aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Categories:

Немного истории...










Из серии «Красногорский криминал»
Выпил, подрался - в тюрьму...
С приходом советской власти многое изменилось в жизни красногорских  обывателей, но один прискорбный атрибут местных будней остался неизменным. Мои односельчане настолько крепко сидели на спиртовой «игле», что даже марксистко-ленинская идеология оказалась бессильна перед  этой пагубной привычкой. Следствием неуёмного потребления алкоголя были многочисленные  случаи рукоприкладства на городских улицах...
Пахурин Матвей Иванович к 25 годам уже имел за плечами как боевое, так и криминальное прошлое. В ноябре 1944 года 18-летний парень был мобилизован в Красную армию. В боях за  Курляндию совершил подвиг: под огнем противника вынес с поля боя тяжелораненого офицера, за что удостоился  медали «За Отвагу».


К сожалению, послевоенная жизнь вчерашнего фронтовика героизмом не отличалась.Чуть ли не с первых дней она пошла наперекосяк. И виной всему пристрастие Матвея Ивановича к алкоголю. Чрезмерное увлечение горячительными напитками  провоцировало в нем такую агрессию и буйство, что последствия не заставили себя долго ждать. С конца 1940-х Пахурин практически безвылазно пребывал в местах заключения. Едва выйдя на свободу, он тотчас же попадал в очередной криминальный переплет и вновь отправлялся за решетку...
Первый раз герой этой истории всерьез оступился в 1948 году. К сожалению, суть дела мне неизвестна но, судя по статье и приговору, речь шла о достаточно серьезном правонарушении.

Ст. 73 УК РСФСР (выдержка): "Подстрекательство несовершеннолетних или привлечение их к участию в различных преступлениях..."
Ст. 74 УК РСФСР (выдержка):

"Если хулиганские действия заключались в буйстве или бесчинстве, или совершены повторно, или упорно не прекращались, несмотря на предупреждение органов, охраняющих общественный порядок, или же по своему содержанию отличались исключительным цинизмом или дерзостью..."



Протокол допроса задержанного Пахурина Матвея Ивановича 1926 г.р., уроженца г. Калласте, беспартийного, женатого, образование 5 классов, служил в Советской армии в 1944 - 1946 годах, имеет награды: медали «За Отвагу» и «За Победу над Германией», судим в 1948 году по статье 73 часть 1 на 7 лет лишения свободы. Срок отбыл в 1952 году в октябре месяце  с зачетом рабочих дней.
«14-го сентября 1953 года, в девятом часу вечера, меня пригласил в пивную Вильде Калью, который проживает со мной в одном доме. В пивной было много народа и мы с трудом нашли место. Вильде купил по 100 грамм водки и по бутылке пива.  Затем в пивную пришел бригадир строителей Гусаров Маркел. В его присутствии мы еще распили водки и пива. Кто из них покупал, я не интересовался, так как лично у меня денег вообще не было.  Затем Гусаров ушел. Мы пересели с Вильде за другой стол. Я был уже сильно пьян и дальнейшие события  помню смутно. Помню только то, что рядом с нами  сидел Карасев Степан, который подходил к нашему столу и предлагал  вместе с ним купить пол-литра водки. Я ему отказал, заявив, что у меня нет денег. Как позднее мне рассказывал Вильде Калью, к нашему столу подошел какой-то гражданин эстонской национальности, который обозвал меня оскорбительным словом и я его за это, якобы, вытолкал в дверь. За это Карасев хотел ударить  меня стулом по голове, но промахнулся и попал по спине. Я тоже, по рассказу Вильде, взял стул и ударил Карасева. В этой драке мы, по видимому, повредили столы и стулья. Сам я лично об этом ничего не помню. Из пивной меня увел Вильде Калью. Он же положил меня на улице, так как сам я идти не мог. Там меня нашли сотрудники милиции и доставили в отделение. Оказывал ли я сопротивление сотрудникам милиции, не помню».
Вильде Калью Александрович, 1936 года рождения, м/р Калласте, чернорабочий на объекте в Калласте.
«14-го сентября 1953 года я получил зарплату и пригласил своего соседа Матвея Пахурина вместе выпить. Мы зашли в столовую на улице Ынне, где я купил ему 100 грамм водки и бутылку пива, а себе купил только бутылку пива. Когда столовая закрылась, мы перешли в пивную. В пивной я еще купил Пахурину два раза по 100 грамм и по бутылке пива. К нам подошли бригадир  Гусаров и десятник Иванов. Они купили бутылку водки, которую распили вместе с Пахуриным, после чего ушли. После их ухода к нашему столу подошел Карасев Степан, который допил оставшуюся  у нас в стакане водку и предложил Пахурину, чтобы тот купил еще. Пахурин сказал, что у него нет денег и Карасев отошел. В это время по залу ходил Кибина Харри, который учинил с Пахуриным ссору. Они между собой ругались оскорбительными словами. Кибина вскоре ушел. Тогда Пахурин встал из-за стола и начал ругаться с Карасевым Степаном. Во время ссоры Карасев ударил Пахурина стулом, а затем тот ударил Карасева. Во время драки они оба свалились на пол и били друг друга кулаками. Пахурин таскал Карасева за бороду. Во время этой борьбы были опрокинуты столы и стулья. Я силой вывел Пахурина из пивной, а Карасев остался внутри. Я довел Пахурина до дома Степановой и он лег около дома на землю. В это время подошли сотрудники милиции и забрали Пахурина в отделение. Он сопротивлялся и кричал «Караул!».
Кибена Харри 1926 г.р., м/р сельсовет Кокора, без постоянного места работы.
«14 сентября 1953 года я зашел в пивную города Калласте и видел, что Пахурин был в нетрезвом состоянии. Он о чем-то ругался с Горушкиным, который работает шофером в колхозе «21 июня». Кроме того,  Пахурин ходил от стола к столу и ко всем приставал. Пахурин сказал в адрес Горушкина, что он ему «даст». Я спросил Пахурина, за что  он хочет побить Горушкина. Он на мой вопрос ответил, что я, мол, ничего не знаю. Затем я подошел к прилавку, чтобы что-то спросить, как вдруг получил удар по затылку такой силы, что слетела фуражка. Я обернулся и увидел, что передо мной стоит Пахурин. Я спросил у него, за что он меня ударил. Пахурин не ответил. Тут к нам подошел Карасев и тоже спросил, за что Пахурин ударил меня. Пахурин сказал: «Какое твое дело. Тоже хочешь от меня получить?»  и сразу же ударил Карасева. Затем они схватили друг друга и упали на пол. Я пытался их разнять, но они меня не слушали. В результате хулиганских действий со стороны Пахурина были поломаны и разбросаны столы и стулья. Я сразу же после этого пошел домой. Что было дальше, не знаю».
Карасев Степан Степанович, 1905 г.р., проживающий в г. Калласте по улице Оя 12, каменщик на строительном объекте в Калласте.
«14 сентября, примерно в восемь часов вечера, я и Коромнов Антон зашли в пивную города Калласте, чтобы с получки выпить. С нами за стол сели Варунин Алексей и Плешанков Ульян. Вчетвером мы распили три пол-литра водки. После этого я сильно опьянел и о произошедшем хулиганстве помню смутно. Припоминаю, что Плешанков после распития водки ушел. Далее помню, что меня Пахурин Матвей толкал в дверь и нанес мне удар кулаком по глазу. Я ему на это сказал: "Мотька, за что ты меня бьешь". В отношении того, что я стулом ударил Пахурина, я ничего не помню. Как я ушел домой, тоже не помню».
Горушкин Иван Яковлевич, 1923 г.р., проживает в городе Калласте улица Выйду 85.
«14 сентября 1953 года я после бани зашел в пивбар города Калласте, где купил для себя 150 грамм водки и бутылку лимонада.  Некоторое время спустя ко мне подсел Кибина Харри, у которого было куплено 100 грамм водки. В это же время в баре находился и Пахурин Матвей, который был в сильном опьянении и выражался нецензурно. Он стал говорить гражданину Кибина  угрожающие слова, что я, мол, с таким толстым, как ты,  тоже справлюсь. Вскоре после этого я из пивного бара ушел домой и что было дальше, не знаю».



Из приговора от 8 октября 1953 года:
"Пахурина Матвея Ивановича признать виновным по ст. 74 часть 2 УК ЭССР и осудить на 4 года ИТЛ с поражением в гражданских правах на три года..."



Попытка обвиняемого обжаловать приговор успеха не имела. И это при том, что он использовал смягчающие вину уловки, такие как "первым начал не я", "пострадавший и свидетели сами были пьяны", "дома осталась беременная жена с малолетним ребенком".


За поломанные в пьяном кураже стол и стул наложили арест на принадлежавшего Пахурину поросенка, "качественное состояние" которого оценили в 100 рублей...

То ли с поросенком что случилось, то ли выяснилось, что Матвей Иванович к нему отношения не имеет, но изымать домашнее животное не стали. А больше с осужденного взять было нечего... 


Исполнительный лист Алатскивского Потребкооператива, в ведении которого находился пострадавший пивной бар, отправили по месту отбытия заключенным наказания - в исправительно-трудовой лагерь на станции Ерцево Архангельской области...

Едва выйдя на свободу после очередной отсидки Пахурин вновь взялся за старое. На первых порах отделывался штрафами и недолгими арестами. В сентябре 1957 года оступился всерьез...



Из показаний Пахурина Матвея Ивановича:
«9 сентября 1957 года я находился в пивбаре города Калласте, где распивал спиртные напитки. В 21.00 пивбар закрылся и я с Колбасовым Иваном вышел на улицу. Здесь я встретил свою жену, Лансберг Клавдию, у которой взял 10 рублей. Мы с Колбасовым пошли обратно в бар, так как продавщица еще находилась внутри. Мы постучали и попросили продавщицу Соколову продать нам две бутылки пива. Она продала, и мы стали распивать пиво на крыльце бара.  В этот момент к пивбару подошел незнакомый нам мужчина, который открыл наружную  дверь и при этом опрокинул наши две бутылки с пивом, которые стояли на крыльце. Колбасов Иван потребовал от незнакомца уплатить за пиво, которое тот разлил. Последний ответил, что это пустое дело и стал уходить, не уплатив за пиво. Я взял его за руку и потребовал уплатить, но он ударил меня кулаком в область лица, а сам побежал к дороге, то есть на улицу Выйду, где стояла грузовая машина. Он хотел сесть в машину, но я догнал его и схватил  за полу пиджака, после чего  ударил в область лица. В этот момент подбежал Колбасов и также ударил этого гражданина. Я сцепился с незнакомцем, и мы упали на землю. Когда мы лежали на земле, то Колбасов ногой один раз ударил этого человека. Тот стал на эстонском языке звать на помощь. Я поднялся и мы с Колбасовым ушли, а гражданин остался на месте. Я его лежачего не избивал. Я его ударил всего один раз, когда догнал.  Машина, в которую хотел сесть незнакомец, сразу же уехала в сторону Пала.  Когда мы с этим гражданином лежали на земле, то на улице собралось много женщин, которые называли мою фамилию и Колбасова. Я на этом месте потерял свою фуражку. Позднее ходил её искать, но нигде не нашел.  Этого эстонца я ударил за то, что он разлил наше пиво и ударил меня первым».
Из показаний Оялилль Пауля, 1905 г.р., столяр:
«Пахурин около пивбара хотел мне нанести удар бутылкой, но я рукой перенял удар. Тогда Пахурин схватил меня сзади и не пускал сесть в машину. В это время второй мужчина, который был рядом с Пахуриным, нанес мне удар кулаком в область лица. Я упал на землю. Когда я лежал на земле, то меня избивали кулаками и ногами. Кто из них чем, я не знаю. Я потерял сознание, а когда пришел в себя, то лежал в проулке около одного дома. Пахурина рядом не было. Я был весь в крови. Как попал в проулок, не помню. Я Пахурина, а также его друга, который сбил меня с ног, не ударил ни одного раза».



Из апелляционного прошения Пахурина Матвея Ивановича:
«9 сентября 1957 года в 8.30 вечера я, Пахурин Матвей, зашел в пивбар города Калласте, чтобы выпить две бутылки пива. Там я встретил Колбасова Ивана Яковлевича. Он пришел за мой стол и попросился сесть и выпить пива. Я разрешил.Так как времени было уже много, то продавщица Соколова поторопила нас и мы, конечно, безоговорочно вышли. В это время моя жена, Лансберг Клавдия, шла на работу мимо пивбара. Я попросил у неё 5 рублей денег на две бутылки пива, а она дала 10 рублей. Мы с Колбасовым попросили продавщицу Соколову продать нам две бутылки пива. Она продала и мы, чтобы не задерживаться долго,  решили тут же на крыльце распить пиво, чтобы вернуть продавщице обратно бутылки, хотя за них было заплачено. В это время к пивбару подошел незнакомый нам мужчина и заходя внутрь, пролил две бутылки пива, так как дверь бара открывается наружу. Возможно, он и не заметил, что сделал.  При выходе из пивбара мы с Колбасовым попросили, чтобы он уплатил за разлитое пиво или откупил его обратно. Гражданин Оялилль отказался от уплаты ( в настоящий момент мне  известна его фамилия), мотивируя тем, что он не проливал наше пиво. Но факт был налицо: бутылки лежали на земле вместе со стаканом. В это время подошел еще один гражданин, и они с Оялиллем начали разговаривать. Я понял, что это его знакомый и также указал ему на пиво. Тот ответил, что сам заплатит, но не уплатил, а развернулся и пошел к машине. Вместе с ним пошел и Оялилль. Я его остановил и попросил объяснений за пролитое пиво, но он не хотел разговаривать и пытался сесть в машину, которая стояла неподалеку. Тогда я его взял за полу пиджака, чтобы удержать. Но он в этот момент ударил меня в область лица и побежал к машине. Я догнал его  и также ударил, так как он пытался сесть в машину, чтобы уехать. В это время подбежал Колбасов и со всего размаху ударил Оялилля в область лица. Мы с Оялиллем упали в проулок двух домов. Он кричал и звал на помощь.  Когда я освободился от Оялилля, то отчетливо видел, как Колбасов бил его ногами. Женщины, собравшиеся неподалеку, стали кричать, что, мол,  вы делаете. Я развернулся и ушел. Я Оялилля  лежачего не бил. Я ударил его только один раз. Во время суда Оялилль не показал все то, что говорил на следствии, а стал все вину сваливать на меня, так как он был во время суда не в трезвом состоянии. Колбасов с Оялиллем и другими свидетелями сидели в столовой и распивали спиртные напитки, что на суде подтвердила одна женщина, фамилии которой я не знаю. Оялилль во время суда был полностью  разоблачен, но суд не принял  это во внимание. Неужели нет справедливости и суд  вынес мне такое суровое наказание только за то, что я был ранее судим. Я, Пахурин Матвей Иванович,  прошу Верховный Суд рассмотреть мое дело и смягчить приговор, так как он является сильно жестоким. Конечно, я осознал, что мой поступок был несправедливым  и хулиганским и даю честное бывшее воинское слово, что этого больше не произойдет и я оправдаю ваше доверие. Мое здоровье нарушено во время Отечественной войны, за что я был демобилизован из рядов Красной армии в 1946 году. Я награжден медалью «За Отвагу» и «За Победу над Германией». Прошу вас не отказать в моей просьбе и разобрать мое дело по справедливому советскому закону».
Из апелляционной жалобы Колбасова  Ивана Яковлевича:
«Мне 40 лет и за это время против меня ни разу не выдвигали обвинения в избиении кого-либо. Даже потерпевший Оялилль не обвиняет меня, а утверждает, что он не вполне уверен, что я атаковал его, а не пытался разнять, когда он сцепился с Пахуриным. В действительности, у меня была именно такая цель. Если я при этом случайно ударил Оялилля, то лишь по причине плохого зрения. У меня потеря зрения 90 процентов, поэтому был освобожден от военной службы. Несмотря на мою инвалидность, я с детских лет трудился и имею хорошую характеристику с последнего рабочего места. Сейчас  я работаю каменщиком и надеюсь искупить вину хорошей работой. Работая на строительном объекте, я  принесу больше пользы обществу, чем находясь в заключении в тюрьме для инвалидов.
Прошу также учесть и мое тяжелое семейное положение. На моем содержании жена на последнем  месяце беременности, а также старая ( 76 лет) мать и несовершеннолетняя дочь.  В случае утраты мною свободы, семья окажется в тяжелом материальном положении, в результате чего дочь не сможет закончить школу. Исходя из всего вышесказанного, прошу Калластеский районный Суд  изменить решение в части наказания меня и заменить один год лишения свободы на исправительные работы по месту жительства».

"Решение Народного суда Калластеского района от 22 октября 1957 года в отношении Пахурина Матвея Ивановича и Колбасова Ивана Яковлевича вступает законную в силу. Кассационные жалобы подсудимых оставлены без удовлетворения".


Снисхождения мои односельчане не дождались. Матвей Иванович просил снизить срок заключения, а Иван Яковлевич умолял осудить его условно. Увы...
Несоизмеримо более мягкий приговор Колбасову можно объяснить отсутствием в его биографии уголовных прецедентов и положительной характеристикой с места работы. Пахурин этим похвастаться не мог...



Фуражку, забытую на месте преступления, вернули "по принадлежности". И то хорошо...

Такая вот история...



На главную                                Немного истории (продолжение)



Subscribe

  • Немного истории...

    Из серии «Суд да дело» Три не выигранных дела... Красногорский купец Конон Максимович Мошаров был большой мастак…

  • Немного истории...

    Из серии "Красногорский криминал" Самоволка... Пристрастие к алкоголю во времена оные было настоящим бичом мужской половины…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" Невыполненное обещание... Дерптского Георгиевского священника Константина Хорошавина в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments