?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Непредвиденная встреча  …
В феврале 1944 года немцы начали массовую мобилизацию населения Эстонии под знамёна Третьего Рейха для защиты территории республики от наступающей  Красной армии. Большинство эстонцев искренне верили, что поддержка одних оккупантов позволит избежать прибытия  других. Мол, союзники воочию убедятся, насколько местное население не желает  возвращения  большевиков, после чего поговорят со Сталиным и тот оставит Эстонию  в покое. Однако, надеждам не суждено было сбыться. Ссориться с «дядей Джо» из-за Прибалтики в то время, когда нацистская Германия ещё не была повержена, ни Черчилль ни Рузвельт не собирались. Некоторые жители  Калласте в начале 1944 года также попали «под раздачу» и были вынуждены надеть немецкий мундир. В отличии от соседей  - эстонцев, сделали они это отнюдь не добровольно. У многих моих односельчан на тот момент родственники или служили  в Красной армии,  или были эвакуированы в советский тыл или подверглись репрессиям со стороны нацистов. Так что выбирать не приходилось. Отказ  от призыва мог стоить жизни. Естественно, что  при первой же возможности  новобранцы  избавлялись от ненавистной формы и  сдавались в плен. Тех, кто, бросив оружие,  успевал добраться до родных мест, какое-то время спустя призывали  в Эстонский корпус и посылали добивать немецкую группировку в Курляндии. Если повезёт, они возвращались домой героями, а  случае гибели,  их близкие, по крайней мере, получали положенную пенсию и не отводили стыдливо глаза при встрече с соседями.  Взятых же в плен  с «поличным», то есть в немецкой форме или при оружии, помещали в так называемые фильтрационные лагеря, откуда год-другой спустя  отпускали домой. Но могли и не отпустить…


 В сентябре-октябре 1944 года тысячи военнопленных из так называемой 20 дивизии СС начали свой путь на восток. Были среди них и герои этой истории - уроженцы Калласте, мобилизованные в немецкую армию - Феклистов Иван Титович (1925), Печёнкин Пафнутий Дементьевич (1925), Соколов Севастьян Анфимович (1904), Ноев Прокопий Ермолаевич, Халлик  Оскар Якобович (Hallik Oskar) (1918) и Раудсепп Август Иосифович (Raudsepp August) (1907). Последний проживал в д. Пузи, что в километре от нашего города. Все они были взяты в плен Красной армией осенью 1944 года на территории Эстонии и помещены в проверочно-фильтрационный лагерь № 314 НКВД СССР в городке Анжеро –Судженск  («Анжерка») в Кемеровской области. Казалось бы земляки должны были держаться вместе, но не тут - то было…


 Взаимоотношения между русской  и эстонской молодёжью  в Калласте  ещё в эстонское время оставляли желать лучшего. Многие  местные русские с надеждой поглядывали на восток и к независимой республике относились,  мягко говоря,  без энтузиазма. С приходом Советской власти разногласия стали ещё острее.  Когда началась война,  часть русскоязычных жителей города  была эвакуирована вглубь СССР, многие пополнили ряды отступающей Красной армии, кто-то вступил  в истребительные отряды. Местные эстонцы, напротив,  как  могли  сопротивлялись  ненавистной им  советской власти и ждали  прихода немцев, активно пополняя ряды «лесных братьев». Лето 1941 года окончательно развело жителей Калласте по разные стороны «баррикад». Поскольку мобилизованные в 1944 году в немецкую армию русские парни  в период оккупации проживали в Калласте, не мудрено, что они стали очевидцами бессудных расправ над просоветскими активистами и членами истребительных отрядов, которые совершали члены «Омакайтсе» на территории города в первые месяцы войны. Почти у всех героев этой истории были репрессированы родственники, а некоторые и сами провели какое-то  время за колючей проволокой, прежде чем их мобилизовали в немецкую армию. По словам   пленников, на сборный пункт русских призывников  сгоняли силой и за неповиновение били. Поэтому,  увидев на территории фильтрационного лагеря  «Анжерка» Августа Раудсеппа, которого молодые люди  хорошо знали как бывшего  начальника  «Омакайтсе»  города Калласте,  четверо вышеупомянутых  односельчан  тут же обратились  «куда следует» с заявлением о преступном прошлом последнего. По их словам, они опознали «замаскировавшегося» Раудсеппа ещё на сборном пункте в Печёрах. Такая же «наводка» поступило и на  Оскара Халлика, который, по словам заявителей,  также принимал участие в деятельности «белоленточников». В декабре 1945 года Раудсепп и Халлик были арестованы. Началось следствие. В первую очередь допросили  свидетелей из числа  заключённых, по чьему заявлению и было возбуждено дело: Пафнутия Печёнкина, Анфима Соколова, Прокопия Ноева и Ивана Феклистова. Они в один голос подтвердили, что у Раудсеппа  «руки по локоть в крови». Мол, при его непосредственном участии в августе 1941 года в Калласте были расстреляны несколько десятков человек из числа сторонников советской власти  и членов истребительных отрядов, включая председателя Горисполкома Маркела Феклистова и секретаря  комсомольской организации Петра Гречкова.  Помимо этого командиру «Омакайтсе» вменяли  в вину организацию облав на отставших от своих частей красноармейцев и заброшенных в Эстонию парашютистов, а также участие в попытке свержения советской власти в Калласте 3 июня 1941 года, недели за три до прихода немцев. Всплыла и причастность Раудсеппа к принудительной депортации мужского населения города в концлагерь города Тарту 17 августа 1941 года.
Иван Феклистов на допросе показал, что Август Раудсепп, по прозвищу «Куста»,  лично приказал арестовать его отца – Тита Феклистова за то, что последний с приходом советской власти призывал сорвать со здания Горуправы сине-чёрно-белый флаг. Домой отец больше не вернулся.  В концлагерь,  с подачи Раудсеппа,  были помещены  также родной брат Ивана Феклистова – Михаил и его дядя – Григорий Феклистов. Также Иван Феклистов заявил, что лично видел, как 3 июля 1941 года группа эстонцев, включая Раудсеппа, кто бегом, а кто на велосипедах продвигалась вдоль улицы Выйду к зданию Горисполкома, которое  было ими захвачено. Рассказал Иван Титович и о том, что лично видел, как Раудсепп застрелил  Маркела Феклистова. Мол, мы с ребятами, побежали за повозкой, на которой везли председателя Горисполкома и, спрятавшись в огороде, метрах в 300 от места расправы, наблюдали за происходящим. По его словам. Раудсепп был в фуражке с кокардой и стрелял из нагана( эта часть показаний Ивана Феклистова вызывает сомнения, поскольку расстрелы производились поздно вечером, место казни оцеплялось и местных жителей туда не допускали. Тем более, что имён тех, с кем  он, будто бы наблюдал за расстрелом, Феклистов вспомнить не смог, прим. автора).
Соколов Севастьян также  заявил, что лично видел расстрелы, причём не только Маркела Феклистова, но и других жителей Калласте, в частности,  Тихана Гойдина, Петра Гречкова и Василия Гусарова. Рассказал, что на расстрел их вели мимо его дома, который находился в 300 метрах от маяка ( стоит отметить, что эти признания также вызывают сомнения, хотя бы по той причине, что Феклистов и Гойдин были расстреляны на северной окраине города, а  Гречков, Гусаров и Алёшкин на выгоне за «Ульяновым озёрком», прим автора). Также Севастьян Анфимович рассказал, что лично видел, как группа эстонцев во главе с Раудсеппом, перекрывала  дорогу поваленными  деревьями в посёлке Алатскиви, преграждая путь Красной армии. Раудсепп, мол, всё время покрикивал и торопил с завалом.


Печёнкин Пафнутий рассказал, что в 1943 году он был арестован и доставлен в штаб «Омакайтсе». Когда туда пришёл его отец узнать о судьбе сына, Август Раудсепп схватил последнего  за шиворот и вышвырнул  за дверь. Также он поведал, что Раудсепп причастен к аресту Николая Горюнова, Марка Женжарова и Петра Долгова. Их отправили в Тарту, где, по всей видимости, расстреляли. Сам Печёнкин также провёл в заключении 7 месяцев, хотя на момент ареста ему было всего 16 лет. Также свидетель видел, как  Раудсепп избил рукояткой пистолета Варунина Павла Федоровича, за то, что последний не уступил ему дорогу. Варунин вскоре был арестован и бесследно исчез.
Ноев  Прокопий вспомнил, что был очевидцем случая, когда  Август Раудсепп  и Хуго Тийт избивали плёткой Ивана Ляпистова (1898).

Из  далёкого Анжеро-Судженска был сделан запрос в отделение милиции  г. Калласте с просьбой допросить  оставшихся в живых жертв немецкой оккупации на предмет причастности Раудсеппа и Халлика к преступным деяниям.
Долгов Варфоломей (1871) дал показания в январе 1946 года. Он рассказал, что  Раудсепп и Халлик арестовали местную учительницу Эрну Подгорную, о судьбе которой с тех пор ничего не известно. Поведал он и том, что Раудсепп ещё с эстонского времени хранил пистолет системы «Браунинг», носил форму члена «Кайтселийт» и руководил расстрелом  военнопленных на северной окраине города, у маяка. После этой акции, по словам Долгова,  члены «Омакайтсе» возвращались через весь город с песнями  обратно в штаб. Обвинял он Августа Раудсеппа и в том, что последний 1 февраля 1944 года арестовал его, Варфоломея Долгова, и передал немецким властям, которые отправили несчастного старика в Германию на принудительные работы.

Житель Калласте Богданов Гавриил Фёдорович (1917) подтвердил участие Раудсеппа в нападении на Горисполком  3 июля 1941 года. Также он признался, что вынужден был вплоть до прихода Красной армии скрываться от «Омакайтсе».  Мол, Раудсепп лично пришёл его арестовать 27 июля 1941 года и не найдя, напоил отца допьяна, пытаясь вызнать, где прячется сын.
Обвиняемый в принадлежности к «Омакайтсе» Оскар Халлик также дал признательные показания на своего бывшего шефа. По его словам, он, стоя на посту возле штаба, видел как оттуда выводили  сильно избитых красноармейцев и советских граждан. Руководил допросами  с «пристрастием» Август Раудсепп. Также Халлик был очевидцем того, как глава «Омакайтсе»  неоднократно выбрасывал родственников арестованных из помещения штаба.

Из показаний Раудсепп Августа:
"В  Калласте немецкой камендатурой руководил майор Вепс, по его поручению вверенная мне рота «Омакайтсе» выполняла следующие поручения:
1. Делала периодические облавы в городе Калласте и его окрестностях, арестовывали сочувствующих советской власти русских и эстонцев, в первую очередь коммунистов и комсомольцев. В одну из таких облав в феврале 1943 года, проводимых ротой под моим руководством, был арестован сидящий здесь в качестве переводчика  Печёнкин Пафнутий и, как комсомолец, направлен вместе с другими задержанными в концлагерь города Тарту.
2. Несли охрану тюрьмы города Калласте, лагеря русских военнопленных и лазарета, а также всю караульную службу в городе.
3. Участвовали в задержании мелких групп русских солдат, отбившихся от основной колонны отступающей тогда Красной армии. Задержанных доставляли в концлагерь города Калласте. Количество задержанных я сейчас не помню, но знаю, что только одних раненых мы подобрали до 75 человек, которые были размещены в лазарете г. Калласте."


2 марта 46 года  Военный Трибунал войск НКВД  Западно-сибирского Военного округа  огласил приговор:
"Следствием по делу Раудсепп Августа Иосифовича, 1907 г.р., уроженца д. Пузи волости Алатскиви Тартуского уезда ЭССР (см. фото) и Халлик Оскара Яковлевича, 1918 г.р., уроженца города Калласте ЭССР установлено:
В июле 1941 года, то есть за две недели до занятия немецко-фашистскими войсками города Калласте подсудимый Раудсепп принял активное участие в вооружённом восстании против Советской власти и в совершении диверсионных актов в городе Калласте. Когда это восстание было подавлено, Раудсепп убежал в лес, где скрывался до прихода немецких войск. С приходом немецких войск в г. Калласте, Раудсепп возвратился в город и принял участие в создании профашистской военной организации «Омакайтсе». В этой организации он был назначен на должность заместителя командира. Раудсепп состоял в «Омакайтсе»  с 1941 по 1944 годы и в течении этого времени принимал активное участие в арестах и расстрелах советского и партийного актива. Например, в августе 1941 года при  его активном участии было расстреляно 48 человек, в том числе председатель Горсовета Маркел Феклистов и секретарь горкома комсомола Гречков Петр. Также под его руководством члены организации «Омакайтсе» приняли участие в арестах 280 советских граждан русской национальности из числа жителей Калласте, которых затем отправили в концлагерь города Тарту. Они же арестовывали и угоняли в феврале и марте 1944 года советских граждан на каторгу в Германию. В сентябре 1944 года, в период  отступления   немецких войск, Раудсепп организовал отряд из членов «Омакайтсе», ушёл с ними в лес и в составе этого отряда совершал вооружённые нападения на тыловые подразделения частей Красной армии (по признанию самого осуждённого, он был мобилизован  9 февраля 1944 года в запасной эстонский полк 20 дивизии СС. В плен  попал 14.09.44 около города Йыгева, после того как оставил часть и двинулся в сторону дома. По версии следствия, Раудсепп при задержании оказал вооружённое сопротивление, прим. автора)

 Подсудимый Халлик, находясь на территории, временно оккупированной немецко-фашистскими захватчиками, в сентябре 1941 года вступил в профашистскую организацию «Омакайтсе»  и в составе этой организации принимал непосредственное участие в арестах, охране и конвоировании советских граждан и нёс службу по охране военных объектов.  В феврале 1944 года он добровольно поступил в запасной эстонский полк, сформированный немцами, и состоял на службе в этом полку до 24 сентября 1944 года, то есть до дня ареста. На основании вышеизложенного Военный Трибунал признал Раудсепп и Халлик виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 58 – 1а и 58 – 11 УК РСФСР  и



Оба осуждённых в течении 72-х часов обжаловали приговор в Военной коллегии Верховного Суда СССР. 26 марта 1946 года из Москвы пришёл ответ:

Наказание заключённые отбывали в Воркутинском ИТЛ.
Оскар Халлик вернулся  из мест лишения свободы  в 1956 году, после отбытия 10-летнего срока. Работал грузчиком в ремстройконторе. Проживал в Калласте. Скончался в 1986 году.
Аугуст Раудсепп в августе 1955 года обратился на имя Генпрокурора СССР с просьбой о пересмотре приговора, мотивируя прошение тем, что уже отбыл половину срока. К тому же, по словам  заявителя, на допросах к нему применялись меры  физического  воздействия, а переводчики, среди которых был и Пафнутий Печёнкин, возвели на него напраслину, пользуясь тем, что он не владел русским языком. К заявлению прилагалась положительная характеристика от лагерного начальства.

Помиловать осуждённого умолял  и  его отец  - Йосеп Раудсепп. Однако просьба осталась без удовлетворения.
Преступления заключённого были квалифицированы как слишком серьёзные для снижения срока заключения. К тому же Пафнутий Печёнкин показал, что Руадсепп на самом деле хорошо владел русским языком и всё понимал, но при этом ни разу не выразил несогласие с переводом. Аугуст Раудсепп смог окончательно  вернуться в Эстонию лишь в 1962 году. Скончался в д. Пузи в 1977 году.

Такая вот история...


На главную                               Немного истории (продолжение)