Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Удивительное рядом...

Цель моего незамысловатого проекта - собрать воедино информацию о  родном городе, его истории, природе и людях. Собрать по принципу: удивительное рядом. Постараюсь сделать свой журнал понятным и интересным любому, кто забредёт на его страницы... В моём распоряжении просторы интернета, архивы, воспоминания старожилов и простое человеческое любопытство. Читать лучше по темам, нажимая на нижеследующие картинки, но можно и всё подряд.  Итак, поехали...


                                                                                                                            

Немного истории...

Из серии "Красногорцы на фронтах Великой войны"

Печальная судьба "Паллады" и Северьяна...




В метрической книге красногорской старообрядческой общины начала 20 века значится супружеская пара - Михаил (1853) и Акулина (1857) Ляпистовы. У них было трое детей: Северьян (1892), Михаил (1895) и Ирина (1898). Напротив имени старшего сына имеется пометка: "умер на войне". Ваш покорный слуга решил копнуть глубже...
Родители нарекли первенца Северьяном (от лат. severus - суровый, строгий), по-видимому, в честь одного из раннехристианских великомучеников: Севериана Никомидийского или Севериана Севастийского.

Что ж, староверы исстари считались большими мастерами по части экзотических имен. Правда, дни ангела этих святых приходятся на 1 мая, 17 июня, 4 и 22 сентября, а никак не на 10 (22) октября, когда появился на свет герой этой истории. Зная приверженность тогдашних обитателей Калласте церковному календарю, вразумительно объяснить эту нестыковку не возьмусь...
В октябре 1913 года, по достижении призывного возраста, Северьян Михайлович поступил на военную службу.
В нижеприведенных формулярах есть несколько, требующих пояснения, нюансов.



1. В армию в начале 20 века можно было попасть тремя основными способами: по жребию, вольноопределяющимся и охотником. Наш герой отправился тянуть солдатскую лямку самым распространенным порядком, то есть, не по своей воле...

Жребий
Внесенные в списки новобранцы являлись на призывные участки и тянули жребий. Допустим, набору с округа подлежало 100 человек, а в реестре значилось 200. Вытянувшие жетоны с номерами от 1 до 100 отправлялись домой собирать вещи и прощаться с родными, остальные же зачислялись в т.н. "запас жеребьевых". На тот случай, если медкомиссия забракует часть рекрутов и процедуру придется повторить. Процесс носил публичный характер и на участке мог присутствовать любой желающий. В таких условиях смухлевать и спасти от солдатчины своего человечка было весьма проблематично. Срок службы "по жребию" варьировался от 3-х до 5 лет, в зависимости от рода войск.
Вольноопределяющиеся
Желающие пополнить ряды вооруженных сил добровольно, с прицелом на офицерский чин, могли воспользоваться этим способом. Главное условие - наличие гимназического или высшего образования. После двух лет казарменной жизни можно было сдать экзамен на звание прапорщика или подпоручика.
Охотники - те же добровольцы, но не имеющие высшего или среднего образования.


2. От призыва можно было получить отсрочку. Самый распространенный способ: по семейным обстоятельствам. Существовало 4 разряда подобных льгот.
- Единственный сын в семье
- Единственный трудоспособный сын в семье, если отец нетрудоспособен или умер, а другие братья находятся на действительной военной службе.
- Следующий по возрасту брат погибшего на войне или пропавшего без вести.
- Следующий по возрасту брат находящегося на действительной военной службе.

К сожалению, наш герой не подпадал ни под одну из вышеперечисленных категорий. Отец и младший брат Северьяна были не только живы-здоровы, но и вполне трудоспособны. К тому же 18-летний Михаил еще не дорос
до исполнения воинского долга и находился при родителях.

3. При росте в 2 аршина и 6,5 вершков (171 см) Северьян Михайлович весил 167 фунтов (75,7 кг), то есть избыточной массой тела явно не страдал.
4. В разделе "Какого вероисповедания" слово "старообрядец" дописано от руки. Это говорит о том, что представители данной конфессии составляли явное меньшинство среди призывников Лифляндской губернии.
5. Любопытно, что большинство новобранцев по умолчанию являли собой грамотных холостяков - земледельцев. Любой другой статус необходимо было уточнять. В нашем случае пришлось внести изменение в графу "занятие, ремесло или промысел".

6. 5 октября 1913 Северьян вытянул свой, как выяснится позже, не самый удачный в жизни билет.
Во-первых, новоиспеченный защитник "веры, царя и отечества" был зачислен не в пехоту, а на флот, где срок службы составлял целых пять лет. Так что переступить порог родного дома уроженец Красных Гор должен был не ранее осени 1918 года.
Во-вторых, в августе 1914-го началась Первая Мировая война, которая внесла коррективы в судьбы миллионов жителей империи...
Матросу 2-ой статьи Северьяну Ляпистову суждено было подняться на борт
знаменитого крейсера "Паллада", на тот момент - гордости Балтийского флота. Наверняка, молодой парень в суете корабельных будней мечтал о том, как по возвращении в родную деревню будет рассказывать односельчанам о своих реальных или ... чуток приукрашенных приключениях.




На этом фото запечатлены моряки с легендарного крейсера. Возможно, среди них есть и мой односельчанин.

Из Википедии:
«Паллада» — броненосный крейсер Российского Императорского флота. Назван в память о бронепалубном крейсере «Паллада» (1899), потопленном японской осадной артиллерией в Порт-Артуре во время Русско-японской войны (1904—1905). Спущен на воду в 1906 году. Экипаж: 23 офицера и 550 нижних чинов.
Участвовал в Первой мировой войне в составе Балтийского флота. Командир корабля - капитан 1-го ранга Сергей Рейнхольдович Магнус (1871 - 1914).
13 (26) августа 1914 года при участии крейсеров «Паллада» и «Богатырь» был уничтожен севший на мель вблизи острова Осмуссаар в Финском заливе германский крейсер «Магдебург»; при этом была захвачена сигнальная книга, которая была передана британскому Адмиралтейству. Это помогло в раскрытии военно-морского кода Германии, что оказало впоследствии значительное влияние как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом...



А потом случилась беда...


Из Википедии:
"28 сентября (11 октября) 1914 года, при возвращении из дозора в устье Финского залива, крейсер был торпедирован германской подводной лодкой и затонул со всем экипажем (598 человек) в результате детонации боезапаса. «Паллада» стала одним из первых российских боевых кораблей, погибших в Первой мировой войне.
За два месяца до войны «Палладу» прикомандировали к бригаде подлодок Балтийского флота для отработки торпедных стрельб. На учениях подлодка «Акула» «потопила» крейсер трёхторпедным залпом. На командира «Паллады» Магнуса это произвело сильное впечатление, несколько дней он, по воспоминаниям очевидцев, ходил «сам не свой». Кроме того, командир «Паллады» в своё время сам командовал дивизионом подводных лодок, тем не менее он не принял в роковой день элементарных мер предосторожности. Несмотря на категорический приказ командующего флотом адмирала Н. О. Эссена, корабль шёл без противолодочного зигзага. А на подходе к порту командир «Паллады» отпустил два сопровождавших его эсминца...
Один из первых русских офицеров-подводников В.А.Меркушов вспоминал: 'Через полторы-две минуты дым приподнялся от воды, и на месте крейсера "Паллада" водоизмещением 7835 тонн, вооруженного двумя 8-дюймовыми, восемью 6-дюймовыми и двадцатью двумя 75-мм орудиями, плавали какие-то мелкие обломки. Спасать было некого, ибо на месте гибели не плавало не только ни одного живого человека, но и ни одного трупа. Объясняется это тем, что весь личный состав, кроме вахтенного отделения, в момент взрыва торпеды обедал во внутренних помещениях корабля и не успел выскочить на верхнюю палубу".
Лишь 8/21 октября 1914 года в районе Ганге к берегу прибило тело старшего артиллерийского офицера 'Паллады' лейтенанта Л.А.Гаврилова - это было единственное тело, выброшенное морем, из всего личного состава корабля в 598 человек. Причем труп несчастного оказался привязанным к какому-то дереву и без сапог. Когда он успел снять сапоги, достать бревно и привязать себя к нему, навсегда осталось загадкой.
Через несколько дней у острова Кокшер нашли поднявшийся из пучины судовой образ крейсера «Паллада» — Спаса Нерукотворного, ко всеобщему изумлению, не имевший на себе не только никаких повреждений, но даже царапин.
Образ передали храму Спаса на водах в Петрограде, сооруженному в память моряков, погибших в войну 1904–1905 годов (взорван большевиками в 1933 году).

Эффект произведенный гибелью "Паллады" был так силен, что русским крейсерам было приказано без особого распоряжения в дозор не выходить, и все они встали в тесной Ревельской гавани, в воротах которой завели боны из артиллерийских щитов с подвешенными к ним сетями. "В море - ни души... Вот что наделала всего лишь одна германская подводная лодка! - вспоминал русский офицер-подводник. - Эффект, произведенный гибелью "Паллады", получился потрясающий. Иронического отношения к подводным лодкам как не бывало. Как же это случилось? - говорили все. Как же обезопасить корабли от атак подводных лодок? Как быть? Вот постоянные темы разговоров в кают-компаниях. Паники не было, но настроение духа весьма подавленное".
После войны, из официального немецкого издания "Война на Балтийском море" выяснилось, что "Палладу" атаковала подводная лодка "U-26" под командованием капитан-лейтенанта барона Эгевольфа фон Беркхайма (Egewolf von Berckheim) (1881 - 1915).
Из официального отчета:
"В 11 ч. 10 м. дан выстрел по головному четырехтрубному русскому крейсеру с расстояния 530 метров. Мина попала прямо в середину судна. Командир подлодки видел в перископ падение дымовых труб, после чего вынужден был погрузиться на 20 метров, т. к. его субмарину обстрелял сопровождавший крейсер миноносец. По этой же причине он не рискнул атаковать второй крейсер".
На самом деле, глухие удару, принятые немцами за разрывы снарядов, были градом больших и малых обломков несчастной "Паллады", падавших вогруг U-26, а также ряд последовательных взрывов внутри тонущего крейсера. Ввиду небольшого расстояния между противниками - около 500 метров - грохот был настолько силен, что командир подлодки решил, что его атакуют, поэтому дал задний ход, ушел на глубину и не показывался в течении 20 минут.

Уничтожив столь крупную цель, Беркхайм решил более не испытывать судьбу и уже 29 сентября покинул Финский залив.
Потопление броненосного крейсера "Паллада" с восторгом встретили в Германии, было выпушено несколько гравюр в связи с этой победой немецкого оружия. Командир подводной лодки U-26 капитан-лейтенант барон Эгельвольф фон Беркхайм стал национальным героем и был награжден кайзером орденом 'Железного креста'. Многие немцы считали потопление "Паллады" местью за уничтожение русскими германского крейсера "Магдебург".

U26_Pintakulussa_edited1.jpg









Список офицеров и нижних чинов, погибших на "Палладе"
(Ляпистов Северьян под номером 344)




Согласно сводкам и докладам погибло 598 человек. По официальным данным, представленным в Главный морской штаб, на 8 жертв меньше.
179 членов экипажа были женаты. Их супруги одномоментно стали вдовами, а 162 ребенка сиротами.  Сотни родителей лишились своих сыновей.
Почему боевой корабль, готовившийся для многочасового боя, исчез под водой всего за несколько минут, на глазах экипажей трех военных судов?
По видимому, решающую роль сыграла трагическая случайность. Немецкий подводник точно пустил торпеду в "ахиллесову пяту" "Паллады" - трюм, где хранились боеприпасы, что вызвало детонацию снарядов и привело к практически мгновенному разрушению и затоплению корабля. Нечто подобное произойдет 7 мая 1915 года с английским пассажирским лайнером "Лузитания"...


Однако существует ещё одна, мистическая версия катастрофы. Дело в том, что крейсер назвали в честь бронепалубного судна «Паллада», уничтоженного в феврале 1904 японским миноносцем. На флоте не принято давать кораблям имена их затонувших собратьев. Это считается плохой приметой. Но видимо те, кто придумал название для нового крейсера, не были людьми суеверными..






Если верить выписке из послужного списка, Ляпистов Северьян, к моменту трагической гибели, еще не успел обзавестись семьей и заслужить награды. Ему даже не суждено было отпраздновать свой 22-й день рождения. В память о несчастном матросе, сгинувшем бесследно в водах Балтийского моря осталась лишь коротенькая запись в метрической книге его родной красногорской общины:
"Проявив стойкость и доблесть, погиб за Веру, Царя и Отечество в славном бою на крейсере "Паллада".


После потопления броненосного крейсера, U-26 уничтожила еще несколько российских судов. Так, 23 апреля, к югу от Аландских островов, был затоплен пароход "Fråck", а 22 мая торпеда настигла минный заградитель "Енисей", который погрузился на дно с большим количеством жертв (298 погибших при 21 спасшемся).
Эта субмарина, без сомнения, была самой успешной немецкой подводной лодкой, действовавшей в Балтийском море во время Первой мировой войны.
Однако, в конце августа 1915 года удача отвернулась от капитана Беркхайма. Он и его команда не вернулись на военную базу в Либаву с очередного задания в Финском заливе. Последний раз их видели 30 августа 1915 года в 6:35 вечера к юго-западу от эстонского острова Хийумаа с борта британской подлодки E9.
Как выяснилось позже, U-26, предварительно потопив 25 августа пароход "Печора" (погибло 15 человек), а через пять дней транспорт "Земля", 31 августа сама подорвалась на минах, выставленнох у берегов Финляндии русскими заградителями.
Погибли все 30 членов экипажа, включая командира.
По иронии судьбы "охотник" и его самая главная "добыча" - крейсер "Паллада" покоятся в одних и тех же водах, недалеко друг от друга.
Музейное ведомство Финляндии в 2012 году официально сообщило о найденном в 19 километрах от  полуострова Ханко российском броненосном крейсере. Объект был обнаружен группой аквалангистов ещё в 2000 году, однако находка 12 лет держалась в секрете.

Корабль "невезучей богини" длиной более 130 метров лежит на глубине 60 метров и является одним из наиболее крупных и интересных объектов с точки зрения военных археологов и дайверов-любителей.

В мае 2014 года
финнские водолазы из команды "Badewanne" обнаружили останки второго участника морской трагедии времен Первой Мировой войны. U-26 нашла свой последний приют вблизи полуострова Ханко, недалеко от места, где упокоилась "Паллада". Удивительно, что это открытие было сделано ровно сто лет спустя после гибели российского крейсера. Кстати, минное заграждение, на котором погибла германская подлодка было выставлено в первой половине августа 1915 года минзагом "Ладога", который сам вскоре стал жертвой немецкой субмарины UC4. Что ж, на войне, как на войне...


И напоследок, небольшие видеосюжеты о судьбе двух военных судов, поединок между которыми в сентябре 1914 года стоил жизни моему односельчанину - Северьяну Михайловичу Ляпистову...

Броненосный крейсер "Паллада"


"Паллада" на дне Балтийского моря

U-26

Такая вот история...



На главную                              Немного истории (продолжение)

(no subject)








Из серии "Красногорский криминал"

Человек в сером…
«Зовут меня Густав Мартович Нукка, 58 лет, лютеранин, неграмотный, живу в д. Красные Горы,  дом мой находится в четверть версты от других домов деревни, в открытом поле. 3 октября 1910 года я вышел из дому под вечер в лавку Ивана Принцева, чтобы купить на 3 копейки кренделей. Там я застал мясника Антона Пяртельсона и самого Ивана Принцева, а также ещё одного человека, одетого в серое полупальто, на голоае у него была фуражка с козырьком. Платя за купленные булки я вынул свой кисет, в котором были две десятирублёвые бумажки, а также серебряная и медная мелочь. В то время, когда я достал свой кисет, человек в сером полупальто подошёл ко мне совсем близко и заглянул в мой кисет. Это мне тогда показалось подозрительным и я поскорее спрятал кисет в карман. Когда я вышел из лавки Принцева, то человек в сером вышел следом за мной. Затем я пошёл к стражнику Ворману, чтобы узнать, будет ли 5 октября ярмарка в селении Логоза, и, зайдя к стражнику, я видел через стеклянную дверь его сеней, что человек в сером остановился возле того дома, куда я зашёл. Пробыв у Вормана не более 5 минут, я пошёл в сторону своего дома и видел, что человек в сером шёл за мной по другой стороне улицы. Так он дошёл за мною до дома Давида Варунина, где остановился. Я в это время повернул за угол и не видел, зашёл ли тот человек в дом Варунина или нет. Когда я вышел в поле и прошёл шагов 30 в направлении своего дома, то вдруг позади себя услышал топот ног и тяжёлое дыхание двух бегущих людей. Лишь только я оглянулся назад, как на меня набросились два человека, в одном из которых я тотчас признал того самого человека, которого видел в лавке Принцева. Этот человек сразу схватил меня за горло и повалил на землю, товарищ же его, одетый в чёрное пальто, зажал мне рукою рот, чтобы я не мог кричать, причём сжимал мои щёки так сильно, что поцарапал их ногтями и после у меня из царапин шла кровь. До того, как мне зажали рот я успел три раза закричать, зовя на помощь, но никто моего крика не услышал. Человек в сером, продолжая сжимать мне одной рукой горло, другую руку засунул мне в карман штанов и вытянул оттуда кисет с деньгами. Кисет лежал в правом кармане моих штанов. Вытянув кисет, человек в сером со своим товарищем быстро побежали по направлению к деревне и скрылись из моих глаз. Перед тем, как убежать, один из нападавших, кто именно я не заметил, ударил меня лежачего три раза ногой по голове. Знаки от этих ударом имеются у меня на голове до сих пор. Поднявшись с земли, я пошёл в лавку Принцева и спросил его, кто такой был тот человек, который вместе со мной был в его лавке и был одет в серое пальто. В лавке в то время было много народу и Принцев не хотел при народе называть громко имя этого человека и сказал мне, чтобы я шёл немедленно за стражником и что он сам подойдёт сейчас к уряднику и скажет ему, что меня ограбили. Я пошёл за стражником Ворманом, вместе с которым отправился к уряднику. Оказалось, что Принцев был уже у урядника, где сообщил ему, что меня ограбил местный житель Агафон Иванович Елинкин.  Последнего я знал раньше очень мало и, так как я плохо вижу, то, будучи с ним вместе в лавке Принцева, в лицо его не вглядывался и его не узнал, но хорошо заметил, что он был одет в серое пальто. Елинкин в тот же вечер был задержан урядником и я по одежде признал в нём ограбившего меня человека. Товарищ его был с ним одинакового роста, но его я совершенно не разглядел, хотя на небе была луна и было светло.»
Зовут меня Иван Михайлович Ильюшин, 28 лет, православный, полицейский урядник, живу в д. Красные Горы.
3 октября 1910 года около половины девятого вечера ко мне на квартиру пришёл Иван Принцев и сообщил, что только что ограбили Густава Нукку и что он предполагает, что это ограбление совершил Агафон Елинкин, который одновременно с Нуккой был в его, Принцева, лавке. Я тотчас же вышел из дому на поиски Елинкина и встретил потерпевшего, который шёл ко мне вместе со стражником Ворманом. Нукка был без шапки. Вместе со стражником Ворманом я пошёл искать Елинкина и заметил его, входящим в трактир. Я подошёл под окно трактира и видел, что Елинкин покупал сороковку водки, причём разменял серебрянный рубль. Затем Елинкин вышел из трактира и, по-видимому заметил, что за ним следят, так как стал отворачивать своё лицо от луны в другую сторону, чтобы его не узнали. Мы задержали Елинкина и отвели его ко мне на квартиру, где я спросил его, сколько у него денег. Елинкин предъявил мне серебряную мелочь, а  затем на мои вопросы сказал, что у него есть ещё три рубля за голенищем сапога. Он вынул оттуда свёрнутую бумажку, которая оказалась 10-рублёвым кредитным билетом. Елинкин здесь мне в грабеже не сознался и признал себя виновным только в Волостном правлении, куда я его отправил, но соучастника своего не выдал. При задержании Елинкин вовсе не был пьян. Ещё он сказал, чтобы мы шли к его жене, там, мол,  найдёте ещё 10 рублей. Жена, однако, сказала, что никаких денег у неё нет и что, как ушёл муж в 12 часов, так она его с тех пор не видела. Елинкин человек очень подозрительный, но до сих пор его не удавалось поймать. Позже выяснилось, что вторым нападавшим был Григорий Давыдович Варунин, 19-и лет, о нём я ничего не могу сказать, так как раньше он ни в чём дурном замечен не был. На другой день потерпевший Нукка нашёл свою шапку на месте происшествия.»
Зовут меня Федосья Ивановна Елинкина, 28 лет, неграмотная, старообрядка, живу в д. Красные Горы. Агафон Елинкин мой муж. В воскресенье, числа и месяца не помню, в тот самый день, когда был арестован мой муж Агафон Елинкин, около 3-х часов дня к нам в избу пришёл Григорий Варунин. Тогда же Варунин дал 40 копеек денег, а я, по просьбе мужа, дала 10 копеек, и муж послал одну девочку в трактир за водкой. Девочка принесла бутылку водки, которую муж с Варуниным и с бывшим в нашем доме в то время моим отцом Иваном Печёнкиным, выпили. После этого, попив чаю, муж мой и Варунин вместе ушли из нашего дома и больше я мужа в тот день не видела. Я ждала мужа домой до 9 часов вечера и после пошла его искать по деревне. На улице я встретила Григория Варунина, который шёл в одном пиджаке. Я сказала Варунину, что ищу мужа. Он сказал, что тоже ищет его, так как дал ему 20 копеек на водку. Вместе с Варуниным я пошла к трактиру, но мужа там не было. Когда мы подходили к трактиру, то Варунин мне сказал, что Нукку обокрали. Затем Варунин от меня ушёл, а я пошла искать мужа по соседям и узнала, что он арестован и отведён в Волостное правление. Я пошла туда и говорила там с мужем через окошко и муж тогда же сказал мне, что вместе с ним был Варунин, а я сказала об этом стражнику.»
Поскольку отпираться было бессмысленно, Агафон Елинкин и его собутыльник, Григорий Варунин, скрепя сердце признались в нападения на Густава Нукку и краже у него 21 рубля с мелочью. Правда, поначалу они заявляли, что по-хорошему просили у потерпевшего  денег на водку и  лишь когда он отказался их дать, отобрали кисет силой. Однако, вскоре, под давлением улик, вынуждены были от этой версии отказаться. Единственное, что  злоумышленники наотрез отказывались признать, так это нанесения пострадавшему телесных повреждений. Суд в этом вопросе встал на их сторону, посчитав, что «подсудимые повалили Нукку на землю и схватили за горло, но из показания этого нельзя с достаточной положительностью вынести заключение, что действия эти явились средством для похищения у Нукки кисета с деньгами».
Учитывая чистосердечное признание обвиняемыми своей вины, а также несовершеннолетие Григория Варунина, Рижский Окружной Суд своим решением от 3 мая 1911 года посчитал возможным назначить им следующее наказание: Агафона Ивановича Елинкина, 29 лет, лишить всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдать в исправительное арестантское отделение сроком на один год, а Григория Давыдовича Варунина, 19 лет, заключить в тюрьму на 8 месяцев. Судебные издержки возложить на обоих поровну, вернуть Густаву Нукке отобранные у Агафона Елинкина 10 рублей 27 копеек, вещественное доказательство (бутылку с водкой) уничтожить.»

Такая вот история...


Из серии "Красногорский криминал"

Отказался выпить...
Павел Васильевич Захаров, 40лет, житель д. Красные Горы Кокорской волости:
«27 ноября 1913 года вечером на улице в д. Красные Горы ко мне пристала пьяная компания, чтобы я выпил с ними водки. Я отказался. Тогда один из них, а  именно Максим Транжиров, стал со мной бороться. Я повалил его на землю. Тогда на помощь к нему пришёл Демид Феклистов, который замахнулся на меня ножом. Я защитился от удара левой рукой. Тогда Феклистов пробил мне руку ножом и я получил рану, от которой до сих пор не могу вылечиться. В компании с Транжировым и Феклистовым были Потапий Васильевич Кривоглазов и Демид Николаевич Елинкин, всего их было четверо. Нашу борьбу с Транжировым видели также Леонтий Захаров, Демид Захаров, Елисей Скороходов, Аксентий Орлов, Дмитрий Матюшонок, Трофим Плешанков, Иван Скороходов и Ульяна Скороходова, все из д. Красные Горы. Феклистов ударил меня не предъявляемой стаместкой, а именно ножом. Сделал он это потому, что я боролся с Транжировым, после отказа с моей стороны выпить водку в его компании.»
«По обвинительному акту от 4 октября 1914 года, подсудимый Демид Савельевич Феклистов, 25 лет, предан суду Рижского Окружного Суда по обвинению в том, что 27 ноября 1913 года в д. Красные Горы в состоянии запальчивости или раздражения, однако сознательно, ударом ножа причинил мещанину Павлу Захарову тяжкое увечье, сопровождавшееся ограничением навсегда деятельности левой руки. В суде подсудимый не признал себя виновным, объяснив, что защищаясь от потерпевшего Павла Захарова, ударившего его несколько раз кулаком, он вытянул свою руку со стаместкой и в этот момент Захаров ударил своей рукой по стаместке, причинив себе рану. Выслушав прения сторон, Окружной Суд находит, что вышеприведённое объяснение подсудимого неправдоподобное по содержанию своему, едва ли Захаров мог бить подсудимого левой рукой. Ко всему прочему, на предварительном следствии подсудимый полностью признал себя виновным в нанесении удара стаместкой в руку, к тому же многочисленные свидетели подтвердили, что подсудимый, питавший уже давно злобу против Павла Захарова, желая, очевидно помочь своему товарищу Транжирову, которого поборол Захаров, замахнулся на последнего стаместкой, стараясь ударить в голову, и когда Захаров прикрыл голову рукой, нанёс ему в эту руку стаместкой удар, пробив её насквозь. Причинённая Захарову рана вызвала гнилостно-воспалительный процесс, продолжающийся до настоящего времени, и повлекла за собою полную атрофию пальцев левой руки и ограничение действия её навсегда. Это повреждение, равносильное лишению кисти руки, по мнению эксперта, должно быть отнесено к тяжкому увечью. По изложенным основаниям Окружной Суд определяет: Жителя д. Красные Горы Демида Савельевича Феклистова, 25 лет, заключить в тюрьму на 6 месяцев, возложив на осуждённого судебные по делу издержки, а при несостоятельности издержки эти принять на счёт казны, вещественное доказательство (стаместку) уничтожить.»

Такая вот история...


Из серии "Красногорский криминал"

Дебош на пароходе…
Протокол опроса стражника Густава Вардья.
"1908 года августа 14 дня стражник 14 конного отряда Юрьевского уезда Густав Вардья заявил, что вчера, 13 августа он вместе со стражниками Юрием Интом и Александром Лорбергом находились на пароходе «Мария» для наблюдения за порядком. На пароходе было много пассажиров и между ними находилось человек около 20-и старообрядцев, большинство из которых были пьяные, шумели, кричали, пели, ругались неприличными словами и всячески нарушали тишину и спокойствие. Не доезжая до пристани «Саракус» между находящимися в числе означенных старообрядцев отцом и младшим сыном поднялась ссора и драка. К ним присоединился также старший сын и четвёртый товарищ их, которого они называли зятем. Стражник Инт подошёл к ним, требуя прекратить ссору и драку, на что они не обратили никакого внимания, а лишь ответили бранью и руганью, угрожая стражников убить. Когда же он, Вардья, также подошёл к ним, требуя прекратить ссору и драку, то отец и младший сын подскочили к нему, сын схватил стражника за горло, а отец сзади за мундир и портупею, нанося ему побои по шее. Он с силой оттолкнул сына в сторону, а отец выпустил его лишь после того, как стражник Лорберг вынул револьвер и грозил стрелять по ним.  Тем временем пароход причалил к пристани «Саракус», где по просьбе и распоряжению капитана, они, стражники, высадили на пристань трёх дерущихся – отца с двумя сыновьями, чтобы восстановить порядок на пароходе. При высадке вся группа старообрядцев бросилась на стражников, оказывая явное сопротивление и насилие, но несмотря на это, им удалось высадить драчунов с парохода под угрозой стрельбы. Вообще действовать огнестрельным оружием было невозможно, так как вся публика столпилась на палубе и можно было поранить невиновных, ввиду того, что пароход был полон народу. На означенной пристани высаженные заявили капитану, что имеют на пароходе вещи и просили выдать таковые. Когда же капитан принял их на пароход для выборки своих вещей, то они, вместо того, чтобы взять вещи, сели на скамейки, угрожая всех убить, кто осмелится трогать их. При сем старший сын сел на борт парохода, вынул нож, размахивал им, а зять хотел кулаком ударить стражника Лорберга по голове, но капитан схватил его за руку и отстранил удар. Вновь высадить дерущихся стражники более не решились, потому что возбуждённые криками и призывами их, остальные старообрядцы явно выражали желание оказать сопротивление и насилие над стражниками и высадка либо арестование их могли повлечь серьёзные столкновения. После этого, под угрозами стражников стрелять в них из револьверов, дерущиеся прекратили буйство и драку, не переставая, однако, всячески ругать стражников вплоть до пристани «Лииванина» в д. Воронья, где все старообрядцы высадились на берег. На означенной пристани местным урядником были установлены личности упомянутых лиц. На пароходе в это время находился также стражник Ворман. Просят привлечь виновных к законной ответственности."

"Его Превосходительству Господину Лифляндскому Губернатору живущих в д. Красные Горы Кокорской волости, Юрьевского уезда Агафьи Даниловны Феклистовой, Прасковьи Ивановны Феклистовой, Натальи Андреевны Феклистовой прошение:
14 августа сего, 1908 года, Михаил Григорьевич Феклистов, Леонтий Михайлович Феклистов, Филипп Михайлович Феклистов и брат мой, Натальи Феклистовой, Иван Анушов, возвращаясь домой в сильно пьяном виде, учинили на пароходе буйство и при этом, как мы слышали, оскорбили стражника. 15 августа вышеупомянутые мужья наши и Иван Анушов были арестованы и в настоящее время содержатся в Юрьевской уездной тюрьме. Ввиду того, что они совершили свой проступок в пьяном виде, не отдавая себе отчёта в том, что они делают, что этот поступок наших мужей и брата самым тяжёлым образом отражается на нас, их жёнах и детях, ни в чём не повинных, так как благодаря их заключению, мы лишились наших кормильцев, мы позволяем себе обратиться в Вашему Превосходительству со всепокорнейшей просьбой сделать распоряжение о скорейшем представлении Вашему Превосходительству вышеозначенного дела и вместе с тем, при определении нашим мужьям и Ивану Анушову наказания оказать им всевозможное снисхождение. Агафья Феклистова, Прасковья Феклистова, Наталья Феклистова, а за них неграмотных по их просьбе расписалась Мария Эренбунг.
"Спрошенный обвиняемый крестьянин д. Красные Горы Михаил Григорьевич Феклистов, 75 лет, старообрядец, в 1907 году отсидел в тюрьме 3 месяца за сопротивление уряднику, показал, что 13 августа 1908 года он вместе с двумя сыновьями Леонтием и Филиппом и родственником Иваном Анушовым отправился домой в д. Красные Горы на пароходе «Мария». На этом же пароходе ехали ещё человек 15 в Красные Горы. Все они, как и он, показатель, были пьяные и пели песни. Между ним и сыновьями произошла ссора и он ударил несколько раз сына Филиппа. В это время подскочил к ним стражник и стал наносить удары ему и сыну Филиппу, а затем на пристани «Саракус» высадил его с сыновьями. Он стражника за мундир не хватал и не ударял его, равно как не ругал стражников и не угрожал их убить, вообще виновным себя ни в чём не признаёт. На пристани «Саракус» он заявил капитану парохода, что имеет на пароходе вещи, после чего капитан принял его на пароход обратно. Больше показать ничего не имеет. Неграмотный."
"Спрошенный обвиняемый крестьянин д. Красные Горы Филипп Михайлович Феклистов, 30 лет, старообрядец, не судим, показал, что 13 августа во время поездки домой из г. Юрьева в д. Красные Горы на пароходе «Мария» у его отца Михаила Феклистова произошла ссора с неизвестным ему старообрядцем, который занял место отца. Он, Филипп Феклистов, подошёл к ним, желая усмирить отца, но отец ударил его несколько раз. В это время к ним подошли стражники и стали наносить побои ему и отцу, а затем на пристани, название которой не знает, высадили его с отцом и братом Леонтием. Он стражника за горло не хватал, не обижал их словами и не угрожал, вообще ни в чём себя виновным не признаёт.  Был выпивши. Больше показать ничего не имеет."
"Спрошенный обвиняемый крестьянин д. Красные Горы Леонтий Михайлович Феклистов, 32 лет, старообрядец, не судим, показал, что 13 августа во время поездки домой из г. Юрьева в Красные Горы на пароходе «Мария» у его отца Михаила Феклистова произошла ссора с неизвестным ему пассажиром, который занял место отца. Его брат Филипп подошёл к последним , желая усмирить отца и посадить его на другое место, но отец настоял на своём и ударил брата несколько раз. В этот момент стражники, бывшие на пароходе, подскочили к брату и отцу и стали наносить им побои. Он, показатель, подошёл к стражникам просить их, чтобы они перестали бить, так как отец с братом ни в чём не виноваты, при этом он в это время имел в руках нож, которым кушал яблоко, но ножом он не замахивался и не угрожал убить стражника. Виновным себя не признаёт."
"Спрошенный обвиняемый крестьянин д. Красные Горы Иван Андреевич Анушов, 21 год, старообрядец, не судим, показал, что 13 августа во время поездки домой из г. Юрьева в д. Красные Горы на пароходе «Мария» он спал и проснулся на шум пассажиров, когда корабль стоял у пристани, названия которой не знает. Проснувшись, он увидел, что Феклистовы были высажены на пристани, но за что, не знал. Феклистовы были вновь приняты на пароход капитаном и тогда никакой драки и нарушения тишины не было. Он стражников кулаком ударить не хотел, вообще стражников как на словах, так и действием не обидел, убить их не угрожал. Виновным себя ни в чём не признаёт."
Я привёл лишь малую толику показаний, собранных по этому скандальному делу. Были опрошены все стражники, капитан парохода, кочегар и несколько свидетелей из числа пассажиров. Все они подтвердили, что Феклистовы и Анушов вели себя вызывающе и всячески оскорбляли стражников, пытавшихся призвать их к порядку. Попытки обвиняемых «перевести стрелки» на стражников успеха не возымели. Финал истории вполне предсказуем: посягательство на представителей власти, пусть и на пьяную голову, каралось весьма строго. Отец, Михаил Феклистов, сел за решётку на две недели, сыновья Филипп и Леонтий  на месяц, Иван Анушов – на три недели.

Такая вот история...


На главную                                               Немного истории (продолжение)...