?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Из серии "Красногорский криминал"

О многих случаях смертоубийства жителей Калласте я уже писал ранее. Газеты никогда не упускали возможности сообщить об очередном криминальном деянии,  памятуя  об интересе читателей к такого рода информации. Привожу выдержки из тогдашних СМИ, в которых речь идёт о насильственной смерти  моих односельчан или об убийствах, совершённом на улицах Калласте. Это лишь те случаи, по которым я не смог обнаружить в архивах  следственного дела, поэтому довольствуюсь краткой газетной зарисовкой.
Газета «Olevik», февраль 1887 года
«Страшное убийство в Калласте. Некий гражданин Старков убил свою бабушку. Причиной злодеяния следствие считает 800 рублей, которые убийца забрал с собой. Об этом преступлении писали даже немецкие газеты»
Газета «Olevik» 18 февраля 1898 года
"Жуткое убийство в Калласте. Некий житель деревни  взял у своего односельчанина в долг 25 рублей, но возвращать не собирался, пока кредитор не обратился в суд. Обиженный должник пообещал отомстить. Он целый день точил нож у себя во дворе и приговаривал, что это дело так не оставит. Мол, я ещё вам покажу, убью или отца или сына. Под вечер убийца вышел на улицу с большим ножом в руке. Ему навстречу шли пять человек, среди которых был и сын кредитора. Пропустив их вперёд, он набросился на несчастного юношу и ударил его ножом в спину. Товарищи подхватили раненого и доставили в ближайшую аптеку. Провизор осмотрел рану и попытался её забинтовать, положив предварительно лекарство. Однако ранение было настолько тяжёлым, что это не помогла. Парень скончался. Убийца был взят под стражу и во всём сознался.»
Газета "Postimees"  16 декабря 1898 года
"О печальных последствиях сильной бури на Чудском озере сообщают отовсюду.  Житель Калласте по фамилии Горюнов с двумя сыновьями и помощником Адамом Партсом отправился на лодке из Пскова домой. В ночь с 1 на 2 декабря поднялся шквальный ветер и ударил  мороз. Горюновым с трудом удалось причалить к берегу возле деревни Подберезье (Казепяя). Партс пошёл в селение за помощью. Ночь, проведённая на  лютом морозе,  не обошлась без последствий. Младший сын (17 лет) Горюнова замёрз насмерть, а у старшего отморожены руки. Сейчас он находится в одной из клиник города Тарту. Адам Партс также отморозил руки".
Газета "Eesti Postimees" 19 апреля 1901 года
"В субботу 14 апреля рано утром бывший волостной писарь  А. Виируп (Wiirup) был обнаружен мёртвым на улице в Калласте. У трупа были разбиты голова и лицо. Раны, по всей видимости, нанесены режущим предметом. Деревенский житель, русский, в квартире которого Виируп находился накануне вечером, взят под стражу.  Виируп был заядлым пьяницей и его за день до смерти видели в компании собутыльников за распитием водки. Кольцо, которое свидетели видели на пальце погибшего, бесследно исчезло. Ведётся расследование».
Газета «Postimees»  10 марта 1914 года
«В субботу 8 марта в тартуский морг доставили труп  Яна Тюлика, который был убит во время драки на ярмарке в Калласте 6 марта сего года.»
Газета «Kaja»  25 января 1920 года
« Проживающие в деревне Калласте Йозеп Поолакезе (Joosep Poolakese) и Густав Пуусеп (Gustav Puusep) ранее были известны как крупные спекулянты, которые  возили в Советскую Россию зерно, мясо, масло и т.п.Теперь же выяснилось, что они продали свои удостоверения личности двум красным шпионам за 75 тысяч марок и привели этих лиц к себе домой в Калласте. Некоторое время спустя «гости» из России уехали в Таллинн, где и были задержаны. Тогда то и выяснилось, что у них на руках чужие паспорта. Задержанные признались, что приобрели их в Калласте у Пуусепа  и Поолакезе. 5 января 1920 года господа спекулянты был взяты под стражу  и доставлены  в Тарту. Вместе с ними был арестован ещё один местный житель -  Йоханнес Вильюс (Johannes Viljus), которого обвиняют в том, что он укрывал у себя этих самых красных шпионов. Военный суд приговорил Йозепа Поолакезе и Густава Пуусепа к смерти и приговор уже приведён в исполнение. Йоханнес Вильюс за укрывательство советских шпионов получил 19 лет тюрьмы. Что стало с большевистскими шпионами  - неизвестно. Надеемся, что теперь спекулянты начнут хоть немного побаиваться заниматься своим преступным ремеслом».
Газета «Postimees»  29 июля 1921 года
«27 июля 1921 года в деревне Калласте попал под лошадь 4-летний русский мальчик. Он получил несовместимые с жизнью увечья и вскоре после происшествия испустил дух. Вообще, жители Калласте очень плохо следят за своими детьми. Последние целыми днями бегают без присмотра по улицам между проезжающими  повозками и лошадьми».
Газета «Sakala» 30 октября 1928 года
«В ночь на понедельник  житель Калласте Петр Подгорный и его знакомый Александр Трешкин возвращались с деревенского праздника домой в хорошем расположении духа. По дороге между ними вспыхнула ссора, поговаривают, что из-за девушки. Трешкин вспылил, выхватил кинжал и  нанёс им несколько ударов  в грудь своего  товарища. Раненого доставили в аптеку, но было уже поздно. Из-за большой потери крови и повреждения внутренних органов Пётр Подгорный вскоре испустил дух.  Убийцу задержали и поместили за решётку. Подгорному было всего 19 лет».
Газета "Postimees" сообщает об этом печальном инциденте более обстоятельно:
"В минувшее воскресенье, около 12 часов ночи, житель Калласте Петр Петрович Подгорный, 19 лет, получил удар ножом в грудь. По всей видимости, лезвие пронзило сердце. От полученного ранения Подгорный скончался в помещении аптеки, куда его доставили для оказания первой помощи. Убийца, некий Александр Трешкин из деревни Нина, был взят под стражу. По слухам, молодые люди провели вечер на танцах в поселковом клубе. По окончании праздника Трешкин пошёл проводить домой свою девушку, однако следом за ними увязался Подгорный. По словам спутницы обвиняемого, Подгорный напал на Трешкина и последний вынужден был защищаться, что и привело к трагедии. Говорят, Подгорный был  искренне влюблён
в избранницу своего убийцы и приревновал её к более удачливому сопернику. Из-за чего и набросился на него. Однако, полностью в обстоятельствах произошедшего разберётся следствие, которое уже началось."
Та же "Postimees" от 22 февраля 1929 года окончательно расставила в этом деле точки над "i":
"Девушка как яблоко раздора"
Осенью прошлого года, в воскресный вечер, в посёлке Калласте был праздник. После его окончания молодой человек по имени  Александр Трешкин решил проводить до дома знакомую девушку, как того требовали хорошие манеры. Однако, ухаживания Трешкина не понравились двум местным парням - Петру Подгорному и Степану Карасеву, которые решили проучить "залётного" ухажера. Они спрятались возле кладбища и поджидали свою жертву. Когда Трешкин с подругой проходил мимо, хулиганы набросились на него и начали избивать. В роли ангела спасителя выступил проходивший мимо пограничник Кудистар, который разнял дерущихся. Однако, это был ещё не конец истории. Освободившись от нападавших, Трешкин и его подруга побежали к дому отца девушки, надеясь укрыться там от преследователей. Как только пограничник удалился, Подгорный и Карасев решили, что мало наподдали несчастному парню и бросились за ним следом. К несчастью, двери родительского дома оказались заперты и Трешкин со спутницей вновь оказались лицом к лицу со своими обидчиками, которые, не долго думая, опять пустили в ход кулаки. Видимо, решили довершить начатое избиение.  Однако, что-то пошло не так. Разъярённый Трешкин, которому надоело быть "мальчиком для битья" выхватил из кармана нож и что есть силы ударил им Подгорного. Последний вскрикнул и бросился бежать, но метров через сто упал. Прибывший на место происшествия полицейский приказал доставить раненого в поселковую аптеку. Однако, было уже поздно. Не приходя в сознание, Подгорный скончался. При вскрытии выяснилось, что было повреждено сердце. Трешкин полностью признал себя виновным. Следствие выяснило, что он действовал в целях самообороны, поскольку не имел возможности укрыться от нападавших. На помощь ему также никто не пришёл. В этой ситуации обвиняемому ничего не оставалось, как защищать себя самому, используя холодное оружие. Отбиваясь от хулиганов, Трешкин по неосторожности нанёс Подгорному смертельное ранение ножом в грудь. Тарту - Выруский мировой суд приговорил случайного убийцу к 8 месяцам заключения."

Газета «Postimees»  18 января 1933 года
«16 февраля после обеда в д. Торила на мельнице Рейномяги жительница Калласте Марина  Елинкина попала под жернова мукомольной машины. В результате полученных травм женщина скончалась. Что несчастная делала возле механизма, никто не знает, так как работникам туда заходить запрещено. По всей видимости, Елинкина решила почистить решето после последнего помола. Находясь в непосредственной близости от работающего мотора, она не заметила, как обмотанная вокруг головы шаль одним  концом угодила между шестернями зерновой машины и потянула женщину  на вращающийся вал. Мельник почувствовал  неладное, когда мотор вдруг перестал работать. Он пошёл проверить,  в чём дело о обнаружил тяжелораненую Елинкину. Несчастная скончалась по дороге к врачу. Во время осмотра тела выяснилось, что у погибшей на горле была глубокая рана и сломан кадык. Женщине было 63 года. Её оплакивают пожилой муж и взрослые дети.
О том же происшествии газета «Postimees» 22 ноября 1933
«На мельнице Освальда Рейномяги в Торила  ещё в начале года весьма странным образом погибла 63-летняя  жительница Калласте Марина Елинкина. Один конец  её шали был намотан на вал мукомольной машины, другой  обвился вокруг шеи. Старушка умерла от удушья. Следствие пыталось выяснить, виновен ли хозяин мельницы в произошедшем, а точнее,  как обстояли дела с техникой безопасности на его предприятии. В конце- концов обвинения с Рейномяги было сняты из-за отсутствия в его действиях состава преступления. По словам подозреваемого, 16 января 1933 года к нему на мельницу пришла пожилая женщина из Калласте, фамилии которой он не помнит, чтобы намолотить крупы. Он принял заказ и запустил мотор. Старушка всё время находилась внизу и принимала крупу. Вскоре Рейномяги заметил, что она куда-то подевалась. Спустившись с третьего этажа мельницы на второй, он заметил возле крупосортировочной машины стоящего на коленях человека. Это оказалась та самая женщина из Калласте.  Один конец её шали был намотан на ось, другой стянул шею. Голова несчастной была плотно прижата к валу. Рейномяги  разрезал ткань и тело безжизненно упало на пол. Прибывшему участковому  врачу не оставалось ничего другого, как констатировать смерть старушки от удушья. Погибшей оказалась жительница Калласте Марина Елинкина.  Из Тарту для осмотра  места происшествия прибыл инспектор по труду. По его словам, вращающиеся детали машины были расположены  достаточно высоко от земли и в скрытом от посторонних глаз месте, куда чужим людям не было никакой надобности заходить.  По всей видимости, Марина Елинкина  любопытства ради  поднялась на второй этаж и подошла к работающему механизму. Эта неосторожность и стала для неё роковой…
Газета  «Postimees»  5 ноября 1936 года
«В посёлке Вольди  в среду пьянствовали трое русских, среди которых был и житель Калласте Иван Кукин. Он продавал в этих краях хуторянам свежих окуней. Часов в 5 вечера мужчины разошлись. Незадолго до прибытия  в Табивере «Балтийского экспресса»  Иван Кукин, по непонятной причине, развернул на железнодорожном переезде  лошадь и направил её прямо по рельсам в сторону Таллинна. Как можно судить по оставленным следам, он проехал таким образом метров 600, затем  вновь развернул повозку  и двинулся  обратно в сторону переезда. В это время его настиг скорый пассажирский поезд, который мчался из Таллинна со скоростью 70 километров в час. Машинист заметил препятствие, но было уже слишком поздно. Произошло столкновение. Удар был такой силы, что лошадь улетела с насыпи в придорожную канаву и ей оторвало голову. Иван Кукин также скончался на месте. У трупа отсутствовали правая нога и половина черепа. Паровоз протащил повозку перед собой несколько сот метров, прежде чем остановился. Телега в буквальном смысле превратилась в щепки, так что даже металлические детали стали неузнаваемы. Зрелище на месте катастрофы было удручающим. Повсюду были разбросаны части тела вперемежку с рыбой и зерном, полученным Иваном Кукиным у хуторян в обмен на свой товар. К месту остановки поезда поспешил случайно оказавшийся  поблизости констебль волости Саадъярве Лукк, который сразу приступил к расследованию этого  трагического происшествия. По первоначальным данным погибший Иван Кукин был среднего телосложения,  примерно 45 лет от роду.  Лошадь, на которой он развозил рыбу, была приобретена  им у калластеского купца Варунина. Из ближайших родственников  у жертвы аварии остались скорбящая жена и семеро детей, большинство из которых несовершеннолетние».
Газета «Maa hääl»  11 апреля 1938 года
«В воскресенье в Алатскиви в результате несчастного случая погиб уроженец  Калласте 16-летний молодой человек  Освальд  Калласте. Он помогал хозяйке хутора Хельми Антон с вывозом сена. На дороге воз перевернулся и Калласте оказался под ним. К моменту прибытия помощи несчастный  скончался  от последствий обильного кровотечения»
Газета «Maa hääl»  6 мая  1940 года
«В субботу около  4-х часов дня в Калласте пришла группа ребят  из д. Тырувере во главе с 16-летним Альфредом Нахкуром.  Проходя по улице Кирику  мимо дома номер 22 они услышали, как из за забора кто-то крикнул: «Nuhkur-Tuhkur, karvajalg». После чего Нахкур схватил камень и запустил им  в сторону  кричавшего. Это был Ляпистов  Алексей, сын хозяина дома. Мальчик громко вскрикнул и побежал в дом. Компания продолжила свой путь. Булыжник угодил молодому  Ляпистову в висок, но внешних признаков повреждения не было заметно. Вначале Алексей  не придал случившемуся большого значения, но часа через четыре почувствовал себя плохо и вскоре испустил дух. Перед смертью он назвал имя Альфреда Нахкура. Констебль волости Алатскиви застал Нахкура спокойно спящим дома, поскольку тот понятия не имел, что причинил брошенным камнем смерть человеку. Тело Ляпистова отправили в Тарту на вскрытие, а молодой убийца взят под стражу".

 In memoriam

                               
               
Владимир Александрович Майер (1931 - 2017)

Ушёл из жизни  мой учитель и наставник, человек, предопределивший профессиональный и жизненный выбор автора этих строк. Помню, как в далёком 1980-м году, поступив на истфак  ЛГПИ им. Герцена,  я заглянул к Владимиру Александровичу, чтобы похвастаться своим успехом.  Он был искренне рад за меня и предложил  это дело отметить… бокалом вина. Меня, вчерашнего школьника, буквально распирало от гордости:  я пил с самим директором школы!!! При том, что мне  ещё не было восемнадцати...
Владимир Александрович  оставил по себе не только духовную, но и вполне себе материальную память. Благодаря его стараниям в Калласте появился новый жилой микрорайон, а школа обзавелась благоустроенным  интернатом. Дело было так.  Вернувшись  как-то домой  с очередного заседания Горисполкома и пребывая в подавленном настроении,  Владимир Александрович сел за письмо, которое адресовал  в ЦК КПЭ  и Совет Министров ЭССР.
Речь шла о наболевшем. Уже многие годы Калласте страдал от нехватки жилья, что в свою очередь вело к оттоку молодёжи в большие города. Все это знали, но никто ничего не предпринимал. За предыдущие 20 лет было построено всего три дома. Те, кто сегодня  проживает в многоквартирных домах по улицам Сыпрусе и Раху должны помнить, что инициатором их строительства  был Владимир Александрович Майер. Директор школы пошёл, что называется, напролом. В письме, адресованном в  высокие инстанции, он обрисовал прискорбную ситуацию с жильём и безрадостную перспективу развития города, если республиканские власти не предпримут решительных действий. Писал и  не верил, что его крик души возымеет успех. Однако, некоторое время спустя ему сообщили,  что с автором письма хочет  поговорить Арнольд Рюйтель, на тот момент  заместитель главы правительства Эстонии. Беседа с глазу на глаз проходила в кабинете директора школы. Владимир Александрович поднял на встрече с высоким гостем вопрос не только о нехватке жилья в городе, но и о насущной необходимости пристроить к школе интернат. Арнольд  Рюйтель  внимательно выслушал собеседника и обещал помочь. Лёд тронулся. Появилась знаменитая «Программа  развития Причудья», ставшая центральным  событием в жизни Калласте  в 1980-е годы. Помимо жилых домов и интерната, план предусматривал прокладку новой улицы параллельно уже существующей улицы Казе. Однако, Советский Союз  развалился и масштабное строительство в городе прекратилось. О строительном буме 80-х сегодня напоминают лишь несколько недостроенных зданий...
Наша школа, благодаря стараниям В.А., по техническому оснащению не уступала лучшим учебным заведениям Эстонии. Классы были оборудованы проекторами с экраном, в кабинете химии к каждой парте подвели газ и воду, необходимые для проведения опытов. Реактивы хранились  тут же в специальных ящиках. В кабинете физики все парты были подключены к электричеству, чтобы облегчить учителю проведение лабораторных работ. Я уже не говорю о лингафонном кабинете, кинопроекторе, стробоскопах, первых персональных компьютерах, шторах, опускающихся нажатием кнопки, и многом другом, чем заслуженно гордилась наша школа. Когда я всё это живописал своим однокурсникам, выпускникам ленинградских школ, их удивлению не было предела.  У  них в Питере в те времена ничего подобного не было!
Владимир Александрович был человеком строгих правил. Он никогда не оставлял дело незавершённым. Мы, тогдашние ученики, эти пользовались. Перед началом урока он неизменно интересовался, нет ли у кого вопросов. Поскольку на опрос домашнего задания  отводилось не более 20 минут, то у нас был шанс избежать этой, не самой приятной,  процедуры. Достаточно было заранее подготовить пару-тройку вопросиков  и «подбросить» их учителю. Пока  Владимир Александрович обстоятельно объяснял, что такое, допустим, «сегрегация», класс дружно поглядывал на часы. Едва учитель замолкал, как вновь поднималась рука и звучал очередной вопрос…
Это был человек, который всегда держал слово и помнил даже вскользь данные обещания. Как-то раз я разгадывал кроссворд и споткнулся на фамилии первого чехословацкого космонавта. Спросил у Владимира Александровича. Он честно признался, что не помнит, но обещал обязательно выяснить. Прошло какое-то время. Я уже и забыл про этот случай, ведь мой интерес к покорителю космоса был исключительно корыстным: хотелось покрасоваться перед учителем широтой своего кругозора. Однако директор всё помнил. Он подозвал меня и сообщил, что космонавта звали Ремек. Помню этого Ремека до сих пор.
Владимир Александрович был дипломатом, умевшим спокойно и рассудительно, не повышая голоса, примирить конфликтующие стороны. Помню, как  я рассорился с учителем  немецкого языка и тот отправил меня к директору.  Внутренне я был готов выслушать в начальственном кабинете наставления в духе «ну разве так можно». Каково же было моё удивление, когда вместо  нравоучений, Владимир Александрович попросил меня изложить свою версию событий, приведших к конфликту. Затем  поговорил с глазу на глаз с учителем, потом с нами обоими…С тех пор этот преподаватель ко мне благоволил и по окончании школы даже помог подготовиться к вступительным экзаменам в институт.
О Владимире Александровиче Майере можно говорить долго. Чего стоит его судьбоносный переезд с Дальнего Востока, где он проживал до 1970 года, в наши края. Причиной столь кардинальной смены местожительства стала болезнь дочери, которой врачи рекомендовали поменять климат. Владимир Александрович, на тот момент уже директор школы и весьма уважаемый человек, не раздумывал ни секунды. Из налаженной дальневосточной жизни он переместился в наш маленький городок, где и   проведёт вторую половину своей, насыщенной событиями,  жизни...
                                      Светлая ему память!!!



На главную                           Немного истории (продолжение)