?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...












Йозеп и Хуго Полакезе - две судьбы, два жизненных финала...

Старшее поколение всегда более консервативно и менее склонно к резким переменам в своей судьбе. В эпоху крушения Российской империи и превращения бывших губерний в независимые государства людям постарше сложно было сориентироваться в круговороте событий…
Жителю Калласте Йосепу Полакезе (Joosep Poolakese)(1878) на момент рождения Эстонской Республики было уже за сорок. Прожив большую часть жизни при российской власти, он не представлял, что может быть иначе. Для многих людей  его возраста независимость Эстонии от России казалась настолько неестественной и маловероятной, что отдавать  жизнь за эту сомнительную ценность не хотелось. Вряд ли Йосеп Поолакезе был убеждённым коммунистом. Скорее всего он, как и многие местные жители, просто пытался «ловить рыбку в мутной воде». То, что эти действия шли вразрез с интересами  молодой республики, его ничуть не смущало. Как говориться, ничего личного, только бизнес. Дело в том, что Поолакезе со товарищи промышлял в годы Освободительной войны( 1918 – 1920) вывозом продовольствия из Эстонии в Россию. Ему было всё равно, кому продавать местные продукты, красным или белым, лишь бы покупатели исправно платили за товар. Эта неразборчивость в клиентах и стала роковой в его судьбе. Эстонское правительство даже со своими союзниками из белогвардейской Северо-Западной армии провизией делилось неохотно, а уж с большевиками…Контрабанда считалась серьёзным преступлением, поскольку спекулянты вольно или невольно кормили армию врага. .. Кстати, на другой стороне озера к мешочникам из Эстонии также относились с подозрением, видя в них  белогвардейских или эстонских шпионов. Я не знаю, на чём конкретно «погорел» Йосеп Полакезе, но факт остаётся фактом: 3 января 1920 года его арестовали и обвинили в шпионаже в пользу Советской России. Если быть точным, то формулировка звучала так: «пособничество  шпионажу».
Газета "Постимеес" от 25 января 1920 года сообщает буквально следующее:
"Проживающие в деревне Калласте Йосеп Поолакезе (Joosep Poolakese) и Густав Пуусеп (Gustav Puusep)  были крупными спекулянтами, переправлявшими в Советскую Россию зерно, мясо, масло и т.п. Теперь выяснилось, что помимо спекуляции продуктами, они продали свои паспорта граждан Эстонской республики двум "красным" из России по 75000 рублей за штуку. Новых хозяев паспортов контрабандисты доставили с восточного берега в Калласте. Позже красные шпионы отправились в Таллинн, где их и задержали, в результате чего  всплыла история о продаже паспортов. 5 января Йосеп Поолакезе и Густав Пуусеп были арестованы в родной деревне и доставлены в Тарту. Задержали и ещё одного спекулянта - Йоханнеса  Вильюса, которого обвинили в том, что он какое - то время скрывал у себя этих двух красных шпионов. По слухам, Военный суд приговорил Поолакезе и Пуусепа к расстрелу и приговор уже приведён в исполнение. Йоханнес Вильюс  за укрывательство вражеских шпионов осуждён на 19 лет тюремного закдючения. О судьбе задержанных в Таллинне "красных" газете ничего не известно. Возможно, теперь контрабандисты начнут хоть немного боятся."


Решением Военно-полевого  суда 2-ой дивизии арестант был приговорён  к расстрелу. Приговор привели в исполнение 7 января того же года в три часа ночи на территории Тартуской тюрьмы.
Таким образом, Йозеп Поолакезе стал жертвой правосудия независимой Эстонской республики, которая обвинила его в поддержке большевиков и покарала по законам военного времени… Он был не единственным жителем Калласте, поплатившимся жизнью за контрабандистский промысел. Подобная участь постигла также 30-летнего Фоку Кукина, 40-летнего Фёдора Феклистова и 70-летнего Григория Захарова. Правда, они были застрелены пограничниками непосредственно при задержании, а не по приговору военно-полевого суда…
Иначе сложилась судьба Хуго Поолакезе (Hugo Poolakese), единственного дожившего до взрослых лет сына Йозепа. Хуго родился в Калласте в 1907 году. Его сознательная жизнь пришлась на времена Эстонской Республики. Хотя российская власть для молодого Поолакезе  уже не была такой привычной, как для отца, тем не менее  русский язык в доме Хуго звучал довольно часто. Дело в том, что супругой нашего героя была Февронья Григорьевна Кривоглазова(1905), самая что ни на есть красногорская староверка. Вместе с местными мужиками Поолакезе-младший всю довоенную жизнь тянул рыбацкую лямку, что также сблизило  его с коренным население деревни. Жители Калласте называли его Уго Полак. Подобное упрощение имени, равно как и наделение прозвищем типично для Причудья и в наши дни.
К, сожалению, 1940-й год стал водоразделом во взаимоотношениях русских и эстонцев. Уже в 1920-х годах среди русскоязычной молодёжи Калласте были сильны антиэстонские настроения, как  следствие  отделения Западного Причудья от России. В 1930-х годах к ним добавились симпатии к СССР, как результат возросшей мощи восточного соседа,  «железного занавеса», массированной  пропаганды и, чего греха таить, беспросветной нужды местного населения. Всё это находило подтверждение в многочисленных  случаях бегства красногорцев  в СССР…
С приходом немцев в июле 1941 года Хуго Поолакезе, как и большинство окрестных эстонцев, избежавших мобилизации в Красную армию, вступил в «Омакайтсе». Сам он позднее объяснял этот шаг двумя обстоятельствами:
Во-первых, потому, что « я являлся сторонником буржуазного строя в Эстонии», а во-вторых, чтобы оградить семью от произвола немецких властей. Будни бойцов «Омакайтсе» включали в себя патрулирование улиц,проверку документов, облавы на парашютистов и попавших в окружение красноармейцев, конвоирование арестованных, обыски в домах просоветски настроенных жителей, охрана карцера вкупе с лагерем для военнопленных и многое другое, что немцы переложили на плечи местных властей.  Хуго Поолакезе состоял рядовым бойцом во 2-м взвода 50 роты  «Омакайтсе» с августа 1941 до апреля 1944 года. Его непосредственным начальником  был Аугуст Раудсепп из Тедрикюла. Члены «Самообороны» имели на вооружении русские винтовки, станковые пулемёты «Максим» и «Виккерс», а также пару-тройку ручных пулемётов. На дежурство заступали один раз в три дня.
24 апреля 1944 года Поолакезе был мобилизован в немецкую армию. Бои шли уже на территории Эстонии и гитлеровцы  рассчитывали на помощь местного населения в борьбе против наступающей Красной Армии. Новобранец пополнил 1 Запасной батальон 5 пограничного полка, окопы которого находились на берегу  реки Эмайыги в волости Луунья. По словам Хуго, в его обязанности входила доставка питания бойцам батальона.  17 сентября 1944 года, отступив на  территорию уезда Ляэнемаа, воинская часть, где служил Поолакезе, фактически развалилась и солдаты разошлись по домам. Вернувшись в Калласте, наш герой заступил на ту же должность бухгалтера рыболовецкой артели, которую занимал до  мобилизации. Но времена изменились. Советская власть жестоко карала за сотрудничество с  немцами. 20 октября, через месяц после возвращения в родной город, Хуго Поолакезе был арестован. Следствие длилось полгода. Ниже я приведу по пунктам те обвинения, которые были предъявлены заключённому. Большинство из них войдут  в текст приговора. Слово Хуго Поолакезе (стиль и орфография сохранены):
« В Омакайтсе я вступил в августе 1941 года добровольно, где находился до 20 апреля 1944 года, был рядовым, на вооружении имел винтовку. Будучи сленом «Омакайтсе», я нёс караульную службу по охране городской управы, почтового отделения и штаба «Омакайтсе», был на контрольном пункте по проверке документов у граждан. В облавах принимал участие два раза. Первая облава была в августе 1941 года, мы ходили по домам и сараям по ул. Тарту с целью обнаружения подозрительных лиц. Во-второй облаве, через несколько дней после первой, которая проходила по ул. Туру, был задержан Андрей Кукин, который содержался в арестном доме, его дальнейшую судьбу я не знаю. В августе 1941 года я один раз нёс охрану раненых военнопленных. Я также конвоировал арестованных граждан из одной волости в другую. Это тоже было в 1941 году, сколько раз, я не знаю. В августе 1941 года, когда я охранял арестованного Кукина, я напился и спьяну вместе с Августом Вильюсом избил  Кукина. В апреле 1944 года меня мобилизовали в немецкую армию…»
Помимо вышеизложенных признаний самого подсудимого, свидетели дополнили обвинение рядом фактов, усугубивших положение Хуго Поолакезе.
Кукин Ермил Фёдорович (1880): « Для меня известно, что Полог Уго с первых дней оккупации нашего города вступил добровольно рядовым в «Омакайтсе». Как активный член «Омакайтсе», он принимал участие в арестах Кукина Андрея, Кукина Лаврентия и Горюнова Николая. Принимал участие в облавах на красноармейцев. 14 сентября 1941 года в 8-9 часов вечера Полог Уго, а с ним ещё 5 человек, которых я не знаю, вошли в комнату и приказали одеться Кукину Андрею и увели в тюрьму г. Калласте. Арестовали за то, что он был комсомольцем…»
Для справки:
Кукин Андрей Ермилович  1923 Доброволец Красной армии. 11.11.41 был приговорён к 3 годам заключения. В обвинении сказано:" Активно участвовал в коммунистических шествиях, был их организатором, распевал коммунистические песни. Добровольцем вступил в Кр. армию, где сражался против нем. войск за великую родину и за Сталина." Благодаря проекту "Rahvuskaaslased" удалось выяснить дальнейшую судьбу Кукина Андрея. 01.09.44 он был помещён в немецкий концлагерь Штутгоф на территории современной Польши. Официальное обвинение: "Антигосударственная деятельность". Лагерный номер - 80422. Дальнейшая судьба заключённого мне пока неизвестна. Велика вероятность, что Андрей Кукин погиб в вышеназванном или ином концлагере. Домой не вернулся.
Горюнов Николай Матвеевич    1910  По одной версии, он был членом истр. отряда, что позволило избежать мобилизации в Кр. армию. По другой - был мобилизован, но поезд с новобранцами разбомбили немецкие самолёты недалеко от Муствеэ через 15 минут после отправления. Николай вернулся в Калласте, где 18 сентября был арестован и препровождён в Тартускую тюрьму. По версии обвинения, Николай Горюнов участвовал в облавах, носил на груди красную ленту, а на рукаве красную повязку. В сер. 1930-х провёл две недели под арестом за нарушение общ. порядка. Расстрелян в Тарту 07.10.1941 года. В обвинении сказано:" Активный коммунист, член ИБ". Осталось 3 детей.
Кукин Лаврентий Алексеевич    1906 Член ИБ, участвовал в обысках. Приговорён к расстрелу 07.10.1941г
Кошелёв Михаил Анфимович (1905): « В марте месяце 1944 года в здании рыболовецкого общества я получал удостоверение об освобождении от мобилизации. Когда я пошёл получать это удостоверение, Захаровы, Иосиф и Николай, просили меня, чтобы я помог им получить такое же удостоверение. Выполняя их просьбу, я обратился к Хуго Поокакезе, но он мне ответил, что Иосиф и Николай Захаровы политически неблагонадёжны и отсрочки он им не даст.»
Корнышова Ксения Петровна (1924): « Как-то ночью в августе или сентябре 1941 года к нам в карцер пришли Полог Уго и Август Вильюс. Они вызвали куда-то Кукина Андрея, который не возвращался в течении получаса. Когда он пришёл, то рассказал, что Уго Полог и Аугуст Вильюс били его винтовкой по голове и выбили один зуб.»
Горушкин Трифон Иванович (1899): « 6 февраля 1943 года многие русские рыбаки из Калласте находились в лагере в Тарту. Нас не вносили в списки концлагеря, так как хотели отправить обратно по домам. Мы ждали, когда нас отпустят в течении двух дней. Начальник лагеря звонил по телефону в рыбное общество г. Калласте, чтобы узнать о политической благонадёжности рыбаков из Калласте. В это время в приёмной рыбного общества сидел Антон Кроманов, который подслушал этот разговор. Уго Полог отвечал начальнику лагеря, что рыбаки все коммунисты и не выполняли рыбные нормы и поэтому из лагеря их не нужно выпускать. На следующий день нас зачислили в списки лагеря и отправили на фронтовые работы. Когда мы вернулись, в августе 1943 года, Антон Кроманов рассказал мне о подслушанном разговоре. Позже он был увезён немцами в Германию и жив ли он,  мне неизвестно.»
По совокупности всех вышеперечисленных обвинений Военный Трибунал войск НКВД Эстонской ССР 26 апреля 1945 года приговорил Хуго Полакезе на основании ст. 58 – 1а УК РСФСР и с санкции указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года
"Подвергнуть ссылке в каторжные работы сроком на 15 (пятнадцать) лет с поражением политических прав сроком на 5 (пять) лет, с конфискацией лично принадлежащего имущества. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит»
Для справки: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников» включал в себя и такой пункт:
«Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов при дивизиях - повешение осужденных к смертной казни - производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою родину».
Отбывал наказание Хуго Полакезе в Воркутинском ИТЛ. Работал в прачечной. Согласно донесению лагерного начальства « заключённый Полакезе норму выработки выполняет на 138 %. К работе относится добросовестно. Взысканий за нарушение труддисциплины и лагрежима не имеет. За хорошую работу имеет две благодарности. В быту ведёт себя хорошо. Лагрежим не нарушает.»
23 марта 1955 года, по истечении 10 лет заключения, осуждённый подал прошение о пересмотре дела. Сталинская эпоха закончилась и у Хуго Полакезе появилась надежда на досрочное освобождение. В заявлении, направленном на имя Военного прокурора Эстонской ССР,  он отрицает несколько эпизодов из обвинительного заключения, заявляя, что «в ходе следствия в течении трёх месяцев я несколько раз находился в отдельной одиночной камере на штрафной пайке, был морально и физически ослаблен и в такой обстановке я высказался следователю, что признаю всю вину, сколько Вы на меня наваливаете». В частности, заключённый, отверг свою причастность к аресту и избиению Андрея Кукина, равно как и участие в облавах и конвоировании военнопленных. Признал он  лишь службу в «Омакайтсе» и в немецкой армии. С просьбой об освобождении мужа  обратилась и супруга Хуго Полакезе, Февронья, которая, после ареста кормильца осталась с 4 несовершеннолетними детьми на руках.  Военная прокуратура Эстонской ССР, рассмотрев прошение заключённого, пришла к следующему выводу: «…доводы Полакезе о моральном и физическом давлении на него неосновательны, поскольку о нарушении норм УПК во время следствия, по окончании следствия и в судебном заседании он не заявлял. Его участие в аресте и избиении комсомольца Андрея Кукина также подтверждены показаниями свидетелей. Таким образом виновность Полакезе в измене Родине материалами дела доказана и осуждён он по ст. 58 – 1а УК РСФСР правильно. Однако мера наказания определена судом чрезмерно суровой. Полакезе дважды участвовал в облавах, где особой активности не проявлял. Издевательство над советским гражданином Кукиным он применил по инициативе Августа Вильюса, когда был в нетрезвом состоянии. Поэтому суд неосновательно применил санкцию ст. 2 Указа от 19 апреля 1943 года. Суд также не учёл, что Полакезе происходил из семьи рыбака, имеет 4-х детей и до ареста занимался общественно-полезным трудом. В лагере Полакезе выполняет задания на 138%, за хорошие показатели в работе имеет две благодарности и лагерный режим не нарушает. Поэтому полагаем возможным: (см. фото)

В 1955 году, отбыв в заключении чуть более 10 лет, Хуго Полакезе вышел на свободу. Оставшийся период жизни он прожил в родном городе Калласте по улице Тарту (Выйду) 115. Скончался в 1972 году. История семьи Полакезе привлекла меня разнонаправленностью судеб отца и сына. Йосеп Полакезе стал жертвой эстонской власти, будучи обвинённым в сотрудничестве с большевиками. Хуго же, напротив, как мог, боролся против коммунистов, за что и поплатился 10 годами лагерей. Такая вот история…



 Рижский дворянин…



Кого только не забрасывала судьба в наш Богом забытый городок. Согласно регистрационной книге поселкового правления (см. фото), с 1926 по 1928 годы в списках жителей Калласте значился некий Михаил Михайлович Римша (1888 – 1941)(см. фото). В течении двух лет он состоял здесь в должности участкового врача. Имел жену и троих детей. Необычная для Причудья  фамилия заинтриговала меня и побудила «копнуть глубже». После некоторых изысканий перед моим взором предстала замысловатая судьба … рижского дворянина.
Дореволюционное имя будущего врача звучало весьма высокопарно: Михаил Вильгельм фон Римша ( Michael Wilhelm von Rimscha). Происходил он из так называемых остзейских немцев. Судя по фамилии, имел и литовско-польские корни. Приставка «фон» указывает на принадлежность к дворянскому сословию. В роду Римшей особой популярностью пользовалось имя Михаил. Михаилом был дед героя этой истории,  Михаилом был и его отец.






Михаил Иеронимус фон Римша (Michael Hieronymus von Rimscha)
(1827 Рига  -  1907 Рига )- дед будущего поселкового врача.






Михаил Иеронимус ( Михаил Михайлович) фон Римша (Michael Hieronymus (Mikhail Mikhailovich) von Rimscha)( 1862 Рига – 1926 Москва) – отец нашего героя.
Родился Михаил Вильгельм фон Римша в 1888 году в Москве, где  на тот момент проживал его отец, женатый  на Александре Генриетте Эмилии фон Берг.
Подросшего отпрыска родители отправили в г. Ригу, так сказать на историческую родину, где его образованием занялся дедушка Михаил. Сословная принадлежность априори предполагала и приличное образование, частью которого  было обучение в гимназии. Весьма специфический набор предметов указывает на ярко выраженный гуманитарный характер тогдашнего «среднего» образования.  Четыре иностранных языка за 5 лет обучения!!! (см. фото). И что с того, что греческий и латинский по сути были «мёртвыми» языками, зато их знание сразу же  выделяло обладателя гимназического диплома среди сверстников.  Закончив в 1909 году Рижскую городскую гимназию с невыразительными результатами (за исключением родного немецкого языка), юный Римша подаёт документы в Юрьевский университет. Последний, к этому времени, был уже не столь престижен, как в старые «дерптские» времена, но в прибалтийских губерниях, безусловно, считался лучшим.



Предоставив все необходимые документы, включая sic!  справку о сословном происхождении (см. фото), абитуриент перешагнул порог альма матер. Медицинский факультет во все времена считался  удачным выбором.  Обладатель врачебного диплома никогда не остался бы без куска хлеба. Но как часто бывает, человек предполагает а Бог располагает. Срок обучения в университете напрямую зависел от материальных возможностей поступившего. Поэтому обретение профессии порой растягивалось на долгие годы. Нечто подобное случилось и с Михаилом Римшей. В 1915 году ему пришлось прервать обучение, так как истекла отсрочка от призыва на военную службу, введённая для студентов. Нельзя забывать, что на полях Европы в это время полыхала Первая Мировая война и Россия принимала в ней самое непосредственное участие. Поскольку состояние здоровья призывника оставляло желать лучшего, его определили в т.н. инженерную  рабочую дружину, расквартированную вдали от фронта. В 1917 году над Россией закружились вихри революций. Захватившие  власть большевики объявили о роспуске  старой армии.  Получив заветную справку о демобилизации, Римша решает вновь сесть за парту. В ноябре 1917 года, будучи в Петрограде, он регистрирует свои отношения с некоей Александрой Гитс (1892), уроженкой г. Куресааре, и вместе с молодой супругой возвращается в Эстонию.  21 февраля 1918 года, через 9 лет после поступления, вчерашний дворянин, наконец-то покидает стены Альма Матер, имея на руках  диплом лекаря. До получения полноценного звания врача остаётся сущий пустяк: сдать государственные экзамены. Но тут в судьбу нашего героя вновь вмешивается большая политика. 24 февраля 1918 года Эстония объявляет об отделении от России, а днём позже в Таллинн войдут германские войска. Русская власть во вчерашней Эстляндской губернии закончилась.  Обрусевший немец Римша, судя по всему, смирился с судьбой. Но не прошло и года, как жизнь преподнесла ему новый сюрприз. В ноябре 1918 года кайзеровская Германия проиграла войну и прекратила своё существование. Немецкие солдаты «пакуют чемоданы» и покидают Эстонию. У них «на хвосте» уже сидят большевики, мечтавшие  разжечь пожар «мировой революции». В последних числах осени Красная армия перешла Нарову, неся на своих штыках  «мир хижинам, войну дворцам». Эстонцы, после недолгих колебаний, поднялись на защиту хрупкой независимости. В борьбе против красных их союзниками поневоле стали белогвардейцы из Северо-западной армии, расквартированной в Эстонии.  Многие местные русские, кто по убеждению, кто под угрозой расправы, были мобилизованы в её ряды. Получил повестку и Михаил Римша. Весь 1919 год он провёл в Северном корпусе  в должности военфельдшера  57 запасного санитарного батальона. После бесславного конца армии Юденича и признания Лениным Эстонской республики, полковой лекарь окончательно решает остаться на новой родине. Для начала нужно было поставить точку в затянувшемся образовании. В конце 1920 года Римша подаёт документы в уже эстоноязычный Тартуский университет с просьбой допустить его к государственным экзаменам на звание врача. Положительный ответ скрепил своей  подписью тогдашний декан медицинского факультета, а чуть ранее соавтор манифеста о независимости Эстонии, Константин Коник (см. фото). Успешно сдав экзамены и получив на руки вожделенный диплом, Михаил Михайлович начинает хлопотать о получении эстонского гражданства. Несмотря на слабое знание (пока) государственного языка, он всё же получает на руки заветный паспорт. Положительный ответ правительство мотивировало  тем, что ходатайствующий  длительное время  проживал  на территории Эстонии, в недавнем прошлом служил в союзной Северо-западной армии, политически благонадёжен и, наконец, имеет жену – гражданку Эстонии. После того, как всё «устаканилось», Римша с головой погружается в заботы о хлебе насущном, тем более, что в семье подрастают трое сыновей: Игорь(1918), Вольдемар(1922) и Николай (1923). Колеся по городам и весям Эстонии в качестве участкового врача, он ненадолго заглянул и к нам. Двухлетнее пребывание в Красных горах (1926 – 1928) вряд ли оставило неизгладимый след в душе бывшего дворянина, хотя кто знает…
Переломный для судьбы Эстонии 1940-й год Михаил Михайлович Римша встретил в должности волостного врача на о. Хийумаа. А потом…
На сайте организации Мементо есть краткая, как выстрел, фраза.
Римша, Михаил, убит 14 июня 1941 года на о. Хийумаа. Что произошло в этот роковой день, можно только догадываться. Поскольку в архивах отсутствует следственное дело,  рискну предположить, что герой этой истории был убит в день ареста. Нельзя забывать, что 14 июня 1941 года по Эстонии прокатилась волна выселения  социально-чуждых советской власти граждан вглубь территории СССР. Римша, как бывший дворянин и белогвардеец, со 100% гарантией подпадал под эту категорию. Может, он оказал сопротивление при аресте? Может, был расстрелян «втихую» беспредельщиками из НКВД. Не знаю. О судьбе его супруги и сыновей мне пока тоже ничего не известно. С большой долей вероятности можно предположить, что они покинули Эстонию в конце войны. Не исключено, что Игорь, Вольдемар и Николай воевали на стороне немцев. Советскую власть им любить было не за что. Тот факт, что в послевоенных архивах их имена не «всплывают» говорит в пользу этой версии. Нет их и в списках  погибших красноармейцев, нет и среди узников Гулага. Одно на сегодняшний день знаю точно: на момент нападения Германии на СССР братья Римши находились в Эстонии. Игорь закончил военную школу и имел звание младшего лейтенанта. В 1939 году его имя упоминается в списках студентов горного отделения Таллиннского технического университета… Но это пока всё.  Такая вот история рижского дворянина и его семьи, волею судеб заброшенного в Эстонию и отдавшего моему родному городу пару лет своей непростой жизни.

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
yuridmitrich
9 ноя, 2014 19:59 (UTC)
Интересно.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )