aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Category:

Немного истории...










Из серии «Суд  да дело»
Три не выигранных  дела...

Красногорский купец Конон Максимович Мошаров был большой мастак по части судебных тяжб. Правда, многие из инициированных им исков по разным причинам потерпели фиаско...
Эпизод первый
«18 июля 1897 года в Алатскивский волостной суд явился Конон Мошаров из деревни Красные Горы Кокорской волости и заявил, что 18 июля сего года в Алатскивском волостном доме, при выходе  из судебной комнаты в свидетельскую, Якоб Алла (Jakob Alla), проживающий также в деревне Красные Горы Кокорской волости, без всякого повода оскорбил его разными непристойными словами, например, таким, как «старый сивый красногорский черт». Вследствие сего Мошаров просит суд разобрать это дело и привлечь Алла за оскорбление к законной ответственности, а также допросить свидетеля Йозепа Калласте (Josep Kallaste) из Кокорской волости».
Из протокола заседания Алатскивского волостного суда от 1 августа 1897 года:
«По вызову явились стороны и свидетель Йозеп Калласте. Конон Мошаров поддержал  обвинение и объяснил, что на днях Якоб Алла в деревне Красные Горы вновь оскорбил его, назвав «разбойником». Тому свидетелем был Тимофей Ермаков, которого просит вызвать в суд и допросить. Допрошенный, после взятия подписки и присяги, свидетель Йозеп Калласте показал, что он не слышал, чтобы Алла оскорбил Мошарова в передней комнате  суда. Более добавить ничего не имеет. Просит вознаграждения за явку в суд. Якоб Алла просит взыскать с Конона Мошарова за клевету три рубля вознаграждения. Мира между сторонами не последовало.  Постановлено: разбор сего дела назначить на 22 августа сего года. Вызвать стороны и свидетеля Ермакова».
22 августа 1897 года
«По вызову явился обвиняемый Якоб Алла, обвинитель Конон Мошаров и свидетель Тимофей Ермаков выбыли без уважительной причины. Якоб Алла просит дело производством прекратить».
От автора:
Весьма странный поворот событий. Как правило, о прекращении дела хлопотал пострадавший,  после того, как  достигал с обвиняемым  взаимовыгодного компромисса. Например, в данном случае, Алла принес бы Мошарову искренние (или не очень) извинения и выплатил компенсацию за необоснованный навет. После чего  Конон Максимович отозвал заявление. Это, так сказать, классическая схема. Но все произошло с точностью  до наоборот. В назначенный день на заседание суда с просьбой о прекращении дела явился сам обвиняемый. Заваривший «кашу» Мошаров, как и акцептированный им свидетель Тимофей Ермаков, по неизвестной причине, выбыли. Возможны следующие варианты:
1. Стороны пришли к некоему соглашению и пострадавший попросил своего недавнего обидчика по случаю «заскочить» в суд и закрыть дело.
2. Заявитель посчитал, что шансов на успешный исход  дела у него нет (например, Ермаков отказался свидетельствовать в его пользу) и решил, пока не поздно, отыграть назад. Зачем тогда вообще затевал тяжбу? Или Алла все же прошелся острым словцом по своему односельчанину и у последнего имелся повод искать защиты со стороны закона. У меня сложилось впечатление, что обвиняемый на процессе чувствовал себя куда увереннее, нежели  «пострадавший». Фактически весь спор свелся к слову против слова. Подтвердить правоту Конона Мошарова оказалось некому. Свидетель Йозеп Калласте, как на грех,  ничего не слышал (или сделал вид, что не слышал). Любопытно, что Алла не довольствовался формальным закрытием дела, а возжелал получить с заявителя три рубля "за клевету" . На ум невольно приходит крылатая фраза: «Да  был ли мальчик-то, может, мальчика-то и не было?»...
Эпизод второй:
Заявление:
«31 июля  1902 года Господину Мировому судье 5 участка Юрьевско-Верроского округа Конона Максимовича Мошарова, живущего в Красных Горах Кокоровской волости, по делу с обвиняемым крестьянином Николаем Петровичем Кромановым, живущим там же, покорнейшая жалоба.
Николай Кроманов взял у меня сосновый стол стоимостью в 15 рублей на подержание, а когда я хотел взять стол обратно, то Кроманов стол мне не выдал и не согласился уплатить стоимость оного, а также взял без моего ведома с кожевенного завода  телегу-линейку стоимостью 50 рублей, которую  не выдает обратно и стоимость не желает уплатить. А посему я имею честь покорнейше просить  Ваше Высокородие за присвоение соснового стола и телеги привлечь крестьянина Николая Петровича Кроманова к законной ответственности и взыскать с него стоимость стола - 15 рублей и стоимость телеги - 50 рублей. Всего 65 рублей».
«1902 года августа 18 дня я, полицейский урядник Сотник, произвел по сему делу дознание и опросил нижеследующих лиц:
Опрошенный дополнительно заявитель Конон Максимович Мошаров подтверждает жалобу свою от 31 июля и добавить ничего не может.
Опрошенный обвиняемый Николай Петрович Кроманов заявил, что сосновый стол он купил от заявителя Конона Мошарова весною сего года и заплатил ему 5 рублей. Телегу-линейку он взял временно поездить от сына заявителя - Николая Кононовича Мошарова, проживающего в деревне Красные Горы, и принадлежит она  последнему, а не заявителю. А потому виновным себя не признает и более показать не может.
Опрошенный по сему делу Николай Кононович Мошаров показал, что он, действительно, дал  телегу Николаю Кроманову поездить. Означенная телега принадлежит ему, Николаю Мошарову, а не заявителю, который никаких прав не имеет  её требовать.
Из протокола Алатскивского волостного суда от 11 октября 1902 года:
"По вызову явились стороны и свидетель Николай Мошаров. Обвинитель Конон Мошаров поддерживает обвинение. Обвиняемый Николай Кроманов себя ни в чем виновным не признаёт, объясняя, что сосновый стол купил у самого Мошарова за 5 рублей, а телегу получил у Николая Кононовича Мошарова. Конон Мошаров же никаких прав на телегу не имеет. Свидетель Николай Мошаров - сын обвинителя, объяснил, что телегу-линейку он, действительно, дал Кроманову поездить на время. Телега принадлежит его брату - Ивану Мошарову, а не обвинителю. Стол принадлежит также Ивану Мошарову, который в своё время  откупил все имущество у Конона Мошарова»
От автора:
У меня сложилось впечатление, что Конон Мошаров - бывший владелец кожевенного завода в Калласте, никак не мог свыкнуться с мыслью, что предприятие ему больше не принадлежит. И посему по инерции продолжал предъявлять права на утраченное имущество. Что вынудило Конона Максимовича уступить бизнес своему старшему сыну Ивану, который, в свою очередь, сдал скорняжное производство в аренду брату Николаю, мне неведомо? Скорее всего, отец семейства, в силу преклонного возраста, подустав от управленческой суеты, продал  дело платежеспособному отпрыску, получив на руки кругленькую сумму. Но хозяйские  замашки нет- нет, да и давали о себе знать. Тем более, что с сыном Николаем у Мошарова отношения, судя по всему, были весьма натянутые. Следствием чего и стало вмешательство отца в принятие наследником решений относительно распоряжения  тем или иным  имуществом....

Эпизод третий

Прошение от 15 июня 1897 года.

«Покорнейше прошу вызвать в суд Арона Вилипа (Aaron Vilip) Карлова сына по следующему делу.
Я сидел на скамейке в Красных Горах у дома Окунева.  В это время из кабака выбежал Арон Вилип с ругательством, держа в руке пясть медных денег. Со словами «почему ты не дал мне вчера на опохмелку денег?», он сжал кулак с медными деньгами и ударил ими меня по голове. Здесь же сидел Яков Иванович Кукин, жительствующий в Красных Горах, который сказал Вилипу: «За что ты ударил Мошарова?» Тогда Вилип схватил на дороге камень и ни за что ударил Кукина по голове, а сам побежал. Яков Кукин повалился на землю, и из его головы вытекло много крови. При этом был Аксентий Павлович Варунин, который видел, как меня и Кукина ударил Вилип. Прошу привлечь Арона Вилипа  к законной ответственности.
Кокоровской волости деревни Красные Горы почтеннейший ваш доброжелатель Конон Мошаров.
Протокол заседания Алатскивского Волостного суда от 28 ноября 1897 года:
«По вызову явились стороны: Конон Мошаров и Арон Вилип, а также свидетели Яков Кукин и Аксентий Варунин. Конон Мошаров объяснил, что в июне месяце, времени хорошо он не помнит, Арон Вилип вышел из корчмы в деревне Красные Горы, держа в руке полную пястку денег, затем подбежал к нему и ударил раз по голове, после чего камнем ударил Якова Кукина. Просит  за нанесение побоев и удара привлечь  Арона Вилипа к ответственности.  Обвиняемый Арон Вилип, не признавая себя виновным, объяснил, что в субботу перед Пасхою он вышел из лавки Ермакова с покупкою. На улице Конон Мошаров, будучи пьян, стал его ругать такими словами: «Ты чухонская свинья, обливенник ("обливанцы" - люди, крещенные неполным погружением, например, католики, лютеране и т.д. Старообрядцы подобное не приемлют).
Я на это ответил: «Твою лавку уже закрыли, и теперь  по-собачьи стал лаять, чтоб получить хлеба». На эти слова из-за угла выбежал Яков Кукин, который, не сказав ни слова, ударил меня. После чего я ударил Кукина, а затем  Кукин второй раз ударил меня, на что я, действительно, ударил Кукина камнем. Мошарова же я медными деньгами не бил. Прошу отстранить свидетеля Якова Кукина, как моего неприятеля».
Допрошенные  после отобрания подписи и присяги свидетели показали:
1. Яков Иванович Кукин показал, что на Страстной неделе сего года Арон Вилип вышел из кабака  и имея что-то твердое в руке, ударил Мошарова, после чего оскорблял того  разными словами. Мошаров ничего оскорбительного не высказал Арону Вилипу. Он, свидетель, разнял Вилипа и Мошарова, причем Вилип камнем ударил его по голове так, что пошла кровь. Сам он Вилипа не бил.
2. Аксентий Павлович Варунин показал, что он родственник жены Мошарова, то есть его племянник. На Страстной неделе Арон Вилип раз пять ударил без всякого повода Мошарова и толкнул его в грудь так, что тот упал. Вскоре после этого  Арон Вилип, выйдя из кабака, начал ругать Мошарова и вновь ударил его. Когда Яков Кукин хотел их разнять, то Вилип камнем ударил Кукина по голове. Я не видел, чтобы Кукин ударил Вилипа.
Арон Вилип просит дело отложить и допросить свидетелей Дмитрия Лодкина и Ивана Петерсона о том, что свидетель Кукин его ударил.
Волостной Суд, рассмотрев в открытом заседании уголовное дело против Арона Вилипа в нанесении удара Конону Мошарову и выслушав словесные объяснения сторон, нашел,
1. что свидетелями Яковом Кукиным и Аксентием Варуниным обвинение против Арона Вилипа является доказанным,
2. что опрос заявленных Вилипом свидетелей Лодкина и Петерсона является не относящимся к настоящему делу и
3. что проступок Ароном Вилипом совершен на Страстной неделе, то есть 12 апреля сего года, а жалоба поступила в суд 15 ноября сего года, то есть по истечении срока давности в 6 месяцев, посему Вилип, согласно ст. 16 устава Волостных судов освобождается от наказания.
А потому
жалобу Конона Мошарова по истечении срока давности оставить без последствий, а Арона Вилипа за совершенный проступок оставить без наказания".
От автора:
Прямо скажем, странная история. Конон Михайлович обратился в суд лишь в середине июля 1897 года, хотя инцидент имел место на Страстной неделе, а именно - 12 апреля 1897 года. Почему пострадавший не стал восстанавливать справедливость по горячим следам, а «созрел» для подачи заявления лишь к середине лета? В материалах  дела информация об этом отсутствует...
Несмотря на то, что Конон Мошаров ко времени вышеописанного происшествия уже продал свой кожевенный заводик старшему сыну Ивану, именная печать по прежнему была при нем.  Вне всякого сомнения, её наличие льстило самолюбию вчерашнего купца, придавая  солидности  выходящим из под его пера бумагам. Наш герой не преминул скрепить фамильным оттиском и очередное заявление с суд....
Тот факт, что Арон Вилип, по какой-то маловразумительной причине, действительно, ударил Мошарова «пясткой медных монет», сомнений не вызывает. Равно как и их обоюдное словесное пикетирование с использованием малопонятных современному читателю слов, навроде «обливенник». По всей видимости, оба участника потасовки были изрядно пьяны. Но почему Конон Мошаров,  набивший руку  на  судебных тяжбах, выжидал три месяца, прежде чем обратиться в суд?  Может, нанесенные Вилипом телесные повреждения, были настолько серьезны, что пострадавшему потребовалось время на излечение? Но в этом случае, полиция завела бы уголовное дело и без заявления от потерпевшего.
В общем,  повезло Арону Вилипу. Иск Мошарова гулял по волостным инстанциям до ноября месяца, а когда дошел до суда, срок давности, установленный для подобных жалоб, уже истек...


На главную                              Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Немного истории...

    Дамский велосипед фирмы «Пенза»... Курьезных случаев в истории Калласте было не счесть. К сожалению, многие из них…

  • Немного истории...

    Совладелец стекольного завода... 14 июня 1941 года Иосиф Сталин, посчитав, что прибалты недостаточно лояльны к советской власти,…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" "Крепкий орешек" Марья Степановна... Еще одним направлением в борьбе с приверженцами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments