?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Из серии «Драконовские законы»
Три мешка овса…


Приговор:
Именем Эстонской Советской Социалистической республики
Народный суд 1 участка г. Калласте на открытом судебном заседании в д. Саваствере разобрал 24 ноября 1950 года дело по обвинению:
Богданова Абрама Сергеевича, 1922 г.р., уроженца г. Калласте, русский, образование 5 классов, беспартийный, холост, из рабочих, по словам ранее не судим, обвиняемого по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 4-го июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества»
Народный суд, рассмотрев материалы дела, заслушав показания подсудимого и свидетелей, установил, что подсудимый Богданов, назначенный сушильщиком зерна колхоза им. Суворова с 10 октября 1950 г., с 12 по 17 октября 1950 г. положил в сторону 97 кг. овса, которые спрятал под полом помещения перед сушилкой, с целью позднее похитить принадлежащее колхозу зерно, которое было обнаружено 17 октября 1950 года комиссией колхоза по сушке зерна и возвращено колхозу.
Подсудимый признаёт себя виновным, что подтверждено показаниями свидетелей Аруся, Кангро и Виллик.
На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 319 и 320 УПК РСФСР Народный суд приговорил:
Богданова Абрама Сергеевича признать виновным  по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 04.07.47 г. и подвергнуть лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на восемь(8) лет без поражения в правах. Взыскать с Богданова А.С. в пользу Юридической консультации г. Тарту за выступление адвоката 150 рублей. Приговор может быть обжалован в Верховном Суде ЭССР в течении 5 дней.» (см. фото)
Ниже привожу без изменений берущие за душу строки из прошения осуждённого о помиловании.
«Председателю Президиума Верховного Совета СССР Николаю Михайловичу Швернику от заключённого Богданова Абрама Сергеевича 1922 г.р. осуждённого по Указу от 04.06.47 к 8 годам лишения свободы. Начало срока 24.10.1950.
Просьба о помиловании
Обращаюсь к Вам с убедительной просьбой помиловать меня, освободить из заключения, тем самым дать возможность вместе со всеми свободными гражданами нашей родины включиться в грядущее строительство коммунизма в нашей стране. Кратко излагаю существо моего дела. Оно состоит в том, что имея 4-х малолетних детей и больную нетрудоспособную жену я жил в очень затруднительном материальном положении. Работая в колхозе во время сушки овса, я по своей оплошности и глупости решил взять три мешка овса весом 90 кг. с целью продать и купить что-нибудь обуться детишкам, так как они совершенно были босые. В 1941 году я ушёл на войну, а по возвращении с войны дома ничего не осталось, всё было проклятыми фашистами уничтожено и эта мысль толкнула меня взять три мешка овса. Я этому делу в то время не придал никакого практического значения, что тем самым нарушаю законодательство Советского Союза. Я хочу сказать лишь одно, что эти действия не были моим ремеслом, а произошло так, что я сам себе дивлюсь, ибо я никогда не был вором. Я глубоко прочувствовал и осознал этот мой легкомысленный поступок в период моей изоляции от общества свободных граждан и семьи. Вся тяжесть морально-нравственных и физических условий изоляции дали мне понять, насколько я ошибся в своих действиях против законов нашей страны и как тяжело советскому человеку лишение его свободы. Трудно выразить в нескольких кратких словах все мысли, чувства и горечь сознания всего произошедшего со мной за этот период моей изоляции от общества и семьи, маленьких детей и больной жены. Одно могу сказать, что это самый трудный, самый страшный урок в моей жизни. Мне горько и тяжело писать Вам об этом, но факты  упрямая вещь и от них не уйдёшь. Я прошу поверить в искренность моего раскаяния в совершённом мною преступлении и дать мне возможность вернуться в ряды свободных граждан СССР. Наше советское правосудие жестоко и справедливо требует соблюдения законов страны и в то же время проявляет снисхождение к советским людям, впервые совершившим ошибку в своей жизни. Обращаюсь к Вам со своей просьбой о помиловании и хочу надеяться и верить, что Вы учтёте моё полное и искреннее осознание вины и проявите ко мне снисхождение и вернёте в ряды свободных граждан нашей страны. За Ваше доверие я отдам все силы и всего себя на дело строительства коммунизма в нашей стране.»
Характеристика из мест заключения:
«Богданов А.С. прибыл в ОЛП 2 (отдельный лагерный пункт, прим автора) 9 января 1951 года. Используется на работе в каменном карьере контролёром. К порученной работе относится добросовестно. В быту ведёт себя хорошо, нарушений лагерного режима не имеет»
Председатель колхоза им. Суворова, что на территории Кокоровского сельсовета характеризует Богданова Абрама Сергеевича следующим образом:
«Сражался против немецких захватчиков в составе истребительного батальона летом 1941 года, где получил тяжёлое ранение и попал в плен. Находился в концлагере в г. Тарту. После возвращения Советской власти был освобождён из тюрьмы и продолжил работу в советских хозяйственных организациях.  Последнее место работы: колхоз им. Суворова, где Богданов добросовестно выполнял все распоряжения, но позже нарушил колхозный устав и попытался присвоить несколько десятков килограммов  принадлежащего колхозу овса по причине бедности семьи, состоящей из проживающей с ним в свободном браке гр. Мюрсеп и 4-х детей, за что отбывает наказание».
4 апреля 1952 года Президиума Верховного Совета ЭССР своим решение  заменил моему односельчанину  оставшееся наказание на условное с 3-летним испытательным сроком. Полтора года Абрам Богданов провёл в местах лишения свободы за три мешка припрятанного не от хорошей жизни овса. По тогдашним суровым временам можно сказать, что ему ещё повезло (см. фото). Такая вот история…
От автора: В сборнике Pro Patria представлены  сведения о жителях Эстонии, погибших или пропавших без вести в годы войны в составе немецкой армии. Среди прочего есть информация и о герое этой истории:
Богданов Абрам, рядовой, 04.11.1922, пропал без вести 10.08.1944 года.
По понятным причинам в советское время об этом факте своей биографии бывший боец истребительного батальона предпочитал не распространяться. Не могу утверждать наверняка, но с большой долей вероятности можно предположить, что в немецкой армии он оказался отнюдь не по доброй воле. А фраза «пропал без вести» в реальности означала, что Богданов, скинув ненавистный мундир, в августе 1944 года попросту сбежал из части. С приходом Красной армии легализовался, сопроводив своё появление в Калласте рассказом про годы, проведённые  за колючей проволокой нацистских лагерей. Но это лишь моё предположение...


За родину, но не за Сталина…
Судьба часто бывает неблагодарна и преподносит людям сюрпризы, которых они не ждут. Только что ты  был по одну сторону окопов, а мгновение спустя оказываешься по другую. Неосторожное слово или легкомысленный поступок могли стоить человеку свободы, а порой и жизни. Некоторые из моих односельчан испытали это на себе в полной мере. Мгновение назад они готовы были  сложить голову за родную власть, а теперь эта власть заполняла ими бараки Гулага или вела под расстрел. Особенно много таких случаев пришлось на первые месяцы войны, когда в умах царило смятение, вызванное паническим отступлением Красной армии, а тяжесть военного быта лишь усугубляла ситуацию. Свою прискорбную роль играл и алкоголь, который развязывал  язык и притуплял сознание.  Человек переставал следить за словами. Придя в себя, несчастный пытался всё объяснить и исправить, но было уже поздно…
"В Военную Прокуратуру Ленинградской железной дороги 20 августа 1941 года поступили сведения о том, что гражданин Горушкин Мартемьян Васильевич, уроженец г. Калласте Эстонской ССР, находясь в ресторане Варшавского вокзала, занимался антисоветской агитацией. Произведённым расследованием установлено, что 20 августа 1941 года около 15 часов дня, Горушкин, будучи в нетрезвом виде, зашёл в ресторан Варшавского вокзала и подойдя к буфету завязал разговор с буфетчицей Лифановой.  Ссылаясь на то, что он будто бы идёт на фронт, требовал отпустить ему покушать вне очереди. Поскольку он, Горушкин, с таким же требованием заходил и ранее, 18 августа, и также требовал пива и продукты, буфетчица задала ему вопрос: «Почему ты болтаешься здесь, если должен быть на фронте?», на что он ответил, что коммунисты его ещё не послали, а затем сказал, что он будет воевать за Родину и свободу, а не за Сталина, и вслед за этим выругался нецензурно. Затем Горушкин сказал, что он приехал в Ленинград, а тут даже хлеба не дают, а вот в Эстонии хлеб был. Допрошенный Горушкин заявил буквально следующее: «Я был сильно пьян, поэтому не помню, что говорил и даже не помню, был ли вообще в ресторане. Что касается оскорбления одного из членов правительства, то скорее всего я говорил что-то про Таллинн, а буфетчице послышалось «Сталин», так как в помещении было шумно.»
На основании изложенного гражданин Горушкин Мартемьян Васильевич 1904 года рождения, уроженец г. Калласте Эстонской ССР, чернорабочий, грамотный, женат, детей не имеет, беспартийный, последнее место работы – ремонтный рабочий эстонской ж.д. обвиняется в том, что 20 августа 1941 года в ресторане Варшавского вокзала проводил контрреволюционную пропаганду путём попытки дискредитации Вождя народов и главы правительства, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст.58 -10 ч.2 УК РСФСР и подлежит Суду Военного Трибунала Ленинградской ж.д.
Следствие было завершено уже на следующий день, 21 августа, а 24 августа огласили приговор:(см. фото).
Мартемьян Горушкин состоял членом Калластеского истребительного отряда и был эвакуирован в августе 1941 года вместе с другими бойцами через Нарву в Ленинград.

По прибытии в северную столицу они несколько дней жили в вагонах.  Получив на руки т.н. «эвакуационные» деньги в размере 268 рублей, Горушкин с товарищами по отряду Демидом Кукиным, Гурьяном Языковым и Петром Горюновым решили выпить водки и перекусить в помещении вокзала. Дальше вы знаете…
Осуждённый просил о снисхождении, обещал искупить вину «на оборонных работах». Его односельчане, упомянутые в деле, пройдут дорогами войны, останутся живы и вернутся в родной город. По словам Мартемьяна Горушкина, в довоенные годы он сменил несколько профессий. Работал на моторной мельнице, торговал на ярмарках, несколько лет всерьёз увлекался фотографией. В межсезонье  ловил рыбу на Чудском озере. В 1930-м году был осуждён эстонским судом на 1 год тюрьмы за проникновение по пьяному делу в ресторан Долгошева в Калласте с целью поживиться спиртным. Его родные братья, Никита(1901) и Григорий(1909), погибли в первые месяцы войны на территории Эстонии: Григорий пропал без вести, Никита был убит под Таллинном. Но документально эти сведения пока не подтверждены.
В 1949 году жена Мартемьяна Горушкина, Окунева Анна Ивановна (1903), для получения справки о признании мужа умершим, собирала показания свидетелей. Местные жители рассказали ей, что он входил в Калластеский истребительный отряд, а при отступлении на территорию СССР  пропал бесследно. Теперь мы знаем, что произошло. Поскольку в те времена Гулаг своих секретов не выдавал, Мартемьяна Горушкина признали умершим. Скорее всего мой двоюродный дед, действительно, скончался в заключении, иначе бы по освобождении вернулся в родные края или каким-то образом связался с родными. Но этого не произошло. Такая вот история…

На главную                                   Немного истории (продолжение)