?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Искалеченная молодость...

Нижеприведённая  история  не имеет прямого отношения к городу Калласте. Она  касается судьбы  моей двоюродной тёти  – Лухтмаа Меери Хейновны (Luhtmaa Meeri).  Моя бабушка  по отцу -  Мария Тааль и мама героини этой истории – Хелене Лухтмаа, были родными сёстрами. В круговороте трагических событий лета 1941 года, когда на смену одной оккупации пришла  другая, сгинуло немало человеческих жизней и было искалечено много невинных  душ.  Не секрет, что большинство эстонцев,  испытав на себе все «прелести»  советской власти,  ждали прихода немцев, своих заклятых в прошлом врагов, с нетерпением и надеждой. Ничего странного в этом нет. Достаточно представить, что в 1940-м году не СССР  оккупировал Эстонию, а, допустим,   Китай  угрозами и шантажом  присоединил  к себе Россию. После чего выселил  полтора миллиона социально  чуждых, «антикитайски настроенных элементов»   в отдалённые районы Поднебесной, где  большинство из них завершит свой земной путь(соразмерно населению, это те  же 10 тысяч эстоноземельцев, депортированных  большевиками в середине июня 1941 года  вглубь  СССР, прим. автора). И это, не считая россиян, помещённых в  тюрьмы и лагеря или расстрелянных по прихоти китайских товарищей и их подручных из числа местного населения. Такое не забывается!  И вдруг (или не вдруг?) на ещё не переваривший  Россию Китай набрасывается  Япония, точно так же, как Германия нападает на СССР. Не сомневаюсь, что, по крайней мере на первых порах, россияне встречали бы солдат страны восходящего солнца как освободителей, несмотря на то, что последние были злейшими врагами тогдашних демократий – Англии и и США.  А «добровольно» присоединивший  Россию  Китай, напротив, числился союзником по «антияпонской коалиции». Иногда бывает полезно примерить на себе судьбу другого народа, чтобы острее прочувствовать его историческую боль.  Многое становиться понятнее. Кстати, эстонцы  тоже могли бы взглянуть, например, на  Бронзового солдата глазами  местных русских, чтобы понять, что для нас  этот  памятник  никакой не символ оккупации, а  воплощение величайшей скорби и гордости. Скорби по миллионам погибших и гордости за победу в тяжелейшей войне.  И это абсолютно нормальное чувство  для любого народа. После победы над Наполеоном в одном только Петербурге с десяток памятников возвели! Нельзя лишать людей права  на  память. Эстонцы заслуженно гордятся добытой в Освободительной войне независимостью, чуть ли в каждой деревне есть памятники павшим  в борьбе за  свободу.  Местным русским  эти символы не столь близки, но они не ставят под сомнение  право эстонцев чтить свою историю и своих героев. И, между прочим, никто не  устраивает провокаций возле Креста Свободы и уж тем более не требует его переноса куда-нибудь  «с глаз долой», как  это случилось с Бронзовым солдатом.  В центре старого Калласте на Братской  могиле высится памятный обелиск.  Под ним обрели последний покой советские солдаты, павшие в окрестностях  города в 1944 году. Разные  люди руководили нами, и русские и эстонцы и полукровки, но никому из них не приходило в голову демонтировать памятник, вскрывать захоронение и куда-то переносить останки погибших. Но всё это так, к слову…
Допрос  от 30 июня 1941 года Лухтмаа Меери Хейновны (Luhtmaa Meeri), 1923 года рождения, уроженка волости Ваянгу уезда Ярвамаа, эстонка, наборщица в типографии НКВД, арестована 29 июня 1941 года.
Отец – Лухтмаа Хейно Семёнович, 41 год, работает кондуктором на товарном поезде, мать – Лухтмаа Хелене Августовна, 41 год, домохозяйка. Оба живут в г. Тапа уезда Ярвамаа в доме железнодорожника № 37
Вопрос: Вы арестованы за антисоветскую деятельность. Признаёте  себя виновной?
Ответ: Нет, не признаю. Никакой антисоветской деятельностью я не занималась.
Вопрос: Следствию точно известно, что вы занимались антисоветской агитацией среди своего окружения, в  частности, распевали песни антисоветского содержания и рассказывали анекдоты про руководителей советского государства. Предлагаем рассказать об этом.
Ответ: Действительно, я знаю две песни контрреволюционного содержания, одна из них поётся на мотив «маленького почтальона». В ней речь идёт о том, что, якобы, до прихода советской власти эстонский народ жил хорошо и всего было вдоволь, а когда пришла советская власть, то ничего не стало. Другая песня поётся на мотив русской песни «Москва моя», в ней выражается клевета по отношению к Советскому Союзу и вождю народов. Других песен я не знаю.
Вопрос: Неправда. Вы и другие контрреволюционные песни знаете. Назовите их.
Ответ: Я теперь вспомнила, что знаю припев контрреволюционного содержания, в котором выражаются террористические намерения в отношении Коммунистической партии. Слышала я и другие песни, но слов их не помню.
Вопрос: Вы пели эти, указанные Вами выше,  контрреволюционные  песни?
Ответ: Да, я пела их однажды в присутствии нескольких работников типографии, в частности, Михайлова, Вокк Эльфриды и Тееристина. Это было в конце мая 1941 года.
Вопрос: Следствию известно, что Вы рассказывали среди своего окружения контрреволюционные анекдоты. Дайте показания по этому поводу.
Ответ: Да, действительно,  я на работе в типографии НКВД среди сотрудников рассказывала контрреволюционные анекдоты и загадки, в которых выражалась ненависть к Коммунистической партии и Советской власти, а также клевета по адресу Вождя народов, Советского Союза и Красной армии. Это произошло в первых числах июня 1941 года.
Вопрос: Откуда Вы взяли контрреволюционные песни, анекдоты и загадки?
Ответ: Анекдоты мне рассказал один молодой человек, которого я  случайно встретила в Пирита,  фамилию и имя его я не знаю. Песни же я слышала , когда их пели мальчики школьного возраста в местечке Козе, их имён я также не знаю.
Вопрос: Следствие Вам не верит и предлагает ещё раз назвать фамилии лиц, от  которых  Вы слышали эти песни и анекдоты?
Ответ: Я повторяю, что слышала их от случайных людей и фамилий их не знаю.
Вопрос: Следствию известно, что Вы распространяли клеветнические антисоветские вымыслы по адресу Советской власти и руководителей партии и правительства. Расскажите об этом.
Ответ: Я вынуждена признать, что, действительно, распространяла антисоветские вымыслы среди сотрудников типографии НКВД. В частности, во время выселения из Таллинна антисоветских элементов, я выражала своё недовольство и заявляла, что русские издеваются над  эстонцами.  Я говорила, что  тех, кого выселяют, подвергают различным лишениям и мучениям. Также говорила о том, что Советский Союз много говорит о зверском обращении Германии с Польшей, а сами делают то же самое с Эстонией. Кроме того, во время подписи на заём 3-ей пятилетки, я выражала недовольство этим займом и говорила, что этими займами и другими вычетами уменьшают зарплату у рабочих, при этом я оскорбительно отзывалась о руководителях партии и правительства.
Вопрос: Следствие располагает данными о том, что в период военных действий между СССР и Германией Вы высказывали пораженческие настроения по отношению к Красной армии и высказывали клеветнические вымыслы по отношению  советской власти. Дайте показания по этому вопросу.
Ответ: Нет, это я категорически отрицаю. Во время военных действий я никаких антисоветских разговоров я не вела.
Вопрос: Следствие Вам не верит и предлагает дать правдивые показания по этому поводу.
Ответ: Больше я по этому вопросу ничего сказать не могу. (перевёл с русского языка на эстонский и обратно переводчик Холдре)
Из показаний Вокк Эльфриды, 1900 г.р., наборщица типографии НКВД:
«Лухтмаа Меери уже в период военного времени выражала свою симпатию к Германии, говоря, что русские – народ не хороший, что при русских жить стало хуже, чем жилось раньше. Говорила, что немцы – народ культурный и лучше, чем русские.»
Из показаний Михайлова Константина, 1903 г.р., наборщик типографии НКВД:
«После объявления войны Германией Советскому Союзу, Лухтмаа выражала свою симпатию к Германии и заявляла, что германская армия сильнее и всё равно разобьёт Красную армию и освободит эстонский народ. Также говорила, что Красная армия слаба и только лишь хвалится, а на самом деле несёт большие потери, о которых народу ничего не говорят.»
Обвинительное заключение было готово уже 2 июля 1941 года, на третий день после ареста, но в связи с отступлением Красной армии из Эстонии приговор вынести не успели.   Меери  Лухтмаа была  этапирована в Молотовскую область на территорию лагерного пункта «Кляпая» в  Усольлаге. Здесь  3 февраля 1943 года решением Особого Совещания при НКВД СССР она была осуждена на 5 лет исправительно-трудовых лагерей.
Срок отбытия наказания исчислялся со дня ареста – 29 июня 1941 года, местом заключения  стал Сиблаг НКВД СССР . Из мест заключения моя двоюродня тётя  освободилась 27 августа 1946 года, но тут же была отправлена на спецпоселение в  д. Лучшево Прокопьевского района Кемеровской области. Лишь 9 августа 1955 года она обрела свободу передвижения, но в Эстонию уже не вернулась. По месту последнего проживания она вышла замуж и сменила фамилия на Мокринская. Близкие рассказывали, что в 1970-х годах тётя Меери приезжала ненадолго в Эстонию.  В 1993-м году Мокринская – Лухтмаа обратилась к властям уже независимой Эстонии с просьбой о реабилитации.  Ответ пришёл лишь через два года…


Вот за эти песни и анекдоты Меери Лухтмаа поплатилась молодыми годами жизни и была насильно разлучена с родными и близкими. Любая диктатура   боится критики и …смеха над ее  абсурдными и бесчеловечными законами…
Песня (перевод с эстонского):
Не много лет прошло с того времени
Когда ещё русских не было в нашей стране
Тогда не было чеков на сахар
Не было недостатка в свином шпеке
Как это теперь везде видно
Сталин в Кремле покручивает ус
Эстония опять у него в руках
Учит нас искусству – как голодать
Припев:
Ох, Нееме Руус, ох, Нееме Руус,
Тебя скоро повесят...
Анекдоты:
- Сталин умер и попал на небо. Попросил у апостола Петра свидания с императором Петром Первым. Петр Первый его не принял, сказав: «Я пробил окно в Европу, ты его опять заколотил». Захотел Сталин повидаться с императором Александром  Вторым, но и тот его выставил за дверь со словами: «Я освободил крестьян, ты  же их опять закабалил». Тогда вспомнил Сталин про Екатерину Вторую и пошёл к ней. Екатерина его приняла, так как слышала о большом члене Сталина. Однако наутро она его выгнала, так как у Сталина не оказалось большого члена.
- Гитлер послал  Сталину орден. Сталин вернул его обратно, сказав, что не заслужил. Гитлер вновь послал орден Сталину со словами: «Мы, немцы, 700 лет ждали, что эстонский народ нас полюбит, но так и не дождались, а товарища Сталина эстонцы полюбили всего за 6 месяцев.
- Гитлер и Сталин беседуют друг с другом. Гитлер спрашивает: «Как в Советском Союзе люди  живут?»  Сталин отвечает: «Люди у нас живут хорошо и очень любят петь песню «Если завтра война». А как немцы живут?» Гитлер говорит: «Немцы тоже живут хорошо и полюбили песню «Моя Москва».
Такая вот история…

На главную                                   Немного истории (продолжение)