?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

"Западник"






Выходцам с недавно присоединённых к  СССР  территорий, так называемым «западникам», было непросто приспособиться к неприглядным советским реалиям. Их раздражали нищенские  бытовые условия, скудное питание, тотальный дефицит товаров, неприкрытая  пропаганда, тяжёлые  условия физического, труда, примитивные технологии и многое другое, чем их нынешняя жизнь разительно отличалась  от прежней, досоветской. Это касалось жителей Бессарабии, восточных областей Польши и прибалтийских республик, присоединённых к СССР в 1940-м году. Понятно, что не всё было так однозначно, и в той же «буржуазной» Эстонии многие люди едва сводили концы с концами и мечтали о счастливой жизни в единой семье советских народов. Но всё же любопытно, что герой этой истории – русский парень из Калласте, волею  судеб оказавшийся вдали от родины, с такой ностальгией вспоминает «эстонские»  времена, хотя  сам в прежней жизни имел более чем скромный социальный статус…
Постановление на арест  от 28 апреля 1943 года, город Свердловск.
«Я, оперуполномоченный  5-го отделения НКВД УРАЛ ВО – старший лейтенант госбезопасности Лавренев, рассмотрев материалы о преступной деятельности Колбасова Ефима Семёновича, 1912 г.р., уроженца г. Калласте, ЭССР, по национальности русский, беспартийный, холост, образование 3 класса, работает каменщиком стройплощадки № 5  УВСР № 291 ОВСУ на ст. Уктус Свердловской области,  нашёл:
Колбасов Ефим Семёнович, среди рабочих 5-ой строительной площадки  проводит антисоветскую агитацию, высказывает пораженческие настроения, распространяет клевету на Советское государство, действует на рабочих разлагающе.
Так, например, о пораженческих, изменнических настроениях Колбасова  допрошенный 20.04.1943 г. свидетель Обручников Фёдор Пантелеевич, 1915 г.р., уроженец г. Муствеэ, ЭССР, показал:
«Колбасов открыто среди рабочих выступает с антисоветскими заявлениями, говоря:
«Советская власть в СССР не будет существовать, потому что она идёт по неправильному пути по сравнению со строем капиталистических стран, а Красную армию немец всё равно разобьёт, так как немецкая армия дисциплинированная и имеет больше оружия, чем Красная армия, и это оружие лучше по качеству, чем советское.  Наших гибнет на фронте в несколько десятков раз больше, чем немцев. До войны Советский Союз голодал, голодает и в настоящее время. Этот завод мы никогда не построим, его построят после нас".
Тот же свидетель далее показывает: «Однажды, при разговоре, Колбасов высказал, что если его призовут в Красную армию и отправят на фронт, то он воевать не будет, а сразу перебежит к немцам и потом поедет к себе в Эстонию и будет там жить».
Об антисоветских высказываниях Колбасова и о недоверии его к сообщениям  Совинформбюро допрошенный 12.04.1943 г. свидетель Синицын Алексей Васильевич показал:
« Колбасов по национальности русский, антисоветски настроен. После эвакуации нашими войсками города Харькова Колбасов начал плясать и кричал: «Немцы своё всё равно возьмут. Наши войска ещё не успеют взять город и передать об этом по радио, а немцы уже забирают его обратно».
По этому же вопросу допрошенный 24.12.1943 г. свидетель Кожухарь  Михаил Илларионович показал:
«Не помню  какого числа, при передаче по радио сообщения Совинформбюро об эвакуации нашими войсками г. Харькова, Колбасов, слушая передачу, радостно воскликнул: «Начинается лето, опять красные удерут до Урала. Вот это немцы молодцы». Колбасов всегда говорит: «Дайте нам кушать, на этом питании, что вы даёте и 800 граммов хлеба - только лежать».
При сборе среди рабочих средств на постройку танковый колонны, Колбасов выступил с такими словами: «Не мы должны давать средства на постройку, а нам должны дать и если нужно будет, то и без нас построят». Такими разговорами Колбасов расхолаживает рабочих и многие после этого, под влиянием Колбасова начинают плохо работать  и не выполняют производственные задания».
Допрошенный 12.04.1943 года свидетель Голбан Пётр Матвеевич показал:
«В марте месяце сего года в присутствии Синицына, Колбасов в общежитии сказал: «Колхозников надо расстреливать за то, что они гноят продукты и не дают их народу, а начальство отряда надо было бы расстрелять за то, что оно не даёт забирать продукты у колхозников».
«11.04.1943 года  в нашем общежитии Колбасов и Файхтбаум по поводу сообщений Совинформбюро о зверствах немцев на оккупированных территориях, заявили, что это неправда и верить Совинформбюро нельзя».
Будучи враждебно настроенным к существующему в СССР строю, Колбасов клевещет на Советское государство и восхваляет жизнь в буржуазной Эстонии".
По этому вопросу свидетель Пинегин Евдоким Яковлевич показал:
«Со стороны Колбасова имеет место недовольство существующим порядком Соввласти по мотивам плохого питания, с одновременным одобрением порядков в Эстонии. Разговоры Колбасова среди рабочих выражались в том, что в Советском Союзе жизнь много хуже, чем в Эстонии».
При читке газеты в общежитии о злодеяниях немецко-фашистских мерзавцев на временно захваченной советской территории, уничтожении памятников культуры и грабеже населения, Колбасов воскликнул: «Это всё сама Советская власть сделала в 1928 году, а теперь приписывает немцам.»
При  появлении сыпного тифа в общежитии рабочих, где тоже живёт Колбасов, он агитировал рабочих против санобработки, говоря: «Мы и без этого умрём».
Из протокола допроса Колбасова Ефима Семёновича:
«Родился я в семье рабочего. Мой отец работал чернорабочим на постройках. Моя трудовая деятельность началась с 1928 года. С 1928 по 1930-й год я работал вместе с мужем моей сестры,  Соколовым,  в качестве маляра. Работу выполнял для частных лиц. С 1930 по 1936 год работал у одного капиталиста Аркадова в качестве разносчика колбасных изделий на дом покупателям в городе Тарту. В 1933 году в течении одного года служил в эстонской армии рядовым. С 1938 по 1941 год работал в г. Таллинне на строительных работах в качестве бетонщика. В 1941 году я был мобилизован в строительную рабочую колонну, находившуюся в г. Красноуральске Свердловской области, где я пробыл до 1942 года, до дня её расформирования. Затем я был направлен на работу на стройплощадку № 25 на ст. Уктус Свердловской области, где и работал в качестве каменщика до сегодняшнего дня.
Моя мать Колбасова Мария Фёдоровна, 69 лет, сестра Ирина Семёновна Колбасова, сестра Анфиса Семёновна Соколова и брат Колбасов Фока Семёнович. Все проживают в Эстонии: брат в Калласте, остальные в Тарту.
Свидетель Пузанов Пётр Михайлович, 1910 г.р. 24 апреля 1943 года показал:
«Как-то утром после завтрака, выйдя из столовой, Колбасов в присутствии рабочих поднял ногу и,  показывая свои рваные ботинки, ругаясь, стал говорить: «Вот в Советском Союзе всё время приходится голым ходить, вот я босой и не пойду работать. От Колбасова всегда можно слышать такие разговоры, что вот у них в Эстонии при буржуазном строе всего хватало и лучше жили, а как пришла Советская власть, то стали жить хуже. Такие разговоры я слышал от Колбасова несколько раз. Отношение Колбасова к сообщениям Совинформбюро недоверчивое. Когда приходится слушать радио, то он говорит, показывая на репродуктор: «Вот повесили какую-то тарелку и ничего не слышно. У нас в Эстонии были хорошие ламповые приёмники, через которые хорошо слышна передача.»
Он также говорил: «В  Советском  Союзе кормят плохо, а работать заставляют много, в Эстонии  живётся лучше, чем в СССР. Продуктов в Эстонии больше, они дешёвые и работать нужно  меньше, чем здесь."
В первых числах апреля Колбасов в общежитии, касаясь разговора о побеге бойца из нашего отряда, сказал, что в скором времени все разбегутся из отряда, что Советская власть за это всех не перестреляет. Когда я возразил Колбасову на его неверные и вредные высказывания, он мне ответил, что побывал на фронте и видел немецкую силу, и что мы едва успевали уносить ноги".
Как вы понимаете, подобные умозаключения для моего односельчанина не могли пройти бесследно...
30 июня 1943 года Военный Трибунал Свердловского гарнизона  в закрытом судебном заседании в г. Свердловск приговорил Колбасова Ефима Семёновича, 1912 г.р., уроженца г. Калласте ЭССР, русского,беспартийного, холостого, ранее не судимого …
Отбывал наказание осуждённый в Тагиллаге  НКВД СССР.
После освобождения из мест заключения в феврале 1953 мой земляк в Эстонию не вернулся. Он поселился в  городе Кушва Свердловской области, где работал по строительству. 18 июля 1966 года Ефим Семёнович Колбасов обратился в осудивший его Военный Трибунал Свердловского гарнизона с просьбой о реабилитации.


Времена изменились и Трибунал посчитал, что «высказывания Колбасова были политически неправильными и вредными, но по своей направленности не образуют состава преступления антисоветской агитации, к тому же по делу не установлено, что Колбасов допускал их, имея цель подрыва и ослабления Советской власти. Поэтому Колбасов по ст. 58-10 ч.2  УК РСФСР осуждён необоснованно. На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 21 Положения о Военных Трибуналах...

Такая вот история...

По разные стороны...
Война безжалостно прошлась по семьям жителей Западного Причудья, разбросав  родственников  подчас по разные стороны  «баррикад». Герой нижеописанной истории, уроженец города Муствеэ, Горушкин Василий Петрович (1921) успел повоевать и в истребительном батальоне, и в отрядах «Омакайтсе», и в немецкой армии. Поддавшись паническим настроениям лета 1941 года молодой парень сдался в плен солдатам Вермахта, надеясь сохранить жизнь. Затем, чтобы спасти себя и семью от преследований (его собственный брат и муж сестры были мобилизованы в Красную армию, а он сам ещё вчера воевал против немцев, прим. автора), Горушкин  вступает в «Омакайтсе», где проведёт месяц, участвуя в облавах и арестах. По всему видно, что это занятие его тяготило и при первой же возможности он оставляет  службу. В феврале 1944 года, с началом всеобщей мобилизации, Василия Петровича призывают в немецкую армию, в рабочий батальон, откуда он через пару месяцев сбежит. Такова краткая канва событий, предшествовавших последущим печальным событиям. С возвращением в Эстонию Советской власти Горушкин был арестован. Случилось это 8 марта 1945 года. Уже 13 апреля того же года Военный Трибунал огласил приговор…
«Приговор   1945 года апреля 13 дня.
ВоенныйТрибунал Таллиннского гарнизона в закрытом судебном заседании в г. Таллинне, рассмотрев дело № 00177 по обвинению бывшего военнослужащего Красной армии рядового Горушкина Василия Петровича, 1921 года рождения, уроженца г. Муствеэ Тартуского уезда ЭССР, кустаря-сапожника, беспартийного, холостого, ранее не судимого, мобилизованного в Красную армию 3 июля 1941 года Тартуским УВК, проживавшего в г. Муствеэ, Каменная улица д. 13 – в преступлениях, предусмотренных ст. 58-1б и 58-11 УК РСФСР.
Судебным следствием и материалами дела Военный Трибунал установил, что подсудимый Горушкин в начале августа 1941 года, во время боя с немецкими захватчиками в районе местечка Кооса, дезертировал из истребительного батальона Красной армии и перешёл на сторону врага. Проживая на временно оккупированной немецкими войсками территории ЭССР, Горушкин в сентябре месяце 1941 года добровольно вступил в вооружённое военно-фашистское формирование «Омакайтсе» и состоял в нём до начала октября месяца того же года. Состоя членом «Омакайтсе» волости Пала, подсудимый Горушкин 6 раз принимал активное участие в облавах по вылавливанию военнослужащих Красной армии, отставших от своих частей. В сентябре месяце 1941 года, участвуя в облаве в Саареском лесу подсудимый Горушкин задержал одного из красноармейцев, который лично им был расстрелян. В том же месяце во время облавы в Васекюльском и Саареском лесах волости Пала при участии Горушкина были пойманы три младших командира Красной армии и шесть красноармейцев, которые были сданы в штаб «Омакайтсе» и их дальнейшая судьба неизвестна. Также в сентябре 1941 года на территории той же волости, во время облавы при участии Горушкина были задержаны два политрука Красной армии, которые на месте задержания, в присутствии Горушкина, были расстреляны. С 11 февраля по июнь 1944 года подсудимый Горушкин проходил службу в немецкой армии, где в составе рабочего батальона принимал участие в строительстве оборонительных сооружений для немецкой армии. На основании изложенного Военный Трибунал признал подсудимого Горушкина виновным в измене родины, то есть в преступлении, предусмотренным ст. 58-1б и ст. 58-11 УКРСФСР. Руководствуясь ст. 319 и ст. 320 УПК РСФСР Военнный Трибунал приговорил Горушкина Василия Петровича по совокупности совершённых преступлений подвергнуть высшей мере уголовного наказания – расстрелу, с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».
Находившиеся ранее на иждивении казнённого, мать - Горушкина Екатерина Семёновна (1892) и сестра - Гусева Ефроситья Петровна (1915) с 5-летним сыном, оказались под угрозой высылки в  отдалённые районы СССР, как члены семьи изменника Родины. Согласно сталинской логике, несчастные женщины должны были по полной ответить  за прегрешения сына и брата перед Советской властью.

От неминуемой беды их спас брат Василия Петровича – Александр (1913), который на тот момент  служил в Красной армии в чине лейтенанта и имел боевые награды: медали «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией».
Это обстоятельство стало решающим при вынесении компетентными органами нижеследующего решения…

Такая вот история...

На главную                                     Немного истории (продолжение)...