August 4th, 2019

Немного истории...

Из серии "Красногорские курьёзы"

Рюмка за 13 копеек...





«1907 года сентября 30 дня ко мне, полицейскому уряднику Аннику, пришёл красногорский трактирщик Самуэль Якобович Роотс (Samuel Roots), проживающий в деревне Красные Горы, и заявил следующее:
30 сентября сего года  около 3-х часов пополудни  крестьянин Алатскивской волости деревни Ротчина Афанасий Лукьянович Лебедев украл из трактира одну винную рюмку, стоимостью 13 копеек. Я  дал Лебедеву одну бутылку водки и две рюмки для разлития водки, но потом, когда  стал убирать со стола посуду, то одной рюмки не оказалось.
Затем Яков Кукин спросил у меня, получил ли я назад посуду, на что я ответил, что только одну рюмку. Кукин сказал, что Лебедев должен был принести две рюмки. Я вышел во двор, догнал Лебедева и нашёл у него в кармане одну рюмку. Но перед этим я у него спросил, не брал ли он рюмку.  Лебедев ответил, что у него нет никаких рюмок, и что он отдал обе рюмки.  Прошу привлечь Афанасия Лебедева к законной ответственности  и взыскать с него 20 рублей, так как ранее из трактира тоже были украдены винные рюмки на сумму в 20 рублей. Я считаю, что это сделал он, так как был пойман при краже».
Опрошенный по сему делу свидетель Егор Фёдорович Лодейкин, 37 лет, проживающий в Красных Горах, показал:
«30 сентября 1907 года в три часа дня я видел, как Афанасий Лебедев вышел из трактира во двор, а трактирщик Самуэль Роотс  пошел за ним. Догнав Лебедева, он спросил, одна была рюмка  или две. Лебедев сказал, что одна. Затем Роотс начал искать по карманам Лебедева и достал из его  штанов  одну рюмку, после чего ударил Лебедева два раза и ушёл. Больше по сему делу показать ничего не имею».
Свидетель Яков Иванович Кукин, 62 года от роду, проживает в деревне Красные Горы, показал:
«30 сентября 1907 года я вместе с Афанасием Лебедевым пил водку в красногорском трактире. Когда мы закончили, я передал Лебедеву пустую бутылку с двумя рюмками и велел отнести Роотсу. Некоторое время спустя я спросил у Роотса, получил ли он назад посуду, но Роотс ответил, что только одну рюмку и бутылку. После этого я слышал, что Роотс нашёл одну рюмку в кармане Лебедева, но сам этого не видел».
Свидетель Макар Фёдорович Лодейкин, 35 лет, житель деревни Красные Горы, показал:
«30 сентября 1907 года я пил вместе с Егором Лодейкиным водку во дворе трактира. Видел, как Афанасий Лебедев вышел из трактира во двор, а Самуэль Роотс  следом за ним. Затем Роотс спросил, не украл ли тот винную рюмку. Лебедев предложил  себя обыскать, что Роотс и сделал. Он нашёл у Лебедева  в кармане одну рюмку и сказал, что это его рюмка. Не знаю, украл ли Лебедев эту рюмку или нет, так как Роотс имел также одну рюмку в руках, когда обыскивал Лебедева».
Лебедев в день происшествия был настолько пьян, что допросить его не было никакой возможности. Сделали это лишь 22 октября:
Афанасий Лукьянович Лебедев, 35 лет, проживающий в деревне Ротчина  Алатскивской волости, православный, виновным себя не признал и показал:
«Я выпивал с Яковом Кукиным  в трактире в Красных Горах, я был настолько пьян, что не помню, как вернул рюмки содержателю трактира. Я думаю, что рюмку не крал, так как никогда ранее краж не совершал. Тем более, что это совсем малоценная вещь, чтобы из-за неё рисковать. А если содержатель трактира нашёл у меня рюмку, о чём я совсем не помню, то, наверное, она попала в карман нечаянно, спьяну».
На суде 23 ноября 1907 года обвиняемый слегка подкорректировал свои показания:
«Я взял одну рюмку с собой, так как вышел лишь по малой нужде и собирался вернуться обратно в трактир и ещё заказать водки. Но пришёл Роотс, отнял рюмку и два раза меня ударил. Настроения украсть рюмку я не имел».




Палочка-выручалочка Егор Федорович Лодейкин расписался за всех участников процесса...
От автора:
Диву даюсь, по каким пустякам  красногорцы обращались суд. С другой стороны, Самуэля Роотса  можно понять. Мелкие кражи были в питейном заведении делом обычным. На что  указывает и сумма предъявленного Лебедеву  иска - 20 рублей!  И это притом, что одна рюмка стоила всего 13 копеек! Сколько же стопок  завсегдатаи унесли из трактира? Несложный подсчёт показывает, что штук этак 150!!!
Тот факт, что Лебедев по ходу дела изменил показания подтверждает наличие с его стороны  «злого  умысла» при утаивании рюмки. На допросе он заявил, что случайно положил рюмку в карман, так как был пьян и ничего не помнит. На суде же озвучил куда более оправдательную версию:  мол, вышел по малой  нужде и прихватил с собой рюмку, так как собирался вернуться  в трактир и заказать ещё водки. То есть, красть злополучную стопку не собирался даже случайно. Одно непонятно: зачем брать с собой посуду, если в буфете её всё равно выдадут?
Может, действительно, Афанасий Лукьянович случайно засунул злополучную рюмку в карман.
Если верить показаниям очевидцев, он предложил Роотсу себя обыскать. При этом заранее зная, что найдут краденое!  Как то это не логично. Но тогда зачем менять показания и придумывать версию с походом в уборную? Стоял бы на своём до конца: мол, был пьян, рюмку присвоил случайно и по обнаружении непременно вернул бы обратно в трактир. 
Кстати, Лодейкины на первом допросе также ни словом не обмолвились о том, что Лебедев вышел из помещения, что называется "до ветру". На суде они подкорректировали свои показания. Наверное, обвиняемый провёл с братьями беседу на предмет того, что нужно говорить. С этой же целью свидетели акцептировали факт рукоприкладства со стороны трактирщика.
Егор Фёдорович Лодейкин:
«Лебедев вышел во двор помочиться, держа в руках рюмку.  Роотс вышел за ним и отнял рюмку. Лебедев был пьян и хотел вернуться за столик. Роотс  два раза его ударил».
Макар Фёдорович Лодейкин:
«Вышел Лебедев, держа в руке одну рюмку, чтобы помочиться (так в тексте, прим. автора). За ним сразу вышел Роотс, который рюмку у Лебедева отобрал. Я не видел, чтобы трактирщик брал рюмку из кармана Лебедева, а лишь что, что  Роотс два раза его ударил».
Воистину, нелёгкое это дело - трактиром управлять. Хотя, наверное, и прибыльное. Клиентура во хмелю  часто теряла над собой контроль и демонстрировала все «прелести» неадекватного  поведения. Хозяину заведения часто приходилось усмирять  распоясавшихся  посетителей силой.  Попутно следить, чтобы никто ничего не спёр. Афанасия Лебедева поймали с поличным. Но повесить на него все украденные рюмки  Самуэль Роотс не смог. Суд признал лишь «покушение на кражу» одной единицы трактирного имущества и приговорил курьёзного воришку к суточному аресту. Тот факт, что держатель кабака пару раз ударил нечистого на руку клиента, представители фемиды  сочли само  собой разумеющимся. Этакой мгновенной кармой.
До исполнения приговора  руки у полиции дошли лишь через год. Афанасий Лукьянович отбыл наказание в карцере Алатскивского волостного правления  с  18-го на 19 сентября 1908 года.
Такая вот история...


Из серии "Суд да дело"
Слово против слова...
«20 августа 1893 года в Алатскивский Волостной суд явился Йосеп Мартович Туббин (Josep Tubin 1852 - 1933, прим. автора) из деревни Торила и просит взыскать с жителя деревни Красные Горы Тимофея Ермакова 5 рублей за работу».
27 августа 1893 года:
«Ответчик Тимофей Ермаков показал, что Йосеп Тубин и Якоб Нукка работали у него и когда вышел спор, то Волостной Суд ,разбирая иск, помирил их на 22 рубля. 11 рублей он, Ермаков, уплатил Якобу Нукка, а также Йосепу Тубину  уплатил 2 рубля у корчмы в Алатскиви и 9 рублей в Кокоровском Волостном Правлении. Истец Йосеп Тубин признал  полученными 9 рублей  и 1 рубль у корчмы в Алатскиви».




От автора:
Тубин и Нукка выполнили для Тимофея Ермакова какую-то работу. Последний затянул с оплатой и дело дошло до суда. Там договорились на 22 рубля.  Якоб Нукка свои 11 рублей получил, а Йосеп Тубин посчитал, что красногорский купец остался ему должен 5 рублей. Судя по тому, что Ермаков расплачивался с заявителем частями и в разных местах, процесс передачи денег затянулся. Одно непонятно: если Тубин признался, что получил от работодателя 10 из 11 невыплаченных рублей, то почему требовал с него пять? Думал, что Ермаков не помнит, кому сколько должен? Тимофей Иванович был матёрым торговцем и вел строгий учёт  всех своих обязательств. Лишней копейки он никому отдавать не собирался.
Странно, что суд так легко согласился с остаточным долгом в один рубль. Почему  представители третьей власти поверили Тубину, а не Ермакову, который утверждал, что рассчитался с работником сполна? Ведь истец уже однажды навёл тень на плетень, когда потребовал с ответчика 5 рублей, хотя по факту имел право лишь на один.  При отсутствии свидетелей спор сводился к слову против слова. Почему то слово Йосепа Тубина оказалось весомее.
Может, Ермаков тоже пошёл ва-банк и накинул рублишко в свою пользу?  В любом случае, судебное решение он не оспорил....
Такая вот история.


Из серии "Суд да дело"

Необязательный ответчик...

В Алатскивский волостной суд прошение:
«22 января 1908 года Аугуст Шманц, проживающий в Кавастской волости, заявил, что имеет получить от жителя деревни Красные Горы Александра Ивановича Уланова 7 рублей, от уплаты которых последний уклоняется. Посему просит суд взыскать с него в его, Шманца, пользу 7 рублей с процентами».
1 февраля 1908 года.
«Явились стороны. Истец Шманц поддерживает иск. Ответчик признал иск в сумме 7 рублей правильным. Просить обождать с оплатой. Истец просит дело решить».






От автора:
23 августа 1907 года красногорский обыватель Александр Уланов взвалил на свои плечи финансовые обязательства в размере 10 рублей. Что он приобрёл у Августа Шманца за эти деньги,  мне неведомо. Но предусмотрительный торговец  потребовал от покупателя расписку. То, что речь шла о приобретении в кредит некоего товара, сомнений не вызывает. Вряд ли Аугуст  Шманц, проживающий в Выруском уезде, за просто так одолжил бы малознакомому красногорцу наличные деньги. По всей видимости, три рубля Уланов всё же вернул, после чего дело застопорилось. Истец, выждав некоторое время, обратился в суд по месту жительства ответчика. 1 февраля 1908 года ему  пришлось даже приехать  из родной деревеньки Тооламаа, что в Вырумаа, в  Алатскиви на заседание. А это, почитай,  100 километров будет.  Волостной суд принял обнадеживающее решение: взыскать с Александра Уланова в пользу Аугуста Шманца 7 рублей, поскольку «иск признанием ответчика и долговым обязательством от 23 августа 1907 года доказан».
Однако, стребовать с должника деньги оказалось непросто...
Прошло три года...
25 ноября 1910 года в Алатскивский волостной суд поступило очередное прошение от незадачливого кредитора:
«Прошу уважаемый Волостной суд как можно скорее исполнить своё решение от 1908 года по взысканию с Александра Уланова в мою пользу 7 рублей с процентами. Я не знаю, во что обойдётся выезд членов суда  по месту жительства ответчика, но если суд считает, что я должен покрыть эти расходу, то прошу сообщить мне об этом через Толамаское Волостное правление города Верро. Собственность Александра Уланова находиться в деревне Калласте и включает в себя как движимое, так и недвижимое имущество. Проситель Аугуст Шманц».
В деле отсутствуют данные об описи вещей Александра Ивановича Уланова. Так что, думаю, до этого дело не дошло и мой односельчанин в спешном порядке рассчитался со своим давним заимодавцем. Такая вот история...



На главную                                    Немного истории (продолжение)