aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Categories:

Немного истории...

Из серии "Дела старообрядческие"

   Как Суворов с причудскими староверами боролся...







Сразу оговорюсь: речь пойдет не об известном со школьной скамьи генералиссимусе, а о его внуке - прибалтийском губернаторе Александре Аркадьевиче Суворове (1804 - 1882). Последний, с легкой руки поэта Федора Тютчева, вошел в историю, как "гуманный внук воинственного деда". Состоя в 1848 - 1861 годах на посту предводителя остзейских губерний, Суворов - младший подвергался упрекам "в излишней снисходительности и даже слабости к немецкому элементу». Получив европейское образование и в совершенстве владея несколькими языками, он с пониманием относился к нуждам и чаяниям  местной элиты. Губернатор не спешил переводить делопроизводство на подведомственной ему территории с немецкого на русский и всячески противился обращению прибалтийских лютеран в православную веру. Одним словом, не горел желанием расстворять Остзейский край в остальной империи.



Однако, на старообрядцев европейский либерализм Суворова не распространялся. С приверженцами дониконианской церкви губернатор не церемонился. Было это следствием его личных убеждений, или князь лишь исполнял Высочайшую волю, судить не берусь.

Симпатизировавший старообрядцам писатель Николай Семенович Лесков (1831 - 1895) в очерке с красноречивым названием «Иродова работа» пишет: "Долгое время русские староверы жили в Лифляндии, пользуясь свободой совести. Не испытывали они притеснений и со стороны губернаторов «иноплеменного происхождения», а вот о светлейшем князе Суворове вспоминают с ужасом, как о биче Божьем. Несомненно, "добрый" князь Александр Аркадьевич за четырнадцать лет своего управления остзейскими губерниями довел здешнее трудолюбивое и честное староверческое население до полного разорения и до деморализации».



К сожалению, нижеследующие зарисовки подтверждают слова Лескова...

Страсти по дому Петра Савельева...

15 октября 1848 года

"Милостивый Государь Лев Алексеевич ( Лев Алексе́евич Перо́вский (1792  — 1856), Министр внутренних дел  Российской империи (1841—52), генерал от инфантерии, прим. автора).
По переписке о присоединении раскольников деревни Черной (Мustvee) Дерптского уезда к единоверию, открыто было, что в селении Кольки (Kolkja) проживает в качестве раскольнического наставника приписанный к податному окладу города Везенберг (Rakvere) Петр Савельев. Вместе с тем дошли сведения, что означенный Петр Савельев есть беглый солдат и что он приписан в 1835 году к податному сословию Везенберга подложно. Вследствие сего я приказал:
1. Означенного Петра Савельева, как раскольника, занимавшегося наставничеством вне постоянного места жительства, выслать в город Везенберг.
2. По доставлении туда подвергнуть его следствию для раскрытия места рождения, лета его, оснований, по коим он приписан к Везенбергу, и род занятий как в Везенберге, так и в прежнем месте жительства. При осмотре его дома в селении Кольки, кроме платья и других вещей, отданных в распоряжение самого Савельева, найдено: (далее перечисляются деньги, церковные книги, иконы, кадило, ладан, колокол и пр. вещи, обнаруженные при обыске, прим. автора).
Имею честь покорнейше просить Вас, милостивый Государь, почтить уведомлением, как поступить с домом раскольника Савельева, который, как по всему видно, служил местом недозволенных сборищ раскольников для отправления обрядов богослужения, равно и с книгами и иконами, изъятыми и хранящимися в ведении Дерптского Орднунгсгерихта (Ordnungsgericht - полицейский уездный суд в остзейских губерниях, прим. автора).



От автора:
1. Единове́рие — направление в старообрядчестве, сторонники которого при сохранении древних богослужебных чинов (двоеперстие, служба по старопечатным книгам и др.) признают иерархическую юрисдикцию Московского Патриархата.
Зарождение единоверия в XVIII веке, с одной стороны, выразилось в желании части сторонников «старой веры» объединиться с Русской православной церковью из-за отсутствия у старообрядцев церковной иерархии, с другой, единоверие возникает в связи с осознанием правительством неэффективности силовых методов «ущемления раскола», провоцирующих старообрядцев на сопротивление. Единоверие с самого начала настороженно воспринималось как со стороны основной массы старообрядцев, которые смотрели на единоверцев как на предателей, так и большинства духовенства государственной церкви, видевших в них «полураскольников» и тайных старообрядцев" (из Википедии).
Стремление властей "разрулить" последствия раскола  методом "пряника" привело к появлению единоверия, своего рода старообрядческого крыла в официальной Церкви. Однако, в среде причудских староверов инициатива Священного Синода поддержки не нашла. К призывам переходить в единоверие мои пращуры отнеслись прохладно, видя в этом "ноу-хау" лишь очередную попытку православных иерархов заманить старообрядцев в лоно государственной церкви.
На вразумление "раскольников" выделялись серьезные деньги...

Единоверческий храм в Муствеэ (1877)






2. Удаление наставников из старообрядческих поселений стало излюбленным приемом властей в борьбе с "расколом" в период николаевского царствования. В качестве предлога для высылки использовался факт проведение "расколоучителем" богослужения в частном доме, что было категорически запрещено законом. Но поскольку официальные молельни были опечатаны, у староверов просто не было иного выхода, кроме как втихаря "совершать требы" в избе того же наставника...
Показательными акциями устрашения губернское начальство надеялось склонить "раскольников" к православию или, на худой конец, к единоверию. Мол, оставшись без пастыря, деморализованные прихожане будут вынуждены обратиться к узаконенному священнику, дабы
"кресить новорожденных, хоронить умерших, совокуплять браки и принимать на покаяние". Однако, в большинстве случаев подобные ожидания не оправдались...



"Господину Рижскому Военному Губернатору и Генерал-Губернатору Лифляндскому, Курляндскому и Эстляндскому о раскольниках деревни Кольки Дерптского уезда.
Ныне Орднунгсгерихт доносит мне, что по объявлении раскольникам д. Кольки, что для них нет никакой нужды в особом наставнике, так как святые обряды по старым книгам может исполнять Черносельский единоверческий священник, они заявили, что не намерены присоединяться к единоверческому вероисповеданию и хотят остаться в расколе, в котором состоят от самого рождения, а потому просят о дозволении обращаться для исполнения обрядов погребения и крещения к находящемуся в соседней деревне Воронья, отстоящей от Колек в пяти верстах, раскольническому наставнику Никитину, как это ими сделано уже в необходимых случаях после ссылки Петра Савельева. Дерптский Орднунгсгерихт испрашивает разрешения по сему вопросу, присовокупляя, что при объявлении раскольниками решительного отказа обращаться когда-либо к единоверческому священнику присутствовал протоиерей Березский и что принадлежащая к частной мызе Алатскиви деревня Кольки находится от деревни Черной в 35 верстах и что только в сей последней деревне имеется единоверческий священник".
За гражданского Губернатора Вице-Губернатор Л. фон Кубе".
(Johann Ludwig Ferdinand von Cube (Леонтий Иванович Кубе) (1788 – 1855), лифляндский вице-губернатор с 1821 по 1852 год, прим. автора)

Дружный отказ колькьяских старообрядцев от услуг черносельского (Муствеэ) единоверческого священника стал для губернских властей очередной оплеухой. После чего авторитетного воронейского наставника Никитина, коему "раскольники" отдали предпочтение, решено было срочно "изъять из обращения".

Рижскому архиепископу Платону (в миру Никола́й Ива́нович Городе́цкий (1803 - 1891) — епископ Русской православной церкви, в 1848 - 1867 годах  возглавлял Рижскую епархию, активно содействовал переходу эстонцев и латышей в православную веру, прим. автора)
"Милостивый Архипастырь
С удалением из деревни Кольки раскольника Петра Савельева, бывшего у Колькских раскольников наставником, сии раскольники стали обращаться по предмету исполнения их обрядов к раскольническому наставнику Ивану Никитину в деревне Воронья, отстоящего от Колек в 5 верстах. По справке оказалось, что Иван Никитин проживает в деревне Воронья с самого рождения. Сообщая о сем Вашему Преосвященству, имею честь покорнейше просить Вас, Милостивый Архипастырь, почтить уведомлением, подлежит ли, по мнению Вашему, раскольник Никитин высылке в г. Верро (Võru), к коему приписан и где уплачивает подати. К сему долгом считаю присовокупить, по удостоверению местного начальства в настоящее время не предвидится надежды, чтобы удаление Никитина из деревни помогло служить к обращению Колькских раскольников в недра Православной церкви, ибо они обнаруживают весьма большое упрямство в своем заблуждении»
Из письма генерал-губернатора А.А. Суворова гражданскому губернатору Эссену (Heinrich Magnus Wilhelm von Essen (1796—1869) — российский государственный деятель, тайный советник, Лифляндский губернатор в 1847 - 1861 годах, прим. автора)
«По открывшимся противозаконным поступкам за раскольником Иваном Никитиным, находящимся в д. Воронья под названием раскольнического наставника, и согласно требованию Преосвященного Платона, епископа Рижского, имею честь покорнейше просить:
1. Поручить кому угодно будет, по усмотрению Вашему, арестовать раскольника Ивана Никитина и отправить его в г. Верро под строгий надзор полиции.
2. Если он арестован будет в своей квартире, то, вместе с взятием его из оной, запечатать таковую со всеми иконами и книгами и другими предметами, в ней находящимися, не дозволяя ничего выносить и перепрятывать или передовать под предлогом того, что находящиеся в квартите вещи принадлежат посторонним лицам".
Спорить с архиепископом Платоном Суворов не решился, хотя и намекал, что удаление Никитина не повысит среди  старообрядцев престиж православия, "ибо они обнаруживают весьма большое упрямство в своем заблуждении».

Под "противозаконными поступками" 75-летнего Ивана Никитина губернатор имел ввиду, как минимум, два обстоятельства:
1. Подозрение на превращение его жилища в место коллективного моления воронейских (и не только) прихожан.
2. Факт посвящения Никитиным в 1840-м году на должность наставника в д. Красные Горы некоего Ивана Иванова (Иванов - это не фамилия, а отчество, то есть Иванов сын, прим. автора). Подобная практика рукоположения "расколоучителей" была в эпоху Николая Первого строжайше запрещена. Расчет, по-видимому, делался на то, что если пресечь "размножение" наставников, у староверов не будет иного выхода, кроме как податься в единоверцы.



Господину рижскому Военному Губернатору и Генерал-Губернатору Люфляндскому, Эстляндскому и Курляндскому



"После высланного из деревни Кольки в г. Везенберг тамошнего жителя раскольника Петра Савельева, остались в означенной деревне найденные при внезапном обыске между платьями и прочими вещами богослужебные книги и утварь, взятые на хранение. Дом Савельева впредь до особого распоряжения запечатан и оставлен под надзором управления мызы Алатскиви. На чердаке дома  нашли малый колокол весом 1 пуд 4 фунта. Колокол сей, по показаниям местных жителей, находится там с давнего времени без употребления. Что касается самого дома, то он, по показаниям жителей деревни, принадлежит самому Савельеву и служит только для житья. Были призваны проживающие в д. Кольки раскольники - Савелий Кекин, Иван Простота и Дмитрий Катов, которым было поставлено на вид, что в доме наставника, которому не нужно такое большое помещение, нашлись вещи, принадлежащие обществу, что ясно доказывает, что в нем производились богослужения. Однако все они, как и сам Петр Савельев, уверяли, что дом и прочая принадлежат последнему и что в нем никогда не собирались для богослужения.
Некоторые из домохозяев деревни Кольки обратились в Орднунгсгерихт с вопросом, как поступать им ныне, по удалении наставника Савельева, при случаях смерти или рождения  между тамошними жителями? На что им было объявлено, чтобы они, вплоть до разрешения, обращались к наставнику соседней деревни. В деревне Кольки по последнему счислению проживает 390 мужеского и 410 женского пола жителей раскольников, между которыми часто бывают случаи смерти и рождения, посему прошу Вашего по сему предмету разрешения.
За гражданского Губернатора Вице-Губернатор Л. фон Кубе".


Немец фон Кубе демонстрирует куда более прагматичный, если не сказать сердобольный, подход к нуждам обитателей д. Кольки, нежели его непосредственный начальник - русский губернатор Суворов. Ненавязчиво указав Александру Аркадьевичу на многочисленность населения деревни, Кубе подводит шефа к мысли, что вполне можно было бы разрешить колькьяским "раскольникам", во избежание, так сказать, брожения умов, обращаться к воронейскому наставнику. Естественно, последнее слово вице-губернатор оставляет за хозяином остзейского края.
Корпоративная солидарность односельчан Петра Савельева вызывает уважение. "Сдавать" духовного пастыря они не собирались. Дружно подтвердили, что никаких коллективных молений в доме Савельева не было, а обнаруженный там церковный инвентарь - личная собственность бывшего наставника.
Господину Лифляндскому Гражданскому Губернатору
"Относительно Вашего запроса, следует ли удовлетворить ходатайство Черносельских и Колецских раскольников о назначении им новых раскольнических наставников, вместо удаленных из означенных обществ Сафрона Сафронова и Петра Савельева.
Преосвященный Епископ Рижский Платон, которому вопрос Ваш я сообщил, уведомил меня, что
1. начальство не может ни для какого раскольнического общества утверждать существование наставников, ибо это значило бы способствовать укоренению и распространению раскола.
2. для Черновских, равно как и для других раскольников нет никаких нужд в раскольнических наставниках, ибо по тем же самым старым книгам, по которым раскольники любят отправлять обряды крещения, погребения и прочая, может отправлять все святые обряды единоверческий священник, к которому и надлежит обращаться раскольникам. Разделяя вполне мнение Епископа Рижского, покорнейше просим Ваше Превосходительство привести оное в исполнение и о последующем почтить уведомлением. К сему долгом считаю присовокупить, что относительно запечатанного в д. Кольки дома раскольнического наставника Петра Савельева, каковой дом, как оказалось по устройству оного и по содержавшимся в нем предметам, употреблялся раскольниками для исполнения обрядов богослужения, Ваше Превосходительство изволите получить особое уведомление. До того же времени означенный дом следует оставить запечатанным, под ответственность раскольнического общества за целостность сохранения того дома".

Как говорится, no comments..
В вопросах веры для Суворова безусловным авторитетом был Рижский епископ Платон. Последний всеми силами стремился укрепить позиции православия среди обитателей прибалтийских губерний. Если с немцами - лютеранами, коим благоволил губернатор, приходилось вести себя осторожно, то с "раскольниками" можно было не церемониться. За них заступиться было некому... Упертость православного иерарха чем-то напоминает мне сегодняшних политиков, ратующих за скорейшую эстонизации образования. Зачем предоставлять русским детям возможнось учиться на родном языке, когда они могут посещать эстонские школы? В них правильные учителя на правильном языке научат инородцев исключительно правильным вещам. Примерно также православные священники в середине 19 века вразумляли "бестолковых" "раскольников",  упорствующих в приобщении к "истинно праведной церкви".


Жилище бывшего наставника Петра Савельева не давало покоя губернским властям на протяжении нескольких лет. Согласно закону, оно подлежало сносу. Видимо, в назидание несговорчивым обитателям деревни. В наши дни к подобной практике частенько прибегает Израиль в отношении палестинских построек, за что регулярно подвергается критике со стороны ООН. Но в середине 19 века мир не располагал еще организацией, могущей возвысить голос в защиту прав человека поверх национальных границ. Тем не менее, был велик риск, что колькьяские староверы воспротивятся ликвидации помещения, заменившего им молильный дом. Во избежании возможных беспорядков внук генералиссимуса приказал подойти к проведению "операции" в лучших традициях своего прославленного деда.



Из письма А.А. Суворова Министру Внутренних дел Л.А. Перовскому

«Милостивый Государь Лев Алексеевич.
Вопрос о дальнейшем распоряжении с домом Петра Савельева я вносил на рассмотрение Рижского Секретного комитета, который положил:
1. Дом раскольничьего наставника Петра Савельева, находящийся в деревне Кольки и противозаконно обращенный в раскольническую моленную, на основании ст. 215 Уложения о наказаниях подвергнуть слому, а материалы продать в пользу Лифляндского приказа Общественного Призрения (губернское учреждение, в ведении которого находилось управление народными школами, госпиталями, приютами для больных и умалишённых, больницами, богадельнями и тюрьмами, прим. автора)
Разломку дома сего произвести летом будущего, 1849 года, в такое преимущественно время, когда раскольники деревни Кольки, занимаясь полевыми работами и находясь в отлучке от места жительства, наименее могут находиться в сборище при разломке дома. Разломку произвести посредством военной команды.
Обратить также в приказ Общественного призрения найденные в этом доме шкаф, где хранились священные книги, сундук для складочных денег и деньги, в нем найденные (28 руб. серебром и 1 руб. 25 коп. медью).
Колокол предоставить в распоряжение Дерптского Благочинного (административная должность священника, при назначении на которую он становится одним из помощников епископа в части надзора за порядком в определенном церковном округе, прим. автора) для помещения по его усмотрению в одну из вновь образованных Православных эстонских церквей.
Священные книги и иконы передать в Лифляндское Духовное Правление для поступления с оными на основаниии существующих правил".
К счастью, военная операция не понадобилась. На дом Петра Савельева "положил глаз" главный церковный иерарх Остзейского края - архиепископ Платон. Он предложил обратить пустующее здание в православную школу, посредством которой надеялся мало-помалу духовно вразумить "раскольников". Однако, на пути этого благочестивого проекта неожиданно возникли "подводные камни"...


На главную                                                              Продолжение следует...



                                                                                   







Subscribe

  • Немного истории...

    Из серии "Красногорцы на фронтах Великой войны" Печальная судьба "Паллады" и Северьяна... В метрической книге…

  • Немного истории...

    Из серии «История одной семьи» Две сестры - две судьбы... Погружаясь в историю Калласте, поймал себя на мысли, что питаю…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" Подозрительная перепись... 15 марта 1839 года "Его Высокопревосходительству…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments