August 1st, 2019

Немного истории...










Пожарная лотерея...

20 сентября 1903 года в деревне Красные Горы приступило к работе Добровольное пожарное общество. Это была первая общественная организация в Калласте, не считая собственно религиозной общины. Старообрядцы настороженно относились к любым инициативам властей. Им казалось, что посредством подобных нововведений государство стремится разрушить их устоявшийся миропорядок и подчинить «раскольников»  православной церкви. Однако, для пожарной дружины сделали исключение. Наверное, потому, что угроза «красного петуха» объединяла людей, независимо от веры и национальности. Тем более, что государственной пожарной службы в те времена, по крайней мере в сельской местности, ещё не существовало. Население было вынуждено брать инициативу в свои руки. Естественно, под неусыпным надзором  властей. Кстати, помимо добровольной борьбы с огнём, на рубеже 19/20 веков набирала популярность ещё одна новомодная тенденция - трезвый образ жизни. По всей империи открывались общества, призванные положить конец злоупотреблению спиртным. И это при том, что до одной трети доходов российского бюджета поступало от государственной винной монополии. Что тут скажешь? Извечная проблема соотношения моральных и материальных приоритетов в политике!
Борьба с пьянством не вызвала в Красных Горах особого энтузиазма, а вот к противостоянию огненной стихии мои односельчане отнеслись со всей серьёзностью. Коллектив пожарной дружины подобрался сплочённый и вполне себе интернациональный. Оно и понятно: угроза  «красного петуха» объединяла как русских, так и эстонцев.



Был введён в действие, как тогда говорили, "нормальный устав"


Для нужд ДПО построили специальное здание (депо), которое обошлось дружине в 1500 рублей.



Красногорская пожарная дружина. Начало 1910-х годов.
Возглавил Калластеское  ДПО выходец из деревни Колькья Петр Петрович Баранин (1882 - 1966) - человек энергичный и  предприимчивый. Одно то, что он занял должность начальника, будучи от роду всего двадцати с небольшим лет, говорит о многом. Куда более взрослые и опытные товарищи, не раздумывая,  уступили ему пальму первенство. Не последнюю роль в этом сыграл тот факт, что у молодого председателя дружины за плечами была гимназия Треффнера и три класса реального училища. По местным меркам, нечто запредельное. Одно дело тушить пожары, а совсем другое - писать отчёты и хлопотать перед вышестоящим начальством о выделении средств на приобретение насосов, шлангов и прочей противопожарной утвари. Здесь был нужен человек образованный. Пусть даже и до неприличия молодой. Был ли Баранин непосредственным «отцом-основателем» нашего ДПО, сказать не берусь. Но одно знаю точно: с 1904 по 1911 год он бессменно руководил здешней пожарной дружиной.  Какими ветрами уроженца Колькья занесло в Красные Горы? По всей видимости, Петр Петрович какое-то время держал в Калласте торговую точку и, как следствие, здесь проживал.
В 1911 году он сложил с себя руководящие полномочия, оставшись при этом  Почётным председателем  ДПО.  Последующие десять лет начинающий коммерсант, а по совместительству - пожарный, проведёт в посаде Черный (Муствеэ). И здесь Баранин не ударит в грязь лицом! Он не единожды возглавлял Муствеэское Поселковое правление и внёс свежую струю в жизнь здешней старообрядческой общины. Во времена Эстонской Республики Петр Петрович дважды (1923 - 1929) избирался депутатом Рийгикогу. В роли народного избранника отстаивал интересы жителей Причудья. По его инициативе был построен новый молельный дом в Колькья. С середины 1930-х годов Баранин - председатель Союза старообрядческих общин Эстонии. Он также автор многочисленных статей на политические и религиозные темы, которые печатались в русскоязычной прессе. После войны первопроходец пожарного дела в Калласте проживал в Таллинне, где руководил жизнью столичных старообрядцев. Скончался Петр Баранин в 1966 году. Похоронен на кладбище Метсакальмисту...
В бытность героя этой истории председателем Красногорского пожарного общества он проявил себя как инициативный и весьма изобретательный руководитель. Поскольку добровольные борцы с огнём находились на самофинансировании, им приходилось изыскивать способы пополнить бюджет организации.
Финансовое положение общества, действительно, было аховым. Так, в бюджете за 1907 год, при расходах в 515 рублей, традиционными способами (членские взносы, пожертвования, аренда зала и т.п.) удалось собрать лишь 156 рублей с копейками.
В этой ситуации в голове молодого начальника и возникла идея провести ...лотерею.
Дело было новое и непривычное. Требовалось доскональное знание законов и готовность пойти на риск. Вдруг как население не проявит интереса к новомодному проекту и вся затея потерпит фиаско!? Как выяснится позже, как минимум, со вторым у 26-летнего руководителя дружины всё было в порядке.
Петр Баранин взвалил проведение лотереи на свои плечи. Остальные члены правления лишь безропотно выполняли его указания.

Перво-наперво нужно было получить разрешение от самого губернатора.
Власти, после мятежного 1905 года, требовали согласования всех общественных мероприятий на самом высоком уровне.










Тогдашний Лифляндский Губернатор Николай Александрович Звегинцов ничего не имел против "усиления средств" красногорской пожарной дружины, что и подтвердил собственноручной подписью.

Во избежание недоразумений, дело организовали максимально "прозрачно".

Из докладной записки о проведении лотереи:
«Порядок розыгрыша был следующим: приготовлено было 2000 пронумерованных билетов, каковые были пересчитаны, проверены и опечатаны полицейским урядником. В день розыгрыша - 15 августа 1908 года, в присутствии публики, билеты были распечатаны и целостность печатей засвидетельствована полицейским урядником Перепечиным. Затем билеты были высыпаны в большую стеклянную банку, откуда они вынимались приглашёнными из публики детьми. Розыгрыш начался с последнего выигрыша. Первый же выигрыш разыгрывался последним. Всех выигрышей было тридцать.Предназначенная для выигрыша вещь ставилась на стол, чтобы публика её видела, после чего объявлялось, что это будет такой то номер выигрыша. Затем один из детей вынимал на этот выигрыш билет из банки, номер которого объявлялся публике и заявлялось, что этот номер будет считаться выигрывшим. Номер каждого выигрывшего билета проверялся полицейским урядником Перепечиным и членами Правления  и заносился в протокольную книжку дружины. После каждого вынимания билеты снова перемешивались.  Протокол розыгрыша подписан членами правления и полицейским урядником Перепечиным».


Практически в одиночку Петр Баранин организовал для жителей деревни и окрестностных хуторов масштабное мероприятие, в ходе которого было разыграно тридцать призов на сумму 102 рубля 50 копеек. При этом билетов было продано аж на 500 рублей. За вычетом организационных расходов, чистая прибыль ДПО составила 345 рублей 57 копеек. Что тут скажешь? Молодец!  Подобного дохода общество не видело со времен основания. Взносы и пожертвования, как видно из нижеприведённого списка, составляли ничтожно малую часть от необходимых для нормальной жизнедеятельности  дружины средств.
Все остались довольны. Полицейский урядник радостно доложил начальству, что «при устройстве лотереи ничего предосудительного замечено не было».
Победители получили призы. Правда, 12 счастливцев за своим выигрышем так и не явились. Но это было не страшно. Раздачу призов продлили ещё на два месяца, после чего решено было «считать оставшиеся вещи пожертвованием в пользу пожарного общества».
Беда пришла, откуда не ждали...
Оказалось, что согласно некоему циркуляру, о существовании которого мало кто знал, сумма выигрыша должно была составлять не менее половины от стоимости проданных билетов. То есть, вещей нужно было накупить не на 102 рубля с копейками, а как минимум  на 250 рублей. Делу был дан ход. Урядник Перепечин допросил всех, причастных к лотереи. Тогда то и выяснилось, что члены правления  пожарного общества было не в курсе произошедшего. Все подчинённые Баранина в один голос заявили, что лишь выполняли распоряжения своего молодого начальника и полностью ему доверяли.


Из протоколов допроса:
«Крестьянин Кокорской волости деревни Красные Горы Николай Петрович Кроманов, 43-х лет, объяснил, что хотя он и знал о лотерее, но участия в ней никакого не принимал, кроме того, что при розыгрыше присутствовал. На какую сумму председателем Бараниным было куплено вещей для розыгрыша он не знает. Виновным себя не признаёт».
«Крестьянин Кокорской волости деревни Красные Горы Иван Гаврилович Скороходов, 30 лет, пояснил, что он в день лотереи только присутствовал при розыгрыше и был нанят председателем Бараниным привезти из Юрьева купленные им для розыгрыша вещи, но сколько таковые стоили он не знает.Слышал в лавке Баранина, как урядник Перепечин объяснял Баранину, что вещи должы быть куплены на половинную сумму розыгрыша. Виновным себя не признаёт».

«Крестьянин Кокорской волости деревни Красные Горы Андрей Яковлевич Кабацкий - заместитель начальника Красногорской пожарной дружины, объяснил, что, хотя он и знает о розыгрыше лотереи, состоявшейся 15 августа 1908 года, но поручений ему председатель Баранин по этому делу никаких не давал. На какую сумму им было куплено вещей для розыгрыша,  он не знает, а только узнал об этом при прочтении отчёта в феврале 1909 года».


Урядник Перепечин, ещё недавно радостно рапортовавший начальству об отсутствии нарушений при проведении лотереи, "вдруг" вспомнил:
«Его Высокородию Господину Младшему Помощнику Начальника Юрьевского уезда по 2 участку.
Честь имею донести Вашему Высокоблагородию, что однажды я объяснил Председателю Красногорской пожарной дружины Баранину, что для лотереи следует иметь вещей на половину стоимости билетов. При этом в лавке был Скороходов. Но при розыгрыше я об этом не спросил у Баранина, так как вещи уже были доставлены в здание пожарной дружины. Я не знал о несоблюдении Бараниным ст. 274, потому что был не в курсе, на какую сумму он купил вещей. Сам Баранин мне об этом ничего не говорил. Баранин в данное время проживает в посаде Чёрном и я полагал, что он доложил обо всём этом Вашему Высокоблагородию лично».

Пётр Петрович понял, что его пытаются сделать крайним. Поэтому счёл необходимым обстоятельно разъяснить, что к чему:
«На Ваш запрос от 17 марта 1909 года  имею честь заявить, что в разрешении Господина Губернатора за № 6702 не было указано, чтобы стоимость выигрышей равнялась половине всей суммы розыгрыша. В правилах же для лотерей об этом также ничего не сказано. А эти правила, утвержденные Господином Министом Внутренних дел 14 июля 1901 года, нами точно соблюдены. О вышеозначенном требовании я нигде не мог точно узнать. Например, я ходил в Черновское Волостное правление  за справкой относительно содержания этих статей, но в Волостном правлении ничего, касающегося лотереи не нашли. Также я спрашивал  Черновского Мирового судью  относительно этих статей, но он также объяснил мне, что эти статьи большого отношения к лотереи не имеют. Кроме того, я спрашивал в Петербурге от заведующего складом Императорского пожарного общества относительно стоимости выигрышей, но тот мне ответил, что это зависит от вашего усмотрения. Так что ни я, ни члены Правления, конечно, не могли знать о существовании подобного устава для лотерей и были уверены, что правилами, утверждёнными Господином Министром Внутренних дел  от 14 июня 1901 года, исчерпывается всё, касающееся лотереи. Если бы дружине об этом было указано до розыгрыша, то она иначе и не поступила бы.Теперь же, к сожалению, исправить ничего нельзя».

Досталось и уряднику Перепечину, который, по мнению Баранина, наводит тень на плетень, желая выгородить себя.


Вполне возможно, что Перепечин, действительно, вскользь обмолвился о существовании вышеозвученного требования, но в дальнейшем не проконтролировал его выполнение. А может, прав Баранин, а красногорский урядник, спасая честь мундира, попросту убедил Ивана Скороходова лжесвидетельстваовать в свою пользу: скажи, мол, что слышал, как я предупреждал Председателя пожарной дружины, что выигрыши должны составлять не менее половины от стоимости проданных лотерейных билетов.
С другой стороны, представить, что Пётр Петрович пропустил мимо ушей такое серьёзное предписание тоже вряд ли возможно...
Мы уже никогда не узнаем, как всё было на самом деле, поскольку обвинения против старосты ДПО до суда так и не дошли.


Забывчивые обладатели выигрышей, сами того не подозревая, спасли Баранина от неминуемого наказания. Дело в том, что согласно закону, возбудить дело о нарушениях в ходе проведения лотереи можно было лишь в течение полугода после её завершения. Розыгрыш состоялся 15 августа  1908 года. Значить, крайний срок предъявления претензий - середина февраля следующего, 1909-го года. Но поскольку 12 человек на протяжении 6 месяцев не соизволили явиться за призами, руководство ДПО не смогло представить окончательный отчёт о прошедшем мероприятии. А это значит, что вышестоящее начальство до последнего было не в курсе, что представленных на розыгрыш вещей приобретено всего на 102 рубля, а не на 250, как того требовал закон. Когда узнали, было уже поздно. Срок давности истёк...
С видимым для всех облегчением дело закрыли.


«Ввиду того, что лотерея состоялась 15 августа 1908 года и что отчёт о её проведении получен и нарушение ст. 274 обнаружено 13 марта 1909 года, то есть, по истечении установленного шестимесячного срока для привлечения виновных к ответственности, постановляю:
настоящую переписку закончить, пришить её к делу дружины и иметь ввиду в будущем, при ходатайстве  дружины о проведении других лотерей. В отчёте, представленном Лифляндскому Губернатору, сообщить  о допущенном нарушении».

Такая вот история...
И напоследок, привожу список членов Красногорского пожарного общества за 1909 год, а также полицейский отчёт о материальном положении дружины и "благонадёжности" её членов...







На главную                      Немного истории (продолжение)