?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...







Первый  красногорский коммунист…
Я долгое время пребывал в убеждении, что первые коммунисты среди уроженцев  Калласте появились лишь после присоединения Эстонии к СССР  в 1940-м году. И были это - Николай Кусов, Ульян Плешанков,  Демид Кукин, Евгений Орлов и Маркел Феклистов, которые успели вступить в ряды ВКП(б)  ещё до прихода немцев.  Сейчас  я вынужден признать, что ошибался.  Дело в том, что уже в 1923-м году членом эстонской секции Коммунистического Интернационала числился выходец из Калласте - Фёдор Яковлевич  Кукин. Решение моего односельчанина посвятить себя борьбе за диктатуру пролетариата ординарным не назовёшь, поскольку  сторонникам  коммунизма  приходилось действовать  в  тогдашней Эстонии с оглядкой, постоянно рискуя свободой, а то и самой жизнью. Однако, всё по порядку…
Фёдор Яковлевич Кукин появился на свет в деревне Красные Горы 15 февраля 1884 года, о чём имеется документальное подтверждение.
В отличии от большинства  односельчан он овладел грамотой и научился складно писать, что по тем временам  было большой редкостью среди местных старообрядцев.  Демобилизовавшись из армии, Фёдор Яковлевич  подал прошение о приёме на работу в весьма солидную контору - Почтово-телеграфное  агентство.  Сотрудники данного учреждения  пребывали на  полувоенном положении: носили форму, имели звания, отдавали честь, обладали отменным здоровьем и являли собой образец политической благонадёжности и моральной чистоплотности.  Даже разрешение на брак должны были испрашивать у начальства. И всё это помимо фундаментальной обязанности блюсти тайну переписки и телеграфных сообщений.







Федор Яковлевич исправно тянул лямку на почтовом поприще с 1911 года вплоть до крушения империи. Степенно поднимался по карьерной лестнице и не ведал, что всё это рухнет в одночасье.

В 1918 году, перед приходом  немцев, сотрудников  Юрьевского Главпочтампа, где на тот момент служил герой этой истории, эвакуируют вглубь России, в город Челябинск. Наверное, там  Кукин и увлёкся коммунистической идеологией. В 1921 году вчерашний почтальон  вернулся по оптации на историческую родину. Однако, в независимой Эстонии всё было по-другому. Вернее, почта  работала,  как и прежде, но её сотрудники должны были отныне владеть  новым государственным языком, с которым Федор Яковлевич  был не в ладах. Пришлось довольствоваться  ролью продавца  ягод на тартуском рынке. Вскоре мой односельчанин примкнул к местным коммунистам, которые на первых порах действовали на территории молодой республики  почти легально. Аккурат в это время  у тогдашнего хозяина Кремля Льва Троцкого возникла идея ещё раз попытать  счастья на ниве мировой революции. Надо признать, что в этот период  экономика Эстонии "хромала" на обе ноги, безработица зашкаливала и, как следствие, росла  популярность  сторонников диктатуры пролетариата. 1 декабря 1924 года местные коммунисты попытались  захватить власть в Таллинне. Из  Советской России они получили не только инструкции, но и оружие. Однако, что-то «не срослось». То ли Троцкий засомневался в успехе эстонского «проекта» и свернул операцию, то ли местные  силовики сработали  так успешно, что не оставили мятежникам шанса на успех. После подавления путча,  по всей стране начались аресты приверженцев коммунистической доктрины.  Федор Яковлевич Кукин принял самое непосредственное участие в подготовке переворота  в составе ударной группы, которая действовала на территории Тартуского уезда. После провала восстания  он и ещё 76 заговорщиков предстали перед судом, известным как «Процесс 77» или «Дело Хейдеманна».


Хейдеманн Ханс Хансович [28.10(9.11).1896 ‒ 29.8.1925], деятель революционного движения Эстонии. Член Коммунистической партии с 1922. Родился в волости Таагепера, ныне сельсовет Таагепера Валгаского района Эстонской ССР, в крестьянской семье. Во время 1-й мировой войны 1914‒18 солдат царской армии, затем эстонской буржуазной армии; демобилизовавшись, работал бухгалтером. Вступил в Эстонскую независимую социалистическую рабочую партию (с 1922 партия поддерживала КП Эстонии). С 1922 член Центрального совета Всеэстонского союза рабочих союзов, председатель Тартуского центрального совета профсоюзов, Тартуского союза сельских рабочих. В 1923 избран во 2-е Государственное собрание, с трибуны которого вёл революционную пропаганду. С 1924 на нелегальном положении, партийный организатор в Тартуском уезде, руководил подготовкой Перводекабрьского вооруженного восстания 1924. Арестован 18 сентября 1924; расстрелян по приговору суда в 8 км от Тарту на холме Инглимяги.
Из обвинительного заключения по делу Фёдора Яковлевича Кукина:
«Федор Кукин 1884 г.р., уроженец поселка Калласте Тартуского уезда, обвиняется в том, что  в 1923/1924 годах  сознательно примкнул к действовавшей на территории  республики организации под названием «Эстонская коммунистическая партия (секция Третьего Интернационала)», которая была создана с целью насильственного свержения существующей  в Эстонии демократической власти и установления коммунистического строя в форме диктатуры пролетариата. Выполняя  указания Центрального комитета вышеназванной организации, Кукин  проводил  среди населения подстрекательскую работу, распространял  листовки и литературу соответствующего содержания, имея целью настроить граждан против государства, принимал участие в создании ударных отрядов, в том числе т.н. троек,  обеспечивал своих сторонников оружием, чтобы по приказу Компартии поднять мятеж против действующей власти, свергнуть  её и установить единовластие коммунистов. Помимо этого
Федор Кукин   наладил секретную переписку  между  членами группы, некоторое время скрывал на своей квартире в Тарту по улице Фортуна  54  разыскиваемого властями  коммуниста и подпольного организатора  Хейдеманна, занимался поиском оружия и боеприпасов для нужд боевой дружины, сознательно примкнул к организации, созданной Хейдеманном, с  целью пополнить ряды вооруженного ударного отряда."
Поначалу Федор Кукин всё отрицал:
«Виновным себя  в принадлежности к антиправительственной организации не признаю. С Хансом Хейдеманном, Станиславой  Хейдеманн и Хенриком  Пихлаком не знаком, об их деятельности ничего не знаю. Ни в какой враждебной Эстонской Республике группе не состоял»
Однако, после перекрёстных допросов и очных ставок (не забывайте, что по делу проходило 77 человек!) Федор Яковлевич несколько подкорректировал показания и частично признал свою вину. Вот лишь одно из уличающих его свидетельств:
Хенрик Пихлак (Henrick Pihlak) 1884 г.р., уроженец   волости Выйсику  Вильяндиского уезда:
«В августе 1924 года ко мне пришёл  Фёдор  Кукин и сказал, что Хейдеманн  просил достать пистолет. После чего передал мне револьвер с коричневой ручкой и назвал цену - 3500 марок. Приказал отправиться к жене Хейдеманна - Станиславе, которая знает, где прячется муж.  Я так и сделал. Вместе с ней  приехал в посёлок Веерику, на окраине которого в маленьком домике и нашёл Хейдеманна. Последний сидел за столом при свете настольной лампы. Здесь же его дочь делала уроки. Повертев пистолет в руках, хозяин сказал, что не возьмёт его, так как револьвер в плохом состоянии. На следующий день я пришёл на рынок, где Кукин торговал ягодами, и вернул ему  оружие. О политической деятельности Хейдеманна  Кукин мало что знал, поскольку не владел эстонским языком».
Приговор Военно-окружного суда был суровым: 8 лет каторжных работ.

После обращения в комиссию по помилованию, срок заключения снизили до 5 лет. Причиной тому были два обстоятельства:
1. Болезнь  осуждённого (открытая и прогрессирующая форма туберкулёза)
2. Обещание навсегда покончить с незаконной политической деятельностью.
Выйдя на свободу в 1930-м году, мой односельчанин некоторое время жил тихо. Однако вскоре над его головой  вновь сгустились тучи...
8 августа 1934 года Фёдор Кукин тайно перебирается  в СССР. Обстоятельства  побега  и всё, что этому предшествовало, изложены в записке, адресованной  руководству Эстонской Компартии (стилистика письма сохранена, прим. автора).
Заметки по делу Федора Яковлевича Кукина:
1.
«8 августа 1934 года в 12.20 Кукин перешёл границу СССР. Родился в 1884 году в Красных Горах, по профессии - почтальон. В 1910 - 1918 годах служил на Главпочтампе в городе Тарту, затем был эвакуирован в Челябинск, где, среди прочего, исполнял обязанности председателя Ревкома. В 1921 году оптировался по причине болезни в Эстонию (врачи сказали, что только родной воздух поможет ему стать на ноги). По возвращении домой торговал на рынке в Тарту ягодами, покупая их у знакомых хуторян. Вступил в легальную рабочую организацию, где познакомился с Хансом Хейдеманном, с которым поддерживал тесную связь и после ухода последнего в подполье (см. выдержку из обвинительного заключения). На  «процессе  77» был осуждён на 8 лет каторжных работ. Отсидел в общей сложности 6 лет ( 1 год в КПЗ и 5 лет в тюрьме). Из-за ухудшившего состояния здоровья обратился в комиссию по помилованию, которая  его освободила от дальнейшего отбытия наказания. По выходе на свободу, находился под надзором полиции. В последнее время Кукин вновь занялся политической деятельностью. Так,  по просьбе своего однопартийца - товарища Тросся, зимой 1934 года занимался организацией «троек» во время выборов в Рийгикогу. С этой целью посещал Причудские волости, составлял списки избирателей, которые передавал Троссю. В апреле 1934 года Кукина арестовали, однако вскоре освободили. Его сын до сих пор под стражей. Задержаны были также Троссь, родственник Фёдора Кукина - Степан Козлов и братья Батурины - Фёдор и Алексей. Последние уже в 1933 году состояли под следствием после того, как их лодку  ветром  унесло в Россию. Советская сторона вернула беглецов  в Эстонию, где их обвинили в работе на ГПУ. Этой весной Батуриных вновь арестовали за то, что они находились на озере в запретной полосе на границе с СССР. Тогда же вновь арестовали и сына Фёдора Кукина - Николая за попытку установить связь с советскими спецслужбами.  У Тросся нашли много материала, в том числе и составленные Кукиным списки. Кукин пришёл  в  СССР с целью избежать наказания за сотрудничество с Троссем  в предвыборный период, поскольку из-за слабого здоровья он не смог бы  вынести тюремный режим.
2 августа 1934 года Фёдор Кукин приехал из Тарту в Муствее. Затем пешком дошёл до  Лохусуу и заночевал у своему знакомого -  Михаила Соколова.  Наутро обнаружил, что пропали  документы и  40 крон денег. Подозревал престарелого отца Соколова,  но доказать ничего не смог.  Из Лохосуу Кукин отправился в Новую деревню к Василию Блисткину, который раньше привозил ему ягоды на  продажу.   Последнему рассказал о своём желание перебраться в СССР. Через три дня Блинкин переправил Кукина к своему зятю Петру Гладышеву в Верхнее село. Глыдышев довёл Кукина  до приграничной деревни Радовель и передал местному жителю Петру Растеряеву, который согласился переправить  перебежчика в СССР.  На следующий день  Гладышев и Растеряев  довели  Кукина до границы и указали, где удобнее всего её перейти. Спутники повернули обратно, а Кукин в одиночку перешёл на советскую сторону.
Фёдор Кукин родился в посёлке Красные Горы, но последнее время проживал в Тарту по улице Фортуна 50. Там до сих пор проживает его жена - Мария Васильевна, урождённая Козлова, сыновья - Николай, 21 год, (в заключении), Александр  17 лет  и дочь Анна 13 лет. Федор Кукин был членом Компартии до 1924 года. После освобождения дал письменное обещание больше политической деятельностью не заниматься. Находился под надзором полиции и каждый месяц должен был отмечаться в полицейском участке. В его квартире периодически проводились обыски. Братьев Батуриных знает как сомнительных личностей, которые хвастались, что работают на  СССР.  Они спекулируют лесом и имеют много денег.  У Растеряева есть родственник в  СССР - председатель  колхоза где-то в Гдовском  районе. В 1933 году в Советский Союз из Калласте ходили Плешанков Ульян, Плешанков Мартемьян, Феофан Елинкин и Владимир Сапожников. Когда их вернули обратно в Эстонию, то сразу же арестовали. Среди перебежчиков был провокатор, по - видимому, Елинкин Феофан, которого эстонская погранохрана вскоре освободила. Мартемьян Плешанков получил 12 лет каторги, остальные год - два тюрьмы."
2.
"Доставленный из Гдова Фёдор Яковлевич Кукин проходил в Эстонии по делу, известному, как «процесс Хейдеманна» и был осуждён на 8 лет каторжных работ. В 1930-м году, после прошения о помиловании, вышел на свободу.  У него открытый туберкулёз правого легкого  и он периодически кашляет кровью. В  Гдовской тюрьме Кукин потерял таким образом около литра крови. У нас на него ничего компрометирующего нет, кроме того, что два брата  его проводника были задержаны в СССР за шпионаж. Один сейчас находится в Эстонии, второй неизвестно где. В любом случае, обвинять смертельно больного человека в шпионаже нет никакого основания. Поэтому сотрудники ГПУ предложили мне забрать его в своё распоряжение, иначе он будет выслан обратно в Эстонию. Я этот вопрос, конечно, сам решить не могу, но нахожу, что в его нынешнем состоянии Кукин нуждается в срочной медицинской помощи и постельном режиме.  Я лично не смог с ним поговорить, так как у него всё время шла кровь из горла. Что с ним делать, если он выздоровеет, нужно решить. К сему прилагаю протокол его допроса».
От автора:
По всей видимости, вчерашний почтальон, а в дальнейшем - пламенный революционер - Фёдор Яковлевич Кукин, был оставлен в СССР. В эстонских архивах сведений о его последующей судьбе я найти не смог. Если бы советские власти вернули перебежчика, на него в Эстонии, как минимум, завели бы дело о незаконном пересечении границы. Подобные документы отсутствуют. Сотрудники Perekonnaseisuamet также уведомили меня, что данными о смерти Фёдора Кукина  на территории республики они не располагают. Таким образом, вопрос о времени и месте кончины  первого красногорского коммуниста остаётся открытым. Думаю, однако, что случилось это на территории Советского Союза и вряд ли много позже того, как он перебрался в страну «победившего социализма». Особенно, с учётом состояния его здоровья. Такая вот  многострадальная история…

  На главную                                  Немного истории (продолжение)