?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...



Несчастная судьба Фаддея Гусарова

Протокол допроса обвиняемого Гусарова  Фаддея Никифоровича от 20 июня 1938 года.
«Гусаров Фаддей Никифорович, 1913 года рождения, уроженец деревни Красные Горы Юрьевского уезда, житель г. Таллинна, русский, подданный Эстонии, из рабочих, ткач фабрики «Эстисиид", с низшим образованием, беспартийный.
Вопрос: Обвиняемый Гусаров, Вы признаёте  свою вину в том, что нарушили государственную границу СССР.
Ответ: Да, я свою вину в нарушении госграницы признаю полностью. Границу я нарушил путём нелегального перехода из Эстонии в СССР, где думаю получить работу и учиться.
Вопрос: Что побудило Вас перейти границу?
Ответ:  Государственную границу из Эстонии в СССР я перешёл с целью найти здесь постоянную работу и поступить учиться.
Вопрос: Кто вместе с Вами перешёл госграницу в СССР?
Ответ: Вместе со мною границу перешёл мой хороший знакомый Демидов Евгений. Мы с ним два последние года обсуждали, как можно перейти на жительство в Советский Союз и вот теперь решились.
Вопрос: С кем ещё, кроме Демидова, Вы сговаривались нелегально перейти в СССР?
Ответ: Кроме Демидова я разговаривал о переходе границы со своим двоюродным братом, Гусаровым Архипом Савельевичем, но он не пошёл с нами, желая задержаться на две недели для передачи своего дома  матери. Через две недели он также перейдёт в  СССР со своим другом, фамилии которого  я не знаю. Кроме этого с нами сговаривался перейти границу мой товарищ Масленников Евгений, но он сейчас служит в эстонской армии в 10-м пехотном батальоне в г. Таллинне.
Вопрос: Расскажите об обстоятельствах Вашего нелегального перехода из Эстонии в СССР.  С какого времени Вы приняли решение уйти из Эстонии в СССР и имели ли попытки к переходу?
Ответ: Я, как русский человек, то есть русской национальности, в 1933 году решил уехать из Эстонии в СССР на жительство, где думал работать и учиться, так как условия жизни в Эстонии для меня были невыносимыми.  Проживая в г. Таллинн, я подал заявление о том, чтобы  мне разрешили на короткий срок съездить в СССР, где я думал остаться жить. В русском консульстве мне сказали, что если я имею желание поехать в СССР, то для этого должен принять советское гражданство, на что я согласился. Условием принятия меня в гражданство СССР было то, что три года я должен был ждать. Через два с половиной года, то есть в 1936 году, я снова пошёл в русское консульство узнать о своём прошении. Мне разъяснили, что  хлопотать мне больше не следует, всё равно консульство разрешения на въезд не выдаст.  Не расставаясь с мыслью об СССР, я старался расспрашивать граждан, знающих Советский Союз, как туда можно попасть.  Первую попытку нелегально уйти в СССР я предпринял в мае 1938 года, но мой брат отказался идти со мной, а один  я идти не решился.  Мысль идти в СССР у меня возникла потому, что мне рассказывал житель  Копли - Кургевельт Григорий, что в СССР жить хорошо. Откуда он это знал, мне неизвестно. Для того, чтобы совершить нелегальный переход границы из Эстонии в СССР я подговорил своего единомышленника, Демидова Евгения, проживающего в местечке Копли,  в 4-5 километрах от Таллинна.
Вопрос: Кто Вам указал место, где можно перейти границу?
Ответ: В 1938 году в Копли я встретил финна, проживающего в настоящее время в Силламяэ, что в 29-и километрах  от Нарвы. Фамилии и имени его я не знаю. В разговоре со мной последний рассказал, что в 1937 году был в СССР и все дороги знает очень хорошо. Позже от этого финна я узнал все подробности, как сухопутным путём попасть в СССР. Финн рассказал мне, в каком месте можно близко подойти  к границе, чтобы посмотреть на  советскую территорию. Так, мол, делают многие отдыхающие и это не вызовет ни у кого подозрений. О своей беседе с финном я рассказал своему товарищу Демидову Евгению  и стал его приглашать как можно скорее бежать из Эстонии в СССР. 18 июня 1938 года я сговорился с Демидовым бежать в СССР. Тот не возражал. В 23.30 мы выехали на поезде из Таллинна в Нарву.  На вокзале нас провожал мой двоюродный брат - Гусаров Архип, и знакомый - Масленкин Евгений. Я взял с собой недавно купленный велосипед, с которым было жалко расставаться. Демидов меня отговаривал, мол, зачем лишний груз, но я его не послушал. Утром 19 июня из Нарвы на пароходе мы с Демидовым  выехали в местечко Нарва-Йыесуу, куда прибыли в 11.00. Переехав на лодке через Нарову, мы пошли пешком в направлении к границе по просёлочной дороге, идущей в 40 метрах от берега Финского залива. Подошли  к дому лесника, который находился на берегу неизвестного мне озера и состоял из двух домов. Мы остановились неподалёку, так как решили, что это эстонский пограничный кордон, поэтому ближе подходить не стали. Демидов пошёл к берегу на разведку, а я остался. Вскоре Демидов вернулся и сказал, что это хутор лесника и можно не бояться. Он встретил на берегу двух женщин, которые ждали мужчин с озера, и они сказали, что на хуторе живёт лесник, фамилию которого они не помнят.  Мы купили  у лесника  два литра молока. Во время еды разговорились с хозяйкой, которая сказала, что до границы 5-6 километров и показала рукой направление.  Мы сказали старухе, что приехали в Усть-Нарву отдыхать и хотим посмотреть на советскую границу.  От хутора лесника мы пошли по лесу к советской границе, нигде не останавливаясь. Шли напролом, думали - будь, что будет. Велосипед тащили по очереди. Демидов предлагал его бросить, но мне было жалко, я думал, что в СССР он пригодится.  Ориентируясь по шуму моря, мы шли между берегом и бугром. Через час мы подошли к проволоке, которой была обозначена эстонская  граница. За ней была просека, разделяющая Эстонию и СССР. Она проходила в 100 метрах от  бугра, который шёл к Финскому заливу. Во избежание обнаружения эстонскими часовыми, мы легли и поползли, волоча за собой велосипед. Я тащил за одно колесо, Демидов за другое. Подойдя к проволоке, мы хотели перебросить велосипед, но он застрял. Я подлез под проволоку снизу, а Демидов  сверху, но велосипед не поддавался. Пока мы его вытаскивали, нас обнаружил эстонский пограничный наряд, который открыл по нам  огонь из винтовок. Пограничников было двое и они стреляли со стороны моря, примерно с расстояния в 200 метров.  Это я точно видел. Из-за боязни быть убитыми, мы оставили велосипед, а сами перелезли  через проволоку  и побежали в сторону  СССР, к лесу, чтобы не попасть под пули.  Эстонские пограничники стреляли нам вслед, даже когда мы были уже на советской территории. Было примерно 17.00 19 июня 1938 года. Подойдя к советской проволоке, мы привязали к палке белый платок и стали им размахивать.  Потом сели передохнуть. Часа через два  мы с Демидовым перелезли через проволоку на территорию СССР.  Когда мы отошли от проволоки с километр, нас  задержали советские пограничники и доставили на кордон.
Вопрос: Кто содействовал вашему переходу границы?
Ответ: Мы с товарищем переход совершили самостоятельно и нам в этом никто не содействовал.
Вопрос: Имеете ли Вы кого-нибудь знакомых из эстонской погранохраны?
Ответ: Из эстонской погранохраны у меня знакомых никого нет. Однажды моя подруга познакомила меня со своей сестрой, которая замужем за пограничником. Фамилию его и должность я не знаю. Девушку звали Запевалова Елена Андреевна.
Вопрос: Что из себя представляет ваш товарищ Демидов?
Ответ: Демидов является моим хорошим товарищем  и я его знаю уже несколько лет. Происходит он из рабочей семьи, его отец сейчас больной и не работает, мать работает на ткацкой фабрике, братишка Николай 14-ти лет ходит в школу. Сам Демидов работал на шоколадной фабрике, последнее время - на ситцевом заводе. Холост, грамотный, закончил 6 классов городской школы.
Вопрос: Кто из Ваших родственников проживает в Эстонии?
Ответ: Из моих родственников в Эстонии проживают:
1. Отец  Никифор Егорович Гусаров, проживает в Таллинне, работает каменщиком.
2. Мать Анна Сысоевна Гусарова – домохозяйка.
3. Братья: Василий Никифорович 32 лет, работает каменщиком, Деомид  26 лет, также каменщик,  сестра Ксения - работает крутильщицей. Дядя Трофим Егорович Гусаров – каменщик, двоюродные братья: Иван Савельевич Гусаров – печник на Русско-балтийском заводе, Архип Савельевич Гусаров - работает там же. Последний тоже обещал нелегально перебежать на жительство в СССР где-то через месяц после меня.  Кроме вышеперечисленных  лиц у меня в Эстонии имеются дальние родственники, которые проживают по разным городам.
Вопрос: Знают ли Ваши родственники о Вашем побеге из Эстонии в СССР?
Ответ: Из моих родственников  о моём побеге в СССР знает только двоюродный брат Архип Савельевич Гусаров. Он  также обещал вскоре бежать в СССР.  Другие родственники о побеге ничего не знают.
Вопрос: Имеете ли Вы родственников в  СССР?
Ответ: Родственников на территории СССР я не имею. В городе Новосибирске проживает   знакомый моего старшего брата и отца – Цыпов Михаил, ушедший из Эстонии в СССР в 1924 году. Связи с ним я не имел. Он писал письма своим родственникам, последнее из них пришло года 3-4 назад. Об этом говорила его сестра, но, что пишет,  она не сказала.
Вопрос: Служили ли Вы в армии, когда, в какой части и в качестве кого?
Ответ: Я служил в эстонской армии с 1934 по 1935 год рядовым в Калевском пехотном батальоне.
Протокол допроса  обвиняемого Гусарова  Фаддея Никифоровича от 21 июня 1938 года.
Вопрос: Обвиняемый Гусаров, следствие располагает данными о том, что из Эстонии в СССР Вы прибыли не самостоятельно для поиска лучших условий жизни, как Вы говорите, а  по заданию эстонских разведорганов. Следствие от Вас требует правдивых показаний по этому вопросу.
Ответ: Я повторяю свои слова и утверждаю, что из Эстонии в СССР я перешёл только для поиска лучших материальных условий жизни. С эстонской разведкой я никогда никаких связей не имел и её заданий по разведработе не выполнял.
Вопрос: На предыдущем допросе Вы показали, что для получения советского паспорта Вы часто посещали русское консульство. Знала ли эстонская Политическая полиция о Вашем посещении советского консульства.
Ответ: Да, эстонская Политполиция о моём посещении советского консульства знала и по этому поводу я был вызван в полицию, где дал пояснения о своём намерении поехать в СССР на жительство. Полиция интересовалась моими связями  в СССР. Я сказал, что в СССР у меня  родственников и знакомых нет, после чего  меня отпустили и больше ничего не спрашивали.
Вопрос: Вы продолжаете говорить неправду и скрываете от следствия свою связь с эстонской политической полицией. Прекратите запираться и дайте следствию правдивые показания по этому вопросу.
Ответ: Вижу, что дальнейшее моё запирательство ни к чему не приведёт, поэтому я решил и буду рассказывать следствию всю действительную правду, как обстояло дело. Ранее я многое скрывал от следствия и говорил ложь. В 1937 году меня вызвал начальник Политполиции местечка Копли господин Юхманн. В разговоре со мной Юхманн интересовался моим вопросом о поездке в СССР.  Я всё ему рассказал. В этой беседе Юхманн предложил мне, что он достанет советский паспорт, по которому можно будет проживать в СССР, но для этого я должен выполнить  его поручение, которое он мне даст при вручении паспорта. Что это за поручение, Юхманн не сказал. После продолжительной беседы Юхманн меня  освободил и сказал, чтобы я пока работал, а когда будет готов паспорт, он меня позовёт. Так продолжалось до весны 1938 года. В 1938 году я несколько раз встречался с господином Юхманном и каждый раз разговор у нас шёл о паспорте для проживания в СССР.
15 июня 1938 года господин Юхманн вызвал меня к себе и сказал, что советский паспорт он не достал, так  как достать его невозможно. Поэтому он предложил мне идти в СССР без паспорта. Он  поставил передо мной задачу, чтобы 19-го июня 1938 года я нелегально перешёл границу из Эстонии в СССР. Путь движения из Таллинна к советской границе, который я описал ранее, мне указал господин Юхманн. В путь  я должен был отправиться самостоятельно, без проводника.  Мне составили легенду , которую я должен был рассказать в СССР. Эту легенду я тщательно усвоил и несколько раз ходил  к полицейскому на проверку знаний и твёрдости усвоения легенды. Согласно легенде, я должен был спросить лодку в Усть-Нарве и переехать на восточный берег реки. Затем идти к советской границе  пешком по лесной тропинке, что в 40 метрах от залива, чтобы не заблудиться и зря не болтаться по Эстонии.  Дойдя до хутора у озера, я должен был обязательно спросить 2 литра молока. Это, по словам Юханна, надо было сделать для того, что если советская погранохрана будет проверять путь нашего движения, то факт с молоком подтвердится.
Вопрос: Как получилось так, что Юхманн посылал Вас в СССР одного, а задержали вас двоих.
Ответ: В разговоре с полицейским Юхманном я передал, что идти в СССР желает также мой товарищ  Демидов и если он, Юхманн, разрешит, то я возьму его с собой. Юхманн сначала не соглашался, но потом разрешил идти нам обоим в СССР, сказав, что так даже лучше.
Вопрос: Значит Вы, Гусаров Фаддей Никифорович, в Советский Союз пришли как эстонский разведчик со специальным шпионским заданием от полицейского Юхманна, а не с целью поиска лучших материальных условий жизни, как Вы показали на предыдущее допросе 20 июня 1938 года.
Ответ: Я повторяю, что на предыдущем допросе я показал неправду и сейчас утверждаю, что в Советский Союз  я прибыл  как эстонский разведчик, посланный эстонской полицией, и в частности, полицейским Юхманном.
Вопрос: Почему Вы скрывали от следствия правду и говорили ложь?
Ответ: Делал я это потому, что когда полицейский Юхманн приказал мне нелегально идти в Советский Союз, то он предупредил меня словами: «В случае провала, говори, что шёл на работу и учиться, но ни в коем случае не сознавайся, что ты разведчик. Тебя советская погранохрана допросит  и если не сознаешься, то передаст обратно в Эстонию. Я на первоначальных допросах так и поступил. Теперь, убедившись, что полицейский Юхманн играл мною, как вещью, я решил рассказать всю правду, что и делаю по существу, ничего не скрывая.
Вопрос: Во время предыдущего допроса Вы показали, что при переходе границы по Вам вели огонь эстонские пограничники. Так ли это было.
Ответ:  Да, действительно, эстонские пограничники стреляли из винтовок, но не в нас, а с той целью, чтобы выстрелы  услышала советская погранохрана. Я догадался, что  выстрелы  были не по нам, а просто вверх, потому что полицейский  Юхманн, который нас послал по этому  маршруту, очевидно предупредил эстонскую погранохрану по нам не стрелять. Сейчас я так думаю, что эстонская погранохрана смотрела на наше нарушение границы сквозь пальцы. Границу нам предложили нарушить днём, ибо ночью мы могли заблудиться.
Вопрос: В случае не задержания вас советской погранохраной, куда и к кому вы должны были явиться из граждан СССР?
Ответ: Мы думали, и мне было дано такое задание, чтобы я нарушил госграницу днём и поэтому мы рассчитывали, что нас обязательно задержат. После освобождения, по указанию полицейского Юхманна, я должен был устроиться на авиазавод, а Демидов на флот.
Вопрос: Какое задание дал вам полицейский Юхманн по сбору шпионских материалов  в СССР для Эстонии?
Ответ: Перед уходом в СССР Юхманн поставил передо мной задачу, в случае проживания в СССР, собирать шпионские сведения. Для этого, по приходе в СССР,  я должен был отдаться в руки совпогранохраны и рассказать легенду о том, что я прибыл работать в СССР и хочу осесть здесь жить. Постепенно  нужно было заводить знакомства по месту работы. Через завербованную мною агентуру я должен был собирать шпионские материалы об СССР, в частности:
1. По укреплённым районам в Прибалтике
2. По дислокации воинских частей и их вооружении, особенно в Ленинградской области, а также техническое состоянии РККА, вооружение, дисциплина.
3. По аэро и гидроаэродромам и количеству на них самолётов
4. По Балтийскому флоту и его численности
5. По настроению городского и сельского населения , в особенности настроения в погранзонах, а также политическое состояние жителей СССР, с ориентацией на международную обстановку.
6. О колхозном строительстве.
Все вышеперечисленные шпионские материалы я должен был собрать и передать через год ему, то есть полицейскому Юхманну.  Для этого я должен был совершить нелегальный переход  границы из  СССР обратно в Эстонию.
Вопрос: В случае устройства и проживания вас на территории СССР, с кем вы должны были установить связь и какую?
Ответ: По заданию полицейского Юхманна я должен был установить  связь с агентом эстонской разведки Гусаровым Ефимом, который проживает на территории СССР в местечке Стрельна вблизи от Ладожского озера уже несколько лет. Больше никаких заданий мне не давалось.
Вопрос: Вы получали задание от полицейского Юхманна на вербовку в агенты эстонской разведки граждан СССР?
Ответ: Да, такой разговор у меня с Юхманном был, в котором он сказал мне, что в случае удачи, я должен вербовать лиц в агенты эстонской разведки, но это дело нужно начинать не раньше, чем через полгода проживания в СССР. Юхманн рекомендовал мне насадить как можно больше агентов для эстонской разведки во всех местах Советского Союза, где бы я не был.
Вопрос: Вы получали деньги от Юхманна за вашу работу в СССР?
Ответ: Нет, денег от Юхманна я не получал, но он мне сказал, что как только я принесу ценные  шпионские сведения  об СССР, то у меня денег будет столько, сколько, будучи рабочим, я никогда бы не заработал. Когда я спросил его: « Вы посылаете меня в СССР, а кто будет кормить мою семью?»,  он  спросил: «Сколько в месяц требуется твоей семье, чтобы существовать?» Я сказал, что 120 крон. Юхманн с этими условиями  согласился.
Вопрос: Каким путём полагалось оказать Вам  материальную помощь во время Вашего пребывания в СССР?
Ответ: Юхманн мне сказал, что всякая помощь мне будет вызывать подозрение у советской разведки, поэтому я должен был удовлетворяться тем, что моей семье в Эстонии будут помогать ежемесячно, а когда я вернусь, то получу щедрое вознаграждение. В СССР  я должен был жить на свой труд.
Вопрос: При каких обстоятельствах Вы узнали, что Демидов Евгений тоже агент эстонской разведки?
Ответ: Примерно за три- четыре дня до побега в СССР, в разговоре с Демидовым, я прямо ему сказал, что я агент эстонской разведки и Генштаба  эстонской армии и иду в СССР с разведывательными целями. Тогда же Демидов мне открылся, что он тоже агент разведки Эстонии и с теми же целями идёт в СССР. О подробностях вербовки и поставленных целях мы друг другу не говорили.
Вопрос: Назовите всех лиц, бежавших из Эстонии, кого Вы знаете?
Ответ: Никого из жителей Эстонии, бежавших в СССР я не знаю. Это я заявляю вполне честно. Из Эстонии в СССР готовил нелегальный переход  мой двоюродный брат – Гусаров Архип. Он не решился идти с нами, наверное, из-за недостатка смелости, хотя нам говорил, что  хочет уладить какие-то дела в семье. Также на вокзале в Таллинне, когда мы садились на поезд, к нам подошёл мой знакомый, рабочий с текстильной  фабрики - Каск Алька. Он сказал, что сегодня едет легально в советском вагоне из Эстонии в СССР.  Он сказал, что едет к товарищам, но куда и к кому, я не знаю. В поезде, по дороге в Нарву, я его не видел.
Вопрос: Знает ли Ваше семейство о Вашем побеге из Эстонии в СССР, а если знает, то  как оно отнеслось к Вашему побегу?
Ответ: Да, моё семейство знает, что я уже нахожусь в СССР. На предыдущем допросе я показал неправильно, что мол  знает только мой двоюродный брат Архип Гусаров. Сейчас я утверждаю, что о моём побеге знает всё моё семейство. Моё семейство враждебно относится к Советскому Союзу, а в особенности мой брат – Василий Никифорович Гусаров. Он всегда восхищался фашизмом, радовался, что войска генерала Франко побеждают на фронтах в Испании. О Советском Союзе брат говорит, что скоро  советской власти не будет, а коммунистов всех перебьют. Отец также враждебно настроен к Советскому Союзу и также восхваляет фашизм.
Вопрос: На случай выдворения Вас погранохраной обратно в Эстонию, какие задачи перед вами поставил полицейский Юхманн.
Ответ: Юхманн приказал мне по пути движения по советской территории вести наблюдение за военными объектами и запоминать их расположение. Также мне было приказано запоминать вооружение и служебные обязанности пограничников, методы допроса и задаваемые вопросы, фамилии  следователей и количество арестованных в арестном помещении.

На главную                                                   Немного истории (продолжение)