?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...





Был бы человек, а статья найдётся...

В начале 1920-х годов  в Калласте по улице Тарту 81б  проживал обладатель нансеновского паспорта,  некто  Антонов Иван Антонович . По всей видимости,  военным беженцам  на первых порах запрещали селиться в больших городах, поэтому они выбирали причудские  деревни, где преобладало русскоязычное население.
Маленький человек попал в водоворот  большой политики и сделал свой выбор. По мнению мстительной власти, он оказался неверным. Эта история поразила меня тем, насколько безжалостным и циничным было государство "рабочих и крестьян". С каким презрением оно относилось к человеческой жизни, забирая её у несчастных подданных одним росчерком пера...



Скорее всего, в списках жителей Калласте год рождения Антонова И.А.указан неверно. Это вполне возможно, поскольку он прожил здесь всего два года. Отсутствие числа и месяца - лишнее тому подтверждение. Даже фамилию секретарь поселковой управу первоначально указал другую, но позже исправил. Из дополнительных источников удалось выяснить, что это тот самый Антонов, о котором пойдёт речь ниже... 

Антонов Иван Антонович 1890 г.р., уроженец Псковской губернии,  деревня Телегино, русский, эстонский подданный, работал до ареста чернорабочим на  фабрике «Универал», образование низшее, женат, имеет  одного  ребёнка, ранее не судим, проживает в Тарту по улице Паю дом 6 квартира 7. Арестован 19 августа 1940 года.

Обратите внимание на два обстоятельства:
1. Санкция на арест выдана не местными, а ленинградскими чекистами. Опергруппа из города на Неве  прибыла в Эстонию и произвела арест подозреваемого. Прошла лишь пара недель  после присоединения Эстонии к СССР, а вездесущий НКВД уже вовсю орудовал на новой подведомственной территории.
2. Местом проживания Антонова указан город Нарва, который затем исправлен на старорежимный Юрьев. Это не случайно. Позже читатель поймёт, почему.
Из протоколов допроса:
Вопрос: Вы давно прибыли сюда из России?
Ответ: В 1919 году, как белогвардеец.
Вопрос: В какой армии служили?
Ответ: С 1915 по 1917 год я служил в царской армии рядовым. В октябре 1917 году наш полк перешёл на сторону революции и я служил в новой армии до февраля 1918 года. В этом месяце вышел приказ о демобилизации, но вскоре его отменили, так как началось наступление немцев.
Вопрос: Вы ушли домой самовольно или был второй приказ о демобилизации?
Ответ:  Про второй приказ мне неизвестно, я его не дождался. Немецкая армия наступала и весь наш штаб был взят в плен, после чего все солдаты разошлись по домам и я в том  числе. На руках у меня были документы о первичной демобилизации. Затем, с  6 августа 1919 года до октября того же года, я служил в армии Юденича.
Вопрос: То есть, с 6 августа 1919 года Вы перешли на сторону Юденича? Расскажите об этом подробнее.
Ответ:  Я приехал к себе на родину в д. Телегино Островского района Псковской губернии. В июле 1919 года в нашу деревню вступили белогвардейские войска Юденича вместе с эстонской армией. Я был мобилизован в августе месяце, во время наступления Юденича на Петроград,  и пошёл с  его войсками на Россию. В октябре 1919 года я заболел и был направлен в военный госпиталь в город Тарту, где пролежал до 25 мая 1920 года. К этому времени Белая армия была уже разгромлена и ликвидирована, поэтому по выходе из госпиталя я был сразу же демобилизован и направлен вместе с другими солдатами Белой армии на лесозаготовки. Таким образом, я остался в Эстонии и проживал вначале в деревне Красные Горы Тартуского уезда, а затем в городе Тарту.
Вопрос: В боях против Красной армии Вы участвовали?
Ответ: Вместе с  частью я участвовал в наступлении на город Ямбург, но непосредственного участия в боях не принимал, так как отвечал за подвоз боеприпасов.
Вопрос: Была ли у Вас возможность не идти с войсками Юденича на Петроград?
Ответ: Конечно, была возможность бежать и быть на стороне красных.
Вопрос: И почему Вы не ушли?
Ответ: В этом заключается моё  преступление. Я не могу это объяснить.
Вопрос: При отступлении разбитых белых войск Юденича у Вас была возможность остаться в России?
Ответ: Возможность была.
Вопрос: И почему Вы не остались?
Ответ: В 1919 году не захотел оставаться в России. Теперь жалею, что лишился семьи и не сделал для себя лучше.
Вопрос: В качестве кого Вы служили у Юденича?
Ответ: Служил рядовым в 3-ем в артиллерийском  полку  на товарном вагоне по подвозу боеприпасов.
Вопрос: У Вас осталась семья в России?
Ответ: В деревне Телегино остались мои дети: сын Петр 1910 года рождения  и дочь Александра  1915 года рождения. Кроме детей осталась мать - Прасковья Петровна Антонова.
Вопрос: Кто ещё из Ваших родственников проживает в России?
Ответ: Есть братья - Василий и Гавриил, а также сестра - Макарова  Матрена. Я о них ничего не знаю. Отец  умер, мать, не знаю, жива или нет. Братья вместе со мной были мобилизованы в армию Юденича, но в какой части служили - не знаю. Они вместе с белыми также отступили в Эстонию, но потом ушли в Советский Союз.
Вопрос: Когда и как Ваши братья ушли в СССР?
Ответ: Василий был ранен и девять  месяцев находился на излечении в Тарту. Здесь я с ним встречался. Гавриил после демобилизации из Белой армии также остался в Эстонии. Братья некоторое время работали по найму у одного эстонца, но в  1921 году Гавриил нелегально ушёл  в  СССР. Годом позже  ушёл и Василий. Тогда граница ещё плохо охранялась. Помню, что в 1921 году в Эстонию тайно приходила  наша мать. Вместе с ней  Гавриил и ушёл в Россию.
Вопрос: Вы с матерью встречались в Эстонии?
Ответ: Нет, я её не видел. В  Тарту она не приезжала, а остановилась у знакомых, в какой- то деревне возле Изборска. О своём посещении  Эстонии мать мне писала и просила меня возвращаться домой.
Вопрос: Почему же Вы не пошли с матерью домой?
Ответ: Я опасался возможных репрессий со стороны Советской власти за службу в Белой армии. Других причин не было.
Вопрос: Вы здесь, в Эстонии,  имеете семью?
Ответ: Да, я женат на Фекле  Михайловне Апалевой. Имею ребёнка - мальчик Серёжа 13 лет.
Вопрос: Как Ваша жена попала в Тарту?
Ответ: В 1918 году, после оккупации немцами Пскова, она бежала в Эстонию на барже со своим отцом. Они проживали на острове Залит. Отец  владел небольшой баржей. Когда немцы отступали, кто -то загрузил судно посудой и другими вещами и попросил отца перевести всё это в Эстонию. Отец согласился и заодно перевёз в Эстонию всю семью.
Вопрос: Кому Вы писали письма в Россию?
Ответ: До 1930 года писал только матери. Спрашивал о здоровье и жизни. Она рассказывала про родственников. После 1930 года письма больше не доходили. 
Вопрос: В каких партиях и организациях состояли?
Ответ: Ни в каких не состоял.
Вопрос: Нелегально переходили границу СССР? Кого знаете из тех, кто переходил? В других странах бывали?
Ответ: Не переходил, не бывал.  Я знаю, что в СССР нелегально ходил в 1934 году Семенов Яков, который  проживает в Тарту. Он рассказывал, что, перейдя границу, был арестован и содержался под стражей во Пскове. После окончания следствия его выдворили  обратно в Эстонию. Кроме того, в 1939 году, после того, как Красная армия пришла в Эстонию, в СССР нелегально ушёл Колбасов Александр - матрос, а с ним ещё несколько человек. Я с ними лично не знаком, но они проживали в Тарту недалеко от меня. В Эстонию никто из них не вернулся.
Вопрос: Назовите имена известных Вам белогвардейцев, проживающих в Эстонии.
Ответ: Мне известен как белогвардеец  Маланенков  Иван. Проживает в Юрьеве на Дровяной улице, имеет свой дом и нигде не работает. Жена говорила мне, что Малоненков служил у Юденича. Ещё в Юрьеве  стучит значит за большевиков проживает некий Никитин, в прошлом офицер Белой армии, занимается продажей копчёной рыбы на рынке, имени не знаю. Малышев Михаил, уроженец Псковской губернии, служил у белых, но в качестве кого - не знаю. Работает плотником по ремонту барж. Зайцев Сидор - уроженец Ленинградской области, служил ли он у белых - не знаю. Сам он говорил, что служил в Эстонской армии, в артиллерии. Другие, кого я знал, арестованы перед моим арестом:  два брата Сиротины - бывшие офицеры, Потапов - бывший офицер и ещё один полковник, фамилию не знаю.
Вопрос: Что Вам известно о бывших белогвардейцах Перетряхине  Семёне и Фадееве Алексее? Принадлежали ли они к эстонской разведке?
Ответ: Перетряхин  был хорошо знаком с  Фадеевым, но что их связывало, я не знаю. Фадеев владел игрушечной мастерской и был состоятельным человеком. Он несколько раз ездил за границу - в Финляндию. Имели ли они отношение к эстонской разведке, я не знаю.
Вопрос: Кто вместе с Вами был мобилизован в Белую армию?
Ответ: Из деревни Телегино вместе со мной был мобилизован Степанов Василий. В какой части он служил, я не знаю, но мать писала, что после службы у белых он приехал к себе домой в деревню Телегино. (проверить)
Вопрос: Какое у Вас было хозяйство в 1919 году?
Ответ: 29 десятин земли, 2 лошади, 5 коров, 4 овцы, дом и конная льняная машина.
Вопрос: То есть до октябрьской революции ваше хозяйство было кулацким?
Ответ: Я не признаю  своё хозяйство кулацким.
Вопрос: Какую антисоветскую работу Вы проводили, будучи в Эстонии?
Ответ: Никакой не проводил.
Итак, 30 августа 1940 года, то есть через 10 дней после ареста, следствие завершилось. Что с того, что не был допрошен ни один свидетель. Магическая фраза -"материалами дела достаточно изобличается"- не сулила несчастному Ивану Антоновичу ничего хорошего. Однако, обратите внимание на любопытный факт: из постановления  исчезло обвинение "в проведении разведывательной работы в СССР". Из серьёзных "предъяв" осталось лишь "участие в монархической организации".
Вопрос: Признаёте ли себя виновным по существу предъявленных  Вам обвинений?
Ответ: Я признаю себя виновным лишь в том, что в 1919 году по мобилизации служил в Белой армии Юденича, на стороне которой боролся против Советской власти и Красной армии, но личного участия в боях не принимал.  Моё участие в борьбе против Красной армии состояло в том, что  я служил на поезде, который доставлял снаряды на передовую. Но я  никакой политической работы в  Эстонии  не проводил и ни в каких монархических организациях никогда не состоял. Я всё время с 1920 по 1940 год работал на разных работах в провинции: летом рыл осушительные канавы, зимой заготавливал лес. Изредка удавалось найти работу в Тарту. Я, конечно, виноват перед Советской властью, но лишь в том, что в 1919 году несколько месяцев служил в Белой армии Юденича, в которую был мобилизован".


Так вот в чём дело! Не того взяли чекисты. Отсюда и опечатка насчёт Нарвы. Именно там проживал мифический Антонов Иван Иванович - "агент разведотдела 1-ой эстонской дивизии", который  был сначала перевербован, а затем таинственно исчез. Скорее всего, речь идёт об обычном перебежчике, которого параноики из ГПУ зачислили в шпионы. Ну да ладно, речь не о нём. Реального Антонова уличили лишь в "службе в Белой армии Юденича рядовым по мобилизации". Не Бог весть какое обвинение, даже по тогдашним меркам. Ключевое слово здесь - по мобилизации. Вот если бы добровольно -  другое дело. Почти все призывники из Калласте в годы Освободительной войны воевали против Красной армии: кто у эстонцев, кто у белых. Не по своей, разумеется, воле.

Когда выяснилось, что "ошибочка вышла",  питерские чекисты решили вернуть арестанта своим эстонским коллегам. Мол, не нашего уровня "клиент". Разбирайтесь с ним сами.

Сержант Роевнев из Тартуского Горотдела НКВД принял единственно правильное решение. Иван Антонович уже предвкушал встречу с женой и сыном, но не тут то было...Лейтенант Госбезопасности Ёрш с освобождением решил повременить и отправил дело на доследование. Бдительный чекист обнаружил неясности в биографии Антонова.

Допросили свидетелей...

Из показаний  Пазилина Василия Дмитриевича  1906 г.р., милиционер  в городе Тарту:
«Антонова Ивана Антоновича я знаю примерно с 1938 года. Он рассказывал мне, что служил по мобилизации у белых. На протяжении всего периода моей работы с Антоновым  он систематически восхвалял Советскую власть в СССР и неоднократно спорил с  лицами, которые были настроены против СССР.  Например, мне известен следующий факт. В августе 1939 года я с Антоновым работал на укладке телефонного кабеля в Тарту. В одной из бесед Антонов резко выступил в защиту СССР против подрядчика Шанина Михаила (директор лесопильного завода), который доказывал, что Прибалтику должны занять немцы и симпатизировал Германии. Говорил, что в СССР ничего нет и плохая техника. Антонов спорил с ним и доказывал, что Советский Союз - сильная страна и оснащена первоклассной техникой и в СССР созданы все условия жизни для рабочих и крестьян. Он говорил, что СССР никогда не допустит, чтобы Прибалтика была занята немцами или другими буржуазными государствами. Сравнивая жизнь в Эстонии и СССР, Антонов говорил, что  в Советском Союзе рабочим и крестьянам всё доступно и они пользуются всеми правами и благами, а в Эстонии бедных людей эксплуатируют".
Из показаний  Нятт  Югана Гансовича, сосед Антонова по месту жительства:
«Я неоднократно видел у Антонова русские газеты - «Правду» и «Известия». Это было  ещё до прихода Советской власти в Эстонию, примерно в 1939 году».
Из показаний Васильевой Татьяны Васильевны 1901 г.р., жительница  д. Телегино Псковской области:
«Антонова Ивана Антоновича я знаю с детства. В прошлом Антонов имел кулацкое хозяйство и покупную землю. Применял наёмную рабсилу. В 1919 году Антонов вместе со своими братьями  добровольно ушёл в Белую армию. Братья позже вернулись домой, а Иван остался у белых и ушёл с ними в Эстонию. Григорий и Василий Антоновы были  высланы за пределы Островского района,  точно не помню в каком году. Об избиении Антоновым шомполами семей  красноармейцев мне ничего не известно».

Не сомневаюсь, что тартуские знакомые Антонова не лгали: ни про газеты, ни про его убеждение в превосходстве советской техники и правильности политического курса большевиков. Да и сам Иван Антонович на допросах вполне искренне жалел, что в своё время остался в Эстонии. Правда, он ничего не знал о печальной судьбе братьев, вернувшихся в родную деревню после службу у белых...

Антонов Гавриил Антонович. Родился в 1884 г. Проживал: Псковская обл., Порховский р-н, д.Гойкино. Приговорен: Порховский РИК в 1931 г., обв.: пост.СНК и ЦИК от 01.02.1930 г. Приговор: выселение - Мурманская обл., г.Кировск.
Антонов Василий Антонович. Родился в 1894 г., Островский р-н, д. Телегино; русский; крестьянин. Арестован 11 февраля 1933 г. Приговорен: тройка при ПП ОГПУ в ЛВО 29 марта 1933 г., обв.: по ст. 58-10 УК РСФСР. Приговор: 3 года ИТЛ.
Пока суд да дело, началась война. Подсудимый был в спешном порядке этапирован в глубь СССР, в один из лагерей Кировской области. Здесь 15 января 1942 годы было составлено обвинительное заключение. Следователи Иванов и Соомери предложили рассмотреть дело Антонова на Особом Совещании при НКВД СССР и определить меру наказания в 7 лет ИТЛ. Прокурор по Кировской области Набатов решил не мелочиться и коричневыми чернилами поставил крест на жизни несчастного зэка, приговорив его к высшей мере наказания - расстрелу. Однако, вышестоящий обвинитель, уже синими чернилами, 29 июня 1942 заменил смертную казнь на "всего то" три года ИТЛ...


Особое Совещание при Наркоме Внутренних дел 4 июля 1942 года поддержало "благосклонного" прокурора с неразборчивой фамилией (то ли Сатаров, то ли Сахаров) и утвердило предложенный им приговор. Обратите внимание, что от первоначального "букета" обвинений осталось лишь одно - " социально-опасный элемент". Можно сказать, что нашему герою несказанно повезло: три года вместо смертной казни!!! Но было одно "но"... К этому времени Иван Антонович Антонов уже 5 месяцев как скончался. То есть, к трёхлетнему заключению приговорили уже МЁРТВОГО заключённого. О причине смерти 52-летнего узника в деле ничего не сказано.




Через 49 лет справедливость была восстановлена. К сожалению, посмертно.
Такая вот печальная история...

  На главную                                     Немного истории (продолжение)