?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...










Из серии "Драконовские законы"
                           
Дорогие снопы…
Приговор: «Суд, выслушав объяснения подсудимого и показания свидетелей, нашёл, что Тараторин Павел Иванович в течении августа месяца 1947 года совершил несколько краж в волости Алатскиви д. Тедре у гр. Рая Фридриха Виллемовича и Нугин Паулины Яновны, унеся с их поля снопы ржи. 15 августа 1947 года Тараторин был задержан гр. Рая, который обнаружил на его телеге взятые с его поля снопы. 18 августа гр. Нугин Магда также опознала у молотилки 20 украденных с её поля снопов. Причину и цель совершения кражи подсудимый объяснить не смог. Исходя их вышесказанного суд приговоривает Тататорина Павла Ивановича к семи (7) годам ИТЛ без поражения в правах.»
Ходатайство о помиловании( орфография сохранена, прим. автора)
«Я, Тараторин Павел Иванович, 1902 г.р. осуждён Нарсудом г. Муствеэ 23 октября 1947 года по указу от 4.06.47 г. Приговор Нарсуда считаю справедливым.
Обвинение по приговору:
Украл 40 снопов ржи с полей двух соседей.
Истинное положение дела: Искренне признаюсь перед Вами, что я 40 снопов ржи действительно перенёс с полей соседей на своё поле, чем совершил преступление. Что меня побудило  пойти на это преступление?
С приходом Советской власти, в 1945 году, мне дали земельный надел в 7 гектаров. Дали тот участок, где худшие земли. За два года пользования я не успел их хорошо удобрить и получал плохие урожаи. И приходилось тяжело жить с семьёй. Рядом находились поля богатых соседей (кулаков). На их полях всегда были хорошие урожаи. И вот летом 1947 года, по окончании жатвы, я крепко выпил и пошёл на своё поле. Придя на поле, вновь увидел свой плохой урожай и у меня сжалось сердце. Понял, что жить будет очень тяжело. А тут, видя хороший урожай соседей, я всё же решился перенести снопы ржи с их полей на своё поле. Что я и сделал. Перенёс 40 снопов ржи. На месте преступления пойман не был. Снопы были опознаны во время молотьбы, в чём я полностью признался. Находясь второй год в заключении, я очень глубоко понял, что я совершил большое преступление перед нашей Великой родиной и полностью осознал своё содеянное преступление и искренне раскаиваюсь в этом. Клянусь перед Правительством и Партией Ленина-Сталина, что впредь в своей жизни не пойду ни на какие преступления. И свой позор я смою честным трудом. Прошу принять во внимание, что это первая моя судимость. Бедное состояние семьи, отсутствие воспитательной работы привели к этому шагу. Прошу принять моё чистосердечное раскаивание и помиловать меня. Родился я в 1902 году в семье рабочего. Из-за бедности с ранних лет пришлось работать в чужих людях. Учился всего два года. До прихода Советской власти работал у купцов и кулаков. Своего хозяйства не имел, были лишь свои рабочие руки. Отца и матери лишился рано и рос сиротою. Получил инвалидность второй группы и поэтому не был призван в армию. В 1944 году, при немцах, наша семья была выселена в Литву, в лагерь Алитас, где мы схоронили мать. Избирательных прав не лишался. За границей у меня никого нет. На иждивении жена, сын 8 лет и сестра, инвалид второй группы.
з/к Тараторин Павел Иванович.»

За осуждённого хлопотала сестра Дарья. Она направила несколько прошений на имя Президиума ВС ЭССР. Положительную характеристику представил местный Горисполком. Из лагеря, где Тараторин отбывал наказание, также сообщили, что заключённый административных взысканий не имеет и к работе относиться добросовестно.
Второго ноября 1951 года Президиум Верховного Совета ЭССР заменил Тараторину Павлу Ивановичу три оставшихся  года заключения на условные, с трёхлетним испытательным сроком (см. фото). Такая вот история…



  Из серии "Драконовские законы"
                                       

"Спекулянт"
Приговор:
«Народный суд  1 участка Калластеского района рассмотрел в открытом судебном заседании в селе Алатскиви 18.10.1957 года дело по обвинению Анушова Александра Филаретовича 1920 года рождения, уроженца г. Калласте ЭССР, из семьи рабочих, русского, беспартийного, гр. СССР, не судимого, с образование 6 классов, женатого, имеющего 4-х несовершеннолетних детей, работающего в Тартуском стройтресте каменщиком, проживающего в г. Калласте ул. Калда 3а  в преступлении, предусмотренным ст. 107 УК РСФСР. Рассмотрев материалы предварительного следствия, допросив подсудимого и свидетелей, заслушав доводы обвинения и защиты, суд установил:
Анушов в мае месяце 1957 года скупал от жителей г. Калласте и д. Торила Калластеского района телятину по цене 13 – 14 рублей за кг. и перепродавал на Октябрьском колхозном рынке г. Ленинграда по повышенной цене, в среднем по 20 – 23 рубля за кг., получив при этом определённую материальную выгоду. Так, 30 мая 1957 года Анушов скупил от гр. Андрисон Алиды одну телячью тушу весом 25 кг. по цене 13 руб. за кг., от Горушкиной Агриппины две телячьи туши весом 45 кг. по цене 14 руб. за кг. и от Похламяэ Эллы одну тушу весом 29 кг. по 13 руб. за кг. 17 мая 1957 года Анушов скупил от неустановленного лица одну тушу весом 21 кг. Всё это он реализовал на Октябрьском колхозном рынке в среднем по 20 – 23 руб. за кг. Тем самым Анушов совершил преступление, предусмотренное ст. 107 УК РСФСР. Допрошенный в качестве подсудимого Анушов виновным себя в инкриминируемом ему преступлении не признал, пояснив, что телятину он не скупал с целью наживы, а возил продавать в г. Ленинград по просьбе вышеуказанных граждан, а 17 мая он и вовсе вёз продавать на рынок только двух своих телят. Однако доводы подсудимого опровергаются следующими собранными по делу доказательствами:
справками Октябрьского колхозного рынка и ветврача Уусе, пояснениями которого добавлено, что Анушов в мае месяце 1957 года реализовал на рынке всего 8 телят, из которых два принадлежали ему. То обстоятельство, что Анушов вёз указанных телят продавать на рынок не просто по просьбе граждан, а с целью личной выгоды, подтверждается тем, что Анушов вёз телят продавать на свой риск, сам доставал справки от ветврача, сам упаковывал, нанимал машину, возмещал расходы, связанные с продажей. Кроме того, всё мясо, принадлежащее вышеупомянутым гражданам, он продавал и взвешивал на рынке вместе, не имея представления о том, сколько он получил денег за каждого телёнка. Деньги гражданам он выплачивал по цене 13 – 14 руб. за кг. после реализации мяса на рынке. Однако, как явствует из справок Октябрьского колхозного рынка и показаний свидетелей, среднерыночная стоимость телятины в этот период была 20 – 23 рубля за кг. Таким образом, 17 и 30 мая 1957 года Анушов отвёз и продал на Октябрьском рынке 6 туш весом 161 кг., чем извлёк нетрудового дохода за счёт спекуляции в свою пользу 1127 рублей. Хотя  при поездке в г. Ленинград он не платил гражданам за телят, которых он вёз продавать, денег предварительно, а также не было между ними конкретной договорённости о цене телятины, всё же из вышеупомянутого следует вывод, что Анушов фактически скупал от граждан телят с целью наживы путём перепродажи на рынке в г. Ленинграде. Таким образом Анушов совершил преступление, предусмотренное ст. 107 УК РСФСР. Однако, принимая во внимание, что Анушов ранее не судим, имеет постоянное место работы, а также тот факт, что на его иждивении находятся четверо несовершеннолетних детей, суд находит возможным назначить ему наказание ниже низшего предела, применив ст. 51 УК РСФСР (ст.51. «В том случае, когда по исключительным обстоятельствам дела суд приходит к убеждению о необходимости определить меру социальной защиты ниже низшего предела, указанного в соответствующей данному преступлению статье настоящего Кодекса, или перейти к другой, менее тяжелой мере социальной защиты, в этой статье не обозначенной, он может допустить такое отступление, но не иначе, однако, как точно изложив в приговоре мотивы, вызвавшие это отступление», прим. автора)
На основании изложенного суд приговорил:
Анушова Алекандра Филоретовича  подвергнуть наказанию в виде двух (2) лет лишения свободы без конфискации имущества и без поражения в правах» (см. фото).

В кассационной жалобе адвокат подсудимого  настойчиво ходатайствовал об «отмене приговора и прекращении дела производством  на том основании, что подсудимый не скупал и не перепродавал мясо по повышенной цене, а продавал мясо своих знакомых по просьбе последних и деньги, вырученные от продажи, передавал владельцам мяса за вычетом различных расходов».
Суд, однако, не внял доводам защиты и оставил приговор в силе. Такая вот история…
И, по традиции, не удержусь от пары-тройки комментариев.
1. Социалистическая  экономика не знала такого понятия, как частное предпринимательство. Скупка и перепродажа товаров с целью извлечения прибыли именовалась спекуляцией и каралась по всей строгости закона. Реализовать можно было лишь продукцию, произведённыю своими руками в своём же домашнем хозяйстве.
2. Советский Уголовный кодекс претерпел несколько редакций. Герою нижеописанной истории и повезло и не повезло одновременно. С одной стороны, на момент совершения им «преступления» (1957 год) продолжал действовать УК 1926 года, согласно которому «Скупка и перепродажа частными лицами в целях наживы (спекуляция) продуктов сельского хозяйства и предметов массового потребления  карается лишением свободы на срок не ниже пяти лет с полной или частичной конфискацией имущества (статья 107). До нового, «хрущёвского» УК оставалось ещё 3 года. Последний, будучи принятым в 1960-м году, был уже не столь суров к «спекулянтам». Так, статья 54 гласила: «скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы, — наказывается лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой». Но, с другой стороны, на дворе был уже «оттепельный» 1957 год, После смерти «вождя народов» многие нормы сталинского «правосудия» смягчились, а то и вовсе «канули в лету».
Наверное, поэтому так профессионально и безбоязненно действовала защита, да и суд легко согласился на экстроординарное смягчение приговора, руководствуясь принципом гуманности. Конечно, с сегодняшней  «колокольни» сами обстоятельства этого  дела вызывают  недоумение и улыбку. Подумаешь, скупил и перепродал несколько телячьих туш. Обычный мелкий бизнес, при котором все  остались довольны, за исключением  разве что государства, не получившего налогов с предпринимательской деятельности моего односельчанина. Но это по нынешним, рыночным временам.  50 лет назад  коммерческие устремления  Александра Филаретовича Анушова не нашли понимания у государства и стоили  ему двух лет свободной жизни…


Из серии "Драконовские законы"

44 килограмма лещей...
«Обвинительное заключение по делу Захарова Иосифа Кондратьевича, 1894 г.р. и Печёнкина Николая Ивановича, 1898 г.р., обвинённых  в преступлении, предусмотренном ст. 4 Указа Президиума Верховного Совета ССР от 4.06.47 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества."
8-го февраля 1954 года уполномоченным Калластеского РОМ МВД ЭССР мл. сержантом милиции Тихомировым в 19 ч. 30 м. на берегу Чудского озера в г. Калласте  были задержаны ехавшие в одноконной упряжке рыбаки рыболовецкого колхоза «21 июня» Захаров Иосиф Кондратьевич и Печёнкин Николай Иванович. В их санях был обнаружен мешок с похищенной у колхоза рыбой.  Расследованием по делу установлено следующее: Захаров Иосиф работал звеньевым в рыбколхозе «21 июня» в г. Калласте. В его звено входили  также рыбаки Печёнкин Николай и Пузанов Исаак. За сдачу выловленной рыбы на рыбоприёмный пункт г. Калласте отвечал Захаров И.К.
3 –го февраля 1954 года звеном Захарова было выставлено  58 рыболовных сетей на Чудском озере, которые 8 февраля они выехали проверять на колхозной лошади. При проверке сетей оказалось рыбы 158 кг. разных сортов. Во время проезда по озеру с выловленной рыбой, Захаров вошёл в преступный сговор с рыбаками своего  звена, чтобы часть выловленной рыбы похитить для личного пользования. С этой целью они подъехали к бане Захарова И.К., которая находилась на берегу озера, где Захаров, совместно с Печёнкиным, отложили 44 кг. леща крупного размера в мешок и оставили мешок с рыбой возле бани, а сами вдвоём поехали сдавать оставшуюся рыбу на приёмный пункт г. Калласте. После сдачи рыбы Захаров и Печёнкин вернулись к бане, чтобы отвезти заранее отложенную и похищенную рыбу к себе домой, но при этом были задержаны работниками милиции. Похищенная ими рыба была сдана на рыбоприёмный пункт, где она была взвешена и установлено, что рыбы было 44 кг., а её стоимость по государственным ценам равнялась 272 р. 80 коп. Допрошенные по делу в качестве обвиняемых Захаров И.К. и Печёнкин Н.И. полностью признали себя виновными в предъявленном им обвинении. Кроме того, они изобличаются показаниями свидетелей Пузанова Исака Фёдоровича, прож. г. Калласте ул. Выйду 24, Шлендухова Петра Дмитриевича, прож. г. Калласте ул. Туру 1 и Горюнова Елиферия Ивановича, прож. г. Калласте ул. Садами 10.  Обвиняемый Захаров И. К на допросе 9.02.54 г. дополнительно пояснил следующее: « Мы с Печёнкиным не поехали сразу на приёмный пункт, а подъехали к моей бани, чтобы сгрузить сети и отнести их домой , чтобы быстрее разобрать и высушить. На рыбпункте в это время бывает много рыбаков и задерживаешься часа на два. Сгружать сети мне помогал мой сын Павел. Отложенную рыбу мы оставили на льду метрах в 50 от моей бани. После чего Пузанов Исаак пошёл домой, а я с Печёнкиным поехал на рыбпункт.»
Суд нашёл, что в действиях подсудимых имеются смягчающие обстоятельства, а именно: преклонный возраст обвиняемых, тяжёлое материальное положение, что подтвердил свидетель Шлендухов П. Д., а также тот факт, что преступление совершено ими впервые. Суд учёл также, что в прошлом Захаров и Печёнкин имели благодарности по работе. На основании всего вышеизложенного суд счёл возможность применить к ним ст. 53 УК РСФСР (Если суд признает, что степень опасности осужденного не требует обязательной его изоляции или обязательного исполнения им принудительных работ, он вправе постановить об условном его осуждении) и назначить Захарову Иосифу Кондратьевичу и Печёнкину Николаю Ивановичу наказание в виде 8 лет ИТЛ условно с трёхлетним испытательным сроком без поражения в правах и без конфискации имущества. Приговор может быть обжалован в течении 5 дней с момента оглашения».
Думаю, несчастные рыбаки, услышав после зловещих «8 лет ИТЛ» слово «условно», не раз и не два благодарили Бога за то, что отвёл беду. Отправлять людей за решётку на долгие годы за 44 кг. присвоенной не от хорошей жизни рыбы, было, наверное, чересчур даже для тогдашней суровой эпохи. Судя по всему, немалую роль в вынесении судом столь мягкого по тогдашним меркам приговора, сыграло заступничество Председателя колхоза Петра Дмитриевича Шлендухова, который прекрасно понимал, что отправив за решётку пожилых односельчан, он нанесёт непоправимый урон своей репутации в глазах местных жителей. А репутацией этот человек, бессменно руководившей рыбным хозяйством города более 2-х десятилетий, судя по всему, дорожил.  Такая вот история…


Из серии "Драконовские законы"

Растрата
Обвинительный приговор:  "30 января 1947 года Верховный суд ЭССР на своём выездном заседании в г. Тарту, рассмотрев обвинительное  дело Поташенкова Дмитрия Спиридоновича, нашёл:
1. Поташенков Дмитрий Спиридонович 1910 г.р., образование 3 кл.,  женатый, на иждивении трое детей, русский, признанный негодным к в/с,  руководитель Тартуского рыболовецкого потребкооператива в г. Калласте, проживает по ул. Айя 14, обвиняется на основании закона от 7 августа 1932 года.
Судебная коллегия, заслушав показания подсудимого и свидетелей, а также рассмотрев содержащиеся в деле материалы, сочла доказанной вину Поташенкова в том, что он, будучи руководителем рыболовецкого потребкооператива в г. Калласте с 14 августа 1945 г. по 3 июля 1946 г. злоупотреблял вверенным ему имуществом магазина, использовал  его на личные нужды и в первую очередь на  алкоголь, присваивал принадлежащие кооперативу деньги и продукты, подлежащие продаже по талонам. Показаниями свидетелей установлено, что  подсудимый часто после закрытия магазина уносил домой водку, которую распивал со своим знакомыми. Общая сумма растраты составила 40.324.48 руб.
2. Продавая нормированные продукты питания, Поташенков не смог подтвердить купонами продажу 278.86 кг. ржаной муки, 87 кг. крупы, 23 кг. сахара, 9 кг. масла, 3 кг. мыла,  0,5 кг. чая и 1,5 кг. табака. В ходе проведённой ревизии выяснилось, что стоимость всего вышеназванного товара  составила в государственных ценах 1116 руб, 72 коп., а в рыночных – 10536 руб. 10 коп.
3. Не поставив в известность руководство Потребкооператива, Поташенков взял на работу в магазин г. Калласте на должность продавщицы гр. Казакову и выплачивал ей в месяц по 250 руб. из денег, вырученных от реализации товара.
4. За время работы в должности начальника коопторга г. Калласте Поташенков не обнаружил особой активности ни в снабжении магазина товаром, ни в обслуживании покупателей. В апреле 1946 года, во время инвентаризации магазина, со стороны организованных Поташенковым людей было  оказано  вооружённое противодействие проведению проверки.
Таким образом, суд счёл доказанным, что Поташенков  допустил растрату денежных средств и материальных ценностей во вверенном ему кооперативном магазине на общую сумму в 49.743.82 руб. Подсудимый себя виновным в предъявленных обвинениях  не признал и пояснил, что лишь приобрёл для своей жены пару  валенок, полушерстяные штаны, сорочку и 5 метров белой ткани, а продукты и водку без чеков из магазина никогда не брал. Однако это утверждение опровергается показаниями  свидетелей: продавщицы Казаковой, главбуха  Агнес  Меремяэ и гр. Соколова.
Исходя из всего вышесказанного Суд постановил:
1. Дмитрия Спиридоновича Поташенкова на основании закона от 7 авг. 1932 года признать виновным и приговорить к 10 годами лишения свободы и 3 годам поражения в правах с конфискацией личного имущества.
2. Удовлетворить гражданский иск Тартуского рыболовецкого потребкооператива и взыскать с признанного виновным Поташенкова Д.С. 40.740.82 руб. Решение окончательное и в кассационном порядке обжалованию не подлежит." Такая вот история...

Несколько комментариев:
1. Постановление суда о конфискации личного имущества Поташенкова Д.С. выполнить не удалось, поскольку никакого имущества у осуждённого не оказалось. Его семья лишь недавно вернулась из эвакуации и застала своё довоенное жильё в столь плачевном и бесхозном состоянии, что судебному исполнителю, присланному для описи имущества, осталось лишь беспомощно развести руками. Отсутствие у осуждённого пригодных к изъятию вещей подтвердили и свидетели:  Ляпистов Иван Григорьевич и Трепалина Галина Андреевна.
2. Чудовищный закон от 7 августа 1932 года, более извесный, как «Закон о пяти  колосках»  был предшественником указа от 4 июня 1947 года. В Википедии читаем: «Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» было принято по инициативе Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина.
За хищение колхозного и кооперативного имущества, хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте закон предусматривал расстрел с конфискацией имущества, который при смягчающих обстоятельствах мог быть заменён на лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. Осуждённые по этому закону не подлежали амнистии.
Закон утратил силу в связи с принятием указа «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», изданного 4 июня 1947 года»
За годы, прошедшие с момента его принятия, закон претерпел несколько изменений, главным образом в сторону смягчения приговоров.
3. Растрата Поташенковым почти 50 000 рублей при тогдашней средней зарплате в 500 рублей, конечно, впечатляет. Это как если бы сегодня кто-то «пустил по ветру» тысяч эдак 100 не принадлежащих ему денег. Но 10 лет!!! Анна –Мария Галоян потратила на красивую жизнь 60 тысяч евро со счетов «Европейского движения Эстонии» и была приговорена к 1 году и 10 месяцам тюрьмы, из которых  реально отсидеть должна лишь 5 месяцев, остальное – условно. Не знаю, как вам, но мне кажется, что слова с плаката 1961 года пусть и несколько иронично, но верно отражают общую тенденцию  уголовного законодательства в наши дни. И это радует. Впрочем, это лишь моё мнение.





На главную                                       Немного истории (продолжение)