?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Репатриант...













Официальная информация: За годы Великой Отечественной войны почти пять миллионов советских граждан оказались за пределами территории СССР. Еще в Ялте Иосиф Сталин настоял на обязательной репатриации советских подданных. Их путь домой лежал через фильтрационные лагеря.
К концу Великой Отечественной войны осталось в живых около пяти миллионов советских граждан, оказавшихся за границей. Большинство составляли «восточные рабочие» («остарбайтеры») - советское гражданское население, угнанное на принудительные работы в Германию и другие страны. Уцелело также примерно 1,7 млн военнопленных и сотни тысяч отступивших с немцами из СССР их пособников и беженцев (часто с семьями)…

Русскоязычные жители  Западного Причудья  добровольцами в немецкую армию, как правило, не шли. Забирали их туда силой и использовали в большинстве своём на тыловых работах. Предлагаю вашему вниманию небольшую зарисовку о военных и послевоенных злоключениях жителя города Калласте Савелия Яковлевича Колбасова.
"Протокол допроса  Колбасова Савелия Яковлевича, 1907 г.р., уроженца г. Калласте Эстонской ССР, образование 2 кл., сапожник,  произведённого 9 июля 1946 года на территории 8 отделения Норильлага  МВД  СССР:
Вопрос: Расскажите, почему Вы остались под немцами при оккупации вашего города в 1941-м году, а не эвакуировались в тыл или не вступили в Красную армию?
Ответ: В то время я состоял в Добровольном пожарном обществе. Было указание Исполкома оставаться на своих местах. Я ходил наблюдать от пожарной охраны за движением машин и людей, сообщал об увиденном в Исполком. В связи с тем, что после объявления войны эстонцы подняли восстание против Советской власти, мы за ними наблюдали и сообщали в Исполком. Уйти с Красной Армией мне не разрешили.
Вопрос: Где, когда и при каких обстоятельствах Вы попали на службу в 5-ый сапёрный батальон немецкой армии?
Ответ: 28 апреля 1944 года нас всех русских, кто не хотел добровольно идти служить немцам, забрали силой и вывезли в г. Тарту, где посадили в отдельный дом. Оттуда нас, человек 20, под конвоем  эстонцы увезли в Печёрский уезд и сдали немцам.  У немцев под конвоем мы работали до 19 июля 1944 года. Питались вместе с немцами наравне, получили обмундирование зелёного цвета, но погон не было.  Работали на чёрных работах. Затем нас, уже человек 200, отправили в Латвию в г. Либаву. Здесь нам немцы объявили, что наша группа носит название 5-ый Эстонский  рабочий  сапёрный батальон. Здесь я также работал чернорабочим.  9 февраля 1945 года нас всех посадили на пароход и отправили из Латвии в Германию, в  г. Штеттин. Там, до 27 марта я работал на таких же работах, что и раньше. Затем наш батальон перевели в район Темплин, где мы пробыли до 26 апреля 1945 года. Оттуда пешим этапом нас направили в г. Нойштадт, но на пути нас встретили американские танки с десантом. Увидев нас, они остановились. У конвоиров, которые нас  сопровождали, отобрали оружие и отправили нас в тыл, в штаб американской воинской части. Около штаба, в поле, мы прожили 2 дня, а потом американцы нас отправили на машинах в расположение русской воинской части».
Вопрос: Вы  имели солдатскую книжку немецкой армии и принимали присягу на верность Гитлеру?
Ответ: Да, я имел солдатскую книжку немецкой армии и в конце мая 1944 года принял присягу на верность  Гитлеру.
Вопрос: На каком фронте Вы воевали?
Ответ: Я воевал против Красной Армии.
Вопрос: Кем Вы служили в немецкой армии?
Ответ: Я служил сапёром"
После предварительной проверки начались скитания моего односельчанина по лагерям.  7 июня его перевели из лагеря для военнопленных в Тагендорфе в фильтрационный лагерь  № 219, расположенный в советской оккупационной зоне.
"Я, ст. оперуполномоченный ОКР «СМЕРШ» 219 фильтрационного  лагеря капитан Милованов, рассмотрев  29 августа 1945 года материал в отношении Колбасова Савелия Яковлевича, 1907 г.р., уроженца г. Калласте ЭССР, военнопленного,нашёл, что
Колбасов С.Я. при продвижении немецких войск и занятии последними временно территории Советской Эстонии в 1941 году, остался на оккупированной территории. В апреле месяце 1944 года вступил на службу в немецкую армию и служил до конца войны в 5 отд. эстонском сапёрном батальоне рядовым солдатом. Принял присягу на верность Гитлеру и воевал против Красной армии. Постановил: Колбасова С.Я. направить в спецлагерь НКВД СССР.»
Дальнейший путь Савелия Яковлевича лежал в Красноярский край, в спецлагерь НКВД № 224, где он проведёт около года.
"15 июля 1946 года, рассмотрев материалы проверки на Колбасова Савелия Яковлевича, 1907 года рождения, уроженца Эстонской ССР, г. Калласте, русский, беспартийный, не судимый, сапожник, и найдя, что Колбасов, военнообязанный Красной Армии, проживая на оккупированной территории, служил в 5-м  рабочем батальоне немецкой армии, что подтверждается личными признаниями Колбасова, но учитывая, что Колбасов уроженец и житель Эстонской ССР, на основании вышеизложенного и в соответствии с приказом МВД СССР от 10.04.1946 года постановляю:
Проверку Колбасова считать законченной, из лагеря освободить и передать для  работы в промышленности Эстонской ССР. Проверочно-фильтрационное дело на Колбасова направить местным органам МВД по территориальности.»
По возвращении в родной город мой земляк ещё долгое время находился под наблюдением. «Отстали»  от него лишь в середине 1950-х, после смерти Сталина.
"11 декабря 1951 года донесение.
Источнику известно, что  репатриант Колбасов  Савелий Яковлевич проживает в Калласте по улице Ынне 1 и работает сапожником в артели «Сангар». В период немецкой оккупации он работал сапожником в г. Калласте, а весной 1944 года был мобилизован в немецкую армию, где попал в плен и сидел в лагере. Вернулся домой в конце 1946 года. В немецкой армии служил в рабочем батальоне вместе с  Беляевым Иваном  Фёдоровичем, которого немцы расстреляли.
Источник «Рыбак»
В этой истории некоторые моменты  остались неясными. Довольно странно, что Колбасова одели в военную форму, выдали соответствующее удостоверение, заставили присягнуть на верность Третьему Рейху, но при этом всё время держали под конвоем. Ведь часть, где он служил, носила вполне себе официальное название – 5-ый Эстонский сапёрный батальон. Неужели настолько не доверяли? Или Савелий Яковлевич, по вполне понятным причинам,  слегка «наводит тень на плетень»? Как бы там ни было, одно можно утверждать наверняка – немецкую форму герой этой истории одел не по своей воле.  Для Савелия Яковлевича  Колбасова всё закончилось  относительно благополучно. В отличии от многих соотечественников-эстонцев, он рискнул вернуться на родину. Несмотря на полтора года, проведённых за колючей проволокой фильтрационных лагерей,  он вряд  ли пожалел о таком решении.  Такая вот история…


Слово не воробей...


Протокол допроса  ОКР «СМЕРШ» 249 ЭСД 26 июня 1943 года арестованного Кошелева Ивана Михайловича, 1921 г.р., уроженца г. Калласте ЭССР, ул. Тарту 78, русский, образование 5 классов:
Вопрос: Кто из Ваших родственников проживает в ЭССР?
Ответ: Мой отец Кошелёв Михаил – рыбак, мать  Кошелёва Мария – домохозяйка, сестры Руфина, Манефа, Наталья, Маруся, брат Пётр, все на иждивении родителей, брат Кошелёв Леонтий служит в Красной армии, но в какой части, я не знаю.
Вопрос: Расскажите Вашу автобиографию.
Ответ: Родился я в г. Калласте в семье рыбака. Образование получил в начальной школе г. Калласте, где в 1935 году окончил 5 классов. После чего до 1939 года занимался рыбной ловлей вместе со своим отцом. С 1939 года я работал шофёром по 28 июня 1941 года, после чего вступил в истребительный батальон. В истребительном батальоне я служил по август 1941 года, после чего был переведён в 466 стр. полк 125 стр. дивизии, в составе которой принимал участие в боях под Ленинградом до 20 января 1942 года, после чего был направлен в Архангельск, где работал на разных работах до 3 января 1943 года. Затем был снова призван в Красную армию и направлен в первый эстонский стрелковый полк, где служил по 22 февраля 1943 года, после чего был направлен  в 249 ЭСП, где и служил до дня ареста.
Вопрос: Вы арестованы за антисоветскую деятельность. Дайте показания по этому поводу.
Ответ: Я никакой антисоветской деятельностью не занимался и ничего против Советской власти не говорил, поэтому никаких показаний по этому поводу дать не могу.
Протокол допроса 9 апреля 1943 года в качестве свидетеля  ст. сержанта Оррик Ивана Петровича, 1898 г.р.:
Вопрос: Охарактеризуйте красноармейца Кошелёва с политической стороны.
Ответ: Красноармеец Кошелёв с политической стороны ненадёжный, рассказывает среди красноармейцев следующее:
1. Примерно 20 марта 1943 года в землянке взвода связи в присутствии других бойцов Кошелёв  рассказал: «Эстонию к Советскому Союзу присоединили насильно, путём обмана и подкупа лиц, которые на демонстрации в г. Таллинне голосовали за присоединение  Эстонии к СССР. В действительности, эстонский народ ненавидел Советскую власть и не хотел присоединяться к СССР».
2. В первых числах марта месяца сего года в присутствии красноармейцев, в землянке, Кошелёв заявил: «В буржуазной Эстонии народ жил хорошо, всего было в достаточном количестве, рабочие ежедневно зарабатывали  по 10-12 крон в день, бедняк имел самое малое по 25-30 га земли, две-три машины и несколько велосипедов, а с момента Советской власти в Эстонии народ  стал жить хуже, в магазинах ничего не стало. Советский Союз обворовал и ограбил   Эстонию, все товары вывезли из Эстонии в Советский Союз.  В колхозы стали загонять насильно, добровольно  записывались только те, которые ничего не хотели делать. В Эстонии создание колхозов не удалось, так как эстонский народ не хотел колхозов. Был создан только лишь один рыболовный колхоз, куда вступили только лодыри»
3. Работая до войны в качестве шофёра в Эстонии Кошелёв нахваливал немецкие машины и горючее и заявлял: «Русские автомашины – работа топорная, бензин куда хуже немецкого. Бывало, сядешь на немецкую машину, так любо ехать! А наши машины плохо сконструированы, они  недоброкачественные, на них в дороге застрянешь. Нашим машинам ещё далеко до заграничных, на них далеко не уедешь. Заграничные машины берут бензина меньше, а мощность у них больше, они очень удобные. Я знаю, что говорю, так как сам ездил на заграничных машинах в Эстонии.
4. 4 апреля 1943 года в землянке взвода связи среди других красноармейцев Кошелёв рассказал: «В Эстонии, бывало, пойдёшь в церковь и свободно отбудешь богослужение, а здесь – придёт политрук и начнёт читать, как поп. Хочешь, не хочешь его слушать, а должен слушать и восхвалять то, что он врёт и болтает».
5. 5-6 апреля 1943 года в присутствии красноармейцев  взвода связи, Кошелёв восхвалял хорошую жизнь немецкого солдата. Замполит Алексеев, как не бывавший на передовой, стал спрашивать у Кошелёва, как питаются немецкие солдаты. На это Кошелёв рассказал: «Когда я был на Ленинградском фронте, то нас плохо кормили, давали только сухари, а кухня подъезжала только через день. Когда мы брали в плен немцев или же у убитых, то находили шоколад, концентраты, и консервированный хлеб. У немецких солдат всё есть, кушают колбасу, свинину и шоколад. Хлеб у них хороший, куда лучше нашего. Солдаты ходят сытые, а мы – голодные, дают только одни сухари, да и то не всегда»
6. 4-5 апреля 1943 года, читая эстонскую газету «Тазуя» перед бойцами взвода связи, Кошелёв умышленно дал обратный перевод с  эстонского на русский язык. В газете было написано: «Красная армия на Кубани наступает и заняла два населённых пункта». Кошелёв перевёл наоборот: «Красная армия на Кубани отступает и сдала два населённых пункта». Умышленное «отступление наших войск» было прочитано с целью вызвать неверие среди бойцов в победу Красной армии.
7. При читке газет и сообщений  «Совинформбюро» о продвижении наших войск,  Кошелёв несколько раз заявлял: «Это неправда, больше прибавлено, чем в действительности».
8. Как-то в землянке вечером между Кошелёвым и красноармейцами Граубергом и Алексеевым зашёл разговор на тему техники. Кошелёв сказал: «Немецкие машины работают безотказно и хорошо действуют автоматы». Когда кто-то возразил - а чем же наши автоматы хуже, Кошелёв ответил: «Вы ещё из немецкого автомата не стреляли и не знаете. Немецкие автоматы безотказны, а наши часто дают перебои».
9. В июне месяце 1943 года в д. Заболотье в амбаре, где помещался наш взвод, замполит Алексеев говорил, что скоро союзники откроют второй фронт и тогда будет разгромлена немецкая армия. На это Кошелёв сказал: «Этого не будет, поражение потерпит не Германия, а Советский Союз  и в России будет снова править царь»
10. В апреле 1943 года в личной беседе Кошелёв говорил: «На севере заключённые из одного лагеря убили охрану, вооружились и продвинулись, чтобы присоединиться к заключённым другого лагеря и совместно с  последними идти против Красной армии, но это не удалось, так как части Красной армии с помощью авиации разгромили их».
11. Примерно в апреле 1943 года, числа не помню, когда я советовал Кошелёву вступить в ВЛКСМ, то Кошелёв мне ответил: « Я противник всех, которые являются коммунистами».
Я привёл показания лишь одного свидетеля. На самом деле их было с десяток и все они единодушно подтвердили факт антисоветских высказываний Кошелёва.  Мой земляк как будто  нарочно  испытывал судьбу, вступая в опасные споры с сослуживцами. После ареста Иван Михайлович, наконец-то понял, что он натворил, но было уже поздно. Выбранная им на допросах тактика – всё отрицать, ничего не дала. Слишком уж очевидными  были улики, подкреплённые показаниями многочисленных очевидцев.
В последнем слове подсудимый свою вину не признал: «Антисоветскую агитацию я не проводил. Мои высказывания никогда не были злонамеренными. Прошу наиболее лёгкого наказания.»
10 августа 1943 года решением Военного Трибунала 249 Эстонской стрелковой дивизии Иван Михайлович Кошелёв был «подвергнут лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на 8 лет с поражением в правах сроком на 3 года»


Иван Михайлович Кошелёв скончался в заключении 7 апреля 1950 года на территории Устьвымского  исправительно-трудового лагеря.

Если честно, то мне Кошелёва жалко. Молодой парень явно переоценил терпимость  нелюбимой им власти. Неосмотрительность моего земляка просто поражает, он как будто намеренно провоцировал "органы". Неужели он не понимал, что церемониться с ним, как в довоенной Эстонии, здесь никто не будет? Тем более в условиях войны. Говорил Иван Михайлович вещи вполне себе справедливые, хотя порой спорные и даже глупые ( например, о восстановлении монархии в России и о прекрасной  жизни под немцем). Как и большинство эстонцев,  мой односельчанин наивно верил, что победа Германии обернётся благом для родной ему Эстонии. Юношеские ожидания и надежды, связанные с приходом в 1940-м году своей, русской власти разбились о неприглядность советских реалий. Конечно, Кошелёв идеализировал довоенную Эстонию. Отец рассказывал мне,  что заработать 4-5 крон в день считалось большой удачей. Про автомобили и вовсе молчу. Эта история лишний раз  доказывает, сколь неоднозначными были настроения среди мобилизованных  из Эстонии призывников.  Даже среди русских не наблюдалось патриотического единодушия, что уж говорить об эстонцах. Кстати, красноармеец Грауберг, с которым Кошелёв поддерживал дружеские отношения, также был осуждён «за контрреволюционную  деятельность».
Не факт, конечно, что Иван Михайлович, не случись этой истории, пережил бы войну.  Но и завершить свой земной путь в 29 лет  где-то в глубинах Гулага он тоже вряд ли рассчитывал. Такая вот история…





На главную                                     Немного истории (продолжение)...