?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...



Вряд ли перебежчики  ожидали, что новая родина примет их столь сурово. Вместо благодарности за  оказанные услуги, она «наградила»  новоиспечённых подданных  длительным  тюремным заключением. Такая жестокость и несправедливость не могла не повлиять на мировосприятие героев этой истории. По крайней мере один из них после освобождения захочет вернуться в Эстонию. Но здесь вчерашнего арестанта  ждал холодный приём. Однако, всё по порядку...
Газета  „Kaja““ от 21.04.1934 года сообщает следующее:
"14 сентября 1933 года в  Эстонское консульство в Ленинграде  явился бывший пограничник района  Мехикоорма  Аугуст Листак и попросил отправить его в Эстонию. Дипломаты не могли отказать в просьбе своему соотечественнику.  Вскоре он пересёк  эстонско-российскую границу, после чего …был взят под стражу.  Выяснилось, что речь идет о человеке, который шесть лет назад  служил пограничником на острове Пийрисаар и однажды зимней ночью бесследно исчез. 28 января 1928 года Аугуст Листок заступил на очередное дежурство в южной части острова. После этого его больше никто не видел. Высказывалось предположение, что он во время дозора в темноте угодил  в полынью и утонул. Чуть позже, возвращённый из Советской России эстонский рыбак по фамилии Коротков, рассказал, что видел Аугуста Листока в Гдовской тюрьме и что последнего обвиняют в шпионаже. Сам Коротков несколько месяцев спустя после таинственного исчезновения эстонского пограничника был задержан россиянами на Чудском озере во время постановки сетей. На  предварительном следствии его допрашивали раз двадцать, угрожали револьвером и безосновательно обвиняли в шпионаже. Незадачливого рыбака поместили в одну камеру с Аугустом Листаком, которого в Эстонии считали пропавшим без вести.  Вначале Коротков не узнал его, хотя они встречались на Пийрисааре - впалые щёки, померкшие глаза, длинные до плеч волосы изменили внешность мужчины до неузнаваемости. По словам рыбака,  Листак рассказал ему, что 28 января 1928 года, когда он нес дежурство на границе, к нему подъехали на санях четверо вооружённых военных и под угрозой расстрела увезли во Гдов. Там его  плохо кормили, каждый день допрашивали и угрожали расправой, если не сознается в шпионаже. Позже Листака перевели в другую камеру, а Короткова освободили и выслали обратно в Эстонию. Вопрос о возвращении пограничника на родину неоднократно поднимался эстонской стороной на заседаниях Совместной комиссии по предотвращению инцидентов на границе, однако россияне заявляли, что арестант обвиняется в шпионаже и не может быть возвращён. Не помогло даже вмешательство Министерства иностранных дел. Позже советские власти сообщили, что бывший пограничник приговорён к 6 годам заключения и что до отбытия наказания его не могут вернуть в Эстонию. И вот теперь он загадочным образом появился у дверей нашего консульства в Ленинграде и попросил  отправить его в Эстонию»
Газета „Vaba Maa“ от 21.04.1934 года описывет историю незадачливого перебежчика во всех подробностях:
Шпион на службе двух государств
«Министерство иностранных дел получило информацию от  советских властей, что Листок уже 5 декабря 1927 года был задержан российской погранохраной и назвался столяром Августом  Осиповым. После допроса его отправили обратно в Эстонию. Второй раз он тайно перешёл на российскую сторону озера 28 января 1928 года, после чего был арестован и приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к 6 годам исправительных работ. Освободившись из заключения, Листок вернулся на родину. На допросе он рассказал, что 28 января 1928 года отправился в патруль  на озеро в гражданской одежде:  белой кожаной меховой куртке и шапке-ушанке. При себе имел русский карабин с 15 патронами. На линии Пийрисаар - Подбородье заметил позади себя двух человек на санях. Это был российский патруль. Прежде, чем Листок успел что-либо  сообразить, один из пограничников окликнул его: «Кто идёт!». Боясь, что его могут арестовать, а  то и убить, Листок выбросил винтовку  в снег и двинулся навстречу советским дозорным.  Подойдя ближе, он назвался Осиповым, столяром по профессии, и сообщил, что идёт  домой. Россияне его обыскали, после чего приказали сесть в сани и увезли в свой берег.  Во Гдове задержанного допросили и поместили в тюремную камеру, где некоторое время спустя Листок сознался, что он эстонский пограничник и назвал своё настоящее имя. На последующих допросах российские власти настоятельно требовали у арестанта сообщить, кто и с каким заданием послал его в Россию. Во  Гдове обвиняемого продержали примерно месяц, после чего отправили в Ленинград, а оттуда в Москву, в знаменитую «Бутырку», где 14 апреля  огласили приговор: 6 лет лагерей за шпионаж  в пользу Эстонии. Выйдя на свободу 1 августа 1933 года, на  год раньше окончания срока, Листок  сразу же отправился в Эстонское консульство в Ленинграде, откуда 6 ноября и прибыл в Нарву.
Некоторое время спустя, Листок, однако изменил свои показания. Он пояснил, что в августе 1927 года узнал, что жители Пийрисаара - Гойдин и Петров работают на советскую разведку, о чём сразу же доложил своему начальству и сотрудникам Политической полиции в Тарту. Однако, не смотря на это, Петров и Гойдин как ни в чём не бывало  продолжали заниматься своими шпионскими делами.  Тогда Листок решил вывести их на чистую воду своими силами и с этой целью втереться в доверие к русским.  5 декабря 1927 года он первый раз перешёл границу и сообщил начальнику советской погранзаставы о своём желании остаться в СССР. Ему посоветовали это право вначале заслужить, то есть предоставить советской стороне ценные разведданные.  На следующей встрече 27 декабря 1927 года Листок передал русским  следующую информацию: имена пограничных начальников, численный состав  и вооружение на известных ему кордонах, сведения о сотрудниках Тартуского отдела Политической полиции, а также некоторые из писем, которыми обменивались эстонские пограничники и военные. За эту услугу перебежчик  получил 10 крон. Новых заданий, по словам  Листака, русские ему не дали, но предложили встретиться ещё раз. 28 января 1928 года он явился в гражданской одежде на условленное  место. Часов в 10 вечера прибыли  советские пограничники и увезли  его на восточный берег, где поместили в пустующий дом. Здесь  его допросили и за предоставленную информацию передали 30 крон. Домой , однако, не отпустили, а наутро и вовсе арестовали, отобрав выплаченные накануне деньги. Потом бы обыск, тюрьма во Гдове и допросы, допросы…
Как видно, вышеизложенное противоречит тому, что  Листак  говорил ранее. Наконец, под давлением неопровержимых улик, Листак  сознался, что  в 1927 году несколько раз, находясь в дозоре, по своей инициативе ходил в СССР. Там у него состоялись встречи с начальником Гдовского  погранрайона, который приказал Листаку собирать сведения об эстонской погранслужбе и  Политической полиции. Эти данные Листок предоставил русским, за что получил 10 крон, а позднее ещё 30.
На суде, однако,  Листак отверг все обвинения.
Прокурор: Вы ходили через границу в 1927 году, то есть до своего исчезновения?
Листак: Не ходил.
Прокурор: У Вас были договоренности с российскими пограничными властями?
Листак: Нет  Меня увезли в СССР силой 4 вооружённых человека. Так как я был в гражданской одежде, то выбросил от греха подальше оружие. Меня принудили оклеветать себя и осудили на 6 лет заключения. Я валил лес на Урале.
Прокурор: Где Вы несли службу в день исчезновения?
Листак: Я нес службу  на эстонской стороне, недалеко от одного русского острова.
Прокурор: Почему ранее давали другие показания?
Листак: Когда из России вернулся, то был болен и наговорил глупостей и неправду на себя.
Адвокат попытался убедить  суд, что секретную информацию его подзащитный выдал большевикам под пытками и угрозой расстрела. Бывшие сослуживцы Листака, равно как его начальство, в один голос заявили, что ничего предосудительного в словах и поступках своего коллеги они не замечали и были очень  удивлены, узнав о его шпионской деятельности. Жена  подсудимого -  Ида Листак подчеркнула, что её муж  был примерным  супругом и заботился о доме и семье. Она также показала, что Листак читал Библию и регулярно ходил в церковь.
Суд, однако, не принял к сведению эти душещипательные подробности  и приговорил Аугуста Листака за шпионаж в пользу СССР  к 8 годам каторжных работ. Таким образом бывший пограничник, отсидевший почти 6 лет в советской тюрьме, отправиться теперь в тюрьму эстонскую  по одному и тому же обвинению».
От автора:
Судя по всему, наш герой эстонские  застенки покинул также раньше срока. Согласно приговору, он должен был выйти на свободу лишь в 1942 году. Однако, газера «Uudisteleht“  уже  5 апреля 1939 года сообщает  своим  читателям о ... бракосочетании  Аугуста Листака и Алиде Хинто (Aliide Hinto). Из чего можно сделать два вывода:
Во-первых, вряд ли это приятное событие случилось в тюрьме.
Во-вторых, со своей первой женой  он к этому времени уже расстался.
Дальнейшая  судьба Аугуста Листака была уже не столь драматична. Он прожил  долгую жизнь и завершил свою земную юдоль в 1992 году в более чем преклонном возрасте (1901 - 1992).
О судьбе второго героя этой истории - Гойдина Сергея, мне известно меньше.  На просторах Рунета нашел о нем следующую информацию:
«Гайдин (Гойдин) Сергей Артамонович, 1903 г. р., русский, м. р. о. Пирисар, Эстония. Арестован 13.02.1928. Осужден 19.04.1929 Верховным судом СССР по ст.58-6 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы. Прибыл 22.12.1929 из Лефортовской тюрьмы (г. Москва). Освобожден 12.07.1936.»
«Гойдин Сергей Артамонович (варианты фамилии: Гайдин) Родился в 1903 г. в Эстонии; эстонец; образование 3 класса сельской школы; беспартийный; плотник в детском городке. Проживал в г. Канске. Арестован 19 июня 1938 г. Приговорен: 2 апреля 1939 г., обв.: ст. 58-6, 58-7, 58-10 ч. 1, 58-11 УК РСФСР. Приговор: Дело прекращено по реабилитирующим обстоятельствам (ст. 204 п. «б» УПК РСФСР). Содержался в Канской тюрьме.»
В конце 1938 года сместили тогдашнего шефа НКВД Николая Ежова, после чего репрессии пошли на спад. Возможно, это обстоятельство и спасло жизнь перебежчику из Эстонии.
По всей видимости где-то там, на сибирских просторах, Сергей Артамонович Гойдин и завершил свой земной путь. Такая вот история…

На главную                                Немного истории (продолжение)