aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Categories:

Немного истории...








Из серии "Выбывшие дела"
Пять рублей за лодку...


Из протокола заседания в Алатскивского  волостного суда от  26 февраля 1906 года:




«Житель деревни Красные Горы Савелий Иванович Воронцов заявил, что он прошлым летом ловил рыбу на Ладожском озере с Дмитрием Максимовичем Аршиновым, причём Аршинов пользовался его лодкой. Так как Аршинов теперь отказывается вознаградить его, Воронцова, за пользование лодкой, то он просит суд разобрать это дело и взыскать с Аршинова 5 рублей, а также допросить свидетельницу Аксенью Крёхову».
17 марта 1906 года:
«Явились стороны и свидетельница. Истец Воронцов поддерживает иск, ответчик Аршинов заявил, что за пользование лодкой уплатил истцу 6 рублей. Истец отрицает получение 6 рублей и просит допросить свидетельницу Крёхову. Ответчик Аршинов, в свою очередь, просит вызвать для допроса свидетеля Макара Лодейкина, живущего в Красных Горах, в подтверждение уплаты денег. Опрошенная свидетельница Аксенья Крёхова  показала, что она на  Ладожском озере слышала, что стороны о чём то спорили. Она проходила мимо них, при этом Воронцов её остановил со словами: «Слышишь, Аксенья, Аршинов не желает за лодку мне платить». На это Аршинов ничего не ответил»
Суд постановил: разбор дела отложить до  7 апреля и вызвать свидетеля Лодейкина. Сторонам поручено явиться».
7 апреля 1906 года:
"По вызову явились ответчик Аршинов и свидетель Лодейкин. Истец выбыл. Ответчик Аршинов отрицает иск и просит дело прекратить. Опрошенный свидетель Макар Лодейкин  показал, что при нём стороны произвели расчёт, причём 6 рублей общих денег остались Воронцову за пользование лодкой, в том числе 2 рубля денег Аршинова. Пользовались лишь лодкой Воронцова, без снастей, за что обыкновенно за лето 6 рублей вовсе не полагается платить. Воронцов же требовал 10 рублей, то есть с Аршинова 5 рублей».

От автора.
Редчайший в тогдашней судебной практике случай. На слушание не явился сам инициатор гражданского иска, в данном случае, Савелий Воронцов. Обычно от дела уклонялись ответчики, которым не хотелось участвовать в заведомо проигрышном процессе. Или же обе стороны решали вопрос миром и на повторное заседание не являлись. Здесь же Дмитрий Аршинов буквально рвался в бой и даже привёл нового свидетеля - Макара Лодейкина. Пять рублей  - достаточно большая сумма, чтобы просто махнуть на неё рукой. Думаю, Савелий Воронцов после первого заседания усомнился в возможности выиграть дело, поэтому и остался дома. Из показаний Лодейкина следует, что сумма в пять рублей за совместное пользование лодкой в буквальном смысле взята заявителем с потолка. Даже три рубля считалось среди рыбаков перебором. К тому же ни свидетелей, ни письменного подтверждения того, что стороны договорились именно об этой сумме, Воронцов представить не смог. Тот факт, что из шести рублей общих денег, которые истец оставил себе, Аршинову принадлежали лишь два рубля, говорит о том, что прибыль компаньоны делили не совсем поровну. Видимо, у Савелия Воронцова было больше сетей и он забирал себе две трети заработанных денег. Кстати, неявка в суд не освобождала Воронцова от уплаты 50 копеек свидетельнице Аксенье Крёховой. Бедный Савелий Иванович! Расчитывал на пять рублей прибытка, а по факту ещё и сам лишился полтинника. Бывает...
Такая вот история.




Из серии «Выбывшие дела»
Совсем короткое дело...



В Алатскивский волостной суд 2 февраля 1907 года:
«Прошу волостной суд  взыскать в Алексея Долгошева, который проживает в деревне Калласте, 35 рублей 20 копеек, которые он мне остался должен за приобретённый товар, и которые  до сих пор не заплатил. Прошу Алатскивский волостной суд вызвать Долгошева  и присудить с него в мою пользу 35 рублей 20 копеек вместе с  судебными по делу издержками. Купец Йозеп Халлик (Joosep Hallik), проживающий в деревне Калласте волости Кокора".
От автора.
Совсем коротенькое дельце. Алексей Дмитриевич Долгошев, по красногорским меркам, был человеком более чем обеспеченным. К тому же имел пятерых взрослых сыновей. Сомневаюсь, что они допустили бы для престарелого родителя такой позор, как  судебное разбирательство. Деньги быстро нашлись. Одно странно: почему дело вообще дошло до суда? Наверняка,  Йозеп Халлик не раз и не два просил погасить долг, прежде чем писать исковое заявление.


Любопытно, что по-эстонски  деревня Красные Горы называлась Калласте задолго до официального переименования в 1938 году.

Не умевший писать и читать Алексей Долгошев сделал всё, чтобы его сыновья освоили грамоту.  Понимал, что без этого в начале 20 столетия уже никак. Один из них (по всей видимости, Константин) пришёл на выручку отцу, когда нужно было письменно подтвердить получение повестки в суд...
Такая вот скоротечная история...




Из серии "Суд да дело"

"Крепкий орешек" Авдотья Варунина...



В  Алатскивский волостной суд  Аксентия Павловича Варунина, Макея Павловича Варунина, Марфы Павловны Варуниной и Авдотьи Павловны Варуниной, живущих в Красных Горах Кокорской волости, прошение:
«Честь имеем просить Алатскивский волостной суд принять во внимание нижеследующее. Мы  являемся сонаследниками умершего нашего родителя Павла Ивановича Варунина, который скончался  4 октября 1905 года. При жизни наш родитель, при полном сознании, завещал своим сыновьям, то есть Аксентию и Макею Варуниным, четыреста рублей с процентами, которые лежат в Юрьевском  Городском банке и которые он, Павел Варунин, завещал сыновьям издержать на траур, если последует ему смерть. При его заявлении присутствовал свидетель  Даниил Шлендухов. За безграмотностью Аксентия Варунина расписался,  по его личной просьбе, Даниил Шлендухов. Красные Горы 18 декабря 1905 года»
13 января 1906 года.
«По вызову явились Аксентий и Макей Варунины. Марфа и Авдотья Варунины выбыли. Явившиеся Аксентий и Макар Варунины просили утвердить их в правах наследства, так как сестры отказываются от своих наследственных долей. Суд постановил: разбор дела отложить на 27 января сего года и вызвать всех наследников. Аксентию и Макару Варуниным поручено явиться».

В Алатскивский волостной суд Авдотьи Павловны Аганич, жительствующей в посёлке Черном Юрьевского уезда, прошение:
"Согласно вручённой мне повестке, я вызвана 27 января 1906 года в оный волостной суд по делу об утверждении  наследников в правах наследства по имуществу моего покойного отца Павла Васильевича Варунина.  Так как мне по денежным обстоятельствам не выгодно лично явиться к означенному числу в суд, то покорнейше прошу дело разобрать в моё отсутствие и утвердить меня в правах наследства как сонаследника в равных долях с другими наследниками по всему движимому и недвижимому имуществу покойного отца моего Павла Варунина. Также прошу без моего согласия не выдавать другим наследникам удостоверение на право получения в городе денежной суммы моего отца до производства между наследниками добровольного раздела имущества. За неграмотностью Авдотьи Аганич и по её просьбе расписался Владимир Семенов».
27 января 1906 года.
«По вызову явились Аксентий и Макей Варунины. Авдотья Аганич, урождённая Варунина, прислала письменное заявление. Аксентий и Макар Варунины просили их утвердить в правах наследства отца Павла Варунина, а именно на 400 рублей, хранящихся в Юрьевском Городском банке по билету от 1 декабря 1903 года за № 67691. Деньги эти они расходовали на похороны и поминовение покойного отца. Не согласны на утверждение сестёр в правах наследства, так как они свои доли получили при жизни отца. Суд постановил:
Ввиду того, что между наследниками возник спор о наследственных правах, производство по сему делу прекратить и предложить наследникам обратиться в надлежащий суд исковым порядком».
17 марта 1906 года.
«Явились Аксентий Варунин, Макей Варунин и Марфа Варунина. От имени Авдотьи Аганич, урождённой Варуниной, была представлена доверенность, засвидетельствованная Черновским Волостным правлением. Аксентий и Макей Варунины  просили утвердить их в правах наследства умершего отца, а именно на 400 рублей, хранящихся в Юрьевском Городском банке. Марфа Варунина отказалась от своих наследственных прав на 400 рублей, оставшихся после смерти отца».

От автора.
Что тут скажешь. Отношения между наследниками Павла Ивановича Варунина были, мягко говоря, не безоблачные.  Если Марфа Павловна, в конце концов, «сдалась», то Авдотья Варунина не уступила братьям ни  пяди отцовских сбережений. Аксентий (1859) и Макей (1870 - 1917) настолько были уверены в своей правоте, что на первое заседание сестер вообще не позвали. Суд, однако, у них на поводу не пошёл и предложил  через две недели явиться  всем четверым.  Дело принимало нежелательный для мужской половины  претендентов  на отцовские деньги оборот. Узнав  про махинации братьев, Авдотья  Варунина (по мужу Аганич) поспешила прислать суровое предупреждение: «Прошу без моего согласия не выдавать другим наследникам удостоверение на право получения в городе денежной суммы моего отца до производства между наследниками добровольного раздела имущества».

Вот так вот! Любопытно, что Авдотья Павловна узнала о происходящем лишь когда получила повестку в суд, то есть в начале января 1906 года. Однако, Аксентий и Макей, без тени смущения, упоминают её имя уже в самом первом прошении, датированном 18 декабря 1905 года. Видимо, братья не сомневались, что сестра согласится с их раскладом и откажется от своей доли.  Но, не тут-то было!
По всей видимости, у Аксентия и Макея не было на руках письменного завещания отца касательно  судьбы 400 рублей. Иначе они всенепременно бы его представили. А без конкретного перечисления  имён тех, кому усопший оставил свои сбережения, право на них в равных долях получали все законные наследники. В  данном случае четверо детей Павла Варунина. Марфа, похоже, была не замужем и проживала в родительском доме. А значит, материально зависела от братьев. Не исключено, что с ней «провели беседу» на предмет  нежелательности её участия в дележе отцовских денег.
Странно, что суд не принял во внимание тот факт, что при распоряжении завещателя относительно судьбы  400 рублей присутствовал Даниил Шлендухов, весьма уважаемый в деревне человек. Он ведь мог подтвердить, что деньги покойный оставил исключительно сыновьям.  Или никаких конкретных указаний со стороны усопшего  вообще не было? Просто представители мужской ветви Павла Варунина пребывали в уверенности, что "сёстры свои доли получили при жизни отца" и смогли убедить в этом Даниила Шлендухова. Или распоряжение было, но в такой деликатной сфере, как наследство, суд отдавал предпочтение официальным бумагам, а не устным заявлениям заинтересованных лиц.

Писарь Пясмель подозрительным образом проигнорировал имя Марфы Варуниной  при составлении итогового протокола, хотя ранее её упоминал. Согласитесь, что нижеследующая фраза звучит довольно странно:
«Определение нам объявлено 17 марта 1906 года (следуя логике документа, под словом «нам» имеются ввиду трое присутствующих в зале суда: Макей, Аксентий и Марфа, прим автора). За неграмотных Аксентия и Варуниных расписался Илья Соломин». Каких таких Варуниных? Здесь явно должно стоять имя третьего участника процесса - сестры Марфы, поскольку Макей начертал своё имя собственноручно. О причинах такой бюрократической казуистики мы вряд ли когда узнаем.

Такая вот история...




Из серии "Суд да дело"

Два с половиной рубля...


12 февраля 1908 года.
«В  Алатскивский волостной суд Юрьевского уезда Лифляндской Губернии крестьянина Василия Крёхова, жительствующего в деревне Красные Горы Кокорской волости по делу Фёдора Веникова, жителя деревни Красные Горы Кокорской волости прошение:
Ответчик Веников, который три года назад остался мне, Василию  Крёхову, должен за сапоги 2 рубля 50 копеек,  уклоняется от уплаты, и потому прошу суд вызвать Веникова к разбору дела и взыскать с него в мою пользу 2 рубля 50 копеек, а также судебные по делу издержки. Свидетелем прошу вызвать жителя Кокорской волости Леонтия Кузнецова. Покорнейший проситель В. Крехов. Неграмотный,  по его просьбе расписался его сын Степан Васильевич Крёхов».
21 марта 1908 года.
«По вызову явились истец Крёхов и свидетель Леонтий Кузнецов. Ответчик выбыл. Истец поддерживает иск. Свидетель Леонтий Кузнецов показал, что при расчёте сторон в прошлом году Веников остался должен истцу 2 рубля 50 копеек. Просит денег за явку в суд. Неграмотный. Истец просит дело решить заочно».





От автора.
Печальная история. Два с половиной рубля довели Фёдора Яковлевича Веникова (1873) до суда. Невеликая, в общем-то, сумма оказалась для ответчика неподъёмной ношей. Несчастный должник тянул до последнего. Ни разу не явился в суд, хотя и получал повестки. Проигнорировал заочное решение от 21 марта 1906 года о взыскании с него в пользу Василия Алексеевича Крехова (1853 - 1932) платы за прошлогодние сапоги. Лишь суровое предписание об описи имущества заставило Федора Алексеевича погасить долг. Скорее всего, многодетному отцу пришлось позаимствовать вменённые ему три рубля у добрых людей. Ведь если бы у ответчика имелась на руках вышеозначенная сумма, не стал бы он ждать унизительной процедуры оценки своего нихитрого скарба. До публичной распродажи изъятых у Веникова лампы и рыболовных сетей дело, слава Богу, не дошло. Ниже привожу выписку из регистрационной книги на предмет семейного положения должника. В 1908 году у Федора Алексеевича  и Анны Фёдоровны Вениковых подрастали четыре дочери в возрасте от одного до 11 лет. Было на кого тратить деньги!  Думаю, этот факт  сыграл не последнюю роль в том, что у бедного родителя возникли проблемы с возвратом даже столь незначительной суммы, как два с половиной рубля.Такая вот история...




На главную                                      Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Немного истории...

    Из серии «Суд да дело» Три не выигранных дела... Красногорский купец Конон Максимович Мошаров был большой мастак…

  • Немного истории...

    Из серии "Красногорский криминал" Самоволка... Пристрастие к алкоголю во времена оные было настоящим бичом мужской половины…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" Невыполненное обещание... Дерптского Георгиевского священника Константина Хорошавина в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments