?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Судьба - злодейка...
В первые месяцы войны в немецком плену оказалось несколько миллионов советских солдат. Это общеизвестный факт.  Кто-то сдавался, оказавшись в безвыходном положении и расстреляв все патроны, поднимал руки перед наведённым стволом. Кто-то, охваченный страхом, утратив  веру в боеспособность Красной армии, складывал оружие перед солдатами Вермахта, чтобы сохранить себе жизнь.  Таких в начале войны было немало. Известны слова Сталина :«у нас нет военнопленных, есть только предатели». Следуя логике вождя  военные трибуналы  за годы войны осудили за дезертирство 376 тысяч военнослужащих Красной Армии.  Был среди них  и Порфирий Иванович Савосткин, уроженец  деревни Касепяя Причудской волости. Его мать - Устинья Егоровна (1895) была родом из Калласте.
Из протокола допроса  Савосткина Порфирия Ивановича, 1919 г.р., уроженца Причудской волости д. Казепель:
Вопрос: Расскажите о своей трудовой деятельности до призыва в армию.
Ответ: Я родился в д. Казепель Тартуского уезда.  Мой отец, Иван Савосткин, был родом из этой же деревни, мать  - Устинья Егоровна - из Калласте. С 12 лет я начал пасти скот в своей деревне. Летом пас, зимой ходил в школу. К 16 годам закончил 3 класса сельской школы, а затем ещё год был пастухом. С 17 лет начал вместе с отцом  работать каменщиком на сезонных  строительных работах. Зимой ловил рыбу на Чудском озере. Так работал до призыва в армию.
Вопрос: Где и когда Вы были призваны в армию?
Ответ: Был призван 1 апреля 1940 года ещё в эстонскую армию, но 24 июля 1940 года меня перевели в Красную армию, в 20-й эстонский стрелковый полк.  Вначале служил в Тарту в одной из военных школ, а в апреле 1941 года нас перевели в г. Эльва. Когда началась война, моя часть  без боёв отошла в район г. Порхова, где мы вступили в бой с немцами.
Вопрос: Расскажите, при каких обстоятельствах Вы попали в плен?
Ответ: Мы заняли оборону в районе Порхова и простояли здесь три дня. Когда немцы стали наступать, это было 24 июля 1941 года, то я с группой других бойцов  и командиров сдался в плен, так как видел, что сопротивление наше будет бесполезно, поэтому мы сложили оружие. У меня на вооружении была винтовка и две гранаты.
Вопрос: Что заставило Вас нарушить присягу и добровольно сдаться в плен?
Ответ: Боясь смерти я добровольно нарушил присягу и сдался в плен, надеясь этим сохранить себе жизнь. Кроме того я не верил в победу Красной армии, потому что германская армия казалась непобедимой.
Вопрос: Где Вы были после того, как добровольно сдались в плен?
Ответ: Сначала нас около недели держали в лагере в г. Порхове, где немцы использовали нас на вспомогательных работах, затем отправили во Псков, где мы пробыли две недели, а после этого  нас рассортировали, пленных эстонцев, меня в том числе,  отправили на литовско-германскую границу, где также использовали на вспомогательных работах по обеспечению снабжения тыла немецкой армии для более успешного её наступления. Так как я хорошо работал и добровольно сдался в плен, меня в ноябре месяце перевели в Эстонию, в концлагерь на территории г. Тарту, где я пробыл около двух месяцев, а 10 декабря 1941 года меня отпустили домой.
Вопрос: Чем Вы занимались, когда немцы отпустили Вас домой?
Ответ: Зимой я приехал домой и занимался рыбной ловлей.  Весной работал в сельском хозяйстве у себя и у соседей. Летом вместе с отцом работал каменщиком на бумажной фабрике под Таллинном, а осенью вернулся домой и помогал с уборкой урожая.  С наступлением зимы опять пошёл в озеро. В мае  1943 года, когда немцы начали  агитировать всех вступать в немецкую армию, я вступил в один из отрядов СС добровольцем.
Вопрос: Знали ли Вы о наступлении и успехах Красной Армии в 1942  - 1943 годах?
Ответ: Да, из газет я знал, что Красная Армия наступает, но не верил, что немецкая армия будет побеждена и поэтому добровольно пошёл в немецкую армию.
Вопрос: Понимали ли Вы, что вступая в немецкую армию, Вы становитесь изменником Родины и боретесь против своих братьев и помогаете немцам порабощать советский народ?
Ответ: Да, я понимал, что стал изменником Родины, но в то время, когда я вступал в немецкую армию, я об этом не думал, а заботился о своём личном благополучии и думал, что немецкие войска разобьют Красную армию.
Вопрос: Какое пособие получала Ваша семья и Вы сами?
Ответ: Я получал 12,5 марок в 10 дней, а семья - 25 марок ежемесячно.
Вопрос: Как отнеслись члены Вашей семьи к Вашему вступлению в немецкую армию?
Ответ: Мне сказали, что делай, как знаешь, ты уже сам взрослый человек.
Вопрос: Расскажите где и в качестве кого Вы продолжили службу в немецкой армии?
Ответ: В мае 1943 года, после моего вступления с группой таких же добровольцев, в немецкую армию, я был отправлен в Польшу, где был зачислен в 1-й полк 20 дивизии СС и проходил там обучение в лагере Эйде вблизи Кракова. Здесь находился до октября 1943 года. За это время полк два раза участвовал в облавах.  После 20 октября 1943 года мы были отправлены под г. Невель, куда прибыли 8 ноября и заняли оборону. Здесь мы пробыли до 10 февраля 1944 года, после чего были переброшены под Нарву. Прибыли туда 19 февраля, а 22 февраля  я был ранен в бою против Красной армии  и отправлен в лазарет в г. Таллинн, где вторично был ранен в голову и руку при налёте советской авиации.  Затем меня эвакуировали в Ригу. Здесь я пробыл до 23 мая 1944 года в роте выздоравливающих, после чего был направлен в район г. Раквере на мызу Пылула, где находился дивизионный лазарет. В этом месте я пробыл до 19 сентября 1944 года. После получения приказа об отходе, часть солдат уехала на машинах в г. Пярну, а я с группой бойцов в 90 человек пешком пошли в сторону г. Пайде, куда прибыли 20 сентября 1944 года. В это время части Красной армии приближались и отступление превратилось в беспорядочное бегство. Немцы начали всех вывозить в Германия, но я решил в Германию не ехать, так как  у меня имелся свой дом и родные.  Когда 21 сентября 1944 года в местечко  Сангас вошла Красная армия, то мы все разбежались. Я решил идти домой, но по дороге 27 сентября меня арестовали. Поначалу лишь  отобрали оружие и отпустили,  так  как части Красной армии ушли вперёд. Через несколько дней я был снова задержан, нам сей раз меня посадили в тюрьму.  Таким образом,  не желая ехать в Германию, я решил для спасения своей жизни сдаться в плен, не оказывая вооружённого сопротивления.
Вопрос: Где и когда Вы приняли присягу на верность Гитлеру?
Ответ: Присягу на верность Гитлеру я принял в лагере под Краковым 13 июня 1943 года.
Вопрос: Что же заставило Вас изменить данной Вами присяге на верность Гитлеру?
Ответ: Я понял, что Германия всё равно потерпит поражение, вооружённое сопротивление считал бесполезным и для спасения своей жизни вторично сдался в плен, только теперь Красной  Армии.
Вопрос: Почему Вы участвовали в боях против Красной армии?
Ответ: Раньше я верил в победу Германии и способствовал этому, участвую в боях против Красной Армии. Только когда началось беспорядочное отступление частей немецкой армии из Эстонии, я убедился в бесполезности дальнейшего  сопротивления и  пришёл к выводу, что немцы потерпят поражение, поэтому только сейчас сдался в плен.
Вопрос: Какие отличия Вы имели за время службы в немецкой армии?
Ответ: Имел отличие за ранение, других наград не заслужил...
"28 ноября 1944 года  Военный Трибунал войск НКВД на закрытом судебном заседании в г. Пярну, в расположении военной  части,  признал Савосткина виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 58 – 1 п «б» УК РСФСР и потому приговорил Савосткина Парфирия Ивановича подвергнуть высшей мере уголовного наказания – расстрелу, без конфискации имущества, за отсутствием такового у осуждённого. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».
11 апреля 1945 года Парфирий Иванович  Савосткин был казнён...
Вот и всё. Человек запутался в хитросплетениях судьбы. Советская власть не стала  для героя этой истории настолько своей, чтобы за неё отдать жизнь. У многих местных русских в годы войны была чёткая позиция  – за немцев не воевать. Какой бы жестокой ни была советская власть, но она была  своей, русской властью. Парфирий Иванович думал иначе и в возвращение большевиков не верил, как, впрочем  и большинство эстонцев в начале войны. Эта история имела продолжение.  Сразу после расстрельного приговора "тучи сгустились" над семьёй осуждённого. Его родителям, братьям и сёстрам, как родственникам "изменника  родины"  грозило выселение в отдалённые районы СССР.
Началось разбирательство, в ходе которого выяснилось, что родной брат Порфирия - Фока Иванович Савосткин с 10 ноября 1944 года находится в рядах Красной армии.

Правда, до этого он полгода прослужил у немцев. Его призвали в феврале 1944 года, во время всеобщей мобилизации. Наверное, посчитали вполне благонадёжным, раз брат  - доброволец. Каким образом Фока Иванович оказался на советской стороне, наверняка сказать не могу. Скорее всего, посреди всеобщей неразберихи он покинул немецкую часть, вернулся домой, но вскоре был вынужден надеть красноармейскую форму. Война продолжалась и  наступающие войска нуждались в пополнении. Как бы то ни было, но именно новый статус Фоки Савосткина и предопределил судьбу его близких. В марте 1946 года было принято окончательное решение:  не подвергать семью Савосткиных депортации.
Вот ведь как бывает: два брата, оба служили в немецкой армии, один был расстрелян за измену Родине, второй – спас родных от тяжкой доли, вовремя поменяв одну форму на другую. Такая вот история.
Если на эту статью «набредут» родственники Порфирия Савосткина, огромнейшая к ним просьба:
1. Не сохранилось ли в ваших семейных архивах фото героя этой истории?
2. Не знаете ли Вы часом девичью фамилию Устиньи Егоровны Савосткиной, которая была родом из Калласте.

На главную                                   Немного истории (продолжение)

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
aslend62
8 дек, 2018 15:25 (UTC)
Здравствуйте. Меня зовут Алексей Шлендухов, работаю в школе г. Калласте, 5071178, aslend62@gmail.com (это к вопросу об анонимности). Сразу хочу оговориться: мне очень жаль, что мой пост о Николае Ивановиче Тупитсе Вас обидел. Естественно, я не хотел никому причинить боль и страдания. Если Вы настаиваете, я, конечно же, удалю этот текст. Далее можете не читать, но я всё же позволю себе некоторые комментарии.
1. Дело, заведённое на Н.И, Тупитса храниться в Госархиве ЭР, где с ним может ознакомиться любой, включая Вас. Действует общее правило: с момента смерти лица, о котором идёт речь, должно пройти не менее 30 лет. В противном случае требуется разрешение родственников.
2. Николай Тупитс служил своей родине. Вполне может быть, что все показания, приведённые в деле, выдумка. НКВД и не на такое было способно. Но другими я не располагаю. Скажу честно: после прочтения протоколов допросов у меня сложилось впечатление, что к физическому насилию в отношении врагов государства Н.И. Тупитс нет-нет, да и прибегал. Это не хорошо и не плохо, это просто факт. Показания свидетелей слишком подробные и детальные, чтобы их выдумать. Закажите дело, прочтите, и я буду рад услышать Ваше мнение.
3. Моего деда расстреляли в декабре 1941 года немцы, потому что он «восхвалял Сталина и Красную армию, несколько раз нес вооружённую охрану в составе истребительного батальона». Эти две строчки всё, чем я располагаю из предъявленных ему обвинений. Если он, действительно, был поклонником Сталина и радовался приходу в Эстонию Советской власти, то я с ним не согласен (равно как не согласен с некоторыми методам дознания, к которым, возможно, прибегал Н.И. Тупитс). Но это не значит, что я соглашусь с вынесенным ему смертным приговором. Это был ровно такой же бессудный произвол и несоразмерное наказание, каковое учинило НКВД в отношении Н.И. Тупитса . Из моего поста Вы вряд ли сделаете вывод, что бывший красногорский урядник «получил по заслугам». Бесчеловечные режимы 20 века ломали человеческие судьбы, высасывая из пальца обвинения и вынося суровые приговоры. Часть моих родственников была казнена немцами и «Омакайтсе», потому как симпатизировали Советской власти, часть закончила свои дни в застенках Гулага, особенно из числа тех, кто в 1920-х перебрался в СССР в надежде на лучшую жизнь. Скажу так: если бы Н.И. Тупитс был моим родственником, я написал бы о нём ровно так, как написал. Утаить или отлакировать факты (при условии, конечно, что они имели место быть) я не могу. Такое краеведение лишено всякого смысла. На этой почве у меня возникают разногласия с супругой. Она недовольна, что я упоминаю в своих постах некоторые неприглядные моменты биографии своих родственников. Например, просила, чтобы я убрал из обвинительного заключения в отношении служившего в истребительном отряде дяди фразу «участвовал в обысках». Но для меня он «участвовал в обысках» пока я документально не докажу обратное. Так и живем. С уважением А. Шлендухов.

( 1 комментарий — Оставить комментарий )