?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Бедная Катерина…
leht.pngГазета «Постимеес» от 21 апреля 1932 года поместила  заметку под броским заголовком : «Кто она». В ней сообщалось буквально следующее: «В этот вторник из реки Эмайыги был извлечён труп неизвестной девушки, ставшей, по все видимости жертвой  убийства. Полиция просит всех, чьи близкие или знакомые женского пола пропали  в последнее время, прийти в морг для опознания. По все видимости, тело было  помещено  под лёд  этой зимой. После того, как  ледяной покров сошёл и вода прогрелась, началось быстрое разложение тканей  и газы вытолкнули труп  на поверхность. Начато расследование.»
Поскольку убийство в мирное время  всегда считалось  преступлением экстраординарным, полиция подошла к делу очень серьёзно. Уже через пару месяцев  правоохранители вышли на след  преступников. Удалось установить  и личность жертвы. Ею оказалась  уроженка  Калласте, 21-летняя Екатерина  Фаддеевна Гречкова. Как следует из записей в регистрационной книге, в семье  Фаддея  Ивановича (1881) и Агафьи Михайловны (1890) Гречковых было  восемь  детей: Екатерина (1911), Энафа (1914), Пётр (1921), Фёдор (1924), Ираида (1926), Григорий (1929), Зинаида (1930) и Вевея (1931).
era2979_001_0000019_00047_t.jpgЗинаида умерла  вскоре после  появления на свет. Несчастная мать покинула этот мир 23 марта 1932 года, через  полгода после рождения последнего ребёнка. Бедная женщина! Думается, столь частые роды (трое детей за три года!) в далеко не самом благоприятном для этого возрасте (около 40 лет) сыграли в её ранней смерти не последнюю роль. Агафья Михайловна так и не узнала, что случилось с её старшей дочерью. Она  упокоилась с миром примерно за месяц до обнаружения тела Екатерины  в мутных водах Эмайыги. Может оно и к лучшему. Однако,  вернёмся  к незамысловатой истории несчастной жертвы хладнокровного убийства.  Не найдя счастья в родной деревне, Екатерина Гречкова отправилась на поиски работы в Тарту, надеясь на лучшую долю, нежели та, что ожидала её в рыбацком посёлке. Как говорится,  хорошо там, где нас нет… Перебиваясь случайными заработками и не имея никакой помощи от семьи, бедная девушка мало-помалу ступила на скользкий путь древнейшей профессии. Не последнюю  роль в её моральном падении сыграл алкоголь, который хорошо снимал стресс и  притуплял сознание, отгоняя мысли о  безысходной и  бестолковой жизни. Появились сомнительные знакомые. Одним из них стал 27-летний Аугуст Мууга (August Muuga), мелкий воришка и мошенник, который быстро оценил преимущества совместного проживания с Екатериной. Изображая из себя  пылкого влюблённого, он не брезговал посылать сожительницу  на панель ради удовлетворения своих материальных потребностей. Почти все, заработанные  Гречковой  деньги, он присваивал и тратил на водку. Почему она не ушла от него?  Может, действительно любила этого жестокосердного и наглого альфонса. На этом я, пожалуй, закончу строить догадки и передам слово  сухим строкам судебного протокола.
Из материалов дела:
«Тот факт, что Екатерина Гречкова  жила с Августом Мууга как семейная пара, подтверждает свидетель Розалия Уйбо. Однако Мууга обращался с Гречковой  крайне грубо, на что жаловалась Розалии сама Гречкова. Она говорила, что сожитель с ней плохо обращается, часто бьёт, в подтверждение чего показывала синяки на руках. Также Гречкова жаловалась, что Мууга не даёт ей есть, продаёт её личные вещи и пропивает деньги. И наконец, по словам свидетелей, Мууга и хозяйка квартиры Анна  Анон посылали Гречкову на улицу продавать себя мужчинам и заработанные  таким образом деньги присваивали. Это следует из письма, которое Мууга написал Гречковой. В нём он просит  Екатерину  «сходить к этому старому господину на ул. Тяхе», который даст денег. Там есть и такие строки: „Послушай,  дорогая Кати. Не думай, что я тебя презираю за то, что ты даришь радость другим мужчинам. Мне это не нравится, но я знаю, что каждый хочет получить от женщины удовольствие, это точно».  Из вышесказанного следует, что Гречкова  была публичной женщиной и  Мууга через это занятие своей сожительницы получал материальную выгоду. С другой стороны, очевидно, что Гречкова от Мууга никакой достойной упоминания помощи и поддержки не получала и жила с ним исключительно по личным мотивам, возможно, потому, что любила.  29 января 1932 года Мууга и Гречкова подали заявление  об официальной регистрации  своих отношений, однако бракосочетания не последовало по причине смерти Гречковой  5  дней спустя, а именно,  3 февраля 1932 года. Надо сказать, что проживая под одной крышей с Екатериной Гречковой, Аугуст Мууга одновременно состоял в отношениях с другой женщиной – Анной Анон, хозяйкой квартиры. Хотя свидетели заявляют о весьма интимном характере их отношений, в это трудно поверить, хотя бы потому, что Анон была 80-летней старухой. По всей видимости, Аугуста Мууга  интересовала  исключительно материальная выгода, поскольку Анон была достаточно обеспеченным человеком. По крайней мере, долговые расписки своего молодого любовника она визировала неоднократно. Можно предположить, что Анна  Анон, также как и Екатерина Гречкова, питала к Мууга глубокие личные чувства. Так, например, она самолично приносила ему  каждый день еду на пристань, где молодой человек одно время работал. Понятно, что при таком раскладе, взаимоотношения между Анон и Гречковой  были очень напряжёнными и назревала необходимость тем или иным способом  эту проблему решить. Инициатива, по все видимости, исходили от Анон, поскольку, как отмечают свидетели, последняя не раз и не два говорила  при свидетелях, что поставит Августа  на ноги, если между ними не будет стоять Гречкова.  Мол, Гречкова  «не более, чем кусок мяса между нами, и если эта шлюха исчезнет, то я  перепишу на Муугу свою квартиру и мы будем счастливы». По всей видимости, сам Мууга с таким раскладом был вполне согласен. Однако, Екатерина Гречкова то ли не хотела, то ли не могла уйти от своего сожителя. Когда Мууга покинул  гостиницу «Хельсинки» и перебрался  к  Анон,  Гречкова  последовала за ним. Исходя из того, что Анон могла предложить Мууга куда лучшие материальные условия, нежели Гречкова,  и учитывая, что Мууга уже давно хотел порвать с Гречковой, резонно предположить, что он уже заранее вынашивал план, как от неё избавиться. Поскольку Гречкова добровольно от Мууга  уходить не собиралась и даже настояла  на подаче заявления о регистрации брака, у Мууга возник замысел решить проблему насильственным способом, то есть устранить любовницу со своего пути путём убийства. По словам свидетелей, после исчезновения Гречковой Мууга пребывал в подавленном состоянии  и усиленно её разыскивал. Но такое поведение вполне можно объяснить характером обвиняемого. Он в прошлом уже не раз  привлекался к суду  за кражу и мошенничество. Одно это обстоятельство  показывает его склонность к обману. Очевидцы говорят о нём, как о кривляке и притворщике, который мог запросто разыграть скорбь в связи с исчезновением подруги.  Например, одному знакомому он жаловался, что Гречкова исчезла с 60 кронами его, Мууга, денег.  Другому сказал, что при ней было 14 или 18 крон. В письме же к матери он признаёт, что у Гречковой  «ничего при себе не было, кроме того, что на ней». В том же письме Мууга сообщает, что любил Гречкову всем сердцем и после её исчезновения пребывает в  глубокой тоске ( «так жаль, что слезы на глазах»). В этом проявляется лицемерный характер Мууга, поскольку в реальности Гречкова была для него лишь объектом , который он использовал для извлечения материальной выгоды. Таким образом,  ясно, что у Мууга уже давно созрело намерение избавиться от Гречковой. Однако надо учитывать, что обычные  воры и  мошенники, каковым без сомнения являлся Мууга, вряд ли могут легко пойти на убийство. Для этого должен быть особый побудительный мотив, чтобы люди, подобные Мууга,  решились на столь тяжкое преступление. Из показаний свидетелей следует, что  сожитель избивал Гречкову исключительно в состоянии алкогольного  опьянения. Это как раз тот тип преступника, который обычно воздерживается от физического насилия, но выпив, теряет над собой контроль.  Также известно, что Мууга и ранее, будучи в разъярённом состоянии, не только избивал, но и пытался душить Гречкову, то есть совершал действие, которое впоследствии и  привело к смерти несчастной девушки.
Итак, что же случилось. По словам Анны Анон, которая  в ходе расследования решила сдать своего  подельника, всё произошло ночью 3 февраля 1932 года у неё на квартире по ул Ботааника  42.
Поскольку, покинув гостиницу «Хельсинки»,  Мууга  мог  вполне рассчитывать  на комнату в квартире Анны Анон, туда он и отправился. Гречкова последовала за ним, наивно рассчитывая, что через неделю они станут мужем и женой и у них всё наладится (заявление на регистрацию брака было уже подано). Однако, такая перспектива вряд ли устраивала Мууга и между ним и Гречковой вспыхнула очередная ссора. Они сидели за столом и выпивали, когда Мууга  потребовал, чтобы Гречкова принесла ещё водки.  Последняя отказалась. Мууга встал из-за стола, подошёл к девушке и что есть силы ударил её кулаком  в лицо. Гречкова упала на пол и потеряла сознание, после чего обвиняемый схватил с кровати подушку и начал душить  жертву. Когда несчастная затихла, он поднял труп и отнёс его в сарай, где тело пролежало два дня.  На третий день  ночью,  Аугуст Мууга, положив труп Екатерины Гречковой в мешок, отвёз его на санях к реке и утопил в проруби. Анна Анон лично видела момент убийства, поскольку находилась в той же квартире.
Не стоит забывать, что Мууга  наверняка поставил Анон в известность о своём намерении избавиться от надоевшей  Гречковой  раз и навсегда, поэтому  можно было не опасаться, что она  на него донесёт.
Тот факт, что после исчезновения Гречковой  Мууга не остался на квартире своей новой любовницы говорит в пользу того, что ему было психологически  тяжело оставаться в квартире, где он совершил убийство. Это вполне сочетается с тем фактом, что преступление было совершено в состоянии алкогольной интоксикации и протрезвев, Мууга пребывал в подавленном состоянии. К тому же он понимал, что переезд  к Анон сразу же после исчезновения Гречковой,  может навлечь на него нежелательные подозрения.
Таким образом, Тарту–Выруский народный суд счёл доказанным, что Аугуст Мууга 27-и лет, и Анна Анон 78-и лет  виновны в том, что  по заранее составленному плану, 3 февраля 1932 года на квартире Анны Анон  по улице Ботааника 42 лишили жизни Екатерину Гречкову, ударив последнюю по голове, после чего задушили при помощи подушки. Непосредственным исполнителем задуманного был Аугуст Мууга.  Анна Анон проходит по делу как соучастница, поскольку она видела, как Мууга убивал Гречкову и не сообщила об этом в полицию"
За это преступление оба злоумышленника были приговорены к длительному заключению : Аугуст Мууга к 15 годам, Анна Анон к 10 годам исправительных работ.
Такая вот история…

На главную                       Немного истории (продолжение)