aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Categories:

Немного истории...









Из серии "Суд да дело"

Не тут то было!




Алатскивскому Волостному Суду прошение.
Проситель Макей Павлович  Варунин (1870 - 1917, прим. автора), проживающий в д. Красные Горы Кокорской волости по делу с ответчицы Прасковьи Васильевны Свинковой(1852), проживающей в д. Красные Горы.
Я, Варунин, 14 дня августа месяца 1907 года дал Прасковьи Свинковой три рубля, из которых 1 рубль 50 копеек в октябре получил обратно. Остальные не получены. В прошлом году, в ноябре месяце, взяла Свинкова от меня лошадь, чтобы съездить в имение Пала к доктору, за которую прошу с неё взыскать 1 рубль. Всей суммы: 2 рубля 50 копеек.

30 ноября 1907 года:
По вызову явился истец. Ответчица выбыла. Истец просит вновь вызвать ответчицу.
Суд постановил: разбор дела отложить на 14 декабря. Вызвать стороны. Истцу словесно поручено явиться.
14 декабря 1907 года:
По вызову явилась ответчица. Истец выбыл. Ответчица, не признавая иска, заявила, что имеет встречный иск на сумму 3 рубля 30 копеек. Просит дело прекратить.
Постановлено:
Руководствуясь 103 ст. 2 раздела Волостного Судебного Устава дело прекратить.
От автора:
Редчайший случай. Вместо того, чтобы смиренно принять  решение суда, ответчица предъявила встречный иск и... выиграла дело. Местный торговец  Макей Варунин попытался стребовать с Прасковьи Свинковой 2 рубля 50 копеек, из которых полтора рубля были остатком  от 3-рублевого  долга и рубль - плата за пользование его лошадью. Тот факт, что Свинкова возвратила  половину из взятых в долг 3-х рублей уже через два месяца после того, как позаимствовала их у Варунина, характеризует её, как  человека ответственного и честного. Вне сомнения, она вернула бы и остальное, но, оказывается, в этом не было необходимости. Что за встречный иск Прасковья Васильевна собиралась вчинить Макею Варунину, мы уже никогда не узнаем. По всей видимости, это были некие финансовые обязательства заявителя, которым он, до поры до времени, не придавал значения. Свинкова ему о них напомнила, после чего  предложила разойтись миром. Судя по всему, Варунин не возражал...




За неграмотную маму расписался сын. В моей базе данных есть информация о нём:
Свинков Николай сын Прасковьи, погиб на войне в 1916 году.


Такая вот история.




Из серии "Красногорский криминал"

Дебош в трактире...


Его Высокоблагородию Господину начальнику Юрьевского уезда полицейского урядника деревни Красные Горы рапорт:
«Честь имею донести Вашему Высокородию о нижеследующем:
31 октября сего, 1910, года, около 9 часов вечера, будучи по службе в д. Красные Горы, меня привлёк крик и сильный шум в трактирном заведении. Пройдя через кухню в жилую комнату содержателя трактира, я услышал, что стали бить окна в питейном заведении. В это время подошёл трактирщик  Мадис Креус и попросил содействия. Желая узнать, кто бьёт окна, я вышел из двери и увидел, что жители деревни Красные Горы Никита Александрович и Осип Александрович Ершовы, стоя у окон, кидаются в них камнями. Я попросил их перестать бить окна.  Но они набросились на меня с криком «Убъём урядника!», схватили меня за одежду, а Никита Ершов нанёс мне удар камнем в плечо. Вырвавшись из их рук, я вбежал в трактирное заведение. За мной посыпался град камней, как в дверь, так и в окна.  Я предупредил, что буду стрелять, но нападавшие не уходили, продолжая швырятся камнями и крича «Убъем урядника». На улице стала собираться толпа.  Видя, что иного выхода нет, я произвёл через разбитое окно несколько выстрелов из револьвера. После чего вышел через дверь и пошёл за стражником. Когда вернулся обратно, никого уже не было. Протокол нападения на трактирное заведение составлен мною на месте, а дело передано уряднику Яксону для дознания. В тот же вечер Никита Ершов был мною арестован. Доношу Вашему Высокоблагородию, что Никита Ершов - один из тех людей, кто всегда производит разные буйства, драки и стеклобиения и уже неоднократно  был в нынешнем году наказан Мировым Судьёй.  Ввиду чего прошу распоряжения Вашего Высокоблагородия о выселении Никиты Ершова из деревни Красные Горы. В случае надобности несколько жителей  могут дать на него показания.
3 ноября 1910 года. Урядник Ильюшкин».

Тот самый трактир...
Из протокола судебного заседания от 10 декабря 1910 года.
Потерпевший Мадис  Йоханович Креус (Madis Kreus, 1862 - 1924, прим. автора):
«31 октября 1910 года, около 9 часов вечера, я закрыл трактир и вышел в комнату через кухню. На кухне я увидел Никиту и Осипа Ершовых, которые хотели, видимо, войти в трактир и которых не пускали какие-то женщины. Они попросили меня помочь выгнать их мужей или сыновей из заведения.  Я помог и мы общими усилиями выгнали Никиту и Осипа Ершовых во двор. Тогда они стали кидать камнями в окна и двери. Бывший у меня в комнате урядник Ильюшкин выстрелил через окно из револьвера в воздух, а потом вышел во двор. Что там происходило дальше, я уже не видел».
Обвиняемый Никита Александрович  Ершов:
«Я был в трактире вместе с братом  Осипом. Мы были сильно выпивши и Креус стал нас выгонять, хотя в трактире оставались ещё другие лица, в том числе и урядник. Когда нас выставляли, Креус ударил моего брата Осипа, после чего я кинул камень в окно. Больше ничего не было. Прошу вызвать свидетелями Трофима Васильевича Уланова, дочь его Авдотью Уланову, Дмитрия Матвеевича Рекина, Егора Фёдоровича Лодейкина, Павла Васильевича и Самуила Васильевича Захаровых».
Самуил Яковлевич Саул, зять потерпевшего Креуса:
«Я был у трактирщика Креуса в гостях, в его помещении. В трактире были оба Ершовы. За ними пришли их жены и просили, чтобы те шли домой. Но братья не хотели идти домой. Тогда жены попросили Креуса помочь им вывести Ершовых. Креус с помощью жен выставил Ершовых во двор. Тогда Ершовы стали бить окна и ломать двери».
Трофим Васильевич Уланов:
«Я был в трактире 31 октября. Трактирщик закрыл заведение и просил публику выходить. За мною пришла моя дочь и я вместе с нею  вышел из кухни во двор. В это время Никиту Ершова, который был совершенно пьян, вытащила из трактира его мать, а Иосифа Ершова, тоже пьяного, вытолкал трактирщик. Осип упал во дворе и тогда Никита, рассердившись, выбил окна.  В это время выбежали Креус и какой-то человек  в штатском. Они стали бить Никиту Ершова и ругаться матерными словами. Никита стал звать на помощь. Собрался народ и тогда этот человек, который оказался урядником Ильюшкиным, пьянствовавший вместе с трактирщиком, вбежал в трактир и стал стрелять через окно, после чего все разбежались».
Егор Фёдорович Лодейкин:
«Я видел, что оба Ершовы были вдребезги пьяны  и не хотели уходить из трактира, хотя трактирщик уже закрывал заведение. Они требовали водки, так что их силой вытолкали. Урядник был тоже пьян и в штатском платье. На уряднике ничего не было порвано».
Приговор:
«Рассмотрев дело, Мировой судья нашёл, что по делу установлено, что оба обвиняемые, напившись, не хотели покидать трактир, хотя он уже закрывался. Они требовали водки и производили беспорядок, вследствие чего их пришлось уводить из трактира силой, после чего Никита Ершов  разбил ещё окно. Что касается остальных обвинений, предъявленных Ершовым, то в них они должны быть оправданы по следующим соображениям.
По делу не добыто никаких данных по обвинению Ершовых, а даже, наоборот, усматривается, что Креус сам так сильно толкнул  Осипа Ершова, что тот упал. Также,  вопреки показания урядника Ильюшкина, все свидетели утверждают, что урядник, бывший во всём штатском, не открывал своё звание вплоть до открытия стрельбы, когда все уже сами догадались, что человек в штатском - урядник. Таким образом если и были нанесены ему какие либо оскорбления, то их нельзя рассматривать как оскорбления должностного лица.  Посему суд приговорил:
Признать Никиту и Осипа Александровичей Ершовых  виновными в буйстве в трактире 31 октября 1910 года и на основании 38 статьи Уложения о наказаниях арестовать их: Никиту Ершова на семь дней, а Осипа Ершова на четыре дня. Судебные издержки возложить на обоих обвиняемых  солидарно, а при их несостоятельности принять на счёт казны. Никиту и Осипа Ершовых по обвинению их по ст. 31, 135 и 140 Уложения о наказаниях признать невиновными и по суду оправданными».
От автора.
К сожалению, история эта для тогдашних Красных Гор более чем типична. Кабак в те приснопамятные времена  был эпицентром пьяных разборок и хулиганских выходок со стороны местных сорвиголов. Никита и Осип Ершовы, судя по всему, были из их числа.
1. Напрасно урядник Ильюшкин пытался представить дело так, будто он мирно прогуливался по деревне и, лишь  заслышав шум и гам, поспешил к месту происшествия. Свидетели, включая трактирщика  Мадиса Креуса, подтвердили, что Ильюшкин  уже находился в помещении питейного заведения, когда всё произошло. Более того, сам был подшофе. Конечно, он пребывал не в общем зале, среди завсегдатаев кабака, а в комнате Креуса, но сути дела это не меняет.
2. Странно, что дебоширы сразу не признали в набросившемся на них человеке местного  урядника, пусть даже и облачённого в гражданскую одежду. Ведь они видели его на деревенских улицах, почитай, каждый день. Может, водка настолько застлала глаза, что окружающие выглядели все на одно лицо? Или всё же бузотёры узнали своего недруга, но уж больно покуражиться хотелось. Не каждый день случается над представителем власти поизмываться! Сам Ильюшкин, кстати, идентифицировал братьев Ершовых с первого же  взгляда. То, что страж порядка с буйными клиентами не церемонился, сомнений не вызывает. Как и то, что последние оказали сопротивление и вынудили полицейского отступить внутрь трактира. Лишь выстрелы из револьвера  разрядили обстановку. Любопытно, что свидетели из числа односельчан, отзывались о братьях Ершовых чуть ли не с сочувствием. Мол, перебрали, конечно, и окно  разбили, но урядник сам был нетрезв и действовал грубо и провокационно. Извечная нелюбовь старообрядцев к властям, от которых того и жди подвоха. Этакая корпоративная солидарность!
3. Честно говоря, меня в этой истории больше всего «зацепили» не пьяные эскапады Ершовых и не праведный гнев урядника Ильюшкина, а несчастные женщины, которым  приходилось забирать из питейного заведения нерадивых мужей, отцов, братьев и сыновей.
Бедные дочери, жены и матери практически каждый вечер, на глазах у всей деревни, выпроваживали своих  домочадцев  из этого злачного места. Можно представить каких нервов и унижения это им стоило. Попытки закрыть трактир успеха не имели. Слишком уж прибыльным был водочный бизнес для кокоровского помещика и слишком сильна зависимость красногорцев от зелёного змия.
4. Мировой суд фактически оправдал братьев Ершовых, вчинив  им лишь нарушение общественного порядка и битье стёкол, но никак не сопротивление представителю власти и физическое над ним насилие. И как результат, приговорил, вздохнувших с облегчением хулиганов, лишь к нескольким суткам ареста.
Однако, радовались Ершовы недолго...
В тогдашней России существовала инстанция, могущая привлечь правонарушителя к ответственности, не взирая на решение суда. Речь идёт о губернаторе, имевшем право в ускоренном порядке налагать административные взыскания. Такого рода наказания были, как правило, более оперативными и суровыми. Применялись они в случаях, когда
1. совершённое подсудимым  деяние являлось рецидивом, а прежние санкции не возымели должного эффекта,
2. имело место сопротивление представителю власти, совершённое с применением насилия по отношению к последнему,
3. наказание должно было послужить устрашением  для других потенциальных злоумышленников.





Подсудимые забили тревогу...





Напрасно Никита и Осип апеллировали к решению Мирового суда, напрасно пытались переложить  часть вины на урядника Ильюшина, напрасно указывали на своё бедственное материальное положения и многодетность.  Всё оказалось напрасно. Губернатор своего решения не изменил.

Послужило ли трёхмесячное тюремное заключение уроком для возмутителей деревенского спокойствия, судить не берусь. Но, что-то мне подсказывает, что вряд ли...
Дальнейшая судьба героев этой истории куда более драматична, нежели вышеописанный хулиганский эпизод.

Ершов Никита Александрович
(1892) Расстрелян 29 декабря 1918 года сослуживцем по красногвардейскому отряду Дмитрием Гусаровым за попытку "отмазать" от реквизиции одного из жителей деревни.
Ершов Иосиф  Александрович (1884) утонул 20 октября 1919 года в Чудском озере вместе с отцом Александром Дементьевичем, братом Филаретом и сестрой Феодорой.

Такая вот история...



На главную                                           Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Немного истории...

    Из серии «Суд да дело» Три не выигранных дела... Красногорский купец Конон Максимович Мошаров был большой мастак…

  • Немного истории...

    Из серии "Красногорский криминал" Самоволка... Пристрастие к алкоголю во времена оные было настоящим бичом мужской половины…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" Невыполненное обещание... Дерптского Георгиевского священника Константина Хорошавина в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments