?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...





Долгошевы

Неумолимое время смывает в небытие поколение за поколением. Остаётся лишь память о тех, кто пребывал в этом мире  до нас…
В первой половине 20 века в Калласте проживала весьма многочисленная и  авторитетная семья  Долгошевых, представители которой оставили в истории города заметный след. Сегодня из прямых потомков некогда влиятельного рода остались лишь единицы...
В списках жителей деревни Красные Горы за 1855 год  Долгошевы ещё не значатся, из чего следует, что поселились они в здешних краях несколько позже. Первыми носителями  знаменитой фамилии в Калласте  были Алексей Дмитриевич Долгошев и его супруга Мария, которые произвели на свет 5-х сыновей. Возможно, были и дочери, но  мне о них ничего не известно. Первым родился Марк (1863), за ним последовали Тимофей (1872), Константин (1877), Иосиф (1880) и, наконец,  Савва (1884). Семья была из разряда обеспеченных, о чём свидетельствуют фотографии главы семейства и его супруги, сделанные на рубеже 19/20 веков. Мало кто в Калласте в то время мог позволить себе такую роскошь.


Алексей Дмитриевич                                  Мария
                             

27 июля 1908 года Алексей Дмитриевич покинул этот мир, предварив сие печальное событие тщательно составленным завещанием, в котором подробно изложил свою посмертную волю.
«Я, житель деревни Красные Горы, имения Алатскиви, Алексей Дмитриевич Долгошев, находясь при здравом уме и твёрдой памяти, признал за благо распорядится на случай своей смерти благоприобретённым своим имуществом и распоряжение сие выразить в настоящем завещании, составленном в Алатскивском волостном доме 22 апреля 1908 года по доброй моей воле и с моих слов. Я завещаю после своей смерти:
1. Сыновьям Савелию и Осипу Долгошевым принадлежащий мне и расположенный на арендном участке под № 2 им. Алатскиви в деревне Красные Горы жилой деревянный дом с двором в собственность пополам.
2. Сыновьям Тимофею и Константину Долгошевым  расположенный в той же деревне на арендном участке под № 22 деревянный жилой дом с двором в собственность пополам.
3. Сыну Марку Долгошеву жилой деревянный дом, расположенный на участке № 22, где имеется склад пива, в собственность.
4. Всё прочее движимое , оставшееся после смерти моей, имущество, как то: домашняя утварь, наличные деньги, процентные бумаги и следуемые мне с разных лиц долги, предоставить разделить между собою поровну сыновьям Савелию, Осипу, Тимофею и Константину Долгошевым. Этим же четверым сыновьям предоставить принадлежащий мне в деревне Красные Горы, на части имения Кокора, каменный дом в наследство равными частями, причём на случай желания одним или двумя из них завладеть домом и выплатить прочим соответствующую долю, определить размер этой доли в 2300 рублей. Старшему сыну Марку Долгошеву доли из движимого имущества и каменного дома не назначать на том основании, что мною ему было деньгами при жизни  дано 1500 рублей, что составляет столько же и даже больше приобретённого прочими сыновьями. Завещание это предоставляю на хранение Алатскивского волостного Суда для обнародования после моей смерти и приведения моей посмертной воли в исполнение. Аминь.
За неграмотностью завещателя по его личной просьбе подписался присутствовавший при составлении завещания Матвей Зыбин».

На похороны Алексея Дмитриевича Долгошева был приглашен профессиональный  фотограф, который и запечатлел это скорбное событие.

После смерти отца братья путём взаимных расчётов перераспределили недвижимое имущество следующим образом:
Дом на участке № 2 по Юрьевской улице перешёл в единоличную собственность Марка Долгошева. Оба дома на участке № 22 по той же улице достались Тимофею, а каменный дом на земле имения Кокора выкупил Константин. В этом здании с 1904 по 1945 годы располагалось наша школа.  Иосиф Алексеевич, уступив братьям свои доли в двух унаследованных зданиях, приобрёл дом, который в завещании не упоминался. Кстати, здесь размещалась наша школа в первые три года своего существования (1898 - 1901). Двое из пяти братьев  в разное время переселились в Тарту. Константин покинул родную деревню раньше всех - в 1922-м году. Правда, он продолжал владеть, пожалуй, самым шикарным в Калласте домом, который сдавал в аренду  Министерству просвещения для нужд местной школы. Савва «поставил крест» на красногорском периоде жизни чуть позже -  в 1931 году. Он продал свои доли в отцовском наследстве и прикупил недвижимость в Тарту по улице Пярна 18, где и проживал до конца своих дней. Тимофей,  Иосиф и Марк остались в Калласте, каждый в своём доме. Основным занятием  Долгошевых было строительство. К рыболовству они отношение если и имели, то лишь по линии скупки пойманной другими рыбы. Помимо этого, каждый из братьев, за исключением разве что Константина, содержал небольшой магазин. Что подтверждается данными Госархива.

Toiduainete kauplus Mark Dolgoschew 13.01.1928-23.10.1934 -
Toiduainete kauplus Sawa Dolgoschew 13.01.1928-14.08.1933
Koloniaal- ja riidekauplus Josif Dolgoschew 13.01.1928
Vürtskauplus Timofei Dolgoschew 08.05.1928-07.06.1939



Константин
                   
Константин Алексеевич Долгошев   Его первая супруга - Павла Яковлевна
       (1877 - ?)                                            (Pauline Villberg) (1883 - 1939?)



Пожалуй, самым удачливым в материальном отношении был Константин. Он принимал подряды на строительные работы, набирал артели и вел переговоры с заказчиками. В архиве полным-полно судебных тяжб, в которых Константину предъявляют претензии, то за не сданный вовремя объект, то за невыплаченную в срок зарплату. В общем,  обычные для такого рода бизнеса проблемы. Деловая хватка позволила Константину крепко встать на ноги и более чем сносно  обеспечить семью.

Один из немногих каменных домов в довоенном Калласте. Принадлежал Константину Долгошеву.

Надо признать, однако, что его прижимистость многих раздражала. И не без оснований. Директор школы Виктор Орлов ещё в царское время не раз и не два жаловался начальству на недобросовестность  хозяина здания, в котором помещалась школа. Константин Долгошев  исправно получал деньги за аренду, но при этом демонстративно устранялся от любых ремонтных работ, будь то прохудившаяся крыша или обвалившаяся в разгар отопительного сезона печка.
Хотя по договору именно он должен был нести расходы на починку.


Несмотря на материальный достаток, в семье Константина Алексеевича  далеко не всё складывалось благополучно.
Согласно поселковой регистрационной книге у него и его жены  Павлы Яковлевны (Pauline Villberg) было пятеро детей: сыновья - Аркадий (1908) и Алексей (1913), дочери - Мария (1909), Лидия (1911) и Елена (1916). 


Супруга скончалась в конце 1930-х годов. Некоторое время спустя Долгошев женился второй раз. Имя его новой избранницы мне пока не известно. Располагаю лишь фотографией с этого торжественного мероприятия.

Рядом с "молодоженами" две дочери Константина Алексеевича от первого брака: слева Лидия, справа Елена.
Теперь о детях.
Сын Алексей в середине 1930-х годов эстонизирует  имя на "Aleksis", а вместо отцовской фамилии возьмёт псевдоним "Rannit". Впоследствии он станет  известным эстонско-литовско-русским поэтом и переводчиком. В конце войны уедет на Запад, где сможет получить должность куратора славянских и восточноевропейских коллекций Йельского университета (США). Завершит свой земной путь в 1985 году  в городе Нью-Хейвен (штат Коннектикут). Прах по завещанию развеют над океаном. О судьбе этого неординарного человека  писали многие, в том числе и ваш покорный слуга. Интересно, что Алексей Константинович всю сознательную жизнь считал себя эстонцем, хотя был им лишь наполовину. У меня сложилось впечатление, что после смерти матери он не нашёл взаимопонимания с отцом. Иначе чем объяснить тот факт, что сестра Павлы Якобовны - Elisabeth Elvine Villberg и её муж Tomas Adem станут приёмными родителями будущего поэта. Их детей уроженец Калласте считал своими братьями и сестрами.  Сам Алексис Раннит был женат дважды: первый раз на литовской оперной певице Гражине Матулайтите (1899 - 1993), которая была старше мужа на 15 лет. После развода с ней, уже в период проживания в США, избранницей поэта станет родившаяся в Праге, в семье русских эмигрантов,  Татьяна Войтишкова. Она настолько хорошо овладела эстонским языком, что писала на нём стихи. Даже своё имя переделала на "Tiina". Мне рассказывали, что Тина Раннит приезжала в Калласте в начале 1990-х, интересовалась, где родился и провёл детские годы её покойный муж. Детей у Алексея Константиновича не было, так что по этой линии род Долгошевых продолжения не имел.


Алексис Раннит и его супруги...

Аркадий. Старший сын Константина Долгошева, в котором отец почти наверняка видел наследника, завершил свой земной путь в 20 лет. Причём сделал это по собственной воле.  Тогдашние газеты сообщали об этой трагедии следующее:
«1 ноября 1928 года грибники обнаружили на пастбище хутора Соргсепа в волости Тяхтвере, на краю просёлочной дороги, между двумя камнями  труп мужчины. Рядом с ним лежал костыль. У мужчины вместо правой ноги был протез. Здесь же на земле валялся 9-миллиметровый револьвер системы «Смит-Вессон» с четырьмя полными и одним пустым патроном в барабане. На место прибыли полицейские и врач, которые обнаружили на теле мужчины, в районе сердца, огнестрельную рану. Поскольку ткань на одежде в месте вхождения пули была обожжена, можно сделать вывод, что стреляли в упор. В кармане убитого нашли студенческий билет на имя 20-летнего Аркадия Константиновича Долгошева, проживающего в Тарту по улице Тииги 65 у своего отца - строительного подрядчика. По всей видимости, молодой человек выехал из Тарту 31 октября, чтобы навестить отца, который руководит строительством на станции Табевере. Но до места он не доехал. Судя по всему, у парня были другие планы. Все улики указывают на самоубийство. О причине такого поступка ничего не известно. У Долгошева была серьёзно повреждена нога, что могло стать поводом наложить на себя руки. Накануне он отправил письмо другу, где сообщил, что  это его последнее послание. Следователи продолжают выяснять все обстоятельства случившегося».
Сегодня трудно судить о причине самоубийства Аркадия в ноябре 1928 года. По одной из версий, к суициду мог привести физический недостаток - протез ноги. Для 20-летнего юноши подобный дефект вполне мог стать воплощением бессмысленности дальнейшего существования...




Елена. О судьбе младшей дочери Константина Долгошева мне известно лишь то, что её земной путь был так же недолог, как и у Аркадия. Она появилась на свет в 1916 году и уже в 1939-м покинула этот бренный мир. Ей было всего 23 года. О причине столь ранней смерти можно лишь догадываться, но рискну предположить, что в могилу несчастную девушку свела та или иная болезнь. В те времена именно это обстоятельство чаще всего приводило к безвременной кончине. Похоронена Елена Константиновна в Таллинне на кладбище Лийва.

Лидия. И эту дочь Константина Алексеевича долгожителем не назовёшь. Знаю, что она вышла замуж за торговца из Раквере Пауля Александра Тингаса (1894 - 1982) и у них было двое детей. Супруг в 1934 году развёлся со своей первой женой - Мильви Рюккель и в 1937-м сочетался браком с Лидией Долгошевой. До вышеуказанного года она под своей фамилией держала в Раквере продуктовый магазин.
Toiduainete ja piimakauplus Lydia Dolgošev
08.12.1930-01.09.1937
Скончалась Лидия Константиновна в 1952 году, в возрасте 42 лет. О причине смерти мне ничего неизвестно. Мои попытки связаться с потомками безвременно усопшей дочери Константина Алексеевича Долгошева успеха не имели.



Мария («Маня»). О судьба этой несчастной женщины говорить особенно тяжело. Дело в том, что в конце 1920-х Мария Константиновна перенесла тяжёлую болезнь, последствия которой сказались на её душевном состоянии. Проблемы с психикой стали причиной жизненных страданий молодой девушки. Она оказалась предоставлена самой себе. Семья от неё практически  отреклась. Мария  родила троих детей, по всей видимости, от разных мужчин. Не имея возможности их содержать, отдала малышей в детский дом. В довоенных газетах  мне попадались на глаза заметки, где упоминалась некая Мария Долгошева. Долгое время я не догадывался, что это дочь Константина.  Несчастная девушка давала объявления о поиске работы.
Päevaleht 04.11.1933
«Согласна на любую работу, могу быть прислугой, умею готовить. Прошу сообщать в продуктовый магазин по улице Юргенсони 14. Мария Долгошева.»
Не имея средств к существованию, прибегала к воровству.
Postimees 31.12.1933
« 28 декабря сего года Констебль района Саадъярве задержал находившуюся в республиканском розыске Марию Долгошеву. Женщину обвиняют в воровстве и она скрывалась от судебных властей. По распоряжению мирового судьи 3-го участка Долгошеву под охраной доставили в Тарту и уже в пятницу судья приступил к рассмотрению преступлений задержанной. Таким образом задержание подозреваемой, её перевозка в Тарту на расстояние 26 километров и отдача под суд произошли в течении 24 часов. Подобную оперативность можно смело признать рекордом по согласованности действий полиции и суда».

Иногда события принимали курьёзный оборот...
Uus sõna 01.02.1935
«Процесс из-за яблока. Молодую девушку, Марию Долгошеву, обвинили в краже одного яблока. Стоимость яблока потерпевшая сторона оценивает в один сент. Прошедшей осенью Долгошева познакомилась на вечерней улице с молодым человеком, который позвал её к себе на квартиру. Долгошева пошла с ним на улицу Kuu 1, где мужчина снимал жильё. Провожая ночью даму домой, ухажер повёл её через хозяйский сад. Девушка сорвала с дерева одно яблоко и тут же съела. На её беду это увидел хозяин дома. Он отвез молодую женщину в полицию, где составили протокол о краже. Однако на суд не явились ни обвиняемая, ни пострадавший - владелец сада Jaan Tuksi. Суд заочно оправдал Марию Долгошеву по причине отсутствия доказательств её вины».
Удивительно, что дочь Константина Долгошева вела такой образ жизни при живых и весьма обеспеченных родителях, которым, похоже, не было  дела до неприкаянного ребёнка. Душа несчастной  Марии упокоилась с миром в 1977 году. К счастью, проблемы матери не отразились на её детях. Несмотря на тяжёлое детдомовское детство, они сумели занять достойное место в обществе.








Сын Лембит закончил факультет эстонской филологии  в Тартуском университете,  изучал русскую литературу в Москве. До сих пор преподаёт в школе и пишет стихи. Ещё в советское время сменил фамилию Долгошев на фамилию жены - Якобсон.  Он рассказал мне, что с 3-х месяцев до 18 лет скитался по детским домам и из всего имущества имел лишь зубную щётку. С роднёй пересёкся случайно. По окончании 8 класса приехал в Калласте поступать в Профтехучилище. Здесь и повстречался со своими тётями - Зоей и Зиной, которые приняли его как близкого человека. По словам Лембита, в этот момент он впервые в жизни почуствовал, что такое семейное тепло. Но от  родного дедушки Константина за всё время получил лишь одно письмо, когда учился в 7-м или 8-м классе.







Дочь Лембита - Maarja Jakobson (1978) - знаменитая актриса театра и кино. Снималась во многих известных фильмах, в том числе и в самом «долгоиграющем» эстонском сериале - "Õnne 13".
Ещё один ребёнок Марии - дочь Алли - Александра Мустина (Долгошева) (1936) - преподавала  музыку в 6-й школе города Тарту. Она - создатель и руководитель лучших русских хоров Южной Эстонии, многократный участник Певческих праздников, автор учебников по музыке для русских школ Эстонии.

Обратите внимание, что отчество новорожденной указано по матери...
Вторая  дочь Марии - Надежда. О ней мне известно лишь то, что она жила в Пярну и была замужем за судьёй

Относительно Алексея, Аркадия и их мамы на этом фото у меня сомнений нет, а вот Мария...Сопоставляя даты рождения пришёл к выводу, что с большой долей вероятности, это может быть она.


На главную                                  Продолжение следует