?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Протокол судебного заседания Военного Трибунала Ленинградского Военного округа от 22 августа 1938 года








22 августа Военный Трибунал Ленинградского Военного округа огласил приговор.

5 октября 1938 года обвиняемые, Фаддей Никифорофич Гусаров и Евгений Сергеевич Демидов, подали кассационную жалобу в Верховный Суд СССР.

17 декабря 1938 года приговор был приведён в исполнение в г. Ленинграде.

От автора: Что заставило моего односельчанина, перешедшего границу в надежде на лучшую жизнь, оклеветать себя уже на втором допросе? Зачем он  возвёл на себя  чудовищную напраслину, признавшись в каких-то  бредовых  шпионских замыслах? Это могло быть следствием как физического, так и психологического давления, сдобренного откровенной ложью. Чекисты в подобных уловках были большие мастера. Неискушённость и наивность вчерашних эстонских подданных была им только на руку.  Например, могли сделать такое иезуитское предложение: «Чтобы остаться в  СССР, Вы должны признаться в шпионаже, иначе будете возвращены обратно в Эстонию. За искреннее и честное  саморазоблачение, дополненное чистосердечным раскаянием, Советская власть  вас помилует и простит.» О реальных последствиях для наивных перебежчиков подобных «признательных»  показаний, следователи, естественно, умолчали. Подробностей последних месяцев жизни Фаддея Гусарова и его спутника Евгения Демидова мы уже никогда не узнаем. Можно лишь представить, в каком состоянии  они встретили приговор!  Запоздалые попытки на судебном заседании отказаться от прежних показаний  ни к чему не привели. Берущие за душу строки из "последнего слова" Гусарова и Демидова не тронули сердца членов Военого Трибунала...
Фаддей Гусаров: "У меня не было другого выхода, кроме как показать ложно. Следователь не верил мне, когда я говорил правду. Показания, зачитанные в суде были даны мною и подпись под протоколами моя, но я их отрицаю. Следователю, требовавшему подписать протоколы допроса, я не мог возражать"
Евгений Демидов:"Прошу верить мне, что в СССР я пришёл для того, чтобы работать и учиться, а не заниматься шпионажем"


Маленькие жертвы большого террора, несчастные «щепки» сталинской паранойи  и истеричной подозрительности, накрывшей в 1930-е годы Советский Союз.  Фаддей Гусаров  искренне верил, что сделал единственно правильный выбор, уйдя в СССР. До поры до времени он понятия не имел, насколько  иллюзорны были его мечты  и беспочвенны надежды. Двоюродный брат  героя этой печальной истории через месяц также попытается нелегально перейти границу, примерно в том же месте, что и Фаддей. О судьбе своего родственника, обвинённого в шпионаже и ожидавшего суда, он, естественно, ничего не знал.  К счастью для Архипа Гусарова эта  затея провалилась (подробнее здесь). Сам перебежчик в тот момент, наверное, думал иначе. Нетрудно догадаться, что после «признательных» показаний брата, у Архипа Савельевича было мало шансов остаться в живых на новой родине. С другой стороны, нужно признать, что вслед за снятием с должности  в декабре 1938 года  тогдашнего "шефа" НКВД Николая Ежова, в СССР наметился  спад репрессий. Новый глава ведомства Лаврентий Берия на первых порах требовал от подчинённых более взвешенно подходить в вынесению приговоров, в особенности  смертных. Это сказалось и на судьбе красногорцев, не оставлявших надежды перебраться в СССР. С начала 1939 года моих односельчан, перешедших границу в поисках лучшей жизни, как правило осуждали лишь за нарушение пограничного режима. Сроки наказания варьировались от 1 до 3-х лет исправительно-трудовых лагерей, не более.  Такая вот история…

На главную                                 Немного истории (продолжение)