?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...








Новопоселенец...
Рейнхольд Оскар Иосифович (Reinhold Oskar) 1914 г.р., уроженец города Калласте улица Тарту 116,  арестован 29 июня 1950 года в д. Яякна волости Пиирсалу уезда Ляэнемаа, на момент ареста – ремонтный рабочий на железной дороге:
Из протокола допроса:
Вопрос: Расскажите о своей преступной деятельности в период временной оккупации немецкими войсками территории Эстонской ССР.
Ответ: Я родился в городе Калласте в 1914 году. В 1927 году закончил школу, после чего в течении 6 лет работал пастухом и батраком у крестьян, а зимой занимался рыболовством. В 1936/37 годах служил в эстонской армии рядовым. С установлением советской власти в 1940-м году мне дали хутор в 11 гектаров как новоземельцу и я стал заниматься сельским хозяйством. В начале войны между Германией и СССР я подлежал мобилизации в Красную армию, но мобилизован не был, так как ещё до объявления мобилизации в нашей волости вступил в банду лесных братьев. Бывший при буржуазном строе в Эстонии мировым судьёй  Рихард Тийт сказал мне, чтобы я вступил в их банду. Но я этого делать не хотел и собирался обратиться к органам советской власти, но их уже не было на местах, так как весь актив эвакуировался в город Тарту. И мне пришлось вступить в банду лесных братьев. Летом 1941 года местные буржуазные националисты Рихард Тийт и Кырв Освальд организовали  вооружённую банду  для борьбы против советского государства. Националист Тийт 2 июля 1941 года встретил меня на улице и стал угрожать, что скоро, мол, наступит время, когда он, то есть Тийт, получит возможность повесить меня, как новоземельца. При этом Тийт заявил, что если я соглашусь идти с ним вместе на путь вооружённой борьбы против советской власти, то тогда всё будет в порядке. Я не возражал и согласился действовать с ним совместно против советского государства. Утром 3 июля 1941 года Тийт встретил меня в городе Калласте и приказал подойти к 16.00 на сборный пункт банды лесных братьев с оружием в руках. Я захватил с собой боевую винтовку и пошёл в деревню Тедре. Там руководитель банды  раздал всем участникам боеприпасы. Я получил пять боевых патронов. Вскоре недалеко от деревни Тедре появился советский милиционер, который ехал на велосипеде. Бандит Кырв выбежал из дома, где мы находились, и набросился на этого милиционера, фамилии которого я не помню. С помощью других бандитов он его разоружил. Затем милиционер побежал  к Чудскому озеру, прыгнул в воду и поплыл. Позже его подобрала лодка. Бандит Кырв стрелял вслед убегавшему милиционеру, который, как я позднее узнал, был ранен. После этого с моим участием была арестована большая группа советских граждан и заключена под стражу  в амбар. Один житель сообщил, что к побережью озера приближается группа мужчин. Бандиты арестовали этих мужчин, их было человек 10-12, и посадили под замок. Затем я в составе банды лесных братьев направился в город  Калласте для завершения вооружённого мятежа и захвата власти в свои руки. После прибытия  в Калласте 3 июля 1941 года нами были захвачены телефонная станция и Горисполком. В захвате власти участвовало 14-15 человек. В помещении бывшей Горуправы были сорваны портреты вождей советского правительства и партии большевиков, а также флаги, плакаты и лозунги. Все они были брошены на пол. Тогда же над Горисполкомом был вывешен флаг бывшего буржуазного правительства Эстонии. Во время этих событий я имел задачу  патрулировать улицы Калласте с оружием в руках, что мною и было сделано. После того, как вооружённая банда захватила власть в свои руки, главарь банды Тийт приказал мне идти на окраину города с той целью, чтобы при появлении  солдат  или членов истребительного отряда оказать им  вооружённое сопротивление и, самое главное, предупредить участников банды о приближении опасности выстрелом из винтовки. Когда я стоял на посту, то заметил, что едет автобус с красноармейцами  со стороны Тарту для восстановления советской власти в Калласте. Видя, что сопротивление с моей стороны будет бессмысленным, я бросил пост и убежал в лес. В это время завязалась перестрелка между солдатами и лесными братьями, вследствии чего главарь Тийт и ещё один участник  банды были убиты. Остальные  разбежались по окрестным деревням и лесам. В Калласте была восстановлена советская власть. Боясь ареста за участие в мятеже я перешёл на нелегальное положение и стал скрываться у своих знакомых и родственников в прилегающих к городу Калласте волостях. Так я прятался до захвата немцами Калласте 23/24 июля 1941 года. 4 августа я вернулся в Калласте, а 5-го вступил в «Омакайтсе», где состоял до 1943 года рядовым членом, а позже, до осени 1944 года, занимал должность заместителя командира роты. Мне выдали винтовку и белую нарукавную повязку. Будучи членом «Омакайтсе», я неоднократно стоял на посту с оружием в руках у штаба этой организации и патрулировал улицы города Калласте. В течении осени 1941 года я дважды охранял  лагерь советских военнопленных на окраине Калласте. Примерно в октябре 1941 года немцами этот лагерь был ликвидирован и все военнопленные были отправлены в Тарту. Когда я стоял на охране лагеря, то имел задачу не допускать побега заключённых из-за колючей проволоки. Осенью 1941 года я, совместно с другими членами «Омакайтсе», участвовал в вооружённой облаве на советских партизан  и лиц, скрывавшихся от немецких оккупационных властей. Я был вооружён ручным пулемётом. В результате этой облавы с прочесыванием лесов примерно в 3- километрах от Калласте, нам никого поймать не удалось. Осенью 1941 года я также участвовал  в обыске дома, где мог  скрываться от немцев советский гражданин Богданов Гавриил. В результате проведённого обыска  мы никого не нашли. Советский гражданин Богданов Гавриил скрывался у своих родственников весь период немецкой оккупации. В 1940/41 годах он был советским активистом, состоял в истребительном батальоне и участвовал в облавах по поимке лесных братьев. Поэтому он боялся показаться немецким оккупационным властям. В августе 1944 года я находился на позициях на северном берегу реки Эмайыги с задачей отражения наступления советских войск. Однако мне не пришлось участвовать в боях, так как за две недели до прибытия частей Красной армии в этот район я был сменён другими членами «Омакайтсе» и поехал к себе домой в город Калласте.  Здесь я проживал до мобилизации в Красную армию, где служил на строительных работах до 1946 года. В боях против немцев участия не принимал.
Вопрос: Вы участвовали в обыске дома, где проживал советский милиционер Соколов?
Ответ:  3 июля 1941 года, в момент вооружённого мятежа лесных братьев  в городе Калласте, я лично видел, как бандит Кырв обезоружил советского милиционера Соколова, отобрав у него револьвер. Что Кырв сделал с милиционером Соколовым, я не знаю, но позже слышал, что он, якобы, успел уехать с советскими войсками в тыл и после войны вернулся в город Калласте."

По делу Оскара Рейнхольда проходили шесть свидетелей. Ниже привожу полный текст протоколов их допроса.












От автора:
Можно сказать, что Оскару Рейнхольду и повезло, и не повезло одновременно. С одной стороны, наказание в 25 лет ИТЛ выглядит чрезмерным. Ведь не было представлено ни одного доказательства причастности обвиняемого к расстрелам или пыткам заключённых, деяниям, за которые можно было ожидать такого сурового приговора. Наверное, решающую роль в глазах Военного трибунала  сыграли следующие «отягчающие» обстоятельства: соучастие  Рейнхольда в попытке вооружённого захвата власти в Калласте в начале июля 1941 года, добровольное вступление в ряды «Омакайтсе» и статус заместителя командира роты.  Все облавы и обыски, в которых принимал участие герой этой истории,  закончились  безрезультатно. По крайней мере, следствие не смогло доказать обратное. Охрана лагеря военнопленных, патрулирование улиц, розыск не успевших эвакуироваться «истребителей» – это была рутинная работа рядового члена «Омакайтсе». Рейнхольду не смогли инкриминировать даже соучастие в арестах.  Гавриил Богданов упоминает вынесенный обвиняемым из его дома самовар, но, во-первых, подсудимый это опроверг, а, во-вторых, кража самовара деяние хоть и неприглядное, но на столь длительный срок никак не тянет.  Так что 25 лет лагерей выглядят излишне суровым наказанием  даже по тогдашним меркам.
С другой стороны, наш герой умудрился оставаться на свободе аж до 1950 года. И это при том, что проживал всё время под своей фамилией и не особо маскировался. Разве что время от времени менял место жительства и работы и избегал появляться в родном городе Калласте. На момент ареста максимальное наказание, которое грозило Оскару Рейнхольду составляли те самые 25 лет. Смертная казнь уже три года как была отменена. Утешение, конечно слабое, но всё же. (Справедливости ради надо сказать, что в январе 1950 года «по многочисленным просьбам трудящихся» смертная казнь была восстановлена по отношению  к изменникам Родины, шпионам и  подрывникам-диверсантам, но на преступления, совершённые в годы войны закон не распространялся, прим. автора).
Естественно, вчерашний заместитель командира роты не мог предвидеть, что в марте 1953 года Сталин облагодетельствует страну своей кончиной и для многих  узников Гулага  начнётся обратный отсчёт времени. В июне 1956 года прозвенит счастливый звонок и для Оскара Рейнхольда. Мой односельчанин  выйдет на свободу «всего-то»  через 6 лет пребывания в местах заключения. Вряд ли он рассчитывал на такой подарок судьбы…

Меня поразило, сколь смиренно и бесстрастно Оскар Иосифович признавался в содеянном. Он не оспорил  практически ни одного обвинения, за исключением, разве что, «добровольности» вступления в ряды «Омакайтсе». Его попытки убедить следствие, что «буржуазные националисты Тийт и Кырв» принудили его надеть белую повязку вряд ли произвели на чекистов должное впечатление. Ещё он   отрицал факт воровства самовара из дома Гавриила Богданова. И это всё!  Может наш герой рассчитывал, что облегчив следователям работу безоговорочным признанием вины добьётся смягчения приговора? Кто теперь знает? Такая вот история…

На главную                                       Немного истории (продолжение)