной истории и мифологии, Дмитрий Горушкин даёт своим детям весьма экзотические для Причудья имена: Аполлон и  Муза. В 1934 году он подаёт в суд на поселковое правление, задолжавшее учителю за 3 года внушительную сумму - 385 крон. Деньги выплатили, но годом позже Дмитрий Горушкин покидает Калласте и перебирается в д. Рая, поближе к пожилым родителям. Пять лет жизни (1935 - 1940) он отдаст начальной школе в д. Казепяя, после чего приступит к работе в школе родного города Муствеэ. В 1946 году, признанный инвалидом 2 группы, Дмитрий Горушкин  покидает учительскую стезю. Дальнейшая его судьба мне пока неизвестна...




Дмитрий Горушкин среди выпускников Тартуской учительской семинарии  1916 год

После очередной смены власти проводилась переаттестация учителей. Работникам образования приходилось доказывать, что они соответствуют  новым идейным установкам. Несчастные должны были «посыпать голову пеплом», убеждая каждую следующую власть в своей лояльности. С сегодняшней «колокольни» подобное самобичевание выглядит абсурдным, но что было, то было…Привожу выдержки из личного дела Дмитрия Горушкина, датированные соответственно осенью 1941 и осенью 1944 года. Как говорится, no comments.
1. «Никаких связей с большевиками не имел. В большевистское время статей в газетах и журналах не публиковал. Публичных речей при большевистской власти не произносил»

2. „Не принадлежал к троцкистским, националистическим и им подобным организациям. В Белой армии и у бандитов не служил. Против советской власти не воевал. Мои близкие и родные  не служили ни в Белом правительстве, ни в Белой армии. Также, ни они, ни я никогда не были за границей»






















                                                                                                                                                             
                                Выпускники сер. 1930 - х с учителями

1. Учительница Эрна Юрьевна Рая , погибла в немецком концлагере 31.12.1944 года                                                                                                                                                                                                                                      

2. Борис Янов, директор школы в 1937 - 1940 годах. Скончался в Австралии в 1997 году.
3. Александр Зыбин , директор школы в 1933 - 1937 годах. Арестован 14.06.1941 , умер в конце 1941 года в советском лагере.
4. Учительница Христина Эрнестовна Орлова
5. Учительница Лючия Пекарская (Lucie-Elfriede Pekarski)


Эрна Юрьевна Подгорная (Рая) - учительница, поэтесса, общественный деятель и драматург. Родилась в Риге в 1897 году под именем Erna Aleksandra Auer. За свою жизнь многократно меняла фамилии и псевдонимы. В детстве была удочерена семьёй лютеранского священника Юлиуса Тиедеманна (Julius Tiedemann). В 1908 - 1916 годах обучалась в частных школах для девочек в Тарту и Валга, где получила профессию домашнего учителя. Помимо русского и эстонского, свободно говорила на немецком и французском языках. Несколько лет ( 1916 - 1918) провела в России, работая домашней учительницей в Петрограде, в Тульской губернии и даже в Крыму. По возвращении в Эстонию  преподаёт в гимназии для девочек в Выру, затем  в Печорской реальной гимназии и, наконец, в начальной школе города Муствеэ, где проработает  13 лет ( 1922 - 1935). Здесь Эрна Тиедеманн выходит замуж за военнослужащего Оскара Линде (Oskar Linde) и становится Эрной Линде (Erna Linde).






Этим именем она подписывает драматические и стихотворные произведения, вышедшие из под её пера и напечатанные в 1920\30-х годах: " Ületrumbatud" (1925), " Suvilas" (1926), "Tuhkatriinu" (1926), "Veendunud poissmehed" (1928), "Kaks maailma" (1928), "Kadunud Liisike" (1933).
В 1932 году Эрна Линде разводится с мужем и берёт фамилию Raja, поскольку её девичья фамилия Tiedemann не вписывается в официальную политику эстонизации имён . В середине 1930-х она выходит замуж за строителя из Калласте Лаврентия Подгорного и вновь меняет фамилию. Возможно, знакомство с будущим супругом и послужило причиной переезда Эрны Рая в Калласте, где, начиная с 1935 года, новая учительница преподаёт эстонский язык, руководит драмкружком и ведёт активную общественную жизнь. Будучи человеком творческим, она питает явную слабость к псевдонимам. Вот лишь некоторые из них: Carmen, Chypre, Erna-Carmen,  E.L., Erna и др. За неустанную заботу о "братьях наших меньших" Общество защиты животных награждает Эрну Рая "Зелёным крестом".
С приходом советской власти Эрна Юрьевна остаётся работать в школе, приспосабливаясь к новым реалиям. Летом 1941 года, с приходом немцев, она откликнется на мольбу отчаявшихся женщин и  отправится вместе с местными мужчинами в Тарту, куда последних депортировали члены Omakaitse, обвинив всех поголовно в поддержке советской власти и участии в её преступлениях. Здесь, на чистом немецком она объяснит офицеру, что никакие это не партизаны, вышедшие из леса, а бородатые староверы, и что на руках у большинства из них немецкие "аусвайсы", выданные новой властью. Почти всех мужчин отпустят домой. В марте 1944 года Эрна Подгорная - Рая будет арестована и депортирована в Германию на принудительные работы, где и скончается в одном из немецких концлагерей. В её официальной биографии, опубликованной в "Eesti kooli biograafiline leksikon" (Tallinn 1998), год её смерти не указан.
Стоп!!! Сотрудники мемориального музея на месте бывшего нацистского концлагеря Штутгоф на территории современной Польши сообщили мне буквально следующее:"Подгорная Эрна, девичья фамилия Тиедеманн, родилась 01.17.1897 г. в Риге, проживала в Красных Горах. Родители Юлиус и Дженни, муж Лаврентий - умер в 1941 году.  31 августа 1944 года она прибыла в к\л Штутгоф из Ревеля, лагерный номер 79551. 31 декабря 1944 скончалась в вышеназванном лагере"



                                          Учителя, ученики и родители в конце 1930 - х

Весь педогогический коллектив школы ( слева направо): Эрна Рая (Подгорная), Христина Орлова (жена бывшего директора школы Виктора Орлова), Борис Янов ( директор школы), Валентина Желнина, Александр Михайлов ( руководитель хора и струнного оркестра), Григорий Богданов ( школьный и городской врач).
О докторе Богданове старожилы отзывались с большой теплотой. По окончании Тартуского университета он работал врачом в Калласте и с присущим ему юмором любил повторять : "Главное занятие местных жителей — рыболовство, главная беда — глисты и солитер." Предшественник Григория не утруждал себя проведением анализов (лаборатории не было, врач должен был делать анализы сам), поэтому он выслушивал жалобы больного, прикладывал свой стетоскоп к животу пациента, глубокомысленно слушал и говорил: «Пищит!»  Затем прописывал глистогонное, которое действовало безотказно. Доктор Богданов же требовал сдавать анализы, чем вызвал у местных жителей поначалу подозрение в неопытности. Зачем анализы, если и так слышно, есть глисты или нет?
Как человека городского его многое в Калласте умиляло. Однажды он посетил собрание, где красногорцы долго и важно обсуждали вопрос об устройстве в городе... консерватории!!! Лишь в конце встречи выяснилось, что так в Калласте называли консервный завод!

О дальнейшей судьбе доктора Богданова можно прочитать в воспоминаниях Тамары Милютиной



Александр Семёнович Зыбин руководил нашей школой в 1933 - 1937 годах.

Александр Зыбин родился в 1894 году в соседней с Калласте деревне Роотсикюла ( Ротчина) в семье каменщика. По окончании начальной школы  он поступает в учительскую семинарию в г. Вольмар ( Вальмиера). В этот период будущий педагог сотрудничает с большевистским крылом РСДРП, занимаясь агитацией и распространением партийных газет «Искра» и «Правда». Однако, с началом Первой мировой войны Зыбин порывает с большевиками, посчитав их лозунг о необходимости  « поражения  правительства в войне» непатриотичным и ведущим к оккупации России немцами. По окончании семинарии Александр Семёнович некоторое время работает учителем в городке Садала, но в 1916 году его призывают в армию. Пройдя офицерские курсы, он в чине прапорщика  направляется  на фронт в уже разваливающуюся армию. Осенью 1917 года , получив ранение в ногу, молодой офицер попадает в плен к немцам, где пробудет около года. После поражения Германии в войне и обмена пленными Александр Зыбин возвращается в Россию, а в конце 1918 года перебирается в родное Причудье. В это время в Эстонии начинается гражданская война между большевиками и сторонниками независимости, в круговорот которой и угодил молодой учитель. В начале 1919 года по причудским деревням прокатилась волна  расстрелов местной молодёжи, поддерживавшей в массе своей советскую власть. Александр Семёнович, опасаясь, что Эстонская республика припомнит ему членство в РСДРП, бежит с товарищами через Чудское озеро во Гдов. Однако, город вскоре занимает Северо-западная армия генерала Юденича, и Зыбина, как бывшего офицера, мобилизуют в её ряды. До осени 1919 года он состоит при штабе вышеназванной армии, а после её ликвидации получает повестку о призыве в вооружённые силы молодой Эстонской республики. Лишь  подписание Тартуского мирного договора в феврале 1920 года  позволило вернуться к мирной жизни. Первым местом работы опытного офицера и начинающего учителя станет эстонская начальная школа в Алатскиви, где Александр Семёнович проведёт три послевоенных года, готовясь одновременно к поступлению в университет. Закончив последний в 1927 году, молодой специалист с дипломом химика с удивлением узнаёт, что работу по специальности найти непросто… «С горя» он продолжает работать учителем, и в 1933 году судьба забрасывает его в Калласте. Здесь он проведёт четыре года в должности руководителя начальной школы. Александр Зыбин был разносторонне образованным человеком, прекрасно владел помимо русского, также  эстонским и немецким языками, а на английском и французском мог поддерживать беседу. В 1937 году ему предлагают должность заведующего химической лабораторией на опытной с/х станции в Руузику, что в Рапламаа, и Александр Семёнович, не раздумывая,  перебирается  туда вместе с семьёй. Последующие четыре года он работает по специальности и растит четырёх сыновей. Здесь же  встретит приход в Эстонию советской власти. Беда нагрянула 14 июня 1941 года, когда началась компания «по очищению республик Прибалтики от социально чуждых советской власти элементов». Бывшему офицеру припомнили и службу в белой армии, и членство в Кайтселийт и даже выход из РСДРП в далёком 1915 году. После ареста его этапируют в один из лагерей на Урале, а жену с детьми отправляют на поселение в Кировскую область.  В декабре 1941 Александра Зыбина  приговаривают к расстрелу, но привести приговор в исполнение не успели… Заключённый умирает во время предварительного следствия. По крайней мере так написано в справке из его личного дела. Жена Зинаида Павловна ненадолго пережила мужа. Не вынеся свалившегося на неё горя, она скончалась в 1944 году в возрасте 37 лет в посёлке Стрижи, что в Кировской области. Такая вот судьба…Человеку дано лишь мгновение в круговороте вечности, но и этот миг земного бытия у него наровит отобрать беспощадная власть.
Не дай Бог, чтобы подобное в нашей истории когда – либо повторилось.



Обвинительный приговор А.С. Зыбину



Александр Зыбин с учениками Калластеской начальной школы в  сер.1930-х годов


Борис Дмитриевич Янов родился в 1906 году в литовском городе Каунасе. С приближением фронта в годы Первой мировой войны семья перебралась в Нарву, вошедшую в 1920 году в состав  Эстонской Республики. Здесь он заканчивает гимназию и ,после прохождения обязательной военной службы, поступает в Таллиннский педагогикум по специальности «учитель начальной школы». В те времена по окончании института выпускник получал лишь звание кандидата в учителя. Для получения полноценной профессии, нужно было несколько лет отработать в школе , после чего педогогический совет института с учётом рекомендаций с места работы, решал, достоины вы или нет почётного звания учителя. Подобную практику Борис Янов проходит в начальной школе деревни Рая и в нескольких школах Печёрского уезда с 1932 по 1935 год. Первое полноценное место работы молодой учитель получил в Калласте, куда и прибыл в августе 1935 года.  Здесь он проработает до 1940 года, вначале учителем, а с 1937 директором нашей школы. На это время приходится развод Бориса Янова с первой женой Просковьей Кирилловой. Покинув наш город в августе 1940, уже маститый педагог переезжает в Раквере учителем в среднюю школу, но через год вновь меняет место жительства и работы. На сей раз  его выбор пал на Муствеэ, где Борис Янов проведёт два года ( 1941 – 1943) в качестве преподавателя начальной школы.
Здесь он вступает в брак с Анной-Лизой Лаас (Anna-Liisa Laas) и в 1943 году у них рождается сын Юри. Семья принимает решение переехать в Таллинн, где отца семейства берут на работу  в одну из городских школ. Но в  начале 1944 года Бориса Янова принудительно мобилизуют в немецкую армию и отправляют на восточный фронт. Последняя информация в его личном деле – это справка о тяжёлом ранении в голову, полученном 1 марта 1944 года в боях под Псковом. Раненый был отправлен в Рижский госпиталь, его состояние тяжёлое… Бывшая ученица нашей школы Светлана Ситникова поделилась со мной информацией о дальнейшей судьбе Бориса Янова. Оправившись от ранения, он вместе с семьёй пополнит лагеря беженцев в Германии. В 1949 году эмигрирует в Австралию, где и проживёт долгую жизнь. Его супруга упокоилась с миром в 1988 году. Сам Борис Дмитриевич покинул этот мир в возрасте 91 года и был погребён в австралийской земле под молитву эстонского пастора и под звуки  знаменитой русской песни "Вечерний звон". Такая вот судьба...

После ухода Бориса Янова в августе 1940, наше учебное заведение возглавил Алексей Гаврилович Гаврилов, бывший до этого директором начальной школы в д. Варнья. Его судьба по своему типична для многих русских, оказавшихся в Эстонии по воле случая. Родившись в 1893 году в д. Опочка , что в Псковской губернии, он получил прекрасное по тем временам образование. В течении 7 лет ( 1907 – 1914) наш будущий директор обучался вначале в гимназии, затем в  Педагогическом институте г. Пскова  на факультете географии. В 1917 году Алексея Гаврилова призывают в уже разваливающуюся царскую армию на румынский фронт, где он примкнёт к большевикам и примет, по его словам, активное участие в организации красногвардейских отрядов. И тут судьба совершает удивительный кульбит. После объявления Эстонией независимости в 1918 году, на её территорию вступают части  Красной  Армии, дабы восстановить здесь Советскую власть. В одном из таких  отрядов в должности полкового библиотекаря и состоит Алексей Гаврилов. В районе нынешнего города Кингисеппа осенью 1919 года он попадает в плен к эстонцам. По окончании войны и освобождения из лагеря для военнопленных, Алексей Гаврилович принимает решение … остаться в Эстонской республике, против которой ещё недавно сражался. Возможно, решающим фактором стало нежелание молодой супруги покидать родные края. В 1922 году вчерашний красноармеец уже хлопочет об эстонском  гражданстве и,что самое удивительное , его получает. Наверное, молодой республике льстило, что бывший красноармеец предпочёл её гражданство советскому. В1920 - 1924 годах Алексей Гаврилов проживает в Муствеэ, где проходит своего рода «переквалификацию» на Высших педагогических курсах и параллельно ведёт уроки в местной русскоязычной школе. Затем наступает «воронейский» период  его жизни. В этой причудской деревне он проведёт 16 лет ( 1924 – 1940) в должности руководителя начальной школы. С приходом летом  1940 года  советской власти Алексей Гаврилович получает назначение в  г. Калласте, где открылась вакансия на место директора школы. Но уже год спустя начнётся война, которую он проведёт в эвакуации в Кировской области. На фронт по состоянию здоровья его не берут, а оставаться на оккупированной территории небезопасно. В начале 1940 года он состоял под следствием за похвалу Красной армии, что при немцах привело бы к немедленному расстрелу. Его сына, оставшегося в Эстонии, постигнет такая судьба. В советском тылу Алексей Гаврилов продолжает работать учителем. После войны возвращается из эвакуации в ставшую родной Эстонию и устраивается на работу в г. Муствеэ, вначале учителем, затем директором школы. Но уже в 1946 году просит освободить его от вышеназванной должности в связи с переездом в Красносельский район Ленинградской области, где приступит к работе в качестве инспектора районного отдела народного образования. Скончался Алексей Гаврилович Гаврилов в 1963 году.  


Ученики в те времена встречались всякие...После прочтения нижеследующих отрывков остаётся двоякое чувство. С одной стороны, жалко учителей, вынужденных работать в таких условиях. С другой стороны,  сегодня подобное поведение учеников невозможно себе представить. Выходит, школа  мало - помалу всё же "окультуривает" подрастающее поколение и это вселяет надежду...



                          Из протокола педсовета школы от 3 ноября 1939 года


                            Из протокола педсовета от 11 декабря 1939 года


          Из протокола педсовета школы от 9 декабря 1940 года

Я не случайно привёл точные даты педсоветов. В первых двух случаях времена ещё "эстонские", во втором уже советские. Сменилась власть, сменились учителя, а А. У. как "выдавал на гора", так и продолжает в том же духе. Правда в " буржуазное" время он частенько кричал, что "на бедных нападают, а богатых хвалят, что у них денег много" . При советской власти это уже не "прокатывает" и упор делается на "неблагонадёжность"  учителя: " Тебя с прежнего места прогнали, прогонят и отсюда. А я здесь был и буду." Так что с политическим чутьём у А.У. всё было в порядке...



В 1940 году была предпринята попытка построить новое  здание школы, но помешала война...

 

Так, согласно проекту, должна была выглядеть  школа в городе Калласте. Стоимость строительства оценивалась в 136800 крон.









Увы, дело ограничилось лишь вырытым котлованом, в котором  образовался живописный пруд , прозванный в народе "Ульяново озёрко" в честь инициатора строительства Ульяна Плешанкова.



С октября  1941 по апрель 1942 года нашей школой руководил Освальд Кютт (Osvald Kütt) ( 1905 – 1975). Срок небольшой, но событий он вместил немало. Отец в детстве рассказывал мне историю про директора, арестованного во время войны якобы за то, что он был советским разведчиком. Что произошло на самом деле, я узнал лишь сейчас.
Освальд Кютт родился в Калласте в 1905 году в семье местного купца Густава Кютта. В 1913 году семья переехала в Тарту, где отец приобрёл несколько  домов и магазин. Родительские деньги позволили Освальду закончить престижную гимназию Х. Треффнера и философский факультет Тартуского университета. Причём, учился студент Кютт не спеша и весьма основательно с 1925 по 1937 год. С приходом советской власти родительские дома были национализированы, а  счета арестованы. Не пережив разорения, умирает отец. Попытка сына поступить в Учительский институт провалилась: его обвинили во враждебности к советской власти  и безграмотности. Видимо потому, что родной брат был депортирован в Сибирь, а слово «agitaator» абитуриент написал через букву «к».
Чтобы как-то прожить, Освальд Кютт работает вначале переводчиком в Наркомпросе ЭССР , в чем ему помогает свободное владение русским  и немецким языками , а позже учителем в воинской части в г. Эльва. Когда политрук предложил педагогу одеть военную форму, последний отказался и в буквальном смысле сбежал из города.

Вскоре
пришли немцы, и Освальд Кютт через знакомых в уездном отделе образования получает вакантную должность директора школы в  родном городе Калласте, куда и прибывает в октябре 1941 года. Отношения с местной властью у него не сложились с первых же дней. Особенно раздражает Аугуст Вильюс (August Viljus) - владелец мясной лавки и по совместительству помощник мэра города. Ему поручено национализировать имущество жителей, уехавших в советский тыл, что последний и  делает с большой выгодой для себя. По городу ползут слухи о мебели, рыболовных сетях, иконах и патефонах, которыми пополнился хутор Вильюса. Новый директор проводит ревизию школьного имущества и предъявляет местной власти претензии: «Куда подевались из школы радиоприёмник и швейная машинка? Почему у школьных дверей нет ручек, а у печей дверок?» Вместо ответа его обвиняют во « вмешательстве в деятельность местной власти в деле восстановления государственности» и обещают «поставить к стенке», если не угомонится.
Непьющего Кютта раздражает повальное пьянство «отцов города». Он называет их « братьями по стакану» и ,с присущим ему высокомерием обладателя университетского диплома, насмехается над их необразованностью и незнанием законов, обвиняет последних в самоуправстве и запугивании местных жителей. Страсти накалились ещё больше, когда директор уволил из школы дочь начальника почты Виллемсона (Villemson) по причине невладения ею русским языком. Господин Виллемсон был  собутыльником и другом членов горуправы  и на Кютта сыпятся обвинения в симпатиях к коммунизму и пропаганде «сталинского языка». Но на стороне директора школы хозяйка аптеки, немка по происхожденю Alice Laegna, заведение которой часто посещают расквартированные в Калласте немецкие солдаты. Это обеспечивает Освальду Кютту до поры до времени своего рода «индульгенцию» в конфликте с горуправой. Отношение с местными жителями и учителями у него сложились в целом доброжелательные, хотя последние и отмечали несколько высокомерный тон общения нового заведующего.
Развязка наступила в апреле 1942 года. Заместитель мэра Вильюс явился в школу и в ультимативном тоне потребовал выдать ему стол и дюжину стульев. Когда директор отказался, последний вызвал своего друга, местного констебля Романа Урверайда (Roman Urveraid), и мебель забрал. Освальд Кютт пригрозил написать жалобу в уездный отдел образования и немецким властям, но сделать этого не успел. Вызванный 19 апреля в горуправу, он был арестован и препровождён в Тартуский тюремный дом, откуда мало кто в те времена возвращался живым. Но Освальду Кютту повезло. Выдвинутые против него обвинения в симпатиях к коммунизму не нашли подтверждения. Ещё бы: брат депортирован, имущество национализировано, есть за что полюбить советскую власть!!! Через пару месяцев его отпустят на все четыре стороны, но с условием, что в Калласте он больше не вернётся.
Правда, и местным властям эти события выйдут боком: обвинённые в самоуправстве и злоупотреблении спиртным покинут свои посты мэр города Эдуард Пийри(Eduard Piiri), его заместитель Аугуст Вильюс(August Viljus) и констебль Роман Урверайд(Roman Urveraid). Так что на советского разведчика директор школы, конечно, не тянул, но его принципиальность в ситуации, когда каждое сказанное тобой слово могло быть последним, вызывает уважение. Такая вот история. Последующая биография Освальда Кютта уже не столь драматична. Пребывание в немецкой тюрьме оказалось очень кстати при советской власти, да и расчётливый педагог в послевоенных анкетах работу учителем в воинской части г. Эльва превращает в многомесячную службу в рядах Красной Армии. Для верности он заканчивает заочно Институт марксизма-ленинизма. Продолжая трудится на ниве образования Освальд Кютт благополучно доживёт до пенсии. Одним из его многочисленных мест работы была должность директора в школе Силлаотса, что в деревне Пяксте в Тартумаа. Коллеги из вышеозначенной школы любезно поделились со мной его фотографией, за что я им искренне благодарен.










В последующие два года ( 1942 - 1944) во главе нашей школы стоял Йоханнес Лехман (Johannes Lehman) (1872 - 1953) -  учитель, революционер, политик и писатель в одном лице.  На должность директора он заступил аж в 70 лет!!! Свой неординарный поступок мотивировал наличием желания, опыта и здоровья служить и далее на ниве образования. В молодости Лехман был активным участником революции 1905 - 1907 годов в России, состоял в боевой группе, занимавшейся "эксами" ( от слова экспроприация - принудительное изъятие собственности, частных лиц и госучреждений, проводимые революционерами до 1917 г. для финансирования своей подпольной деятельности - прим. автора). В современном понимании, попросту грабежами... Семнадцатого  февраля 1907 года одна из таких групп расстреляла барона Отто фон Будберга (Otto von Budberg) и похитила имевшиеся при нём 9 тысяч рублей. Йохан Лехман непосредственного участия в убийстве не принимал, но был командирован товарищами по партии в Таллинн для получения 3 тысяч рублей, причитавшихся Тартуской боевой группе.





Otto Bernhard Budberg von Bönninghausen (18.02.1850-17.02.1907, владелец мыз Vanamõisa и  Seira, предводитель эстляндского дворянства). В декабре 1905 года, в ходе "поджогов мыз" подвергся издевательствам  и унижению: его запрягли в повозку вместе с лошадью и заставили идти  к ближайшему кабаку, где "накормили" сеном. Правда, от убийств " поджигатели" воздерживались. За два года революции ( 1905 - 1907) были убиты лишь два помещика: Arthur von Baranoff и вышеназванный Otto von Budberg. Зато месть за сожжённые мызы была страшной. Без суда и следствия карательные отряды расстреляли  300 человек...







Здание суда в Таллинне во время процесса над убийцами барона Будберга (1908). Йоханнес Лехман за соучастие в убийстве получил 15 лет каторги, которую отбывал на Дальнем Востоке. В 1915 году он бежит со строительства железной дороги в Хабаровском крае в ... Америку, где и проведёт последующие несколько лет. Вернувшись с началом революции в Россию, Лехман порывает с большевиками и включается в борьбу за независимость Эстонии. От Социал-демократической партии его избирают депутатом Riigikogu первого созыва. Увлечение политикой сменяется заботой о хлебе насущном и в 1923 - 1933 годах Йоханнес Лехман преподаёт в первой Тартуской начальной школе. По выходе на пенсию пишет книгу воспоминаний о днях минувших...




  На главную                                                               Не хлебом единым ( продолжение)...

Не хлебом единым...

Первая школа...
Некоторое время назад ваш покорный слуга наткнулся в Историческом архиве на любопытный документ – «Дело об учреждении в Кокорской волости двухклассного сельского училища Министерства народного просвещения». Содержимое этой папки позволяет по-новому взглянуть на историю зарождения образования в нашем городе. По крайней мере, в одном я теперь твёрдо убеждён: открытие 1 ноября 1898 года в Красных горах одноклассного Министерского училища стало возможным благодаря прижимистости и нерасторопности Управы волости Кокора. Однако, всё по порядку…
Как известно, первым учебным заведением  в окрестностях Калласте былоТорилаское волостное училище, основанное в начале 19-го века. До конца 1880-х годов преподавание в нём велось на эстонском, однако с началом «русификации» остзейских губерний обучение было переведено на русский язык. С этого времени школу нет-нет да и посещали дети красногорских староверов, правда, лишь те, чьи родители осознавали всю важность образования. Надо признать, что на первых порах таких было немного. Весной 1897 года в Торилаское волостное  училище нагрянула с проверкой  комиссия из Уездного отдела образования, которая осталась недовольна низким уровнем владения учениками государственным языком. Волостному правлению  было предложено  срочно  ходатайствовать о строительстве новой школы, отвечающей возросшим потребностям народного  образования. Это учебное заведение должно было соответствовать трём критериям:
1. Располагаться не далее чем в полуверсте от д. Красные Горы, дабы тамошние дети также могли  его посещать.
2. Находиться на балансе не волости, а Министерства народного Просвещения и именоваться, соответственно , Кокорско-Красногорским двухклассным министерским училищем.
3. Быть вместительным, из расчёта, что количество учеников будет из года в год прибывать. Школа должна была также иметь пристройку с комнатой для третьего учителя и помещение для детей, желающих остаться на ночь.
Волостное правление идею поддержало, тем более, что финансировать строительство новой школы должна была не волость, а  министерство Просвещения, выделявшее на это благое дело 2500 рублей. Но когда уже был готов проект будущего училища, начались проблемы. Дело в том, что часть расходов на содержание школы (отопление, освещение, ремонт) ложились на плечи волости Кокора, а последняя была не готова тратить на эти цели больше, чем выделяла на старое училище в Торила, что-то около 150 рублей в год. Этих денег для нового учебного заведения было явно недостаточно. Чтобы убедить уездное начальство отказаться от столь дорогостоящего проекта, волостные старшины приводят «железный», с их точки зрения, аргумент: «Зачем бросать деньги на ветер и строить такую большую школу, если старообрядцы из Красных Гор никогда ранее к образованию не тяготели и не стоит ожидать, что что-то измениться в дальнейшем». Уездный отдел образования вначале вежливо рекомендует Кокоровскому волостному Правлению одуматься и не нести околесицу, затем тартуские чиновники прямым текстом предупреждают местную власть, что Министерство может вообще перекрыть финансирование, если проект не будет утверждён. В-общем, начинаются обычные бюрократические дрязги, которые растянутся на долгих…три года. Волость настаивает, что такую дорогую школу им не «потянуть», уезд же наотрез отказывается урезать проект. Но старое Торилаское училище уже закрыли!!! В этих условиях и было принято «соломоново» решение: в спешном порядке, в буквальном смысле «с горя» открыть в Красных горах одноклассное министерское училище, которое должно было принять как русских так и эстонских детей. Учебное заведение разместилось в частном доме семьи Долгошевых и просуществовало три года.


Здание Красногорского одноклассного министерского училища - нашей первой школы (1898 - 1901)

С постройкой в 1901 году нового здание школы надобность во временном прибежище отпала и училище в Калласте прекратило свою деятельность. Учеников перевели в ещё пахнущее свежей краской «многострадальное» Кокорско-Красногорское двухклассное училище, то самое, вокруг строительства которого ещё недавно кипели нешуточные страсти (см. фото выше). Судя по всему, после долгих препирательств, волость всё же "сдалась" и дорогой проект был утверждён. Но кто ж знал, что уже через три года новая, построенная вроде бы «на вырост», школа будет не в состоянии принять всех желающих приобщиться к знаниям.  Тяга моих односельчан к просвещению, равно как и их многодетность, превзошли самые оптимистичные прогнозы. Всё это  вынудит уездные власти в сентябре 1904 года заново открыть школу в Красных Горах (см. фото ниже). Но это уже совсем другая история…

Свидетельство того недолгого периода (1901 - 1904), когда школы в Красных Горах не было и калластеские дети вынуждены были посещать училище в Торила. Однако, 1 сентября 1904 года Феодосия Долгошева почти наверняка переступила школьный порог уже в родной деревне...

Здание школы в Калласте (1904 - 1945)


На главную                           Не хлебом единым (продолжение)...

Не хлебом единым...



" Жизнь и воспоминания старого революционера" Johannes Lehman Postimees 1935

Но материальная сторона жизни пенсионера оставляет желать лучшего и Лехман работает вначале простым кладовщиком в "Eesti gaas" , а с августа 1942 руководит Калластеской неполной средней школой. Старожилы запомнили  его как безобидного старичка, прекрасно  говорившего по-русски. С января 1945 до окончательного выхода на пенсию в 1950 - м Йоханнес Лехман преподаёт в небольшой школе в волости Пала. Из личного дела видно, что революционное прошлое нашего героя пришлось как нельзя кстати при советской власти, иначе быть ему обвинённым в " сотрудничестве с оккупантами". Шутка ли, добровольно согласился возглавить школу на оккупированной территории... О судьбе своих пятерых детей в конце жизни Иоханнес Лехман ничего не знает ( или не хочет писать об этом в личном деле). Вскользь упоминает лишь, что одна из дочерей была депортирована в Сибирь вместе с мужем.
Сегодня мне известно чуть больше:

Johannes Leemann Jaagu p. родился  30. ноября 1872 волость Паюси, Вильяндимаа, умер 13 марта 1953 года в приходе Кодавере. В 1896 году женился в Якси на Anna Elisabet Peets, жена умерла в 1946 году, повторно женился в 1948 году, тогда же переехал из Тарту в Кодавере.
Lellep (Lehman), Helmi, Johannes, 15.09.05; умерла на поселении в Томской области Каргасовского района пос. Юрта-Ерёмино 05.09.1945 года в возрасте 40 лет.
LELLEP, Villem, Hans (муж) 30.03.08 Тарту, банковский служащий, арестовав в Тарту Tiigi 25-4. Особе совещание от 04.03.42 по §58-13; смертная казнь; место заключения -  Севураллаг, приговор приведён в исполнение 24.04.42, член Кайтселийт, награждён орденом Белой звезды.
Lellep, Ants, Villem (сын), 13.06.39; Юрта Ерёмино, умер на поселении в 1944 году.





Hans Lehman (Lehmann", "Lemann", "Leemann) (21. февраля 1901 волость Саадъярве, Тартумаа – 27 ноября 1997 Сан Карлос, Калифорния), эстонский адвокат и мэр г. Пайде.





Leida Mägiste (Lehman), родилась 6 июня 1907 в Табивере, Эстония, скончалась 5 декабря 1999 года в возрасте 99 лет в г. Лунд, Швеция.





Linda Raun (Lehman), родилась 9 марта 1903 года в волости Саадъярв, Тартумаа, Эстония, скончалась 20 марта 1991 года в возрасте 88 лет г. Блумингтон, штат Индиана, США. Филолог, преподаватель университета, магистр психологии.
Salme Kilkson (Lehman), родилась 14 мая 1899 года в д. Вольди, волости Саадъярв, Тартумаа, скончалась 29 января 1980 года в возрасте 80 лет в г. Нью-Йорк, США, учительница, служащая.

Такая вот история...
                                                                                                                                                                                                               
С октября 1941 по июнь 1942 года в нашей школе работал учителем Альфред Раексон (Alfred Raekson), биография которого весьма необычна. Родившись в 1891 году в Вильяндимаа, он всю жизнь мечтал стать врачом, но судьба была к нему неблагосклонна. Успешно поступив в 1914 году на медицинский факультет Юрьевского университета, студент Раексон  не предполагал, что так и не сможет его закончить. Частые болезни и  отсутствие денег отодвигали мечту всё дальше и дальше. "Вечный студент" то  возобновляет учёбу, то вновь её прерывает и так продолжается до 1947 года!!! Такому упорству можно позавидовать. Его мечта пережила 4 власти: царскую, эстонскую, советскую и немецкую,но ,судя по всему,  так и не была полностью реализована. Чтобы свести концы с концами несостоявшийся врач на удивление легко заканчивает Педагогический институт и в 1941 году приступает к работе в нашей школе. Но поездки из Тарту в Калласте  отнимают много времени и средств, да и зимняя одежда начинающего учителя сгорела во время бомбёжки летом 1941 года, а новую в военное время найти нелегко.  Была и ещё одна причина недолгого пребывания Альфреда Раексона в стенах нашей школы. В начале 1920-х годов он знакомится с известным эстонским композитором и музыкальным критиком Александром Лятте (Aleksander Lätte), и вскоре становится его учеником, а позже другом и  секретарём. Альфред помогает пожилому маэстро в написании трудов по теории музыки, систематизирует и готовит к публикации его многочисленные рукописи. Эта работа отнимает много времени и сил, но не обеспечивает, к сожалению, достаточных средств к существованию.  Раексон вынужден подрабатывать учителем , выбирая, по возможности, школы поближе к Тарту. Это не всегда удавалось...  Мечта берёт своё, и в 1947 году педагог по образованию и врач по призванию устраивается на работу в одну из больниц Печёрского района, пытаясь попутно завершить начатое в 1914 году обучение. Скончался Альфред Раексон в 1961 году.                                                                

Лавров Александр Михайлович ( 1887 – 1947) преподавал в нашей школе в 1944/1945 годах. С 1 января 1945 до окончания учебного года состоял также в должности директора.    Его биография
образец бескорыстия и преданности делу своей жизни. Родился в с. Никольское Шлиссельбургского уезда Санкт-Петербургской губернии с семье учителя местной школы. В 1908 году вместе с братом Владимиром оканчивает Санкт-Петербургскую духовную семинарию и  поступает на физико-математический факультет Варшавского университета, где на историко-филологическом факультете учился  его брат Пётр. В 1912 году Александр Лавров, по неизвестной мне причине, выбывает с 3 курса университета и  приступает  к работе в качестве преподавателя математики во второклассной (слово то какое!!!) учительской школе в с. Скамья Гдовского уезда. Через 3 года его « повышают» до учителя аналогичной школы, но уже в г. Луга. В 1917 году Александр Михаилович определён на должность  священника и руководителя  школы  в с. Щеглово в родном Шлиссельбургском уезде. Ничто не предвещало резкого поворота в его судьбе, но… С началом Гражданской войны в России Александр Лавров примыкает к Белому движению и служит полковым священником в Северо-Западной армии. Той самой, что вместе с эстонцами сражалась против большевиков. После неудач на фронте и отступления в Эстонию, среди солдат начинается эпидемия тифа. Священник Лавров «духовно окормляет» тифозные госпитали, что  рядом с Пюхтицким монастырём. После расформирования в 1920 году Северо-Западной армии, Александр Михайлович остаётся в Эстонии. С 1921 по 1939 год он служит священником в различных православных церквях на отошедшей к Эстонии территории Занаровья. В 1933 году получает эстонское гражданство. Активно борется с богоотступничеством, предлагая организовать женские группы в «противовес материалистическим наклонностям волостных советов, т.к. женщины более богобоязненны и имеют нравственное влияние на членов семьи». В 1939 Александр Лавров возвращается на учительскую стезю, начав преподавать вероучение ( без оплаты!!!) сразу в 5 начальных школах своего прихода. С установлением летом 1940 года советской власти, когда религиозная деятельность была возведена в ранг преступной, работает учителем в начальных школах д. Уускюла и д.Тихеда. После оккупации Эстонии гитлеровцами, принципиально отказывается от всякой службы, т.к. «не желал служить у немцев» и до ухода последних  занимается сельским хозяйством «на маленьком клочке земли». Осенью 1944 года Александр Лавров получает назначение в Калласте вначале учителем, а с января 1945 и директором местной школы. Здесь он проработает  вместе с супругой Марией Андреевной всего год. Осенью 1945 Александр Михайлович переезжает в Муствеэ учителем в русскую неполную среднюю школу. Судя по всему, он намерен здесь остаться, т.к. просит зарегистрировать его учителем и на следующий 1946/47 уч. год. Но… в сентябре 1946 года Александр Лавров на работу не вышел. Вероятно, подвело здоровье. Весной 1947 года он уезжает к родным в Ленинград подлечиться. Жена осталась в Муствеэ. Но вернуться ему было не суждено: 10 ноября 1947 года Александр Михайлович Лавров скончался в больнице Военно- медицинской академии г. Ленинграда.
По воспоминаниям знавших его людей, он обладал незаурядными способностями, любил русскую литературу, в особенности  Н.В.Гоголя, был хорошим собеседником, имел красивый голос(драматический тенор) и любил петь. Был очень бескорыстным, мог последние деньги отдать нищему.
Из 4-х сыновей Александра Лаврова в живых после войны остался лишь Никита. Старший Владимир был призван в Красную Армию и пропал без вести летом 1941 года, следующий Михаил скончался в возрасте 4-х лет от ангины, а младший Константин утонул 8-летним в реке Нарове в 1939 году. Такая вот судьба…
Жена Мария Андреевна пережила мужа почти на 40 лет. После смерти последнего она осталась в Муствеэ и проработала учительницей начальных классов до выхода на пенсию. В 1980 году переехала к семье сына Никиты в Ленинград, где и скончалась в 1986 году
Подробнее о судьбе Александра Михайловича Лаврова можно узнать на интернет-странице  его внучки Елены Андрущенко.


Закончив в марте 1944 года положенные шесть классов и получив аттестат, Иван Клявин не предполагал, что с приходом советской власти ему придётся доучиваться ещё год, т.к. в СССР минимальное образование было семилетним.



Первый в истории школы выпуск седьмого класса ( лето 1945 года). Крайний справа в нижнем ряду - сын директора школы Никита Лавров.




Евдокия Тимофеевна  Павлова, в девичестве Ермакова, была первой из выпускников нашей школы, кто  выбрал профессию учителя. Я и многие мои коллеги лишь последовали её примеру. Символично, что родилась она в год открытия в Красных горах начальной школы…Отец Тимофей Ермаков был торговцем и имел, судя по всему, доход выше среднего по деревне. Это позволило Евдокии по окончании министерского  училища поступить в престижную Пушкинскую женскую гимназию в городе Тарту, где она закончила 5 из 7 положенных классов. Этого оказалось достаточно для того, чтобы после прохождения курсов, получить звание учительницы начальных классов. Полноценную карьеру педагога Евдокия Ермакова начала  в стенах Кокоровского министерского училища в 1916 году в возрасте 19 лет. Три года спустя она перевелась в родную школу, где проработала до 1925 года. Затем наступил долгий перерыв в учительской профессии. Выйдя замуж за местного торговца Ивана Павлова, Евдокия Тимофеевна 16 лет проведёт за прилавком принадлежавшего мужу магазина. Лишь в 1941 году она вновь вернётся в школу. Жизнь первой местной учительницы была не из лёгких. Трое из пяти детей умерли в раннем  возрасте, да и сама Евдокия Павлова страдала от болей в позвоночнике. Это станет причиной её преждевременного выхода на пенсию в 1949 году.



Евдокия Павлова с мужем Иваном, дочерью Евдокия Тимофеевна среди учителей (
Кирой и сыном Михаилом                                      нижний ряд, крайняя справа) 1947 год


После войны школа стала вначале 7 - летней ( 1944 - 1945), а затем средней, что логично, но на этом реформы, к сожалению, не закончились:

1945 - 1953 г.г. / 11-летняя
1953 - 1964 г.г. / 10-летняя
1964 - 1966 г.г. / 11-летняя
1966 - 1989 г.г. / 10-летняя
1989 - 1996 г.г. / 11-летняя
1996 - 2015      / 12-летняя

2015 - ?            / 9-летняя


В этих зданиях школа размещалась с 1945 по 1950 год


Т.н." Сирков дом" ( здание не сохранилось)             Бывший пограничный кордон
Здесь занимались младшие и средние классы     Здесь занимались старшие классы

                       



                                                 Здание школы с 1950 по 1959 год

 Все эти здания были "чьи-то", своего полноценного помещения школа не имела до 1959 года. И вот, наконец, свершилось!!! Став в 1950 году во главе одноимённого района, Калласте обзавёлся всеми атрибутами административного центра, в том числе и школой...





              Стройка начинается (1954)                                     и заканчивается (1959)


 В появлении у школы нового здания немалая заслуга тогдашнего директора Владимира Николаевича Сафроновича.


Многие из окончивших нашу школу ещё помнят времена, когда директором был Владимир  Сафронович. Это была целая эпоха с 1950 по 1965 год. После войны в Эстонию, где жизнь казалась посытнее,  приехало немало специалистов из других советских республик. К их числу относился и Владимир Николаевич Сафронович. Родился он в 1916 году в белорусском городе  Витебске в семье рабочего-железнодорожника. По окончании семилетки сын пролетария поначалу работает лаборантом в фотоателье, затем заканчивает рабфак филиала Ленинградского института путей сообщения и поступает в Сталинградский механический институт. Но, как явствует из его автобиографии, из-за тяжёлого материального положения пришлось бросить учёбу и приступить к работе. Вначале техником в системе Военстроя в г. Новочеркасске, а  затем строителем в г. Баку Азербайджанской ССР. В 1938 году Владимир Сафронович круто меняет свою судьбу и  поступает  в Бакинский пединститут. Закончив последний он устраивается на работу по линии Наркомпроса в одну из школ республики. В 1943 году его мобилизуют в Красную армию, где  он пробыл год на должности писаря и заведующего столовой. Признанный нестроевым, был демобилизован и возвращён в тыл на должность директора ср. школы в одном из районов Аз.ССР.  В 1945 году он переезжает в Ленинград, где узнаёт, что родители погибли во время блокады. После недолгих раздумий Владимир Сафронович принимает решение вместе с семьёй переселиться в Эстонию. Здесь он поступает на службу в систему НКВД на должность  старшего инженера по труду в лагере для военнопленных в посёлке Ахтме. Но эта работа явно не для него. Профессия учителя ему куда милее. Отработав на вышеназванной должности всего год, он был уволен, о чём свидетельствуют сухие строки рапорта…



Несколько лет Владимир Сафронович преподаёт  в поселковой школе , где влюбляется в местную учительницу. Скандал, вызванный этим романом и разводом с первой женой , вынуждает его искать новое место работы. Так в 1950 году он попадает в Калласте , где и  проведёт 15 последующих лет. Будучи человеком деятельным и очень коммуникабельным, он хлопочет о постройке нового здания для школы, организует для учеников и учителей экскурсии во Псков, Ригу, Ленинград... Эти поездки войдут в традицию школы, что ваш покорный слуга готов подтвердить лично. По инициативе Сафроновича выпускные вечера обретут положенную им торжественность и размах. Во всех школьных мероприятиях он принимал активное личное участие, подавая во всём пример, будь то театрализованные представления или бальные танцы. В начале 1960-х,  подустав от административной рутины, он несколько охладеет к работе. Это приведёт к трениям с частью педколлектива. Дабы не нагнетать страсти и не усугублять раскол, Владимир Сафронович примет решение добровольно уйти с поста директора. Проводив в большую жизнь выпуск 1965 года, он покинет Эстонию и переедет вначале в г. Ломоносов, а затем в село Рождествено Ленинградской области, где и проведёт оставшуюся часть жизни. До выхода на пенсию будет работать в вечерней школе. Скончался Владимир Сафронович в 1986 году



Последний выпускной Владимира Сафроновича в стенах нашей школы. 1965 год




                      Школа, школа...Сегодня зелени, конечно, побольше, а в остальном...


                           Как и положено приличной школе, при ней есть интернат...

 

                        Раньше он помещался в двух зданиях ( для девочек и мальчиков)


В начале 1980 - х, благодаря стараниям директора Владимира Александровича Майера ,школа обрела современный и благоустроенный интернат, который действует и поныне.

    Кому интересно, может заглянуть и в следующие разделы...

Официальная страничка школы

Фотографии учеников и учителей до 1940 года
Выпускные фотографии с 1950 по 2012 год
Фотографии из школьной жизни, к сожалению, пока в беспорядке. Буду рад любым уточняющим комментариям и новым фото.

Имена и фотографии( по возможности) директоров с момента основания школы

Коллективные фотографии учителей
Учителя - выпускники школы , учителя - ветераны ( фото)
Школа и спорт ( фото)

Выпускной 2012 года ( видео)

Протоколы заседаний педсовета школы  ( 1939 - 1947):
тотальная смена педагогического состава с приходом очередной власти , ужасающая безграмотность части учителей, оригинальные методы борьбы с нарушителями дисциплины и многое другое предстанет перед вашими глазами







На главную                                       Не хлебом единым ( продолжение)

Что новенького?

Сей незамысловатый журнал появился на  свет 25 августа 2012 года, аккурат в День города. Для тех, кто уже однажды его посетил, я решил создать рубрику " Что новенького?". Здесь вы найдёте ссылки на материалы, добавленные после вышеозначенной даты.



26.08
" Только у нас...". Одна из каолиционных партий всерьёз рассчитывает на поддержку местных жителей





10.09 Eesti Kunstimuuseum любезно предоставил копии графических работ  с видами Калласте, выполненные известными эстонскими художниками Тойво Куллесом ( Toivo Kulles) и Пеетером Уласом ( Peeter Ulas).



09.10 В 1942 - 1944 годах нашей школой руководил Johannes Lehman - учитель,революционер, политик и писатель в одном лице.  Его богатая событиями биография добавлена в раздел " Не хлебом единым".




11.10 В раздел " Не хлебом единым" добавлена качественная фотография руководителей  ДПО с указанием фамилии и должности, а также афиша праздничного вечера на сцене Калластеского добровольного пожарного общества.


13.10 В разделе " Не хлебом единым" я поделился сомнениями относительно даты основания нашей школы, а также  поместил автобиографию и несколько новых фотографий Виктора Орлова.





17.10 История школы пополнилась биографией многолетнего учителя  Дмитрия Леонтьевича Горушкина, преподававшего в Калластеской начальной школе в 1920 -  1935 годах.




29.10 В раздел "Не хлебом единым" добавлена краткая биография Дмитрия Дмитриевича Богоявленского, руководившего нашей школой в 1899 - 1901 годах.

31.10 Довоенная история школы пополнилась биографией местной учительницы, удивительной женщины Эрны Юрьевны Подгорной ( Рая)





04.11 В 1941 - 1942 годах в нашей школе работал учителем Альфред Раексон (Alfred Raekson). Предлагаю вашему вниманию некоторые эпизоды его любопытной биографии.





07.11 В конце 1930 - х годов в нашей школе сложился дружный и творческий педколлектив. Руководил им Борис Дмитриевич Янов. Хочу поделится с вами вехами его биографии.




08.11 Знакомьтесь -  Алексей Гаврилович Гаврилов (директор нашей школы в 1940 - 1941 годах) и Владимир Николаевич Сафронович (пребывал в той же должности в 1950 - 1965 годах). Оба оказались в Эстонии по воле случая, оба хлопотали о постройке нового здания для школы, оба в конце-концов покинули эти края..


11.11 Добавлена биография Ивана Ивановича Картёжникова, директора нашей школы в 1929 - 1933 годах




15.11 Сразу после войны школой в Калласте руководил Александр Михайлович Лавров, человек, искренне преданный делу, которому посвятил всю жизнь.





17.11 Краеведческий музей  в д. Варнья любезно поделился со мной фотографией Алексея Гавриловича Гаврилова, возглавлявшего нашу школу в предвоенный 1940/1941 год.





21.11 Выношу на ваш суд любопытный эпизод из жизни Освальда Кютта, в бытность последнего директором нашей школы в 1941 - 1942 годах. К краткой биографии прилагается фотография, любезно предоставленная коллегами из школы Силлаотса.




06.12 На юбилей коллеги подарили мне новую картину в исполнении Айли Кивисаар. С позволения автора делюсь с вами радостью по этому поводу.



12.12 В начале 1930-х годов приключилась в нашем городе история, достойная литературного произведения или даже художественного фильма. В архиве хранится дело о «разоблачении в Калласте подпольной коммунистической организации» , состоявшей из  девяти местных жителей, самому старшему из которых едва исполнилось 25 лет..



13.12
История школы пополнилась образцами аттестатов за 1944 и 1945 годы, а также фотографией первых выпускников 7 класса.


14.12 Евдокия Павлова была первой выпускницей нашей школы, выбравшей профессию учителя. Ваш покорный слуга лишь последовал её примеру.







03.01 Новогоднее выступление учеников нашей школы ( 2012 год)

17.01
Трагическая биография Александра Семёновича Зыбина, руководившего нашей школой в 1933 - 1937 годах.





18.01 Краткая биография и образцы творчества самобытного художника Ивана Соколова, чьи корни по материнской линии из нашего города. Он неоднократно бывал в Калласте и посвятил своей малой родине ряд работ...




28.02 Парад  "каракатиц" в Калласте  23.02. 2013

26.03 Фотография берега Чудского озера вблизи деревни Красные горы ( Калласте). Датируется самым началом 20 столетия. Автором этой почтовой открытки был знаменитый таллиннский фотограф Густав Оскар...


27.03 Перед вами три самые ранние из известных мне фотографий с видами Калласте, имеющие точную датировку. Их автором был Александр Евгеньевич Раевский, в будущем знаменитый российский лётчик, а на тот момент студент химического факультета Юрьевского ( Тартуского) университета и… страстный  фотограф. Его судьба возвышенна и трагична одновременно…



28.03 Фотографии под общим названием «Калласте. Берег Чудского озера» можно считать одними из первых, выполненных Йоханнесом Пяясуке  для Эстонского национального музея в период, так сказать,  «испытательного срока»...





03.04 Ольга Фёдоровна Керекеткина подарила мне фотографии, сделанные во время проведения в Калласте республиканского мотокросса в конце 1950-х годов. На подобную удачу я не расчитывал...Спасибо.

09.04 Любопытное фото. Газета  Постимеес от 27 октября 1942 года сообщает: « Калластеские рыбаки перевыполнили план по вылову рыбы и получили в подарок от правительства шикарную лодку с 6-сильным мотором «Stryck»


10.04 И всё таки школа была основана в 1898 году. Теперь уже однозначно!!! Слева приведена выдержка из газеты "Олевик" от 10 ноября 1898 года. В несколько вольном переводе её содержание звучит так:

11.04 В прежние годы ( как, впрочем, и в наше время)  Калласте не раз становился объектом громких и не очень скандалов, связанных со злоупотреблением властью и финансовыми правонарушениями. Вот лишь некоторые из них...

11.04 Курт фон Ратлеф был страстный фотограф. Объектом его вдохновения в большинстве случаев были родные пенаты. Предлагаю вашему вниманию фотографии, сделанными последним владельцем мызы Кокора в нашем городе в 1898 году.




12.04 В 1943 году Карл Хинтцер по заданию редакции газеты Постимеес посетил Причудье. Целью поездки был фоторепортаж о жизни местного населения, его настроениях и надеждах. Я располагаю лишь двумя фотографиями из этой серии, которые и предлагаю вашему вниманию…




13.04 В 1939/41 годах по заданию Этнографического музея Николай Яснецкий объезжает русские поселения Причудья и Занаровья в поисках сохранившихся старинных деревенских построек. Именно к этому периоду относятся фотографии и рисунок, сделанные художником в Калласте.



19.04 Последний звонок в 12 классе (18 апреля 2013 г.)

20.04 7 июля 2001 года знаменитый эстонский режиссёр Райво Адлас (Raivo Adlas) вынес на суд зрителей постановку на открытом воздухе "Peipsi peal", актёрами в которой выступили местные жители. Это был самодеятельный спектакль с песнями и танцами, отразивший основные вехи истории города Калласте и его окрестностей. Мне понравилось...



Raivo Adlas

20.04 Наш город не раз в прошлом обращал на себя внимание нестандартными  решениями и поступками. Привожу подборку некоторых из них...

21.04 Профессор химии Юрьевского университета, один из первооткрывателей искусственного каучука Иван Лаврентьевич Кондаков всё - таки посещал нашу школу! По крайней мере, один раз - 3 января 1900 года. В газете "Олевик" читаем...




02.05 Случалось нашему городу оказываться и в центре международных скандалов. Самый известный из них имел место зимой 1938 года на льду Чудского озера. История жутковатая и в наше время труднопредставимая. Однако, всё по порядку...В начале 1930-х годов где-то в недрах ГПУ/ НКВД был разработан оригинальный способ получения разведданных из  Эстонии...

05.05 Когда в апреле 1917 года  Временное правительство предоставило Эстонии автономию, жители западного  Причудья, напуганные перспективой отделения Эстонии от России, обратились к центральным властям с просьбой о присоединении своего края к  Петроградской и Псковской губерниям...

05.05 Поездка учеников школ Муствеэ, Калласте, Колькья и Тарту по местам захоронений советских воинов 4 мая 2013 года

06.05 Известный эстонский художник и реставратор Николай Яснецкий выступил однажды в необычной для себя роли рецензента школьных сочинений учеников нашей школы. Его мнение о творческих работах детей можно узнать здесь...





11.05 Митинг по случаю Дня Победы  в Калласте 9 мая 2013 года






11.09 Helme Kurrik принадлежит к основоположникам эстонской этнографии, чьё имя и творчество были  незаслуженно забыты последующими поколениями. В 1938 году, в рамках очередной этнографической экспедиции, она посещает Причудье, знакомясь с обычаями и укладом жизни местных староверов. В Калласте Хельме делает дюжину колоритных снимков, которые я и предлагаю вашему вниманию.


12.05 История превращения деревни Красные горы в посёлок, а затем и в город полна драматизма. Чего стоят одни только  нижеприведённые строки, в буквальном смысле крик души местных жителей, умоляющих вышестоящее начальство разрешить им отделиться от эстонской волости Кокора и создать своё самоуправление. Привожу полный текст обращения на имя Лифляндского губернатора с сохранением стилистических и орфографических особенностей письма.


15.05 Подробная биография художника-самоучки Ивана Соколова, чьи корни по материнской линии из нашего города. Добавлены его работы с видами Калласте, в том числе и рисунок 1906 года.



16.05 Eduard Kääparin - глубоко несчастный человек, всю жизнь страдавший манией величия и  создававший своим поведением проблемы окружающим. Летом 1926 года, в ходе экспедиции  в Причудье, он пишет обстоятельную  работу «Рыболовство на Чудском озере», сопроводив её многочисленными фотографиями, сделанными, в том числе и в нашем городе.




16.05 С момента провозглашения независимости Эстонии  от России в феврале 1918 года межнациональные отношения в республике обострились до предела. Русское население Причудья не желало свыкаться с мыслью о том, что Россия отныне заграница. Поэтому не стоит удивляться, что идеи большевиков, обещавших «братских народов союз трудовой» были здесь очень популярны...





17.05 В 1904 году присяжный землемер Лифляндской губернии Людвиг Якобсен составил подробный план посёлка Красногор, который поражает своей выверенностью и точностью. Любопытно заклянуть более чем на 100 лет назад и увидеть знакомые очертания улиц...




19.05 Недавно мне в руки попал интересный документ, датированный концом июня 1940 года : «Дело по обвинению Эдуарда Пиири и Пеетера  Кяйса в оскорблении правительства во время народной демонстрации, состоявшейся в Калласте 23 июня 1940 года» Это были последние дни существования Эстонской республики и от документа веет обречённостью и озлобленностью одних и нескрываемой радостью и злорадством  других...                                                      



20.05 За что же православные так не любили староверов? Иногда кажется, что имело место два подхода к проблеме "раскола"– церковный и чиновничий. Православная церковь стремилась всячески очернить старообрядцев, порой намеренно сгущая краски, чиновники же были настроены более миролюбиво и беззлобно… Хотя возможно, я ошибаюсь. Привожу фрагменты из двух документов с сохранением стилистических и орфографических особенностей письма.



25.05 "В воскресенье, 24 июля бывший владелец мызы Кокора Курт фон Ратлеф проезжал со своими друзьями через деревню Калласте. Пытаясь раскурить папиросу, он выпустил вожжи из рук и они упали на землю. Ратлеф хотел подцепить их с помощью кнута, но при этом неосторожно ударил одну из лошадей по ногам, вследствии чего испуганные лошади рванули с места и понеслись...

01.06 Карта Калластеского района (1950 - 1959)







02.06     Ошибки молодости
Недостаточное знание законов и отсутствие у молодого самоуправления опыта административной работы  приводило подчас к конфликтам с уездной управой. В 1924 году местное  собрание, дабы пополнить поселковую казну, ввело новые, весьма оригинальные, налоги... Нынешним городским властям далеко до изобретательности своих предшественников...

23.06 Светлана Ситникова, в прошлом ученица нашей школы, поделилась со мной информацией о дальнейшей судьбе Бориса Янова, бывшего во второй половине 1930-х учителем и директором нашей школы. Оправившись от ранения, он вместе с семьёй после войны эмигрировал в Австралию, где и прожил долгую жизнь. Борис Дмитриевич покинул этот мир в возрасте 97 лет и был погребён в австралийской земле, под молитву эстонского пастора и под звуки  знаменитой русской песни "Вечерний звон". Такая вот судьба...


23.06 Зоолог Николай Александрович Самсонов ( 1977 – 1920) являет собой яркий пример феноменального трудолюбия и целеустремлённости , чья жизнь после долгих метаний и поисков наконец-то обрела  смысл...Безмерно жаль, что оборвалась  она в расцвете лет… В 1909 году учёный открыл первую биологическую станцию на Чудском озере, база которой разместилась в деревне Красные горы...


24.06 Известный русский поэт Виталий Амурский родился в Москве, но всегда считал Эстонию своим вторым  домом.  Здесь после войны  жил и работал его отец – писатель  и журналист Илья Амурский, и Виталий часто подолгу гостил у него. Однажды ( а  может и не единожды) Виталий Амурский побывал  в Калласте и  облёк свои мимолётные впечатления  в стихотворные строки…


26.06 Выпускной вечер в 12 классе ( 21 июня 2013)





26.06 В начале 1930-х  молодой журналист и театрал Степан Владимирович Рацевич  в должности инструктора по внешкольной работе несколько недель провёл в Красных горах, оживляя местную культурную жизнь. О проведённом здесь времени он оставил интереснейшие воспоминания...




30.06 Кстати, до переименования в Калласте у нашего города было иное название - Красные горы. Вездесущий гугл обнаружил на своих картах энное количество Красных гор на бескрайних просторах России. Не верите? Смотрите...


02.07 Erich Uibu ( 1921 – 1984) был моим коллегой не только  по профессии, но и по увлечению историей родного края . Сферой его интересов было прошлое и настоящее посёлка  Алатскиви и его окрестностей. Собранная им внушительная коллекция материалов стала основой фонда Эриха Уйбо в Историческом архиве.  Ваш покорный слуга обнаружил  в вышеназванном фонде интересные сведения об истории, образе жизни и занятиях жителей города Калласте , собранные неутомимым краеведом.


07.07 Сразу при входе на кладбище города Калласте посетителей встречает памятник, установленный, как гласит надпись, на могиле 11 местных жителей, расстрелянных  в  феврале 1919 года в деревне Кодавере. История эта  меня интересовала давно, однако приоткрыть завесу над трагическими событиями  тех лет я смог лишь сейчас...





18.07 Перелистывая  метрическую книгу Красногорской общины за 1918/1919 годы, я , помимо 11 расстрелянных в Кодавере  красногвардейцев , обнаружил ещё немало случаев, когда причиной смерти  местных жителей становились не естественные причины, а природные и политические катаклизмы.  Привожу этот скорбный список в хронологической последовательности. Причину смерти называю так, как она сформулирована в записи. Повторюсь, это только за 1918/1919 годы.


19.07 Со временем создам  рубрику "Знаете ли Вы родной город". А пока вопрос на засыпку: "Что скрыто под красным прямоугольником?"



21.07 В детстве отец,  упрекая  меня за нежелание  учить уроки, всегда приговаривал: « Я в твои годы уже коров пас , а ты на всём готовом живёшь и учиться не хочешь».  Помню, я порой огрызался:  «Подумаешь - работа. Целый день на свежем воздухе, ничего не делая. Коровы ведь сами пасутся». Отец обижался и переставал со мной разговаривать.  Так я и не сподобился расспросить  родителей  подробнее об их  пастушеском детстве…. А ведь это была  печальная страница истории нашего города, страница, которая к счастью перевёрнута навсегда. Сегодня,  опираясь на воспоминания  местного краеведа Филиппа Феклистова, я, как могу,  восполняю пробел...

27.07 Кровавое лето 1941 года
В центре Калласте обращает на себя внимание оригинальный памятник жителям города, павшим  в годы Второй мировой войны. В скорбном списке, выбитом на каменном пьедестале имена моих соотечественником, погибших в боях  или ставших жертвами нацистского террора. Но это лишь одна сторона медали…Присоединение Эстонии  к СССР  в 1940 году раскололо население Калласте  на два лагеря, в основном по национальному признаку. Русскоязычная молодёжь с восторгом встретила новую власть. Местные эстонцы, напротив, отнеслись к переменам  настороженно, а чем дальше, тем всё более враждебно.  И на то были свои причины...


01.08 Попадала наша деревня и в так сказать, "центральную прессу". Галина Михайловна Пономарёва любезно поделилась со мной ссылкой на газету "Ревельский вестник" от 21 января 1904 года. На третьей странице читаем...







02.08 Судьба Петра Колбасова заслуживает отдельного рассказа…  Вскоре после бегства  4-х членов коммунистической группы  в СССР,  его призвали в эстонскую армию. Своё нежелание составить компанию  беглецам он объяснял тем, что поведение Мартемьяна  Плешанкова  показалось ему подозрительным. Мол всё было похоже на  провокацию со стороны эстонской полиции безопасности.  Когда советская сторона вернула перебежчиков обратно в  Эстонию, сразу  же были арестованы и оставшиеся члены коммунистической ячейки.  Петра Колбасова прямо из воинской части препроводили в тюремную камеру...




04.08 В 1929 году поселился в Калласте 42 –летний аптекарь Рудольф Матсен (1888 - 1941) с молодой женой Эрной. Его отец, владелец крупного хутора, оставил двум своим сыновьям в наследство 30000 крон. Старший брат отдал свою долю Рудольфу, выпускнику медицинского факультета Тартуского университета. Добавив ещё 6000 крон, опытный  фармацевт покупает в Калласте у прежнего владельца аптеку вместе с жилыми помещениями...







                                На главную                     Что новенького? (продолжение)