?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...

Из серии «Красногорские курьёзы»
Гнедая лошадь…
В прежние времена лошади служили основной тягловой силой, поэтому считались  дорогим и ценным приобретением. Именно поэтому их часто воровали...
Ранним утром 9 июля 1922 года житель Калласте Михаил Иванович Кошелёв выгнал на поселковое пастбище свою кормилицу –гнедую лошадку с белым пятном на лбу. После обеда отправился её проведать, но вместо милого сердцу животного его взору предстал лишь сиротливый  столбик и обрывком верёвки. Лошадь исчезла. В полном отчаянии Кошелёв решил пройтись по окрестным хуторам, в надежде, что  кто-то что-то видел. Какого же было его удивление, когда возле здания Кокоровского волостного правления он застал свою любимицу в компании полицейского и  какого-то мальчишки…
Незадолго до этого житель Кокора Виллем Сепп (Villem Sepp) заметил, что к его дому  приближается незнакомый парнишка на гнедой лошади. Подъехав  поближе, мальчуган, которому на вид  было лет 12, соскочил с коня и поведал ошарашенному  хуторянину душещипательную историю:
«Меня зовут Борис Глухарёв. Я родом из д. Нина. Несколько дней назад мои родители, Иван и Екатерина, отправились на озеро. Домой они не вернулись. А вчера возле Ротчины к берегу прибило рыбацкую лодку. По номеру определи, что она принадлежит нашей семье. Я понял, что папа с мамой утонули и что я остался совершенно один. В деревне у меня никого из родни нет. Чтобы не умереть с голода я решил продать родительскую лошадь. Прошу за неё  3000 марок.»
Сеппу сразу показалось странным, что мальчишка так сильно занижает цену. Лошадь была в полном порядке и стоила минимум 15 тысяч марок. Юный продавец между тем посетовал, что уже просил за свой  товар 5 тыс. марок, а ещё раньше 8 тысяч, но никто не хочет покупать. Виллем Сепп, сообразив, что тут дело нечисто,  решил не рисковать и задержал шустрого парнишку. Прибывший по вызову полицейский отвёз «сироту» в здание Кокоровской волостной управы, где услышал от него всё ту же слезоточивую историю про утонувших родителей и трёхдневный голод. В этот момент и подошёл настоящий хозяин лошади Михаил Кошелёв, который сразу расставил все точки над «i». Оказалось, что Борис «Глухарёв» никакой не Глухарёв, а Борис Демидович Елинкин 13 лет от роду. И проживает он не в Нина, а в Калласте при абсолютно живых родителях, которые, правда совсем не следят за своим сыном. Последний целыми днями болтается по деревне и наровит что-нибудь стянуть. Теперь вот украл лошадь.  Скотину вернули её законному владельцу, а малолетнему воришке  присудили месяц заключения в тюрьме для несовершеннолетних преступников.


Эта история стала первой в череде ей подобных на безрадостном жизненном пути Бориса Демидовича Елинкина. Соскочить с «воровской иглы» он, судя по всему, так и не смог (см. здесь).
Чем Борису Елинкину приглянулась фамилия «Глухарёв» я не знаю, но расписался он выдуманным именем вполне уверенно.


Вот ведь как…
Недавно услышал от калластеских старожилов «байку» о том, что бывший  премьер-министр Эстонской республики Март Лаар (Mart Laar)(см. фото) приходится родственником одному из местных жителей.  Решил "копнуть" глубже, и вот что выяснилось…

Ещё с дореволюционных времён этим респектабельным строением (см. фото) владел многолетний житель Калласте Карл Сирго (Kaarel Sirgo)(1891)(см. фото).
Помимо жилых помещений в нём располагался  хозяйский магазин, более известный в деревне как «Сирков дом». С  приходом Советской власти  здание национализировали. Не могу утверждать наверняка, но похоже, Карл Сирго покинул Калласте ещё до июньских событий 1940 года, успев выгодно продать свою торговую точку. По крайней мере, весной того же года он прикупил недалеко от Эльва за весьма кругленькую сумму большой хутор  у некоего Пауля Теллера, немца, распродававшего имущество перед отъездом в Германию.  Дальнейшая судьба владельца «Сиркова дома» мне пока неизвестна, за исключением того, что он скончался в 1973 году в г. Эльва, но в данном случае речь не о нём. Летом 1941 года, с приходом немцев, в вышеназванном здании вновь заработал частный магазин. Его хозяином значился выходец из волости Пала Фридрих Виллемсон (Friedrich Villemson)(1889) (см. фото).
Каким образом он получил права на эту недвижимость я не знаю, но вполне может статься, что именно ему Карл Сирго и продал свой бизнес перед отъездом из Калласте в 1940-м году. Виллемсон не только содержал магазин, но и состоял, вместе с Тимоном Скороходовым, в должности руководителя местного Добровольного пожарного общества. Однако, осенью 1944 года власть вновь поменялась. Советы магазин  отобрали, а престарелый Фридрих Виллемсон, от греха подальше,  перебрался куда-то в Харьюмаа, где тихо умер 6 лет спустя. На момент появления в нашем городе новый владелец  «Сиркова дома» был уже дважды женат. Его первая супруга, Альма Паулине Виллемсон (Alma Pauline Villemson)(1888) скончалась в 1935 году, оставив мужу троих детей: сына Бенно Ромео (Benno Romeo) (1916 – 2002) и дочерей Алли Валве (Alli Valve) (1920 – 1982) и Майме Лайне (Maime Laine) (1923 – 2010). Новой спутницей жизни нашего героя станет некая Армильде Вылли (Armilde Võlli)(1905 –1986)(см. фото).
В начале 1939 года она развелась с Артуром Вылли (Artur Võlli)(1900 – 1941) и вскоре подарила своему новому избраннику сына Тоомаса (1939 – 1983). От первого брака у Армильды уже была девятилетняя дочь Айме (1930 – 2013), для которой Фридрих Виллемсон стал приёмным отцом.

Айме Вылли (Aime Võlli)(см. фото) вырастет и выйдет замуж за Тыниса Лаара. В 1960 году они произведут на свет будущего эстонского историка и премьер-министра Марта Лаара. Таким образом, знаменитому политику бывший владелец «Сиркова дома» Фридрих Виллемсон приходится пусть и не кровным, но всё-таки дедушкой по линии матери. Выходит, права народная молва, по крайней мере отчасти. Кстати, Алли Валве Виллемсон, которая приходилась матери Марта Лаара сводной сестрой, сочеталась браком с коренным красногорцем Мануфеем Анфимовичем Соколовым (1908-1996)(см. фото).
Последний, получается, стал для будущего главы правительства кем-то вроде двоюродного дяди.  Такая вот родословная история…
P.S. О перепетиях судьбы родной сестры Фридриха Виллемсона,  Хельми Марие(1895), я уже писал ранее…





Смертельный рейс…
"Народный суд Калластеского района рассмотрел на открытом судебном заседании в Алатскиви 4.02.1957 г. дело по обвинению Кошелёва Ивана Васильевича(см. фото) 1922 г. рождения, уроженца г. Калласте ЭССР, из семьи рыбака, русского, гражданина СССР, с образованием 6 классов, беспартийного, военнообязанного, женатого, имеющего двух несовершеннолетних детей, не судимого, не работающего, проживающего в г. Калласте ЭССР, ул. Выйду 37 в преступлении предусмотренным ст. 59 часть 1 УК РСФСР:
Кошелёв, работая шофёром автомашины ГАЗ-51  № РУ 66-23, принадлежащей Калластескому Райпотребкооперативу, 3 ноября 1956 года повёз из г. Калласте в магазин Тяхемаа Калластеского района товар. Вместе с ним на машине ехали грузчики Педак и Поолакезе. На обратном пути из Тяхемаа на дороге Тарту- Калласте, не доезжая деревни Метсакиви примерно 150 метров, ввиду гололедицы машина под управлением Кошелёва съехала с дороги в канаву и опрокинулась на бок. При этом ехавший в кабине грузчик Поолакесе попал головой под кабину автомашины и получил повреждения, повлекшие за собой смерть. Кроме того Кошелёв в результате автоаварии получил лёгкие телесные повреждения с расстройством здоровья, также частично повреждена автомашина.
Таким образом Кошелёв, являясь водителем автомашины, не принял необходимых мер предосторожности при движении и совершил преступление, предусмотренное ст. 59 ч. 1 УК РСФСР. Кошелёв в инкриминируемом ему преступлении виновным себя не признал. Однако, его виновность доказана показаниями свидетелей Педак, Кыйв, Коланен, протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов и другими материалами дела.
Так, из показаний свидетелей Педак, Кыйв и Калонена явствует, что дорога, по которой 3 ноября 1956 года ехал Кошелёв была скользкой. В связи с этим, согласно ст. 30 ПДД, скорость машины не должна была превышать 15 км. в час. Кошелёв же, согласно показаниям вышеуказанных свидетелей и показаний его самого, ехал со скоростью 30-40 км. в час. Тем самым Кошелёв, являясь участником движения, не отрегулировал скорость движения в зависимости от местности и условий движения ( гололедица), чтобы иметь возможность своевременно остановить транспорт при возникновении препятствия, в результате чего произошла автоавария с тяжёлыми последствиями.
Однако, при назначении наказания Кошелёву суд находит необходимым учесть обстоятельства, что он ранее не судим, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, имеет подожительную характеристику по работе и ранее с его стороны не имели место нарушения правил уличного движения, хотя он работает шофёром, начиная с 1951 года. На основании изложенного суд приговорил Кошелёва Ивана Михайловича подвергнуть лишению свободы сроком на 3 (три) года без поражения в правах.»
Адвокат осуждённого Коост  подал кассационную жалобу на приговор в Верховный суд ЭССР, в которой утверждал, что смерть Поолакезе была случайной, а не неизбежной:
«Кошелёв пояснил на суде, что Поолакесе попал под опрокинувшуюся машину потому, что пытался выскочить из неё до того как она съехала в канаву. В результате чего он был придавлен кабиной. Если бы он оставался в кабине, то ничего подобного бы не случилось. Сам Кошелёв получил телесные повреждения потому, что вывалился из открытой Поолакесе двери грузовика.Таким образом, смерть Поолакесе стала  следствием его неосмотрительного поведения и обвинение Кошелёва в его гибели являются необоснованными. В этих обстоятельствах Кошелёв может быть признан виновным лишь в нарушении правил уличного движения и в повреждении автомашины"
Верховный суд счёл аргументы защиты вполне убедительными и заменил Ивану Кошелёву 3-летний срок заключения на 1 год исправительных работ по месту жительства с удержанием 15% зарплаты (см. фото). Такая вот история...



Из серии "Драконовские законы"
Пять лет в бегах…
Решение Йыгеваского Народного суда от 4 мая 1948 года:
Саренс Альберт Александрович, 1903 года рождения, уроженец Ленинградской области Волосовского района, эстонец, член партии с 1931 года, образование 6 классов, женат, один ребёнок 17 лет, место жительства г. Калласте ул. Тарту 52, в период немецкой оккупации служил в Красной армии – обвиняется по ст. 109 УК в том, что состоя директором моторно-тракторной станции (МТС) в посёлке Паламузе с марта 1946 по сентябрь 1947 года совершил ряд должностных преступлений:
В 1946 году он приказал счетоводу  семеноводческой станции в Куремаа товарищу Воогла выделить 1000 рублей для оплаты бензина, необходимого для доставки на станцию из Тарту семян овса. Полученные от Воогла деньги Саренс присвоил, а овёс привёз за счёт МТС, оформив бумаги на меньшую сумму.
Также  подсудимый предоставил Куремаскому молочному товариществу грузовую автомашину вместе с рабочими для доставки угля, получив за это 3000 рублей. Небольшую часть из этой суммы он выплатил рабочим, сколько-то потратил на запчасти, а остальное присвоил.
В 1947 году Саренс выделил принадлежащую МТС грузовую автомашину жителю Паламузе гражданину Унт для доставки песка и досок безо всяких документов, а  полученные за услугу 600 рублей присвоил.
Эта и другие частные поездки осуществлялись без путевых листов и на принадлежащем МТС бензине, а полученные за оказанные услуги суммы не заносились в бухгалтерские ведомости. Израсходованные для частных поездок бензин и солярка списывались на вымышленные официальные работы. Также подсудимый выдал незаконно 125 кг. автола для приобретения топливного бака, не оформив покупку через бухгалтерию МТС.  С 8 марта по 16 июня 1947 года  Саренс был освобождён от работы по причине болезни. За это время он должен был получить оплату на основании больничного листа. Однако, узнав, что эта сумма будет меньше, чем обычная зарплата, Саренс разорвал больничный лист и выписал себе зарплату в полном объёме, пользуясь своим служебным положением. Однажды, будучи в нетрезвом виде, Саренс проник на территорию склада горюче-смазочных материалов, не имея на это права, и самовольно выдал покупателю мазут, не оформив сделку никакими документами. Пользуясь служебным положением и пребывая в состоянии алкогольного опьянения подсудимый неоднократно отдавал распоряжения подчинённым ему шофёрам выезжать без путевого листа для обслуживания частных лиц, в результате чего в МТС образовалась недосдача моторного топлива. В общей сложности подсудимый Саренс не смог подтвердить документально растрату денежных и материальных ценностей на общую сумму в 8328 рублей 59 копеек. Подсудимый признал себя виновным частично. Данное преступление подпадает под действие Указа от 4 июня 1947 года «Об уголовной ответственности за расхищение государственного и общественного имущества». На основании вышеизложенного суд приговоривает  Саренс Альберта Александровича к 5 годам лишения свободы и поражению в правах на 2 года с удержанием по гражданскому иску 1758,20 рублей в пользу Паламузеской МТС.»
Подсудимый воспользовался правом на обжалование приговора в Верховном суде ЭССР, однако последний своим решением от 21 мая 1948 года оставил приговор в силе.  Не дожидаясь ответа на кассационную жалобу, Альберт Саренс покинул место постоянного проживания, нарушив тем самым подписку о невыезде. Попросту говоря, пустился в бега. 23 июля 1948 года парторганизация г. Калласте  исключила его из рядов ВКП(б), как осуждённого  к лишению свободы за расхищение социалистической собственности (см. фото).

До декабря 1953 года, то есть более 5 лет, герой этой истории скитался по городам и весям бескрайней страны. Работал слесарем на заводах Урала и Донбасса, некоторое время проживал в Ленинградской и Архангельской областях. Нигде подолгу не задерживался. В 1953 году, после смерти Сталина, перебрался поближе к Эстонии, в г. Сланцы. Наконец, в декабре 1953 года рискнул вернулся в ставший родным г. Калласте.  Времена изменились и осуждённые за хозяйственные преступления подпадали под амнистию. Сам Саренс себя виновным никогда не признавал. Он утверждал, что комиссия не обнаружила в подведомственной ему МТС никакой растраты, а дело было полностью сфабриковано недоброжелателями. Говорил, что в августе 1947 года его сняли с должности директора МТС не за хищение, а за срыв весенней посевной, после чего он вернулся в Калласте и до марта 1948 года временно исполнял обязанности Председателя Волисполкома Алатскиви…
Вернувшись в родные края беглец сразу же начинает хлопотать о восстановлении в партии (см. фото).

На первых порах получает отказ (см. фото).

Лишь в июле 1958 года партячейка тартуского завода «Термоаутомаат», где тогда работал Саренс,  единогласно принимает решение о повторном приёме его в ряды КПСС. Кстати, по приезде в Эстонию в июле 1945 года, Саренс Альберт Александрович некоторое время (до апреля 1946 года) исполнял обязанности Председателем Горисполкома г. Калласте. Такая вот история…

На главную                                 Немного истории (продолжение)...