?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Вполне себе заурядная история…
В заметке «Опять граница» я подробно рассказал о задержании советскими пограничниками 28-и моих односельчан, обвинённых в нарушении госграницы в апреле 1933 года. История эта имела неожиданное продолжение. Оказывается, не все красногорцы в тот роковой день покорно последовали за российской патрульной аэролодкой, настигшей рыбаков 26 апреля 1933 года в советских территориальных водах. Как минимум, одному звену удалось ускользнуть.
Это были братья Демид (1903)(см. фото) и Михаил Кукины(1914)(см. фото ниже), их сестра Евдокия (1912) и Гавриил Лодейкин(1909).
Они вместе с остальными выставили сети на границе, недалеко от острова Пийрисаар...
«Изголодавшись» в межсезонье калластеские рыбаки не поленились дотащить лодки на телегах до д. Варнья и там спустить их на воду, чтобы успеть «выставиться» вдоль кромки льда, который ещё покрывал большую часть озера. Судя по дальнейшему развитию событий они напрочь забыли об осторожности. Может, не верили, что россияне среагируют столь оперативно, ведь по озеру ещё туда-сюда гоняло льдины, может, понадеялись на извечное «авось».


Как бы то ни было, но 28 человек на 7 лодках стали «добычей» погранохраны соседнего государства. Герои же этой истории, вовремя заметив опасность, подняли паруса и устремились к эстонскому берегу. Это спасло артель Демида Кукина от ареста, но…по ту сторону границы остались 35 сетей, выставленных накануне. «Дарить» их россиянам, естественно, не хотелось. Причалив к Пийрисаару, мои земляки решили немного подождать, пока улягутся страсти. Обустроились на новом месте по- спартански, прямо в лодке. Спали на парусах,  укрывшись куском брезента. Днём вели промысел вблизи острова в гарантированно эстонских водах. Так прошла неделя. Наконец, рыбаки решили, что пришло время  рискнуть и попытаться спасти дорогостоящие сети. 1 мая 1933 года в 5 часов утра смельчаки  покинули Пийрисаар и взяли курс на границу. Надеялись на ранний час и на важный государственный праздник, по случаю которого, Бог даст, советские  пограничники сегодня не выйдут в озеро. Нервы у всех, естественно,  были на пределе. Как вы уже догадались, если бы мои односельчане благополучно осуществили задуманное, я бы эту статью не написал. Поскольку не было бы в архиве дела, заведённого на нарушителей госграницы. А оно есть!!!
Рапорт коменданту 3-го участка 8 пограничного округа войск ОГПУ:
«Доношу, что во время несения дозорной службы на патрульном катере 1 мая 1933 года мною были замечены две лодки. Одна лодка была в 82 квадрате, вторая в 75-м. Когда я стал подходить к лодке 82 квадрата, то она подняла парус и ушла в свои воды. Тогда я пошёл на 75 квадрат, где стояла задержанная мною лодка. Когда эта лодка заметила меня, то стала уходить от меня на вёслах. После того, как я стал махать им семафорными флажками, они поняли, что им от меня не уйти и повернули в мою сторону. Я подошёл к ним поближе и выяснил, что это рыбаки из Эстонии. Произвёл обыск, но ничего подозрительного не обнаружил. Затем взял лодку на буксир и потащил к нашему берегу.» Шансов «улизнуть» у Демида Кукина и его спутников не было никаких. Во- первых потому, что они слишком поздно заметили опасность, а во-вторых, как выяснилось позже, они углубились в советские воды на целых 4 километра. При таком раскладе уйти от моторного катера было проблематично. Дальше всё происходило по хорошо отработанной схеме. Неделю-другую задержанных допрашивали, а затем официальным порядком передали эстонской стороне, поскольку «следствием вполне был установлен факт, что задержанные в водах СССР Кукины и Лодейкин преследовали цель выбрать оставленные в наших водах сети и никакой другой цели своим нарушением не преследовали».  Лодку и снасти вернули, рыбу вряд ли. Думаю, что  герои этой истории сами её съели за те две недели, что провели в Гдовской тюрьме. На родной берег артель Демида Кукина ступила  13 мая 1933 года в районе  д. Мехикоорма. Претензий к российской стороне у рыбаков, естественно, не было. Как отнеслось к проступку своих нерадивых сограждан Эстонское государство, мне не ведомо. Максимум, что их ожидало – штраф, да и то, если эстонская погранохрана поверит на слово своим российским коллегам. Такая вот заурядная по тем временам история… Ниже привожу подборку документов из дела за № 140816, заведённого на «Кукина Михаила Ивановича и др.» в связи с их задержанием  в мае 1933 года в российских территориальных водах. Нет сомнений, что границу мои односельчане всё же нарушили. Рискну предположить, что они знали об этом с самого начала и пошли на риск целенаправленно, надеясь, что пронесёт. Не пронесло…


Место задержания рыбаков из Калласте

Изъятый при аресте инвентарь

Постановление о взятии под стражу

Постановление о прекращении дела

Предложение эстонской стороне о возврате нарушителей границы

Акт передачи задержанных

Расписка об отсутствии претензий к российской стороне

Из серии "Красногорские курьёзы"
Побег из карцера…
Будни обитателей довоенного Калласте были заполнены не только трудами праведными, но и деяниями куда менее симпатичными. Редкие выходные в посёлке обходились без пьяных драк и хулиганских разборок. Под действием  алкоголя у местных сорвиголов напрочь «сносило крышу» и начинали чесаться кулаки, а душа требовала ответа на извечный вопрос «Ты меня уважаешь?». Физические и вербальные оскорбления, как правило, заканчивались для дебошира арестом и помещением в поселковый карцер…
30 августа 1925 года около 10 часов вечера  уроженец Калласте  24-летний Яков Абрамович Изотов был задержан поселковым констеблем возле здания Просветительного общества. По словам очевидцев, Изотов, будучи в состоянии крайнего опьянения, затеял драку с также далеко не трезвым начальником почты Аугустом Пиири. Причину ссоры выяснить не удалось. Свидетели слышали лишь, что Изотов сопровождал рукоприкладство угрозами убить чем- то насолившего ему чиновника. Надо сказать, что ранее герой этой истории уже наказывался 7 сутками ареста за нарушение общественного порядка. На сей раз всё повторилось. Хулиган был доставлен в арестанскую комнату, где ему предстояло провести ночь. Наутро, протрезвев, он должен был рассказать констеблю, что сподвигло его на вчерашнее «приключение». Однако, оказавшись под замком, Яков Абрамович решил, что с ним обошлись крайне несправедливо и выбрался на волю. Правда,  для этого ему пришлось разобрать часть потолка в помещении карцера, но чего не сделаешь для восстановления попранных прав. Самое интересное, что на следующий день, когда винные пары улетучились, беглец осознал всю тяжесть содеянного и добровольно  явился в полицейский участок. Он покаялся и честно признался, что накануне напился до такого состояния, что напрочь не помнит ни с кем подрался, ни как выбрался из кутузки.
Расстроганный  участковый даже пообещал похлопотать, чтобы суд  вычел из окончательного  приговора день пребывания Изотова в карцере. И это несмотря на то, что по факту хулиган отсидел за решёткой лишь несколько часов, прежде чем самовольно покинул место заключения. Вот она, сила искреннего раскаяния! Правосудие во все времена работало неспешно. Судебное решение  подоспело лишь к 7 сентября 1926 года, то есть год спустя! Яков Абрамович за нарушение общественного порядка, избиение почтового чиновника и оскорбление последнего словами был приговорен к 5 суткам ареста, из которых вычли уже упомянутый день предварительного заключения, закончившийся побегом (см. фото).
Пройдёт ещё полгода прежде наш герой отправится за решётку. Из донесения констебля района Кокора-Калласте Аугуста Трулли: «Яков Абрамович Изотов был помещён в арестное помещение Калластеского поселкового правления 8 февраля 1927 года в 9 часов и освобождён 12 февраля 1927 года в 9.00»(см. фото).
Такая вот история…
P.S. Изотов Яков Абрамович   1901 Расстрелян в Таллинне 07.11.1941. В обвинительном заключении сказано: "Осквернял эстонский и финский государственные флаги, испытывал радость по поводу депортации"


«Печёнкин дом»
В мае 2015 года в Музее под открытым небом в Рокка аль Маре распахнул свои двери для посетителей жилой дома рыбаков –старообрядцев, более известный как  «Печёнкин дом».  Идея проекта по возведению копии традиционного жилища  причудских староверов принадлежит нынешнему директору музея - Merike Lang
В далёком 1981 году, тогда ещё молоденькая выпускница университета, она получила своё первое научное задание: отыскать в Причудье максимально аутентичный дом русских старообрядцев и договориться о его покупке для нужд  Музея под открытым небом. Легко сказать «отыскать» и «договориться»! По словам Мерике, окунаться в непривычную культурную среду  поначалу было страшновато. Во-первых, ей было всего 23 года , во-вторых, она не была старообрядкой, а в-третьих, была эстонкой. Станут ли причудские жители, известные своим консерватизмом, всерьёз разговаривать с таким, не внушающим доверия, человеком? На поверку всё оказалось намного проще. Едва Мерике переступила порог первого заинтересовавшего её дома, как на другом конце деревни  уже знали о молодой эстонке, желающей прикупить недвижимость, и готовились к встрече с нею. Радушие и словоохотливость причудцев буквально подкупали. Ни возраст, ни национальнось, ни, тем более, религиозная принадлежность гостя не имели для них никакого значения. Главное, чтобы собеседник был любознательный и готовый слушать. И Мерике слушала, слушала, слушала... Всё бы ничего, да только подходящая постройка всё никак  не «вырисовывалась». Безрезультатно пройдя вдоль и поперёк нынешнюю волость Пейпсияяре, Мерике Ланг  отправилась в Калласте. И здесь, наконец, ей повезло. Она увидела дом, который, что называется,  «зацепил». Строение располагалось  по улице Оя 10 и принадлежало трём сёстрам Печёнкиным. Последние не прочь были его продать.

     "Печёнкин дом"  1977 год                                  Он же в 1983 году



















Порядка ради будущий директор музея проехала и по другим старообрядческим поселениям, но в конце концов вернулась обратно в Калласте.
Выбор был сделан. Но кто  знал, что процесс трансформации обветшалого дома в музейный экспонат растянется на долгих… 24 года. На первых порах хозяек дома не устроила предложенная музеем цена, затем между сёстрами начались разногласия по поводу раздела денег. Время шло. Лишь после того, как одна из старушек ушла в мир иной, оставшиеся две сестры закрыли сделку. На  дворе был уже 1991 год!!!  Долго пустовавшее здание сильно обветшало и частично разрушилось.

                      1988 г.                                                                        1991 г.

                  1991 г.                                                                       1991 г.

                1991 г.                                                                       1991 г.
Действовать нужно было быстро. Мерике Ланг, несмотря ни на что, решила довести свой причудский проект до конца. Привёзённые её мастера аккуратно разобрали «Печёнкин дом», сделав все необходимые чертежи и зарисовки, чтобы потом собрать его точную копию на территории музея.


Мерике Ланг на разборке "Печёнкина дома" 1991 г.     Калластеский старообрядец  1991 г.

Но тут у Министерства культуры …закончились деньги. Не стоит забывать, что Эстония только что обрела независимость  и с финансами  на первых порах было туговато. Проект вновь «завис». Лишь после вступления Эстонии в Евросоюз музей смог получить необходимые ресурсы из фондов евроинтеграции и довести дело до конца.  На всё про всё  ушло более 20 лет! В мае  1915 году эпопея с «Печёнкиным домом» наконец-то благополучно завершилась и он возродился под соснами Рокка аль Маре, чтобы знакомить посетителей музея со своеобразием жизненного уклада старообрядческого населения Западного Причудья.




Такая вот история…


На главную                                     Немного истории (продолжение)...