?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Административный ресурс...
Многие реалии уже такой далёкой советской жизни сегодняшнему обывателю кажутся странными  и нелогичными. Взять хотя бы дефицит продуктов питания. Страна с богатейшими природными ресурсами, включая чернозёмные земли, не могла заполнить полки продовольственных магазинов. Сегодня мы понимаем, что виной тому было не «эхо войны» и не чрезмерное потребление, как нас пытались убедить, а неэффективная организация производства, присущая плановой экономике.
Абсурдных с точки зрения здравого смысла решений в те времена было не счесть. Ниже привожу подборку  решений Калластеского Горисполкома конца 1940-х начала 1950-х годов. Многие из них, как сейчас говорят, «улыбают".


Рыболовецкий колхоз, помимо своих прямых обязанностей, должен был заниматься несвойственным ему делом - землепашеством. Энтузиазма по этому поводу ни рыбаки, ни правление колхоза не испытывали. Отсюда прогулы и простои в работе. Меры воздействия предлагались  исключительно административные: предупредить, потребовать, обязать, просить. И не слова о том, чтобы заинтересовать. Хоть тем же рублём. Без помощи школьников и студентов советское сельское хозяйство обойтись не могло. Это я по личному опыту знаю. Несмотря на то, что в земледельческом секторе было занято несоразмерно большое количество  людей, его эффективность оставалась  крайне низкой. Отсюда и дефицит продуктов питания и масштабные «продовольственные программы», которые с помпой принимались на партийных съездах. Подумать только, городская власть решает, когда колхозу начать и закончить сев!!! Нынешние фермеры  покатились бы со смеху и покрутили пальцем у виска, если бы им предъявили подобное постановление...
Похоже, государство столь остро нуждалось в коже, что запрещало гражданам продавать мясо из личного подсобного хозяйства, если они не сдадут шкуры  забитых животных в специальные заготконторы. Надо признать, что  в документе  речь идёт о продаже этих самых шкур, но думаю, цена вопроса была столь мизерной, что потребовалось  устрашающее постановление Горисполкома.
Как вам фраза: «не требует от граждан своевременного забоя скота». Как будто жители Калласте свиней держали забавы ради или из любви к  животным. Держали ради мяса и денег. Поэтому лучше городских властей знали, когда и кого  забивать. А раз не забивали, значит не было в том насущной необходимости.
Или ещё: «Со стороны агентов Халлика и Кукина не велось разъяснительной работы среди населения о продаже кожсырья государству». Никакая разъяснительная работа не заставит человека продавать что-либо себе в  убыток. Можно, конечно, отобрать. Только в следующий раз и этого не будет.
Обязательная и по всей видимости, бесплатная работа была составной частью тогдашней жизни.  Колхозы и совхозы своими силами с полевыми работами не справлялись  и власть мобилизовала им в помощь детей и взрослых. В 1970-х годах за подобный труд уже неплохо платили, по крайней мере, в Эстонии. И желающих подзаработать хватало. В начале 1950-х дело обстояло иначе. Отсюда и массовые прогулы и внушительные штрафы за неявку «по мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы района».
Потребовать, чтобы учреждения и предприятия города Калласте произвели добровольное страхование имущества. Потребовать, чтобы  добровольно вступили в комсомол, потребовать, чтобы добровольно пришли на митинг, потребовать, чтобы добровольно проголосовали и т.д. и т.п.  Ещё одна «милая» черта советской жизни: добровольность на словах, обязательность на деле.
Помню, будучи студентом-вольнодумцем, я решил, что  раз в законе написано, что выборы - дело добровольное, значит  так тому и быть. И предпочёл провести воскресный день в библиотеке.  Где-то после полудня в читальный зал вбежал запыхавшийся доцент, ответственный за явку  на голосование, и начал меня «обрабатывать». Вначале угрожал выговором и даже исключением из института. Ты, мол, учишься на идеологическом факультете и должен быть политическим примером для других. Затем перешёл к уговорам, сетовал на несовершенство системы, при которой царит круговая порука и отвечать за «проступок» одного приходится всем. В-общем, я доцента пожалел и на выборы в тот раз сходил. Правда, демонстративно проголосовал против неведомой мне ткачихи, которую  коллектив её родного предприятия выдвинул в  депутаты Верховного Совета СССР. Тем более, что выбирать было не из кого. Эта женщина, против которой я лично ничего не имел, была единственным кандидатом от своего округа. До привычных нам  альтернативных выборов было ещё далеко…

В этом фрагменте заключена квинтэссенция проблем советской экономики.
1. Не выполнен квартальный план по ремонту обуви. Как будто мастерская нужна не для фактической починки обуви, а для выполнения греющего душу начальства плана. Как вам такой расклад сегодня: хозяина автомастерской городская власть вызывает на ковёр за то, что в этом месяце он починил на три машины меньше, чем в предыдущем?
2. Потому, что Калласте не снабжает ремонтом мастерскую. Надо понимать, город не обеспечивает предприятие  подлежащей ремонту обувью. А где он  её возьмёт? Заставит жителей города  выполнять план по ремонту своих башмаков и туфель? До этого, слава Богу, даже в советское время не додумались.
3. Товарищ Клеймёнов отчасти прав. Конечно, утверждать, что выполнение плана не зависит от снабжения мастерской сырьём, наверное не стоило, но тот факт, что сапожники предпочитали работать на стороне, то есть попросту говоря дома, очевиден. И всё потому, что не платили им на официальной работе тех денег, что можно было заработать «халтурами». Кто-то умный сказал, что советская экономика вмещала в себя элементы капитализма, федализма и рабовладения. Капитализм - это  деньги, зарплаты и купля-продажа. Феодализм - работа на государство (барина) большую часть времени за символическую плату, а содержание семьи за счёт неофициальной работы (халтуры, шабашки, личные подсобные хозяйства и т.п.). Рабовладение - бесплатный труд заключённых в лагерях.  Описанная в документе ситуация как нельзя лучше иллюстрирует именно феодальный характер производственных отношений. Работать сапожник был обязан в государственной мастерской, но жить на заработанные там средства не было никакой возможности. Вот люди и выкручивались, как могли. Хорошо помню, как в 1970-е годы добрая половина жителей Калласте выращивала на продажу на приусадебных участках лук и огурцы, при том, что у большинства была официальная, но отнюдь не прибыльная, работа.

Канувшее в лету «соцсоревнование за лучшее выполнение плана и экономии материала». Очередной казённый штамп за которым сквозит явное противоречие. Как можно одновременно стремиться к скорейшему выполнению, а желательно и перевыполнению плана по ремонту обуви и при этом добиться экономии материала. Чем то придётся пожертвовать. Помню, студентом подрабатывал в Ленинграде на пивоваренном заводе «Красный Октябрь». В перерыве бродил по цехам и диву давался, на каком видавшем виды оборудовании производят  столь ценный продукт. Кто-то из бригадиров мне популярно объяснил, что устанавливать новую разливочную линию предприятию  не выгодно, так как это приведёт, пусть и к временному, но снижению объёмов производства. А это главная составляющая  спущенного сверху плана, за невыполнение которого  по головке не погладят...
Приобщение людей к чтению, конечно, дело похвальное, но от фразы «читка среди читателей» веет каким -то замшелым формализмом. Скорее всего, речь шла о чтении газет и журналов  на предмет политического просвещения масс. И за это с Горисполкома строго спрашивало вышестоящее начальство. Не забывайте, что на дворе был 1949 год, время, мягко говоря, непростое. В марте из Эстонии были насильно депортированы вглубь СССР 20 тысяч человек. Власть  требовала  «правильного» освещения этой акции работниками культуры. Хотя, может быть, я ошибаюсь и под «читкой»  имелось в виду знакомство  посетителей библиотеки с  новинками художественной литературы или приобщение их к глубинам отечественной классики…
План был на всё, даже на количество газет и журналов, которые выписывает население. Пионеры должны были  читать «Пионерскую правду», комсомольцы - «Комсомольскую правду», коммунисты - журнал «Коммунист». На тех, кто демонстративно отказывался это делать, смотрели косо.  При  том, что ассортимент изданий был  невелик, а их содержание вполне предсказуемо. В наши  дни тираж СМИ определяется спросом, а спрос - интересом читателей. Никому в голову не придёт спрашивать с городских чиновников, почему люди стали меньше читать  ту или иную газету. Это забота исключительно тех, кто эту самую газету издаёт...



На главную                             Немного истории (продолжение)