?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Власть и вера...
Авторитарные  режимы во все времена стремились к «закручиванию гаек». Иногда это было продиктовано внутриполитической обстановкой, иногда смахивало на самодурство. В Эстонии времён Константина Пятса (1934 – 1940 г.г., прим. автора) стремление к единообразию и контролю порой принимало весьма причудливые формы.  Если полуприказную эстонизация фамилий и переписывание национальной истории ещё можно было объяснить стремлением молодой нации к «освобождению» от остатков инородного влияния, то борьба с безобидными староверами выглядит какой-то мелочной упёртостью в духе «закон есть закон». В таких случаях всегда хочется спросить: «А поменять закон не пробовали?». Вряд ли стремление ревнителей древнеправославия сохранить свои вековые традиции  представляло угрозу  для эстонского  государства.  Чего, кстати, нельзя сказать о набиравших популярность среди русской молодёжи Причудья коммунистических идеях.  Хочется верить, что сегодня по столь смехотворным поводам, как нижеописанный,  власть уж точно не будет «подставляться»…
Решение Директора департамента полиции за № 182-Sk
«25 мая 1937 года, рассмотрев предложение префекта округа Тарту-Выру, а также  представленные документы на наставника Тартуской старообрядческой общины Андрея Кабацкого, нахожу, что Андрей Кабацкий продолжает и текущем году проводить богослужения и отмечает религиозные праздники по старому юлианскому календарю, несмотря на то, что он ещё 13 сентября 1935 года дал полиции письменное обещание отказаться от использования старого календаря (см. фото).
Неоднократные  предупреждения о недопустимости проведения служб по юлианскому календарю он целенаправленно игнорировал, тем самым нарушая действующие законы и распоряжения госудаственной власти.
Приняв во внимание, что вышеозначенная деятельность Андрея Кабацкого противоречит законным предписаниям и наносит ущерб общественному порядку и спокойствию, а также опираясь на решение государственного старейшины от 9 сентября 1934 года за № 630, приказываю:
Запретить Андрею Яковлевичу Кабацкому 1871 года рождения, уроженцу г. Калласте, проживающего в Тарту по ул. Пыйк 10, нахождение в г. Тарту и Тартуском уезде, а также в г. Таллинне на время действия чрезвычайного положения. Предоставить упомянутому в постановлении лицу 7 дней для добровольного выезда с его нынешнего места жительства.»
Раздосадованные прихожане Тартуской старообрядческой общины обратились с прошением на имя самого Министра внутренних дел:
« Незадолго до 25 декабря 1935 года наставник нашей общины Андрей Кабацкий объявил нам в молильном доме о требовании правительства проводить богослужения по новому календарю, а также о том, что рождественская служба  пройдёт в храме 25 декабря. Когда раньше служба проходила по старому стилю, то есть с 6 на 7 января,  храм всегда был полон народу. Однако 25 декабря не явился никто, помимо самого Кабацкого и его помощников. Зато через 13 дней, 6 января 1936 года, в моленной было не протолкнуться. Кабацкий, по требованию собравшихся, вынужден был провести службу по старому стилю. Если бы он отказался, то  верующие выбрали бы вместо него на должность наставника кого-либо другого, так как наши обычаи позволяют это сделать, если наставник по каким либо причинам не исполняет своих обязанностей. Из вышесказанного видно, что Андрей Кабацкий в произошедшем не виноват и что служба была проведена по требованию молящихся.»
Из донесения начальника 3-го полицейского участка Оскара Линде:
«1 мая 1937 года в 21.00 я, Оскар Линдре, зная, что по старому календарю сегодня тихая суббота и что старообрядцы наверняка попытаются провести пасхальное богослужение, направился в их молильный дом. Служба уже началась. Завидев меня, наставник Андрей Кабацкий на короткое время прервал службу. После недолгого совещания с членом церковного совета Гришаковым, Кабацкий продолжил читать молитвы. В храме было человек 50, у всех в руках свечи.  Я владею русским языком, поэтому понял, что происходит именно Пасхальное богослужение, к тому же собравшиеся совершали все, положенные по случаю Пасхи обряды и говорили «Христос Воскрес». У многих были с собой взятые из дома продукты, которые по старообрядческому обычаю приносят на Пасху в церковь, чтобы освятить.»
Из протоколов допроса Андрея Кабацкого:
«Я провёл пасхальную службу по старому стилю вынужденно. Дело в том, что богатый и влиятельный прихожанин Ефрем Гришаков(1874) вызвал из д. Казепяя некоего Осипа Иванова, который должен был провести службу, если я вдруг откажусь. На собрании руководства общины Гришаков потребовал, чтобы я провёл службу по старому стилю, иначе я лишусь места наставника. Остальные члены совета его поддержали. Я бедный человек и  боюсь остаться без места, поэтому согласился. Никакой подстрекательской работы я не проводил, этим занимался Гришаков, который призывал народ приходить в церковь на пасхальное богослужение по старому календарю.»
Из показаний Ефрема Гришакова:
«Андрей Кабацкий сам решал, когда проводить службу. Он сообщал, когда следующая служба, не уточняя, по случаю какого праздника она проводится. И на Пасху он служил  по  своей инициативе и никаких угроз и предписаний мы ему не делали. Никого идти в церковь я не агитировал. Люди сами собрались из любопытства, так как знали, что сегодня по старому стилю тихая суббота. Многие только в церкви узнали, что будет пасхальная служба.»
Из показаний Председателя общины Ивана Соколова (1884):
«Никакого давления на Кабацкого Совет не оказывал и не угрожал снятием с должности наставника. Он сам уже за 7 недель до Пасхи объявил о начале Великого поста по старому стилю и всем было понятно, что по завершении будет пасхальное богослужение.»
Очередное обращение  прихожан Тартуской старообрядческой общины на имя начальника Департамента полиции:
« Наставник проводил Пасхальное богослужение не по старому или новому календарю, а по церковным предписаниям. Так празднуют старообрядцы всего мира. Даже там, где провозглашена война церкви, а именно в России, им это не запрещено делать. Поэтому наставник, организуя празднование Пасхи 2 мая не нарушил никаких законов. Это внутреннее дело церкви, когда и как она проводит Богослужения. В Эстонии свобода вероисповедания и закон не требует, что все верующие должны праздновать Пасху именно 27 марта. На основании Конституции у граждан Эстонии есть право отмечать церковные праздники согласно их религиозным убеждениям. Просим не высылать Андрея Кабацкого из г. Тарту, поскольку это незаконно и противоречит Конституции Эстонии.»
Их официального ответа:
«Государственные праздники, к числу которых относится и Пасха должны проводиться в предусмотренные законом дни. Закон запрещает проводить Богослужения и молитвенные собрания по случаю Пасхи и Рождества в какие-либо иные дни.»
Никакие увещевания не помогли и в конце мая 1937 года Андрей Кабацкий  был вынужден покинуть г. Тарту. Его новым местом жительства стал город Выру.
Из обращения Андрея Кабацкого на имя Министра внутренних дел:
«Я семейный человек, на содержании у меня 16-летний сын. На новом месте нет работы, поэтому я нахожусь в стеснённых материальных условиях. Прошу у господина министра помилования и разрешения вернуться в г. Тарту.»
Ответ министра (см. фото):
"Оставить без последствий"
Очередное обращение прихожан:
Просим разрешить наставнику Андрею Кабацкому вернуться в Тарту, так как наша моленна долгое время закрыта и некому проводить обряды крещения и отпевания. У нас нет другого человека, кто так же хорошо, как Кабацкий знал бы наши обряды и сопутствующие им обязанности». Письмо сопровождалось внушительным количеством подписей (см. фото).
Из письма Андрея Кабацкого:
«Я не ожидал, что последует такое суровое наказание, иначе разъяснил бы своим прихожанам, что нужно выполнять предписания властей. Против меня подстрекал Осип Иванов, который говорил, что я хочу отойти от истинной веры. Поскольку мой главный противник исчез из Тарту, я мог бы вернуться домой. Прошу Господина министра откликнуться на мою просьбу».
И вновь:  «jätta tagajärjeta».
Ссылка продолжалась около трёх месяцев. Наконец, 3 сентября 1937 года решением министра Внутренних дел Андрей Кабацкий был помилован и ему разрешили проживать на всей территории Эстонской республики без ограничений (см. фото).
Но «на носу» было очередное Рождество и неугомонный наставник вновь взялся за старое…
Донесение начальника 3 отделения полиции г. Тарту участкового Оскара Линде(1893):
«Я  вместе с  участковым Куут прибыл в молильный дом 6 января 1938 года в 9 часов утра. Служба уже началась и её вёл Андрей Кабацкий. Присутствовало примерно 50 прихожан. Поскольку служба велась на старославянском наречии, мне сложно было понять её содержание, но помню, что часто повторялись слова «Исуса рождению мы поклоняемся». После службы, которая длилась около двух часов, я спросил у  певчего  Лаврентия Гришакова: «Вы проводили предрождественское богослужение?» На что он ответил: « А что я, простой певчий, могу поделать? Что запевала прикажет, то мы и исполняем. Пели мы и рождественские молитвы, но я в этом не виноват.» Потом мы пошли к живущему по ул. Пыйк 6 Петру Козлову, чей сын также пел в хоре и поинтересовались, почему он участвует в рождественском богослужении по старому стилю. На что Козлов ответил: «Чего скрывать, Кабацкий приказал и мы должны были провести предрождественское богослужение. Это очень неудобно, что два рождественских праздника. Завтра у нас, староверов,  первый день Рождества, а я должен идти на работу.» Потом мы пошли к самому Кабацкому и прямо спросили его, почему он проводил предрождественское  богослужение по старому стилю? Кабацкий нам возразил, заявив, что он проводил крещенскую службу, а не рождественскую. В помещении находилось ещё несколько верующих и один из них сказал: «А если даже мы празднуем Рождество по старому стилю! Вы ведь церковь из-за этого не закроете? Нас в Тарту больше 10 тысяч.»
В этот же день в 15.00 прошла вторая, послеобеденная, служба. Насколько я понял, на ней упоминалось пророчество о рождении Христа. Присутствовало человек тридцать.
На следующий день часов в 10 утра прошла ещё одна служба, которую также вёл Кабацкий. На ней было больше ста человек и царила атмосфера большого праздника. Но о содержании службы догадаться было сложно, как из-за старославянского языка, так и из-за тихого голоса Кабацкого. Я предполагаю, что он намеренно говорил едва слышно, чтобы мы не смогли разобрать. После службы я пообщался со старообрядкой Александрой Ваннарт, урождённой Кондратьевой, которая возвращалась из церкви. Я как бы между прочим спросил: «Ну что, проводили рождественскую службу по старому стилю?» На что она ответила: « Что делать. Мы, молодые, ничего против нового стиля не имеем, но пожилые люди ни за что не согласны на него переходить. Моя бабушка дома плачет, стоя на коленях, и говорит, что теперь хуже, чем в римские времена. Нельзя, мол, Господа больше славить и полиция ходит в церковь, чтобы следить за верующими.» Госпожа Ваннарт подтвердила, что сегодня в церкви проводилось именно рождественское богослужение. На следующий день, согласно полученной от Кабацкого информации, служба должна была начаться в 9.30. Однако, когда мы прибыли к зданию моленной в 8.55, то действие уже заканчивалось и Кабацкий провозглашал благодарственную молитву во славу Рождества Христова. Когда мы спросили у Кабацкого, почему вчера он дал нам неверную информацию о начале богослужения, он ответил, что должен сегодня уехать, поэтому и провёл службу пораньше. По его словам, молитвы не были связаны с рождеством, а посвящены поминанию юрьевских мучеников. По всей видимости Кабацкий намеренно перенёс время службы, чтобы сбить нас с толку. В целом, не вызывает сомнения, что Богослужения 6, 7 и 8 января были рождественским, что подтвердили также Гришаков и Ваннарт.
Из показаний Андрея Кабацкого:
«Порядок и время богослужений  прописано в церковных рукописных книгах ещё со времён царя Алексея Михайловича и я не вправе что либо там менять. Разрешение может дать лишь совет нашей общины, состоящий из 12 человек под председательством Ивана Сыщикова. Я, действительно,  дал обещание полиции проводить рождественскую службу по новому стилю и я её провёл 25 декабря в пустой церкви. 6 января утром  я проводил крещенскую службу, а вечером того же дня в моленной собралось более 100 человек. Люди попросили, чтобы я провёл предрождественскую службу по старому стилю, так как у них закончился 6-и недельный пост и они хотят по случаю его  окончания провести богослужение. Я не мог ссориться с прихожанами, поэтому в ночь с 6 на 7 января провёл рождественскую службу вместе с крещенской. Предрождественский пост очень строгий и его нельзя прервать раньше времени.»
Оскар Линде просит у начальства помощи и совета, как поступить с неугомонным наставником, которому трёхмесячная ссылка явно пошла не в впрок.
Видимо Андрей Кабацкий настолько «достал» блюстителей порядка своей упёртостью, что заместитель главы Департамента полиции позволил себе ответить на запрос Оскара Линде далеко не канцелярским языком (см. фото).
« Передайте Кабацкому, что в следующий раз он будет выслан совсем в другое место»
Однако формально полиция была вынуждена закрыть «рождественское» дело, поскольку убедительных доказательств того, что Андрей Кабацкий  преднамеренного организовал рождественское богослужение по старому стилю, представлено не было. Внешне всё выглядело так, будто наставник лишь «пошёл на поводу у прихожан и провёл запрещённую службу по их настоятельной просьбе».
Вдохновлённый  таким поворотом событий Кабацкий тут же делает запрос в полицию на предмет выявления имён тех, кто на него донёс:
«На меня была подана жалоба со стороны лиц, имён которых я не знаю, о том, что я проводил богослужение по старому стилю. По этой жалобе полиция возбудила дело, которое было Вашим указом прекращено.  Поскольку я не знаю, кто были эти жалобщики и инициаторы дела, я прошу Вас, господин директор, разрешить мне ознакомиться с материалами вышеупомянутого расследования в помещении 3-го отделения полиции г. Тарту.»
Вероятно, Директор управления полиции посчитал, что это уж слишком и начертал следующую резолюцию:
« Просьбу оставить без удовлетворения, поскольку дело прекращено». Такая вот история…
P.S. Андрей Яковлевич Кабацкий родился и до 1930 года проживал в Калласте (см. фото).

После смерти супруги он переехал в Тарту. Скончался герой этой истории в 1956 году. О его младшем сыне Петре в «Мемориале» имеется следующая информация:
Кабацкий Петр Андреевич 1920 м/р Калласте, с 1930 г. проживал в г. Тарту по ул. Рооси 24-2, призван Тартуским ГВК ЭССР, краснофлотец, последнее место службы: 93 ОСБр., погиб 25.10.1942, первичное место захоронения г. Сталинград, высота 95,9.


Яко овцы без пастыря…
«Его Высокоблагородию Господину Ландрихтеру и кавалеру фон Бражу Кокора мызы деревни Красных Гор жители:
Просим Вас убедительно явить отеческую милость и защитить нас в том, что теперь мы без наставника, яко овцы без пастыря, которые в болезни, некому на исповедь принять, многие умирают и нарождаются. Мы всепокорнейше просим всем селением и о своём наставнике подпишемся,  не можно ли нам его на поруки отдать, ибо мы всем селением будем виновники, ежели мы его не отпустим, когда Вам потребуется в суд, то мы тотчас же можем его представить. Всемилостивейший защитник Господин Ландрихтер, не оставьте нашей просьбы и не оставьте наших посланных к Вам и уполномоченных Якова Иванова Соцкаго и Савелия Прокофьева, в чём подписуемся всякий противу своего имени три креста."
Conrad Siegmund von Brasch ( 1779 – 1835)- лифляндский ландрихтер(судья) в Ландгерихте (Landgericht, от Land - земля, Gericht – суд - нижняя инстанция уголовного и гражданского суда в Лифляндии, прим. автора)
К сожалению, мне не известна предыстория этого дела. В архивной папке, датированной сентябрём 1834 года, хранится лишь обращение моих односельчан на имя судьи Браша. По всей видимости, местный старообрядческий наставник  Дмитрий Павлов был арестован за неподчинение каким-то распоряжениям  властей. Не стоит забывать, что это были времена Николая Первого, когда со староверами особо не церемонились, принуждая их перейти в православие.  Расстроенные красногорцы умоляют отдать им наставника на поруки, по крайней мере до суда, поскольку  они  без него «яко овцы без пастыря». Нас не должно смущать отсутствие среди подписавшихся исконно местных фамилий: всё какие-то Петровы, Кондратьевы, Алексеевы да Михайловы. Дело в том, что фамилий как таковых у жителей Калласте ещё не было. Мои предки до середины 19 века указывали лишь имя и отчество, что мы и видим в этом списке. Например, Тимофей Петров сын, Василий Александров сын и т.д. Кстати, в далёком 1834 году «отметились» и мои прародители:
Николай(Миколай) Павлов сын, будущий Шлендухов (1799 - ?) – предок по отцу в 6 поколении
Симон Кондратьев сын, будущий Горушкин (1806 – ?) – родственник по матери в 7 колене.

На главную                                       Чудское озеро, Красные горы...