aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Category:

Немного истории...

"Otsus täidetud" - приговор приведен в исполнение...
Знаменитая фраза Конфуция, в несколько вольном пересказе, звучит так: «Не дай вам Бог жить в интересные времена». Любая переломная эпоха - это кладезь для будущих  историков, но она же трагическая, а подчас и фатальная страница в биографии живших в лихую годину людей.
Многое в повседневной жизни зависит от выбора самого человека, однако в период военных и политических катаклизмов окно возможностей сужается до такой степени, что неосторожное слово или опрометчивый поступок могут стоить индивиду свободы, а то и самой жизни.
Нижеследующая история «зацепила» меня не столько своей драматичностью, сколько  нетипичной для наших дней обыденностью вкупе с безысходностью...
Летом 1941 года линия фронта пролегла буквально по каждой эстонской деревне. Одни с нетерпением ждали прихода немцев, призванных положить конец опостылевшей власти большевиков. Другие, напротив, делали все, чтобы этого не допустить. В ход шли доносы, реквизиции, аресты и бессудные расстрелы. Сосед следил за соседом, с упоением выискивая в поведении односельчан компрометирующие факты...
Справедливости ради надо признать, что к началу 1942 года страсти несколько поутихли и первичная волна слепой мести заметно спала. Арестованных за "коммунистичекую деятельность" в это время ждало какое-никакое разбирательство с привлечением  свидетелей и допросом самих обвиняемых. Приговоры, правда, по прежнему выносил не суд, а карательные организации в лице SIPO (Sicherheitspolizei - Полиция безопасности) и SD (SicherheitsDienst - Служба безопасности)...





В начале 20 века в Красных Горах проживали брат и сестра Рекины: Демид и Гликерия. Имени и отчества их матери метрические книги не сохранили, но, судя по всему,  люди они были пришлые. По крайней мере, в переписи 1855 года носителей такой фамилии среди обитателей Калласте ваш покорный слуга не обнаружил. В браке с Ефимией Александровной Демид Матвеевич Рекин имел двоих дочерей: Вассу (1909) и Карелию (1911). Рожденная в 1918 году Анастасия записана уже, как дочь Ефимии, из чего следует, что рождена она была не от законного супруга. Наверное, к этому времени отношения четы Рекиных расстроились. В начале 1920-х Демид Матвеевич перебрался из Красных Гор в волость Кавасту, где обрел семейный покой в союзе со своей новой избранницей Анной Ильиничной  Осокиной.
Первая супруга  Рекина - Ефимия Александровна осенью 1924 года с тремя детьми покинула Калласте и тайно перебралась  в Советскую Россию, где её следы затерялись...


Из протоколов допроса:
Aleksander Hindriku p. Kõiv 1893 г.р., проживающий в волости Кавасту:
«Я хорошо знаю Демида  Рекина, который проживает со мной по соседству. В период  коммунистической власти ему добавили земли за счет моего хутора.  Я с ним часто пересекался. Из бесед  и наблюдений за поведением Рекина могу утверждать, что последний убежденный коммунист и поборник советских порядков. Он превозносил большевистскую  власть и хвалился, что при ней хорошо жить. Особенно ему нравилась проведенная большевиками земельная реформа.  Рекин  активно  сотрудничал с  местными советскими активистами. Его деятельность выражалась, главным образом, в шпионаже. Например, он ходил жаловаться, что я не вспахал вовремя землю. Практически каждый день я видел этого человека, идущим в сторону Волисполкома. Иногда он бегал туда по нескольку раз за сутки.  У обычного жителя не может быть так много дел в волостной управе, из чего я делаю вывод, что Рекин был  доверенным лицом Исполкома и занимался доносительством.  Прямых доказательств у меня нет, но все его поведение указывает на это. Он ходил и все время что-то вынюхивал вместе со своей гражданской женой Анной Осокиной. По всей видимости, они действовали рука об руку. Примерно за неделю до прихода немцев, на мой хутор явились  местные активисты Сергей Капузов и Амельян Осокин с пятью красноармейцами, чтобы меня арестовать.  Завидев их,  я побежал в сторону леса. Они открыли огонь, и ранили меня в ногу. Капузов и Осокин  за свою коммунистическую деятельность позже  были расстреляны.  Когда Осокина схватили, я поинтересовался, за что он хотел меня арестовать.  Тот ответил, что к нему приходила Анна Осокина и пожаловалась, что я укрываю подозрительных личностей. Я не знаю, состояли ли  Осокина и Рекин  в какой-либо организации. Также не слышал, чтобы они участвовали в облавах, грабежах и поджогах. Их целями и задачами было, главным образом, доносительство».
Aleksander Juri p. Paulo 1890 г.р., проживающий в волости Кавасту, хутор Йозепи:
«Я знаком с Демидом  Рекиным, который проживает от меня примерно в полукилометре. В период коммунистической власти мы неоднократно пересекались. Из общения с ним, я  сделал вывод, что Рекин - убежденный коммунист, поскольку он превозносил, хвалил и защищал советский  порядок. О его принадлежности к большевистской  партии ничего сказать не могу. В облавах он вряд ли участвовал, предпочитая заниматься шпионажем. Так, Рекин приходил ко мне и вынюхивал сведения о лесных братьях, главным образом их местонахождение.  Говорил, что у них в Кынну есть  свой человек, который  знает, где скрываются «метсавеннад», но имя его не назвал».

Ida Mihkli tr. Sibul 1887 г.р., проживает на хуторе Янесе волости Кавасту:
«Рекин и Осокина являются убежденными коммунистами. 11 июля 1941 года красноармейцы арестовали двух моих сыновей, которых позже расстреляли.  Мои дети скрывались от большевиков в лесу и 11 июля пришли домой за продуктами.  Я уверена, что именно Рекин и Осокина сообщили об их возвращении  и позвали солдат в мой дом.  Накануне я видела Рекина, идущего со стороны  деревни Карья, где находился отряд красноармейцев и вскоре после этого вооруженный патруль пришел  за моими сыновьями. Когда я позже пришла  в штаб истребительного отряда, чтобы узнать о судьбе сыновей, то встретила там Рекина и Осокину. Они все время что-то вынюхивали и следили за хуторянами.  Участвовал ли Рекин в облавах, поджогах и убийствах, сказать не могу».
Helni Juhani p. Jersalov 1904 г.р., хуторянин, волость Кавасту:
«В прошлом году, вскоре  после начала войны, Рекин ходил вокруг моего хутора и наблюдал за тем, что я делаю. Также он следил за Йоханнесом Лакси, который был лесным братом. В частности, не пришел ли последний домой за продуктами. В последние дни большевистской власти, когда комитетчики уже собрались бежать, я решил спрятать свою лошадь, которую в любой момент могли у меня отобрать. Когда я ехал в сторону деревни Варнья, мне навстречу попался Рекин. Ни слова не говоря, он  прошел мимо меня. Было около 5 часов вечера.  На следующее утро ко мне пришли доверенные лица  Исполкома  и потребовали выдать им лошадь.  Не найдя скотины, меня арестовали и отправили в Кооса. Когда я увозил лошадь, то никого, кроме Рекина, по дороге не встретил.  Из  этого делаю вывод, что именно он был тем информатором, кто сообщил  обо мне  советским активистам. Когда я тайно отвозил лесным братьям продукты, то заметил, что около леса крутиться Рекин, который, завидев меня,  тут же спрятался в кусты».

Eduard Kaarli p. Konsa 1902 г.р., житель д. Варнья волости Кавасту:
«Летом 1941 года, незадолго до прихода немцев, на дороге мне повстречался  Демид Рекин, который шел со стороны хутора Пилле.  Узнав, что я иду в Волисполком,  он приказал мне сообщить  председателю Бергманну, что жители хутора Пилле тайно вывозят рожь в лес. При этом пояснил, что лично наблюдал за их домом из кустов и все видел. Из этого я сделал вывод, что Рекин состоит в доверительных отношениях с председателем Волисполкома Бергманном и, скорее всего, назначен следить за деятельностью окрестных хуторян».


Рекин Демид Матвеевич 1874 г.р., житель волости Кавасту,  арестован 13 февраля 1942 года:
"Я родился в поселке Калласте в простой рабочей семье. У меня была сестра Гликерия, которая умерла лет пять назад. После службы в царской армии я поселился с супругой и детьми в Калласте. В 1918 году жена с двумя дочерьми сбежала в России. С тех пор я о них ничего не знаю. В начале 1920-х годов я переехал из Калласте в волость Кавасту, где купил небольшой хутор. С тех пор живу здесь в гражданском браке с Анной Осокиной.  Во время коммунистического правления мне, как бедняку, дали три с половиной гектара земли. Я не состоял ни в одной советской организации и не принимал участия в политической деятельности по причине преклонного возраста. Я также не был доверенным лицом Исполкома и не собирал информацию об эстонцах, которые прятали зерно и скот от реквизиций. Я ни за кем не следил и ни на кого не доносил. После прихода немцев, меня несколько раз арестовывали, но всегда отпускали, так как отсутствовали  доказательства моей вины. Я не укрывал коммунистов, поскольку мой дом очень мал, а еды едва хватает, чтобы прокормить себя и жену. Никто из моих родственников не сбежал в Советский Союз и никто не был наказан за коммунистическую деятельность».

Осокина Анна Ильинична 1896 г.р., русская, старообрядка, проживает на хуторе Янесе волости Кавасту:
«Я вместе с Демидом Рекиным  22 года проживаю в волости Кавасту на земле, принадлежащей Сибул. Я никогда  не поддерживала коммунистический порядок и не состояла в большевистских организациях. Также я не занималась шпионажем и не жаловалась красноармейцам и членам истребительного батальона на хуторян, укрывающих зерно и скот. По чьим жалобам были ограблены или расстреляны некоторые хуторяне, мне неизвестно. Я знаю Сергея Капузова и Емельяна Осокина, но никаких связей с ними не поддерживала и совместно с ними ни в какой деятельности участия не принимала. Я не знаю, был ли Демид Рекин коммунистом, но при большевиках он подолгу пропадал из дома. Чем он при этом занимался, я не знаю".

Из обвинительного заключения:


"Демид Рекин  при большевиках превозносил и хвалил коммунистический порядок. Его часто видели в тот период в здании Исполкома и даже его гражданская жена Осокина признает, что Рекин днями пропадал там. У свидетеля по фамилии Пауло Рекин пытался выяснить местонахождение "лесных братьев". По мнению свидетельницы Сибул, на земле которой проживал Рекин (получил по земельной реформе от коммунистов), именно последний пожаловался на ее сыновей красноармейцам. Когда сыновья Сибул вышли из леса, к ним подошел Рекин со стороны, где располагалась военная часть. Вскоре после этой встречи пришли красноармейцы и арестовали двух сыновей. Когда свидетельница пришла в деревню, где находился штаб красных, чтобы узнать о судьбе детей, то увидела там Рекина вместе с Осокиной. Сыновья Сибул позже были коммунистами расстреляны. Свидетель Ерсалов видел Рекина поздно вечером и рано утрам, наблюдающим за его хутором. Когда Ерсалов повел свою лошадь в укрытие, чтобы спасти её от реквизиции, то встретил по дороге Рекина. На следующее утро к нему явились люди из Исполкома и потребовали сдать лошадь. Тот же свидетель видел Рекина  в лесу и кустах, когда отвозил "лесным братьям" еду. Свидетелю Консу Рекин приказать срочно ехать в Исполком и сообщить председателю Бергманну, что с хутора Пилле вывозят зерно в лес и что он сам это видел, поскольку долго следил за этим хутором, укрывшись в кустах. О принадлежности Рекина к коммунистическим организациям ничего не известно".

Представители тартуского отделения Политической Полиции из числа эстонцев предложили своему таллиннскому куратору - начальнику немецкой Полиции Безопасности, наказать Демида Рекина 6 месяцами заключения в концлагере на том основании, что последний "превозносил коммунистический порядок и подавал жалобы в Волисполком".


Однако, старшие "товарищи" решили иначе. Демид Рекин, вместо полугодового заключения, был приговорен к смертной казни.
11 сентября 1942 года, вынесенный Полицией Безопасности, приговор привели в исполнение...
На Анну Осокину завели отдельное дело, однако самой страшной участи она смогла избежать. Упокоилась с миром в 1969-м году.
Не вызывает сомнений факт, что мой односельчанин был замешан во многом из того, что вменялось ему в вину. Думаю, решающим аргументом в пользу столь сурового вердикта, стала причастность Рекина к аресту сыновей Иды Сибуль, которые позже были расстреляны членами истребительного батальона.
Из сборника организации "Memento":

SIBUL, Eduard, s. 1920, место жительства волость Кавасту. Расстрелян 11.07.1941 в лесу вблизи поселка  Вара.
SIBUL, Heino, s. 1922, место жительства волость Кавасту. Расстрелян 11.07.1941 в лесу вблизи поселка Вара.

Свою лепту в напряженные отношения Рекина с окрестными хуторянами внесла и полученная им в ходе аграрной реформы земля, предварительно отобранная у ближайшего соседа. Классическая схема, призванная внести разлад в деревенский социум. К сожалению, эта циничная модель работала. Скорее всего хуторянам, давшим в 1942 году показания на Рекина, после войны самим пришлось хлебнуть немало горя, поскольку советская  власть не прощала "пособников фашизма"...
Такая вот история...

На главную                       Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Немного истории...

    Из серии «Суд да дело» Три не выигранных дела... Красногорский купец Конон Максимович Мошаров был большой мастак…

  • Немного истории...

    Из серии "Красногорский криминал" Самоволка... Пристрастие к алкоголю во времена оные было настоящим бичом мужской половины…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" Невыполненное обещание... Дерптского Георгиевского священника Константина Хорошавина в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments