aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Categories:

Немного истории...









Из серии «Выбывшие дела»
Долг за лестницу...
«Алатскивскому волостному суду крестьянина Яна Якобовича Лутса (Jaan Luts), проживающего в городе Везенберг по Юрьевской улице в собственном доме, по делу с ответчиком Константином Алексеевичем Долгошевым проживающем в Алатскивской волости, в деревне Красные Горы, исковое прошение.
В сентябре месяце 1914 года сделал я ответчику Долгошеву, для построенного им дома в городе Везенберг по Юрьевской улице, лестницу в двух частях. Первую из 13 ступенек, а вторую из 7 ступенек. Итого 20 ступенек по 1 рублю 20 копеек за ступень, всего на 24 рубля. При установке лестницы ответчик просил об отсрочке в уплате, вследствие не получения им от господина Триновского, для дома которого была поставлена мною лестницы, денег. 15 декабря, при расчете, ответчик заявил, что пока ещё не получил за постройку всех денег и  просил подождать до Везенбергской ярмарки, когда он обещал произвести расчёт  за сделанную работу. Ответчик своего обещания не исполнил, в Везенберг во время ярмарки для уплаты не приехал и никакого ответа от него не получено.

На основании
вышеизложенного имею честь просить Алатскивский волостной суд вызвать ответчика Константина Алексеевича Долгошева и взыскать с него в мою пользу за изготовление лестницы 24 рубля. Прошу рассмотреть дело в моём присутствии, а в случае неявки ответчика постановить заочное решение. В подтверждение основания и размера иска прошу допросить в качестве свидетелей чрез местные судебные учреждения следующих  лиц : Густава Абрамовича Штейна, который присутствовал при заключении между мною и Константином Долгошевым договора о постройке лестницы и Эдуарда Магнуса, присутствовавшего 15 декабря 1914 года при том, когда ответчик Долгошев признал работу принятой и сумму в 24 рубля правильной».




От автора: Подобных исков в жизни красногорского строительного подрядчика Константина Долгошева   было не счесть. Что делать - издержки бизнеса. Заказчик, в данном случае некий господин Триновский, по неизвестной нам причине,  вовремя не оплатил выполненную для него  работу. Финансовая цепь разомкнулась и  генеральный подрядчик Долгошев не смог  исполнить  свои обязательства перед столяром Яном Лутсом, которого нанял изготовить  лестницу для дома.  Могло, конечно, быть и иначе: деньги владелец  дома выплатил сполна, но у Константина Алексеевича были на них другие планы и он решил, что Лутс может и подождать. Последний исправно ждал два месяца, после чего пошёл в суд. И правильно сделал. Деньги тут же нашлись...
Такая вот история.





Из серии "Суд да дело"

На Ладогу вслед за должником...





«В Алатскивское волостное правление от крестьянина Яна Тениссона (Jaan Tenisson), проживающего в Кокоровской волости, прошение:
Имею честь просить вас, господа председатели, разобрать моё дело, состоящее в следующем: в 1902 году марта 10 дня дал я в кредит 25 рублей крестьянину Кокоровской волости, проживающему в деревне Красные Горы, Дмитрию Максимовичу Аршинову и он обязался уплатить мне к 1 ноября того же, 1902-го, года. Однако, до сих пор он мне никакой оплаты не сделал. Хотя я несколько раз требовал уплатить взятые от меня  в кредит 25 рублей. И так прошу разобрать и присудить, чтобы он уплатил мне эту сумму денег в размере 25 рублей.
Свидетели:
1. Яков Иванович Кукин, которому я тоже давал в кредит деньги.
2. Николай Трифонович Гривицкий. Оба проживают в Красных Горах».
Из протокола  заседания Алатскивского волостного суда 18 апреля 1903 года.
«По вызову явился истец Теннисон и свидетель Николай Гривицкий, ответчик и свидетель Яков Кукин выбыли. Истец Ян Тенниссон поддерживает свой иск, объясняя, что 25 рублей ответчик остался должен за дрова. Допрошенный, по отобрании подписи о присяге, свидетель Николай Трифонович  Гривицкий, 50 лет, старообрядец, показал:
«В прошлое лето Ян Тениссон приехал на Ладожское озеро, где я и ответчик Аршинов ловили рыбу. Тениссон требовал  от Аршинова 25 рублей долга и Аршинов обещал по прибытии на берег уплатить. Тениссон отправился на берег, а Аршинов не пошёл, и так дело осталось».

"По отобрании подписи о присяге"
Свидетель должен был осознавать свою ответственность за дачу ложных показаний...


Решение суда было вполне предсказуемым...

«Выслушав в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Яна Тениссона к  Дмитрию Аршинову о долге в  25 рублей, поступившее по апелляционной жалобе ответчика Дмитрия Аршинова на определение Алатскивского волостного суда от 18 апреля 1903 года, Юрьевский Верхний Крестьянский суд нашёл, что доводы апеллирующей стороны  не доказаны, а потому, соглашаясь с соображениями волостного суда, определил: решение Алатскивского волостного суда утвердить. Оставить апелляционную жалобу Дмитрия  Аршинова без последствий».
От автора:
Судя по всему, хуторянин  очень хотел продать дрова, поэтому и отгрузил  их в долг, да ещё с 7 месячной отсрочкой. Так и сегодня маленькие деревенские магазинчики, чтобы выжить, отпускают товары в кредит.
Но если Тениссон, как он утверждает, изначально согласился ждать до ноября, то зачем было ехать на Ладогу за деньгами посреди лета? Может, первоначальный срок оплаты был иным? Допустим, месяц или два. Сомневаюсь, что  истец отправился  бы в такую даль лишь  за 25 рублями? Одна дорога туда и обратно чего стоит. Думаю, у него  были и другие должники из числа  красногорских рыбаков. Об одном из них, Якове Кукине, хуторянин вскользь упоминает. Ладога  была  местом, где  имелся шанс получить свои деньги обратно. По прибытии  в родную деревню  желание платить по счетам  у местных жителей резко шло на убыль. Судя по всему, Тениссон предъявил финансовые претензии должникам  прямо на озере, во время ловли сига.  Дело в том, что рыбаки проводили  на ладожских просторах минимум неделю, прежде чем причалить к берегу. Ночевали прямо в лодках. Рыбу сдавали тут же на большие купеческие баржи - соймы, которые стояли на якоре. Оттуда получали продукты и деньги. К берегу причаливали по мере необходимости: помыться в бане и починить снасти. Дмитрий Аршинов, судя по показаниям Николая Гривицкого, несчастного Яна Тениссона, мягко говоря, «развёл». Сказал, мол, денег пока нет, поскольку  купец не заплатил за сданную рыбу. Обещал рассчитаться через неделю, по прибытии на берег, но слово не сдержал. Остался на барже, когда  другие рыбаки устроили себе выходной. Кредитор больше ждать не мог  и отправился домой не солоно хлебавши. Не исключено, однако, что Аршинов именно на Ладоге пообещал Тениссону полный расчёт  к 1-му ноября, во что последний в очередной раз поверил. Выждав после вышеозначенной даты три с половиной месяца,  продавец  дров пошёл в суд. На первое заседание  28 марта 1903 года он явился один. Ни ответчик, ни свидетели не соизволили прийти.

Суд перенесли на 18 апреля. Из двух вызванных на этот день свидетелей откликнулся  лишь Николай Гривицкий. Его показаний оказалось достаточно, чтобы вынести решение в пользу Яна Тениссона. Ещё одним важным аргументом, подтверждающим правоту заявителя, стал тот факт, что Дмитрий Аршинов, «получив повестку, выбыл», тем самым косвенно признав свою вину.  Запоздалые попытки ответчика оспорить решение суда ни к чему не привели. Что, в общем-то, логично. Раньше надо было думать...
Судя по тому, что в деле отсутствует постановление об описи имущества должника, Ян Тениссон всё же получил назад свои 25 рублей...
Такая вот история.






Из серии "Суд да дело"

Просьба об отсрочке...


«В Эстляндское Губернское по воинской повинности Присутствие мещанина города Вейзенштейна (совр. Пайде) Наума Степановича Веникова и Афимьи Харламовной Вениковой, живущих в Красных Горах Кокорской волости Юрьевского уезда Лифляндской губернии, покорнейшее прошение:
Прилагая при сем метрическое свидетельство, выданное наставником  Красногорской старообрядческой моленной  Макаровым от 10 января 1908 года, имею честь покорнейше просить Губернское Присутствие об освобождении от военной службы сына нашего - Савелия Наумовича Веникова, служащего во 2-ой роте 69 пехотного Рязанского полка в городе Люблин. На поданное нами прошение Вейзенштейнскому воинскому начальнику 6-7 ноября 1907 года об освобождении от военной службы сына нашего Савелия, мы получили объявление 8 января  1908 года в том, что ходатайство наше оставлено без движения. А посему мы покорнейше просим Эстоляндское Губернское по воинской повинности Присутствие не отказать нам в законном ходатайстве. Мы, отец и мать, уже стары. Кормить себя и троих малолетних детей не можем. Крайне нужен для нас кормилец - сын Савелий. У меня, отца, повреждён средний палец на руке».

"Представляя при сем жалобу Вейзенштейнского мещанина Наума Степановича Веникова/Веник/ о приеме  на военную службу в призыв 1907 года его сына Савелия, являющегося будто бы единственным работником в семье, Вейзенштейнское уездное по воинской повинности Присутствие доносит Губернскому воинскому Присутствию, что Савелий Веник призывался к исполнению воинской повинности минувшим 1907 годом, причём ему, как имеющему, по сведениям призывного списка, трудоспособного по возрасту отца и младшего брата Матвея 6 лет, была предоставлена льгота второго разряда по семейному положению. Так как, для пополнения следующего  с первого призывного участка числа новобранцев были подвергнуты освидетельствованию в порядке ст. 168 устава о воинской повинности и пользующиеся льготой 2-го разряда по семейному положению, в каковое число вошёл и Савелий Веников, то последний, как оказавшийся при росте 2 аршина 3 1/8 вершка  здоровым и к воинской службе годным, был принят на таковую единогласно по приёмной росписи за № 68».
«Губернскому по воинской повинности Присутствию  доложена представленная Вейзенштейнским Уездным воинским Присутствием 18 января 1908 года за № 52 жалоба Вейзенштейнского мещанина Наума Степановича Веникова на постановление означенного военного Присутствия, что сын его Савелий в призыв 1907 года принят на действительную военную службу, несмотря на то, что является единственным трудоспособным членом в семье. Из настоящего дела усматривается:
1. что сын сам просится принять на действительную военную службу в призыв 1907 года,
2. что жалоба Наума Веникова на постановление Вейзенштейнского уездного воинского присутствия,  коим сын его, Савелий Веников, принят на действительную военную службу поступила в это присутствие лишь 17 января 1908 года,
3. что окончательная  поверка призывных списков и назначение призываемым льгот по 1-му  Вейзенштейнскому  призывному участку, по коему призывался Савелий Веников, завершилась 19 октября 1907 года.
Таким образом, 228 статья Устава о воинской повинности от 1897 года определяет:
Жалобу мещанина Наума Веникова оставить без рассмотрения по причине пропуска жалобщиком 4-недельного срока, установленного означенной статьёй для обжалования решения Уездного Присутствия".
От автора.
В общем-то, всё ясно. Савелий Веников первоначально получил отсрочку от призыва по льготе 2-го  разряда (сыновья - вторые работники в семье), но позже это положение было воинской комиссией пересмотрено. По всей видимости, по причине недобора новобранцев по  первому Вейзенштейнскому  участку за 1907 года. Такая возможность была Уставом о воинской повинности 1897 года предусмотрена. Родители уже отбывшего в часть военнослужащего попытались оспорить решение призывной комиссии, но увы...
Во-первых, возможность пересмотра этой льготы была предусмотрена законом,
во-вторых, Наум Веников опоздал с апелляцией,
в -третьих, сын сам не прочь был пойти в армию в этом году, поскольку понимал, что рано или поздно его всё равно призовут.
Если верить метрическому свидетельству, то Агафья Харламовна Веникова, будучи 55 лет от роду,  имела несколько малолетних детей. С 22-летним Савелием всё ясно, даже рождённая в 40 лет дочь Агафья не вызывает больших сомнений. Но вот 7-летний сын Матвей, появившийся на свет, когда матери было 47 лет и, в особенности, 2-летняя дочь Прасковья наводят на мысль, что тут что-то не так. Даже в наше время родить ребёнка в 53 года задача не из лёгких, а уж в те патриархальные времена тем более.   Думаю, ларчик открывается просто. Судя по весьма круглым цифрам возраста Наума и Агафьи (50 и 55 соответственно), они и сами толком не знали, сколько им лет. Называли на глазок, поскольку метрических книг во времена их молодости  у старообрядцев ещё не было. Скорее всего, Агафья Харламовна  ошиблась со своим возрастом, минимум, лет на 10. В этом случае всё, более или  менее, становится на свои места.
Родители доверили 15-летней дочери расписаться за них под важным документом, поскольку сами были неграмотными. Агафия Веникова  с задачей вполне справилась, начертав своё имя легко и непринуждённо. Думаю, маленькую  букву в начале фамилии  можно списать на естественное для ребёнка волнение.
Еще в недавнем прошлом Наум Степанович носил прозвище «Веник», которое мало-помалу трансформировалось в благозвучную фамилию - "Веников".  По инерции  инстанции продолжали  упоминать деревенское «погоняло» заявителя, но делали это всё реже и исключительно как пояснение к официальной фамилии...
Такая вот история.


На главную                              Немного истории (продолжение)
Subscribe

  • Немного истории...

    Дамский велосипед фирмы «Пенза»... Курьезных случаев в истории Калласте было не счесть. К сожалению, многие из них…

  • Немного истории...

    Совладелец стекольного завода... 14 июня 1941 года Иосиф Сталин, посчитав, что прибалты недостаточно лояльны к советской власти,…

  • Немного истории...

    Из серии "Дела старообрядческие" "Крепкий орешек" Марья Степановна... Еще одним направлением в борьбе с приверженцами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments