?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

29 июл, 2018

Из протоколов  допроса  Фёдора Николаевича Батурина, 1907 г.р, уроженца д. Нина, арестованого 27.12.40 в г. Вильянди:
Вопрос: Расскажите подробно свою биографию.
Ответ: Родился я в деревне Нос Тартуского уезда Алатскивской волости в 1907 году. Отец имел полгектара земли и домик, в котором помещалось всё семейство. Занимался рыболовством и работал как каменщик. Живя при отце я окончил в 1919 году основную школу и поступил в гимназию, которую посещал до 1926 года. Затем, за неимением средств, учёбу прекратил и нанялся батраком к крестьянину в волость Кавасту, где проработал один год. Во время посещения школы, в летнее время, также  работал на случайных работах. В 1929 году я был призван на действительную военную службу в эстонскую армию. Демобилизовался в том же году как рядовой. По возвращении из армии купил себе лошадь и стал заниматься скупкой телят на продажу. Я занимался торговлей мясом до 1934 года. В 1937 году переехал со всем семейством на жительство в Вильянди, где поступил работать в автомастерскую Штейнберга шофёром. Жена занималась торговлей рыбой. В том же году на свои личные сбережения (200 крон) купил подержанную автомашину и начал заниматься скупкой и перевозкой в сезон рыбы. Остальное время на своей автомашине работал на стройке. В 1939 году я купил в рассрочку вторую машину. На одной продолжал работать сам, на второй имел наёмного шофера. Жена занималась торговлей рыбой в розницу. Так я жил до дня моего ареста, то есть до 3 января 1941 года.
Вопрос: Вы занимались шпионажем?
Ответ: Нет. Шпионской деятельностью я никогда не занимался, а наоборот, с 1928 по 1931 год я был связан с органами ГПУ и будучи эстонским гражданином передавал сведения, интересующие ГПУ.
Вопрос: Но вы ведь одновременно работали и в эстонской разведке?
Ответ: Нет, в пользу других разведок я никогда не работал, а связь с ГПУ была прервана по причине моего ареста и высылки из пограничной полосы.
Вопрос: Вы проводили пораженческую, антисоветскую агитацию после установления Советской власти в Эстониии?
Ответ: Нет, антисоветскую агитацию я не проводил.
Вопрос: Вы  не говорите на следствии правду, ведь Вы арестованы за шпионскую деятельность и антисоветскую агитацию.
Ответ: Нет, я арестован по показаниям Козлова от 1933 года, который по моему заданию был направлен в СССР с письмом для ГПУ в город Гдов. Козлов вторично ещё переходил границу в СССР, где был арестован и дал на меня ложные показания, что я являюсь агентом эстонской охранки.
Вопрос: Откуда Вам это известно?
Ответ: Известно мне это из моего следственного дела, с которым я знакомился в феврале 1941 года. Кроме того, показания Козлова Александра Васильевича зачитывались  следователем.  Я просил устроить очную ставку между мной и Козловым. Но поскольку Козлов на тот момент проживал в СССР и как было видно из полученных следователем справок, был выслан на пять лет в лагеря на Дальний Восток, то его не разыскали, то есть не установили его настоящее местонахождение. В мае месяце я получил извещение, что моё дело направлено на рассмотрение Особого Совещания.
Вопрос: Вам предъявлено обвинение в том, что Вы были завербованы Эстонской Политической полицией и работали "двойником" в пользу Эстонии. Признаёте ли Вы себя виновным в предъявленном обвинение.
Ответ: В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Я никогда не был завербован Политполицией Эстонии и поэтому "двойником" не работал. Единственно верно то, что я посылал в СССР Козлова Александра Васильевича  с написанным мною письмом для передачи сведений ГПУ в городе Гдове.
Вопрос: На допросе 28 февраля 1941 года Вы показали, что Вас завербовал для шпионской работы в пользу Эстонии бывший начальник пограничного кордона  по фамилии Вааса. Вы подтверждаете показания от 28 февраля 1941 года?
Ответ: Показания от 28.02.41 о том, что я был завербован агентом политической полиции Вааса  я не подтверждаю, так как эти мои показания являются вымышленными.
Вопрос: На этом же допросе от 28.02.41 Вы показали, что посылали Козлова в СССР для сбора шпионских сведений в пользу Эстонии. Вы эти показания подтверждаете?
Ответ: Я Козлова, действительно, посылал в 1933 году в СССР с написанным мною письмом, где я сообщал сведения для ГПУ в город Гдов, но ни в коем случае я не посылал Козлова с целью шпионажа в пользу Эстонии. О том, что я отправил  Козлова в СССР Вааса ничего не знал. Таким образом, мои сведения о посылке Козлова в СССР с целью шпионажа в пользу Эстонии являются мною выдуманными и я их сейчас не подтверждаю. Эти лживые показания, что меня завербовал Вааза  и что я отправил Козлова в СССР с целью шпионажа в пользу Эстонии я был вынужден дать под угрозой следователя Боголюбова. На самом деле Вааса меня не вербовал.
Вопрос: Каким путём Вы установили связь с органами ОГПУ?
Ответ: Связь с органами ОГПУ я установил через своего дядю - Полетанова  Степана Григорьевича, который органами ГПУ был завербован в 1928 году.
Вопрос: Расскажите подробнее о Вашей вербовке.
Ответ: В 1928 году дядя мне рассказал, что дал согласие на сотрудничество с  органами ГПУ и предложил мне также собирать сведения  и передавать ему, а он переправит их в СССР. Я служил в артиллерийском полку и передавал  через своего младшего брата Алексея сведения для ГПУ. В 1929 году, когда я  демобилизовался из армии, дядя сообщил, что так как органам ГПУ известно, что я собирал и передавал сведения об эстонской армии, полиции и погранохране, то они желают встретиться со мной лично. Я согласился и в 1929 году вместе с дядей Полетаевым нелегально перешёл эстонскую границу в СССР. Меня отвезли в город Гдов, где в отделе ГПУ  я был завербован и с этого момента стал работать под кличкой «Киви». В 1930 году дядя умер и мы с братом выполняли задания ОГПУ под дядиной кличкой «Киви».
Вопрос: Какие сведения Вы передавали в ГПУ?
Ответ: В основном я имел задание передавать сведения о перебежчиках  из СССР в Эстонию. Кроме того я передавал сведения о полиции и о милитаристской организации «Кайтселийт».
Вопрос: До какого времени Вы имели связь с ГПУ?
Ответ: Связь была прервана по причине того, что в 1931 году я был арестован  эстонской полицией за нелегальный переход границы и по подозрению в шпионаже в пользу СССР. Меня  предали  Военно-окружному суду. Суд состоялся в 1932 году в июле месяце. До суда я находился на свободе , но под надзором полиции. За отсутствием доказательств моей шпионской деятельности  суд  меня  оправдал. Но в 1934 году я был по этому делу вновь арестован. Вторично я предстал перед судом по той причине, что в Эстонскую политическую полицию от перебежчика из СССР  поступили сведения, что я в ГПУ города Гдова считаюсь своим человеком. Суд состоялся в 1935 году и я был приговорен на основании агентурных данных  к одному году тюремного заключения. В приговоре говорилось, что я дал согласие сотрудничать с ГПУ, но так как моя деятельность не является доказанной, то я приговариваюсь лишь к одному году тюрьмы. После отбытия наказания я был выслан в отдалённые от советско-эстонской границы районы на расстояние не менее 100 км., где я и жил до прихода Советских войск в Эстонию, то есть до 1940 года".

Из обращения на имя Председателю КГБ СССР товарища Серова от Батурина Фёдора Николаевича  1907 г.р. Красноярский край, Долгомотовский район, Покровский сельсовет.

Фрагмент первый:

"В 1934 году, при выходе из тюрьмы, мне нужно было отправить пакет, но за нами был строгий контроль и я нашёл человека, который хотел перейти на постоянное жительство в СССР. Это был житель нашей деревни Нос - Александр  Козлов. Я ему передал маленький пакет и мою рекомендацию, чтобы ему разрешили остаться в СССР, поскольку ему в Эстонии надоело служить батраком.  После чего я уехал на постоянное жительство в Вильянди и о Козлове больше ничего не слышал.  4 января 1941 года меня арестовали. Следователь Боголюбов предъявил мне обвинения по статье 58 - 6, то есть работу двойным агентом. Как мне помнится,  все обвинения опирались  на показания Александра Козлова, которого я  якобы вербовал работать в пользу Эстонии. Мне говорили, будто бы начальник Носовского кордона Ваза давал какие-то показания на меня и будто он завербовал меня работать в пользу Эстонии. Это абсурд. В 1934 году Вааса лично сам меня арестовал и был «ярым» свидетелем против меня на  Военно-окружном суде, после чего я был посажен в тюрьму на 1 год и три месяца. Я просил очную ставку с Козловым и Вааса, но Боголюбов на мои просьбы реагировал грубо, бросал горящие окурки мне в глаза и бил по щекам. Так продолжалось до тех пор, пока я ему не подписал под физическим нажимом всё, что он требовал. При окончании следствия  лейтенантом Новиковым в городе Риге я рассказал ему до какого числа  давал показания правильные, а  с какого неправильные под  невыносимым физическим воздействием следователя Боголюбова. 17 сентября 1941 года в городе Астрахани мне было объявлено решение Особого Совещания НКВД СССР: 8 лет ИТЛ по ст. 58 - 6, каковой срок наказания я отбывал в Коми АССР. Несмотря на то, что меня оклеветали, а следователь Боголюбов бесчеловечно вёл следствие,  я честно отработал все 8 лет в ИТЛ. Всё время я работал в лагере на административно-хозяйственных руководящих работах  и в органах МВД при лагерях. Отдавал все силы и чувства во имя родины и патриотизма. Сейчас для разбора моего  дела я прошу очной ставки с Козловым, если он жив. С Ваасой ставка невозможна, так как он умер в 1942 году в Астрахани и ИТЛ «Казачий Бугор».

Фрагмент второй:

"Поскольку нас с братом разоблачила эстонская политическая полиция, а Козлов  желал уйти в СССР навсегда, то я передал ему пакет и рекомендации в ГПУ. С этого времени я о нём ничего не слышал, так как уехал за 200 км. от границы с СССР. В 1941 году меня арестовали и оказалось, что Козлов  показал в 1933 году совершенную ложь и оклеветал меня. За время следствия в 1941 году очную ставку мне с Козловым и Ваасой не представили, о чём я по окончании дела следователю Новикову заявил. Также  сообщил о ведении антисоветского следствия с применением мер физического воздействия капитаном  Боголюбовым, который заставил меня подписать неправду, то есть им вымышленное дело.  17 сентября 1941 года мне объявили решение Особого Совещания при НКВД СССР о заключении меня на 8 лет в ИТЛ. После отбытия наказания последовала ссылка в Красноярский край. В 1955 году Указом Президиума СССР об амнистии я был освобождён. Какими путями и обстоятельствами товарищ Козлов Александр Васильевич мог оклеветать меня в 1934 году  у меня большое сомнение с начала ведения следствия в городе Рига товарищем Боголюбовым. Не могло ли быть подобное дело и Козлову состряпано.  Прошло с того времени, как мы с братом начали работать в советской разведке 30 лет и я был эстонскими властями в 1931 году на 2 месяца в одиночном заключении, после чего был Военно-окружной суд, где при помощи денежного гонорара адвокату мне удалось выскользнуть. И за всё моё патриотическое отношение из-за одного лжеца клеветника я 15 лет страдал совершенно не зная, за что. Несмотря на несправедливость, я продолжал в ИТЛ работать честно все годы на административных работах и в органах КГБ в качестве переводчика  с латышского и эстонского языков и по оперативным заданиям, за что имел неоднократные благодарности. Так же и во время ссылки честно трудился, выполняя государственные планы с высокими показателями и сотрудничал с органами КГБ. Всё это говорит о том, что я при всех несправедливых переживаниях был и остаюсь чистокровным русским патриотом. Таким и умру.
5 декабря 1955 года"

В постсоветский период Фёдор Николаевич Батурин был полностью реабилитирован.


Из официальной информации:

Батурин Фёдор Николаевич, русский, родился 18.04.07 в волости Пейпсияяре, деревня Нина, образование 6 классов, шофёр. Арестован 27.12.40 в г. Вильянди, ул. Тарту 28. Решением Особого Совещания от 27.09.41 осуждён по ст 58-6 и 58-13 на 8 лет ИТЛ. Обвинение: двойной агент. Отбывал наказание в Карагандинской области (Карлаг) и Коми АССР. Освобождён из лагеря 10.02.51, на поселении в Красноярском крае до 19.02.57. После освобждения некоторое время проживал в Москве. Скончался в 22.06.1988 года в Таллинне."
Vaasa, Richard, Mihkel, 1900 года рождения, Вырумаа, 5 кл., начальник пограничного кордона в д. Нина, арестован 10.01.41 в г. Нарва Уускюла 14 - 6, осуждён Особым совещанием по ст. 58-6 и 58-13 на 8 лет ИТЛ; Карагандинская область (Карлаг), скончался в заключении в 1942 году.
Козлов Александр Васильевич, 1913 г/р., место призыва: Беренсецкий РВК, Вологодская обл., последнее место службы - 268 СД, красноармеец, убит 25.12.1941; первичное место захоронения - Ленинградская обл., г. Колпино (эта информация требует уточнения, прим. автора).







Батурин Николай Фёдорович  - сын героя этой истории, род. 5.08.1936 г. в д. Аруметса волости Суйслепа, Вильяндимаа - известный эстонский поэт, прозаик и сценарист. О нём есть страница в Википедии.

Такая вот история...

      На главную                                                              Немного истории (продолжение)