aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Category:

Немного истории...









Из серии "Дела старообрядческие"
Как Суворов с причудскими староверами боролся...



История вторая:
"Удаленные наставники, некрещеный младенец и всепокорнейшие прошения..."



24 декабря 1848 года


Господину Рижскому Военному Губернатору и Генерал-Губернатору Лифляндскому, Курляндскому и Эстляндскому.
"Проживающий в деревне Кикита (Kükita) Дорофей Давыдов, явясь несколько недель тому назад в Орднунгсгерихт, объявил, что жена его, Катерина Кондратьевна, в ноябре месяце сего 1848 года родила сына и что он не знает, где крестить сего младенца после удаления из деревни Кикита, по приказанию Высшего начальства, тамошнего раскольнического наставника Ивана Тимофеева и по неимению ни в д. Кикита, ни в селе Черном (Mustvee) другого наставника. Орднунгсгерихт объявил Давыдову, что он о крещении сына своего должен обратиться к Черносельскому единоверческому священнику. Мещанин Давыдов некоторое время спустя вновь явился в Присутствие, прося разрешения касательно новорожденного сына своего, который остался до того времени некрещеным. При этом Давыдов объяснил, что как он, так и жена его, находясь в расколе с самого рождения, сочетались для брачного сожительства по обрядам сей секты, а четверо детей его также окрещены в раскол, поэтому хочет распорядиться крещением младшего сына своего только через раскольнического наставника, а отнюдь не через единоверческого священника, какие бы не произошли от того последствия, даже если бы младенец умер и вовсе без крещения.  Несмотря на все убеждения, сделанные Давыдову, он упорно остался при своем объявлении. О таковом обстоятельстьве я имею честь донести Вашей Светлости на благосклонное разрешение, присовокупляя, что в д. Кикита считается около 400 душ раскольников.
Гражданский Губернатор Максим Антонович фон Эссен".

От автора:
Вышеописанный эпизод наглядно демонстрирует отношение большинства причудских старообрядцев к попыткам властей "приручить" их. Единоверческий священник, к коему начальство настоятельно рекомендовало обращаться, в восприятии местных прихожан являл собой образец отступника, руками которого государство пыталось сломить ревнителей древлеправославия. Говоря современным языком, переформатировать их.

И дело вовсе не в старых обрядах и богослужебных книгах, каковыми "соблазняло" Единоверие.  Дело в неприятии самой идеи общения с Богом под патронажем "никонианской" церкви.
Причудские староверы были поборниками той ветви русского Православия, которая не была освящена властью...

На тех, кто встал на путь сотрудничества с официальной церковью, мои пращуры смотрели как на каллоборантов и всячески "игнорили" их. Примерно так же, как  эстонцы в 19 веке насмехались над онемечившимися или обрусевшими сородичами, уничижительно именуя отказников от национального идентитета "kadakasakslased" и"pajuvenelased". Признать уникальность старообрядчества и смириться с существованием двух русских церквей власть была ещё не готова. И это при том, что мои предки, в силу своей патриархальности, не представляли ни малейшей угрозы царствующей монархии и всячески сторонились революционных и национальных движений.
В отличие от Римско-католической церкви, которая к середине 19 века уже "разрулила" ситуацию со своими недавними антогонистами в лице многочисленных протестанских конфессий, имперское Православие по прежнему смотрело на староверов как на недовоспитанных детей, нуждающихся не только в отеческом наставлении, но и в "твердой руке".  Историческому примирению двух религиозных мировоззрений сильно мешало характерное для России сращивание церкви и государства, при котором любая уступка "раскольникам" воспринималась власть придержащими, как "потеря лица".
Твердости духа Дорофея Давыдова можно позавидовать. Он отказался от услуг единоверческого священника и пригрозил смириться даже с тем, что "младенец умрет и вовсе без крещения". А ведь весь этот сыр-бор разразился лишь из-за того, что Генерал-Губернатор Суворов, с подачи Рижского епископа Платона, приказал удалить наставника Ивана Тимофеева из деревни Кикита. Наверняка, по какой-то маловразумительной причине. Воистину, хозяин Остзейского края умел создавать проблемы, которые сам же потом долго и натужно решал...
24 января 1849 года

Господину Рижскому Военному Губернатору и Генерал-Губернатору Лифляндскому, Курляндскому и Эстляндскому

"Дерптский Орднунгсгерихт сообщил мне следующее:
С момента удаления тамошнего наставника Ивана Тимофеева, раскольники деревень Кикита и Тихотка (Tiheda) находятся в крайне стеснительном положении. Одно из родившихся в первой из означенных деревень дитя остается поныне некрещенным. Жены Ильи Петрова и Василия Яковлева находятся в беременном положении и при большом числе тамошних раскольников можно ожидать в скором времени смертных случаев. Посему, опасаясь, что за неимением наставника, дети их остануться некрещеными, а покойники непогребеными, жители вышеозначенных деревень убедительнейше просят Орднунгсгерихт об исходатайствовании у Высшего начальства распоряжения к назначению для них вновь наставника. Орднунгсгерихт хотя и объявил им, что они могут обращаться к единоверческому священнику села Черного, отстоящего от Кикита в двух, а от Тихотки в трех верстах, который совершает обряды крещения и погребения по тем же самым старым книгам, кои употребляются раскольниками, но просители единогласно и с твердостью отвечали, что они, а равно и прочие раскольники этих деревень, намерены умирать в том самом учении, в каковом были крещены. Поэтому они ни в каком случае не будут обращаться к Единоверческому священнику, ссылаясь на оставление раскольников в Санкт-Петербурге и других местах при свободном отправлении своего учения, полагая за тем, что Государь Император не мог иметь в виду постановить, что с ними поступлено  бы иначе. Наконец, Орднунгсгерихт, объявив просителям, что просьба их будет представлена на уважение вышестоящего начальства, присовокупляет, что дело это, по множеству проживающих в округе раскольников, весьма важно в отношении поддержания между ними тишины и порядка".

Гражданский Губернатор Максим Антонович фон Эссен".

От автора:
Аргументы обеспокоенных жителей причудских деревень сводились к следующему:
1. Случаи рождений и смертей среди староверов Кикита и Тихотки весьма часты. Посему срочно необходим наставник. Или верните удаленного Ивана Тимофеева или разрешите избрать нового.
2. Единоверческий священник из Муствее хоть и прибегает к старым книгам и обрядам, категорически неприемлем, поскольку является ставленником Священного Синода и не пользуется доверием прихожан. Да и вообще: коней на переправе не меняют.

3. Государь Император разрешил "раскольникам" других губерний "свободно отправлять свое учение". А посему, лифляндские власти идут супротив Высочайшей воли, ограничивая права верующих, пусть даже и старообрядцев.
4. Состоящий преимущественно из немцев Дерптский Орднунгсгерихт, будучи обеспокоен "поддержанием тишины и порядка" на подведомственной территории, искренне надеется, что вышестоящее начальство найдет удовлетворительное решение проблемы.


12 февраля 1849 года

Гражданскому Губернатору
"В ответ на отношение Вашего Превосходительства, имею честь уведомить:
1. Высочайшим повелением от 9 января 1826 года предписано местным начальствам не входить ни в какие исследования о вере тех, кои издавна в расколе и совершают браки, крещения младенцев и погребение умерших  по своим обрядам, а надлежит только наблюдать, дабы они никого из православных не совращали в свой раскол.
2. Это же самое подтверждено и в Высочайшем повелении от 5 декабря 1834 года, с пояснением, что надлежит только наблюдать, дабы они отнюдь не отправляли таинств и мирских треб по своим обрядам публично и с явным оказательством богоучения их секты.
3. Высочайшим повелением от 27 марта 1843 года  местным начальствам строго предписано: людям, совершающим у раскольников их требы и обряды, ни в коем случае не присваивать название уставщиков, наставников и т.п. Из сего Ваше Превосходительство изволите усмотреть, что местному начальству не следует не только вмешиваться в рассмотрение того, имеют ли раскольники какое-либо лицо, посредством коего исполняют свои обряды, но даже не вправе принимать просьбы от раскольников по сему предмету и обязаны строго наблюдать, чтобы лица, находящиеся у раскольников в качестве наставников, отнюдь не имели именовать себя подобным званием. Местное начальство, не преследуя раскольников за мнение  их о вере и за исполнение ими своих обрядов, обязано строго смотреть, чтобы они отнюдь не осмеливались исполнять обряды свои явно, в соблазн православных, и чтобы тем не нарушали общих законов  о неоказательстве сектантами своей ереси.
4. По сим причинам не могу входить ни в какие рассмотрение домогательства раскольников дер. Кикита и Тихотка о назначении им раскольнического наставника, ибо это их домогательство противозаконно.
5. Что касается дерзкого и столько же противозаконного поступка Кикитовского раскольника Дорофея Давыдова, который, упорствуя в окрещении новорожденного  сына своего посредством единоверческого священника, как ему было предложено, допустил ему умереть без крещения и потом сам произвольно похоронил его, то имею честь покорнейше просить Вас, Милостивый Государь приказать поступок Давыдова исследовать на законном основании и следственное дело, не обращая в судебное место, доставить ко мне.
Отправляя вместе с тем к Вашему Превосходительству отношение мое за № 62 о невозможности допустить гласно распоряжение к удовлетворению просьбы раскольников  деревень Кикита и Тихотка касательно назначения к ним наставника, считаю долгом конфиденциально уведомить Вас, Милостивый Государь, для собственных ваших соображений при распоряжениях, что в деревне, весьма недалекой от д. Кикита, как объяснил мне лично Преосвященный епископ Рижский Платон, имеется у раскольников наставник. Потому раскольники Кикитовки и Тихотки имеют возможность исполнить все требы по обрядам своей секты посредством сего последнего наставника, в чем местная полиция не должна им препятствовать, но только необходимо наблюдать, чтобы раскольники не позволяли себе, в отправлении обрядов публичности и явного показательства ереси. При том считаю необходимым присовокупить покорнейшую мою просьбу: так как между Кикитовскими и прочими раскольниками по случаю смерти и погребения сына раскольника Давыдова без совершения  над ним крещения, также и вследствии решительного отказа в назначении им наставника, могут возникнуть беспокойные толки, вменить секретно в обязанность Дерптскому однунгсгерихту, не сообщая ему впрочем содержание настоящего сношения, строго и бдительно наблюдать за не нарушением между раскольниками тишины и спокойствия. При малейшем обнаружении какого-либо беспорядка, виновных немедленно брать под стражу и в то же время доносить мне".

От автора:
Форменная жесть!!!

1. "Местному начальству не следует вмешиваться в рассмотрение того, имеют ли раскольники какое-либо лицо, посредством коего исполняют свои обряды.
При этом изъятие из деревни, по прихоти православных иерархов, избранного общиной наставника, вмешательством почему-то не считалось...
2. "Но даже не вправе принимать просьбы от раскольников по сему предмету и обязаны строго наблюдать, чтобы лица, находящиеся у раскольников в качестве наставников, отнюдь не имели именовать себя подобным званием".
Для избрания нового пастыря взамен удаленного, старообрядцы обязаны были испрашивать разрешение у гражданских властей, но последние, оказывается,  не имели права принимать подобные прошения.
Круг замкнулся...

3. "Раскольникам" запрещалось именовать наставника "наставником". Но на Генерал-Губернатора это требование, похоже, не распространялось! Александр Аркадьевич употребляет "запретное" слово открыто и не одиножды. Безо всяких ковычек или оговорок. Как если бы Владимир Владимирович набрался смелости и назвал-таки  "берлинского пациента" по имени...
4.
Местное начальство, не преследуя раскольников за мнение их о вере и за исполнение ими своих обрядов, обязано строго смотреть, чтобы они отнюдь не осмеливались исполнять обряды свои явно, в соблазн православных."
Молитвенные дома староверов были опечатаны, колокольный звон запрещен, наставники удалены.  Исполнять обряды дозволялось лишь в узком семейном кругу. И все ради того, чтоб не ввергать в искушение православных? Неужели государственная церковь настолько опасалась "дурного влияния" старообрядцев на своих прихожан? Ведь в отношении лютеран подобных ограничений даже близко не было.
Думается, дело отчасти в языке, отчасти в принципе. Протестантские богослужения проводились на незнакомом большинству местных русских наречии. "Раскольники" же прельщали нестойких духом на вполне понятном им языке. К тому же, лютеранская церковь родилась из недр католической, то есть для Православия была чужой и малопривлекательной. Староверы же - плоть от плоти свои, родные. Этакое отбившиеся от рук непутевое дитя, или, если хотите, строптивая жена, выставившая за дверь вчерашнего благоверного. Поэтому с ними церемониться не пристало...
5.
Отправляя вместе с тем к Вашему Превосходительству отношение мое за № 62 о невозможности допустить гласно распоряжение к удовлетворению просьбы раскольников  деревень Кикита и Тихотка касательно назначения к ним наставника, считаю долгом конфиденциально уведомить Вас, Милостивый Государь, для собственных ваших соображений при распоряжениях, что в деревне, весьма недалекой от д. Кикита, как объяснил мне лично Преосвященный епископ Рижский Платон, имеется у раскольников наставник. Потому раскольники Кикитовки и Тихотки имеют возможность исполнить все требы по обрядам своей секты посредством сего последнего наставника, в чем местная полиция не должна им препятствовать.

Хитер, однако, Александр Аркадьевич! Прямо-таки апофеоз чиновничьей казуистики! Прекрасно понимая, что от единоверческого священника мало проку, он, дабы избежать "беспокойных толков", устами гражданского губернатора  фактически дозволил старообрядцам обращаться к последнему из оставшихся на свободе наставников, не уточняя, правда, его местоположение. Поскольку публичные уступки "раскольникам" Суворов себе позволить не мог (потеря лица, знаете-ли), приходилось действовать втихоря и "уведомлять конфиденциально".

Оставшись без наставников, отчаявшиеся обитатели причудских деревень "перехватили" Генерал-Губернатора во время его визита в Дерптский уезд и передали ему нижеприведенные прошения. Более верноподданных и коленопреклоненных посланий представить себе сложно...
11 апреля 1849 года.



«Дерптского уезда деревни Черной государственных имуществ крестьян федосеевского согласия всепокорнейшее прошение.
Цветущее правосудие Вашей Светлости!  Осмеливаемся прибегнуть к стопам Вашего милосердия до нас, бедных людей, которые только полагают надежду на небесного царя и земного и на Светлость Вашу, дабы сколько нибудь умилосердились до нас. Просим Вас всепокорнейше взойти в отеческую защиту по той причине, что все народы разных христианских исповеданий готовятся в сие великие и святые дни принести покаяние и жертву господу Богу. Неужели весьма значительное общество у нас в Черной деревне федосеевского согласия будет лишено сего душеспасительного утешения, а равно как в Московской, Петербургской, Рижской губернии и по многим местам по сие время терпимо и невозбранимо как крещение рождаемых младенцев, так и покаяние и погребение по сие время бесспорно совершается, а мы ныне ничего оного при себе не имеем, но просим Вас, Ваша Светлость: «Воззрите на нас милостивым своим оком, явите свое милосердие и откройте нам хотя мало, чтоб могли иметь при себе наставника своего федосеевского согласия, в котором находились наши отцы и прадеды, то и мы желаем в оном живот свой положить, за которое милосердие Ваше мы и потомки наши будем Вашей Светлости по гроб жизни нашей воздавать к Богу со слезами теплые наши молитвы, дабы Господь Вас продлил благоденствием и здравием лет Ваших. Еще просим Вашей Светлости, что неизвестно нам, по какому повелению или предписанию была прислана на нас экзекуция в 42 человека и поставлены были к нам и стояли меж староверами у нас 32 дня у каждого хозяина на квартире, то мы от них приняли немалое тиранство и притеснение, неизвестно за что.
Благодарим Вас покорно, что Вы нас, бедных людей, от них избавили, в чем саморучно подписуемся каждый хозяин и ставим по три креста".


16 апреля 1849 года
"Припадаем к стопам Вашей Светлости и ищем милосердия и защиты мощной Вашей Светлости особы.
Издавна жили мы и предки наши тихо и миролюбиво в означенных деревнях и несли поныне возлагаемые на нас, как и других религий жителей сих деревень, повинности беспрекословно, с довольностию, пользуясь правами, относившимися к религии нашей, а ныне не имеем мы обрядного своего наставника, который бы мог отправлять самые нужные служения, то есть крестить новорожденных, похоронить умерших, совокупить браком и исповедовать нас по обряду. Все мы, живущие в означенных деревнях, между православным и лютеранским исповеданием жителями, сходились к служению Господу Богу в молитвенный наш дом в деревню Кикита, где имели оный и своего наставника. Молитвенный дом сей ветхий, сделался негодным, разорен и остались мы без оного, принося Богу молитву каждый по себе в семействе, противу чего мы не спорим, а остался у нас наставник. По смерти его, два года тому назад, избрали мы себе другого, Дерптского мещанина Ивана Тимофеева, который у нас служил и исполнял духовные по нашей религии требы, но в прошлом октябре месяце истребован он уездным начальством в город и не имеем мы посему никого, кто бы мог крестить новорожденных, похоронить умерших и кому каяться или спасти душу, почему обратились мы к Господину исправнику, объявляя о том, чтоб позволили нам как прежде было, Наставника для совершения этих треб, ибо рождающиеся умирают без крещения и умерших хоронить некому, потому что нет по существу религии нашей отца духовного. Суд сей не решает таковую просьбу о признании Наставника, почему мы припадаем к стопам Вашей Светлости и всеусерднейше просим соблаговолить дозволить нам избрать для сего нашего общества Наставника или возвратить нам, находящегося под Орднунгсгерихтом, прежнего нашего наставника Ивана Тимофеева, который бы мог крестить новорожденных, хоронить умерших, совокуплять браки и принимать на покаяние.
Ваша Светлость! Со слезами, на коленях молимся к Господу Богу за многие счастливые лета Всего Вашего дома, помилосердствуйте над нами и воззрите жалости на бедных нас всех погибающих с лишком пятьсот душ".


От автора:
Что называется, нет слов! И вот этих, предельно лояльных к власти обывателей, умоляющих лишь о том, чтобы их веру оставили в покое, государство умудрилась оттолкнуть от себя!!!
Наверное,
бо́льшим абсурдом выглядит лишь нынешний раздрай между Украиной и Россией...
Размещение военной команды на постой в частных домах, о чем упоминают жители Муствеэ, в те времена было широко  распространено. Подобная практика, помимо экономии казенных денег, несла в себе элемент устрашения строптивых обывателей. Терпеть "тиранство и притеснение" приходилось в наказание на несговорчивость и дерзость...

28 апреля 1849 года
"При проезде моем в настоящем месяце чрез Дерптский уезд, раскольники беспоповщинной секты, жительствующие в деревнях Черной, Кикита, Раюша и Тихотка подали мне две просьбы.
1. Черновские раскольники - о дозволении им иметь наставника и о предоставлении свободы отправлять свои обряды, в коих будто бы они стесняются.
2. Раскольники последних трех деревень, о назначении к ним наставника по их секте, вместо высланного оттуда в минувшем октябре месяце Ивана Тимофеева. Как первые, так и последние раскольники сами знали незаконность этих прошений, ибо не смели подписать таковых: первые, вместо неграмотных подписаны неизвестными лицами.
Имею честь покорнейше просить приказать объявить:
1. Черновским раскольникам и прочим, что
- домогательства их о назначении им наставника по их секте, как противозаконное, удовлетворено быть не может,
- что указание их о свободном содержании беспоповцами своей ереси в других местах неуместно,
- и что, наконец, начальство вовсе не препятствует  им молиться по их секте, но только воспрещает им, согласно с законом, самоволие и явное оказательство их ереси в соблазн православной веры.
2. Черновским и прочим раскольникам повторно объявить  сделанное в октябре минувшего года, что они в духовных нуждах своих могут обращаться к единоверческому священнику деревни Черной, который совершает службу по их обрядам.
Считаю своим долгом сообщить также, что Черновские, Кикитовские и прочие раскольники в просьбах своих именуют себя обществом и федосеевским согласием. Но правительство, терпя их заблуждения по благостному снисхождению к их невежеству, положительно воспрещает именовать раскольников отдельным обществом, староверцами, старообрядцами и тому подобными несвойственными названиями, но именует их только раскольниками. Поэтому прошу Дерптский Орднунгсгерихт внушить Черновским и прочим раскольникам, дабы в прошениях не смели именоваться обществом, старообрядцами и тому подобными названиями, не только не признанными, но и воспрещенными законом.

От автора:
Воистину, сказал, как отрезал!
Какой-то театр абсурда. С одной стороны, обращаться к начальству за разрешением избрать наставника староверам не дозволялось, с другой, обзавестись духовным пастырем
без согласия светских властей было нельзя. Все рекомендации чиновников сводились к одному: присоединяйтесь к единоверческой церкви! И будем вам счастье! Чем-то это напоминает мантры  современных эстонских политиков, включая президента и премьер-министра, в адрес русскоязычных жителей республики: "Учите эстонский, учитесь на эстонском! У вашего родного языка будущего здесь нет".
Что ж, поживем-увидим...

Политика Николая Первого, проводником которой в Прибалтике был Александр Аркадьевич Суворов, в отношении старообрядцев признавала лишь "кнут". Само требование именоваться исключительно "раскольниками", на мой взгляд, равносильно тому, как если бы афроамериканцам приказали называть себя не иначе, как "негры".


19 декабря 1849 года







"Во исполнение предложения от 15 октября сего года за № 1647, честь имею донести Вашей Светлости
1. что раскольнику Дорофею Давыдову, допустившему ребенку своему умереть без крещения, сделано как лично Преосвященным Платоном, Епископом Рижским, так и членами Люфляндского Духовного Правления надлежащее увещевание оставить раскольнические заблуждения, но он на это не согласился. Жена его, по причине тяжкой болезни, не смогла явиться в Ригу.
2. что Дерптскому Одрднунгсгерихту предписано подвергнуть взысканию по закону предавших земле тело умершего сына раскольника Дорофея Давыдова за то, что они совершили погребение без освидетельствования мертвого тела Полициею,
3. что вместе с тем я предложил Дерптскому Орднунгсгерихту выслать в Ригу жену Дорофея Давыдова, как скоро она выздоровеет для представление в Лифляндское Духовное Правление на увещевание.
Гражданский Губернатор". 

От автора:
Вызов "на ковер" в губернскую столицу широко практиковался властями Лифляндии. Не берусь судить об эффективности подобного метода "увещевания", но в данном конкретном случае он не сработал... Отказаться от сеанса духовной психотерапии без уважительной причины было никак нельзя. По всей видимости, на процедуру "промывки мозгов" причудских староверов  доставляли в Ригу под конвоем и за казенный счет...
22 февраля 1950 года

Из донесения Гражданского Губернатора Максима Антоновича фон Эссена




«... некрещенный сын Дорофея Давыдова скончался 20 декабря 1848 года, будучи всего месяц от роду. Мы узнали также, что проживающий в доме Давыдова Андрей Залекешин изготовил гроб и вырыл могилу, а жена Давыдова с сестрою и дочерью похоронили младенца и что в день погребения сельского головы Никитина и помощника его - Максимова в деревне не было.
Также Ваша Светлость поручила мне донести, какому именно оштрафованию и на каком основании подвергнуты будут виновные в погребении без освидетельствования Земской полицией умершего сына Дорофея Давыдова. Дерптский Орднунгсгерихт донес мне следующее:
Так как в Высочайшем Указе от 3 ноября 1838 года не определены наказания, которым подвергаются виновные в таких случаях, как вышеупомянутый, и кроме того, умершее тело сына Давыдова было предано земле трое суток после смерти его, а значит в настоящем случае потребовалось только простое освидетельствование, а не судебно-медицинский осмотр. Поэтому Орднунгсгерихт, имея ввиду, что нарушено только правило, изложенное в ст. 1045 Уложения о наказаниях, посчитал, что виновная в незаконном погребении (без освидетельствования) Марфа Абрамовна Залекешина, проживающая в доме Дорофея Давыдова и Авдотья Ивановна, сестра Дорофея Давыдова, должны быть подвергаемы восьмидневному аресту в Дерптском тюремном доме, а малолетняя же дочь Дорофея – Агафья, которая участвовала в погребении брата, по причине малолетства должна быть освобождена от всякого наказания..."




От автора:
Дорофей Давыдов как в воду глядел. Его новорожденный сын прожил всего месяц и упокоился с миром, будучи некрещеным. К услугам единоверческого священника, несмотря на угрозы и уговоры властей, отец семейства обращаться наотрез отказался. Видимо, посчитал, что Господь простит невинного младенца и оценит стойкость веры его родителей.
Не секрет, что староверы чурались официальной медицины и избегали посмертного освидетельствования усопших. За это членам семьи пришлось заплатить недельным арестом...

Николаевские "зачистки" не достигли своей цели. Репрессии не столько деморализовали, сколько закалили старообрядцев. Они выстояли и мало-помалу добились признания...

С сегодняшней колокольни борьба Суворова с расколом предстает воистину "сизифовым трудом". Как в наши дни попытки поборников всевозможных скреп запретить однополые браки или обязать мусульманок и дальше носить никабы и хиджабы. По мне, так и Лукашенко зря цепляется за власть. В глубине души он, наверняка, понимает, что в Белоруссии будущего его именем не назовут даже переулок...

Такая вот история...



На главную                                                               Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Немного истории...

    Из серии "Красногорцы на фронтах Великой войны" Печальная судьба "Паллады" и Северьяна... В метрической книге…

  • Немного истории...

    Из серии «История одной семьи» Две сестры - две судьбы... Погружаясь в историю Калласте, поймал себя на мысли, что питаю…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" Подозрительная перепись... 15 марта 1839 года "Его Высокопревосходительству…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments