aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Category:

Немного истории...











Из серии "Драконовские законы"
Совсем не сказочная жизнь Василисы Колбасовой...


В метрической книге красногорской старообрядческой общины за 1917 год значится состоящая из 3-х человек семья: Аким Федорович Колбасов (1881) с супругой Агафьей Степановной и дочерью Вассой, она же Василиса.

Судя по тому, что у матери и ребенка не указан даже год рождения, прожили они в Калласте недолго. В  начале 1920-х перебрались в Таллинн и погрузились в столичную суету. Жизнь четы Колбасовых, несмотря на стесненные материальные условия, протекала вполне размеренно и завершилась в отпущенный судьбой срок. Чего не скажешь об их дочери.  На поверку оказалось, что за дивным именем «Василиса» скрывалась  отнюдь не сказочная, а безотрадная судьба несчастной женщины, много чего пережившей и повидавшей на своем горестном веку...


Суд явил великую милость и понизил срок заключения героине этой истории  на три года, поскольку даже  тогдашних служителей Фемиды  смутил озвученный в приговоре факт предварительного сговора Василисы Акимовны с глухонемым сообщником.

Не от хорошей жизни  бедная женщина  пристрастилась к алкоголю и табаку. У меня нет фотографии Колбасовой, но леденящая душу фраза про ранение "в живот и челюсть", наводит на мысль, что натерпелась и настрадалась вчерашняя военная санитарка  вдоволь.  И, по видимому, как многие в то время, иногда заглушала душевную и физическую боль «народными» средствами...
8 лет лагерей за 17 кг сахара!!! Женщине, добровольно ушедшей на фронт, израненной и искалеченной, лишившейся мужа и не родившей детей. Ау-у, поклонники Генералиссимуса! Слабо вам, завывающим о «твердой руке» и «эффективном менеджере» пережить хоть малую толику того, что выпало на долю моей односельчанки. Поубавилось бы, глядишь,  коммунистического восторга и стеклянного  блеска в глазах.

Председателю Президиума Верховного Совета СССР Николаю Михайловичу Швернику
"Я, заключенная Колбасова Василиса Акимова, родилась в семье бедного рабочего. Родители мои, когда я была ещё маленькая, переехали в город Таллинн. Там я окончила 6 классов городского училища, после чего устроилась на ткацкую фабрику, где проработала 4,5 года. Уволилась по собственному желанию. В 1935 году вышла замуж и до 1940 года жила на иждивении мужа, который работал электромонтером. В указанном году, когда в Эстонию пришла Красная Армия,  я устроилась буфетчицей в авиачасть КБФ и работала там до 3 июля 1941 года. Мужа моего взяли в армию и назначили командиром 4-го истребительного батальона. В начале июля 1941 года меня тоже мобилизовали в армию, и я служила санитаркой в этом же батальоне. В армии я находилась до конца войны и была демобилизована 28 ноября 1945 года. Муж мой погиб в 1945 году, имел награды. Я тоже была награждена  медалями: «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и «За боевые заслуги». Три раза была ранена, 4 раза контужена.   По возвращении из армии домой я имела двух инвалидов родителей на своем иждивении. Имущество у меня было все потеряно.
16 апреля 1948 года Народный Суд 3-го участка города Таллинна осудил меня по Указу от 4.06.47 на 8 лет заключения в ИТЛ за то, что я, работая в пекарне №7 города Таллинна в качестве подручного пекаря, допустила кражу сахара пекарем Трейем в количестве 17 кг. Этот сахар был продан за 200 рублей, а деньги потрачены на самогон. В преступлении гражданина Трея есть и моя доля вины, в чем я призналась на суде и еще раз признаюсь Вам. Но преступление свое я совершила не со злым умыслом, а просто необдуманно. Я не подумала о том, какие последствия  оно влечет за собой.
Первые четыре года, с апреля 1948 по апрель 1952 года, я находилась в заключении в Чердыклинском районе Ульяновской области. В настоящее время нахожусь  на великой стройке Московского Государственного Университета.
Пробыв в лагере 4 года, я достаточно убедилась в том, что нарушила государственный закон и тем самым совершила преступление.
Но проведенный срок в лагере дает мне право думать, что я уже достаточно наказана и прошу вас принять во внимание все вышеперечисленное и помиловать меня.
Я думаю, что Вы не останетесь равнодушны к просьбе бывшей защитницы Родины. Я не закоренелый преступник, а женщина вполне исправимая. Я прошу пожалеть не только меня, но и мою старушку мать, которой 62 года и которая сейчас осталась одна без всякой помощи, больная воспалением нервной системы, живя только на одну пенсию в 115 рублей в месяц. Этого недостаточно, чтобы прожить человеку без посторонней помощи.
Отец мой, Колбасов Аким Федорович 1881 г.р., умер в 1950-м году. Со сломанной ногой я сама страдаю от последствий ранения. Прошу Вас разобрать мое дело. Я признаю себя виновной и даю обещание, что впредь подобного не повторится. Работая в лагере, замечаний не имела, о чем подтвердит характеристика обо мне. Я честно и добросовестно искупила свою вину перед Партией и Правительством. Прошу Вас помиловать меня. Судимость у меня первая и также прошу учесть, что я имею  больную старушку мать на своем иждивении, для которой я должна трудиться.
Я думаю, что Верховный Совет Союза ССР не будет так жесток и бессердечен к моей просьбе, как был Народный Суд города Таллинна ЭССР. Кроме 8 лет заключения в ИТЛ Суд присудил меня и гражданина Трея к выплате 102 рублей каждого. Сейчас гражданин Трей уже находится на свободе. Еще раз прошу помиловать меня. Даю слово ничего подобного не повторять в своей жизни.
31.07.1952 года"
Я привел лишь последнее по времени прошение Василисы Акимовны Колбасовой о помиловании. Всего их было с десяток.  Это крик души измотанного судьбой, но не утратившего надежду человека.
Отчаявшаяся мать осужденной прошла все мыслимые и немыслимые инстанции, от республиканских  до союзных, в надежде спасти дочь. Обратилась даже в Комитет по опекунству и младенчеству при Верховном Совете СССР, который возглавляла прославленная летчица, первая женщина Герой Советского Союза - Валентина Гризодубова.




Валентина Степановна Гризодубова откликнулась на мольбу своей тезки по отцу Агафьи Степановны  и заступилась за безвестную уроженку Эстонии, прошедшую, как и она сама, через горнило войны. Ибо не понаслышке знала, как тяжко приходилось женщинам на фронте. Знала, как на поле брани грубел их характер, черствели и ожесточались души, а пули и снаряды уродовали их прекрасные тела.
Но даже её авторитетное мнение не смогло поколебать чудовищную систему правосудия Страны Советов.
Лишь через пять лет власть снизошла до мольбы несчастной Василисы и её обезумевшей от горя  матери: оставшиеся три года заключения были замены на условный срок...



Свиделась ли  Агафья Степановна  перед смертью со своей кровинушкой, мне не ведомо. Вполне может статься, что и нет. Несчастная мать покинула этот  мир в октябре 1955 году и упокоилась в одиночестве на одном из таллиннских кладбищ...

Некоторые моменты в довоенной биографии героини этой печальной истории показались мне достаточно странными. Я решил копнуть глубже и вот, что выяснилось...

1. Место рождения.

Согласно фронтовым документам, Колбасова появилась на свет во Пскове. Вполне может статься, что Аким Федорович на момент разрешения супруги от бремени, действительно, проживал в этом губернском городе. До революции отход на сезонные строительные работы среди причудских староверов  был делом обычным. Правда, уезжали, как правило, без семьи, но отец Василисы мог поступить иначе. В то же время, в прошении о помиловании наша героиня вскользь упоминает, что родилась в Муствее, откуда позже перебралась в Таллинн.  И наконец,  семья Колбасовых значится также в списках обитателей Калласте. Вряд ли местный старообрядческий наставник занес бы в метрическую книгу тех, кто не имел отношения к Красным Горам.
2. Год рождения
Здесь путаницы ещё больше. Во фронтовых бумагах и в вышеизложенном уголовном деле в качестве такового указан 1918-ый. Агафья Степановна в многочисленных обращениях к властям  иногда переносила появление дочери на свет на 1917-ый год, но это вполне допустимая погрешность. Меня смутило другое. Когда ваш покорный слуга  пустил ключевые слова «Василиса Колбасова» в поиск по довоенным эстонским газетам, то был несколько сбит с толку. Предложенная мне поисковой системой информация о человеке с таким именем никак не соотносилась с годом рождения известной мне Василисы Колбасовой. Например, в газете „Päevaleht“  от 30 декабря 1928 года есть заметка о том, что некая Василиса Колбасова изъявила желание сочетаться браком с Освальдом Лаасом (Osvald Laas).


Для 10-летней девочки, как вы понимаете, это вряд ли было возможно. Даже в те патриархальные времена. Поначалу я решил, что в Эстонии на тот момент проживала, как минимум, ещё одна Василиса Колбасова и была она старше нашей героини. Но каково  было мое изумление, когда таллиннские архивы выдали «на гора» нижеследующую справку:
В 1927 году столичная полиция выписала удостоверение личности на имя Колбасовой Василисы Акимовны (sic!)... 1911 года рождения. Предположить, что в республике, где на тот момент русские составляли лишь 6% населения, проживало две Василисы Колбасовых со столь экзотическим  отчеством, вряд ли возможно.
Кому и зачем понадобились махинации с возрастом, я не знаю. Может родители забыли, когда произвели на свет своего единственного ребенка? Люди они были неграмотные, так что не исключено. Но тогда откуда точная дата рождения Василисы попала в таллиннскую справку. По всей видимости, по приезде в столицу, девушка имела на руках удостоверяющую возраст бумагу, выданную местным самоуправлением. В красногорской метрической книге, как читатель помнит, год рождения Колбасовой вообще  отсутствует. Скорее всего, героиня этой истории в какой-то момент намеренно омолодила себя на 6/7 лет. Зачем она это сделала, мы вряд ли уже узнаем. Может, хотела "стереть" неприглядный отрезок своей биографии? Кстати, когда я взял за основу в качестве исходной даты 1911 год, всё сразу встало на свои места и сообщения довоенных газет касательно Василисы Колбасовой обрели логику и смысл.
3. Семья.
В прошениях о помиловании (в деле их, как минимум, пять) осужденная вскользь упоминает, что с 1935 года состояла в браке с неким гражданином, на иждивении которого находилась в течении пяти лет.  При этом она ни разу не назвала имя мужа. И это странно. Ведь  последний, по словам Василисы, воевал в истребительном батальоне, а позже в регулярных частях Красной армии. Имел награды и погиб в 1945 году. Вполне достойная по советским меркам биография. Почему не использовать имя  супруга-героя для придания веса мольбе о помощи? Во фронтовых документах, размещенных на сайте «Память народа», сведения о муже Василисы Акимовны все же присутствует. Его звали Добролинский Николай Степанович. Однако, эстонские архивы человека с таким именем и отчеством не распознали, при том, что семья Добролинских в довоенной Эстонии, действительно, проживала. Но это были Алексей Демидович (1887) с супругой Мартой (1895), дочерью Верой (1917) и сыном Георгом (1923 - 2001). Во главе 4-го Таллиннского истребительного батальона также стояли другие лица. Вполне возможно, моя односельчанка намеренно повысила статус своего спутника жизни. Или наивно думала, что занимаемая им в батальоне должность равнозначна командной?
Среди погибших в последние месяцы войны я также не смог найти загадочного супруга Колбасовой. Собственно, «Память народа» называет лишь одного Добролинского Николая Семеновича 1918 г.р., который был призван в 1940-м году из Брестской области, так что с нашей героиней вряд ли пересекался. К тому же он благополучно демобилизовался в середине 1945-го и на тот момент был еще  холост. Рискну предположить, что муж Василисы, если он, действительно, существовал, погиб в суматохе первого военного лета, когда  имена павших солдат подчас нигде не фиксировались. Тем более, если боец  состоял не в регулярных частях Красной армии, а был членом наспех созданного  истребительного батальона... Кстати, и упомянутый выше брак оказался не единственным в биографии Василисы Акимовны...
Листаем довоенные газеты...

В 1928 году 17-летняя Василиса Колбасова помолвлена с неким Освальдом Лаасом (о чем я уже писал выше).


В 1931 году Василиса Колбасова жалуется в полицию на некоего Вальтера Кристассона, с которым состоит в свободном браке. Последний избил её так сильно, что из носа и рта потерпевшей шла кровь.
В ноябре 1933 года Таллинское бюро ЗАГСа сообщило, что заявление о намерении зарегистрировать свои отношения подали 23-летний Эльмар Ванакамар и Василиса Колбасова, которая на год младше своего жениха. Что, кстати, соответствует именно 1911 году её рождения. Брак с вышеозначенным молодым человеком если и имел место, то оказался недолгим, поскольку вездесущие газеты поведали мне, что в ноябре 1938 году Эльмар Ванакамар собирался пойти к алтарю уже с некоей Меетой Мозес.


"Проживающая по улице Африканская 7 Василиса Колбасова сообщила в полицию, что её 4-летний сын Георг неожиданно скончался в ночь на 14 апреля. Чтобы выяснить причину загадочной смерти ребенка, полиция отправила тело на вскрытие"

Хочется верить, что в конце-концов наша героиня обрела, пусть и недолгий, покой в браке с загадочным Николаем Добролинским. По крайней мере фраза из её письма о "пребывании в течении пяти лет на содержании у мужа" позволяет так думать...
Таким образом, строго документально подтверждено лишь то, что  случилось с Василисой Акимовной Колбасовой после начала войны: эвакуация в советский тыл, затем фронт, ранения, боевые медали, демобилизация и, наконец,
драконовский  сталинский указ от 4.06.1947, сломавший нашей героине жизнь, и на долгие годы (а может, и навсегда) разлучившей её с родными и близкими...

На сайте "Память народа", среди информации о пересылных пунктах, наградах и ранениях  есть и такой документ. Думаю, речь в нем идет не о реальном дезертирстве, а о банальной "самоволке", которая, если и имела место, то обошлась для военного санинструктора без особых последствий. Интересно, что в последний год войны приказы уже не писались от руки, а печатались на машинке, однако количество ошибок в них по прежнему зашкаливает: Эстонская СССР вместо Эстонская ССР, АССР вместо ЭССР, Талинский РВК вместо Таллинский РВК, Каплинская улица вместо ул. Копли (Коплинская), мать - Колбасова Анастасия, хотя по факту - Агафья...

Такая вот история...



На главную                                            Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Что новенького?

    11.04.2021 Из серии "История одной семьи" Роковой выбор... В конце 19 века проживал в Калласте некто Яков Иванович Казаков…

  • Немного истории...

    Из протокола допроса Казакова Николая Яковлевича: «Я не являюсь коммунистом и никогда не поддерживал этот порядок. К компартии не…

  • Немного истории

    Из серии «История одной семьи». Роковой выбор… В конце 19 века проживал в Калласте некто Яков Иванович…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments