?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...







Женщина-чиновник...
В начале 20 века в России женщин на государственную  службу брали неохотно.  Профессиональная эмансипация делала лишь первые шаги. Одна  из немногих сфер, где представительницы прекрасного пола  были весьма востребованы - почтово-телеграфная служба. Здесь  высоко  ценились типично женские качества - дотошность, скрупулёзность и терпение. В наши дни  классическая почта сошла  на нет.  Отправка текстовых или голосовых сообщений  при помощи  интернета  куда быстрее, дешевле  и проще. Сто лет назад  всё было иначе.  Посредником  в передаче информации из пункта  А в пункт Б  выступал почтальон или телеграфист.  Странное для нынешнего слуха  словосочетание - «женщина-чиновник» в те времена  звучало вполне логично, поскольку считалось,  что  все госслужащие, по умолчанию, мужчины.  Отступление от этого фундаментального правила было возможно, но требовало пояснений…
Героиня этой незамысловатой истории - Елизавета Григорьевна  Будашева (1892) родилась в Тарту, однако,  её мать -  Фёкла  Матвеевна (1869)  была родом из Красных Гор.
Двадцатилетняя девушка  по окончании полного курса престижной  Юрьевской женской гимназии решила попытать счастья на почтовом поприще. Ей повезло: в  местном  отделении  связи имелась  вакансия на должность  чиновника  шестого  разряда с окладом в 450 рублей в год. Не Бог весть какая сумма, но для начала самостоятельной жизни вполне достаточно. Примерно столько же получал  в то время сельский фельдшер.

На первых порах всё складывалось вполне удачно. Полугодичные курсы почтовых работников  завершились выпускным экзаменом, который Елизавета Будашева, надо признать, сдала весьма посредственно. За исключением,  разве что,  навыков работы на телеграфном  аппарате, где требовалась  сосредоточенность и сноровка (недаром слово «машинистка» -  женского рода.  "Машинист", как вы понимаете, нечто совсем  иное).
От девушки, несмотря на её 20-летний возраст, потребовали справку о согласии родителей с её работой. Помимо этого, Елизавета Гавриловна  должна была клятвенно заверить  нанимателя, что, в случае замужества, покинет должность. Странные в те времена были порядки...


После революции 1905 года  всех чиновников  проверяли на политическую благонадёжность. Не избежала сей участи и Будашева.

Наконец, после соблюдения всех формальностей, в марте 1913 года женщина-чиновник приступила к работе.  Но её почтовая  карьера  длилась недолго. Всего год с небольшим. Нет, Евдокия Будашева не  связала себя узами брака и не делала антиправительственных заявлений. Она просто не вышла на работу. Формально, по причине болезни. Но мне кажется, что девушка поняла -  эта профессия не для неё. Начальство, естественно, было недовольно, что нашло отражение в докладной записке, где есть такие строки: «как можно судить по допущенному ею  проступку, по видимому, не дорожит службой». Наверное, так всё и было.


О дальнейшей судьбе Елизаветы Григорьевны Будашевой мне пока ничего не известно. Она вместе с сестрой Татьяной упоминается в списке избирателей Юрьевской городской думы за 1917 год. И всё. Мать героини этой истории - Фёкла Матвеевна в  1928 году вернулась в Калласте, где и провела  остаток  жизни.

Старожилы рассказывали, что в прежней жизни  она  была женщиной обеспеченной, имела в Тарту свой дом и разъезжала  на личном экипаже. Потом  что-то пошло не так. Вроде как муж проигрался в казино. Но это лишь слухи. Такая вот история…

    На главную                         Немного истории (продолжение)