?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...








Эхо войны...
Иногда совершённые  в прошлом неблаговидные поступки могут всплыть много лет спустя и аукнуться человеку весьма и весьма болезненно. Нижеприведённая история тому подтверждение…
Во второй половине  1930-х годов на пограничном кордоне г. Калласте проходил сверхсрочную службу молодой парень по имени Мейнхард Паас (1914) (см. фото). Как долго он  «тянул лямку» на пыльных улицах нашего города, мне пока выяснить не удалось. Но думаю, что несколько лет. По крайней мере в одной из громких историй, связанных с нарушением местными рыбаками госграницы, его имя фигурирует (см. здесь). После вынужденной демобилизации в 1940-м году (Эстония стала частью СССР и надобность в границе на Чудском озере отпала, прим. автора), Мейнхард Паас какое-то время работает десятником в лесничестве волости Торма. С приходом немцев он вступил в организацию Омакайтсе, искренне веря, что Германия победит в войне и вернёт Эстонии утраченную в 1940-м году независимость. Вместе с другими бойцами бывший пограничник патрулирует мосты и дороги, охраняет Чудское побережье на случай высадки советского десанта, участвует в облавах на парашютистов и бежавших из лагерей военнопленных. В 1942 его назначают командиром взвода «Самообороны», и в этой должности Паас останется до осени 1944 года, когда на смену одним «освободителям» придут другие. Советские карательные органы после ухода немцев по горячим следам начали выявлять тех, кто сотрудничал с оккупантами. Понимая, что за службу в Омакайтсе "по головке не погладят", Паас переходит на нелегальное положение. Скрываться пришлось на хуторе сестры. При появлении посторонних лиц беглец прятался в сарае или убегал в лес. Так продолжалось  два года. В 1946 году вышел закон о частичной амнистии и Мейнхард решил рискнуть… После допроса в милиции, который, судя по всему,  не выявил ничего криминального в его прошлой жизни, бывший пограничник, лесник и боец Омакайтсе  получает на руки заветный паспорт и военный билет. Можно было вздохнуть с облегчением. Паас переселяется в Таллинн и устраивается на работу на завод «Мяннику». Жизнь течёт своим чередом. Гром грянул … летом 1961 года. Сотрудниками КГБ был арестован некий Мейнхард Мяги (см. фото), давний знакомый нашего героя. Уж не знаю с чьей подачи, но всплыла малосимпатичная история, имевшая место в июле 1943 года, когда  Мяги и Паас  служили в Омакайтсе волости Торма. Передаю слово Мейнхарду Мяги: (орфография оригинала сохранена, прим. автора)
« Это произошло в ночь с 3 на 4 июля 1943 года на моём хуторе в деревне Вытиквере, волости Торма Тартуского уезда. Было уже темно, как я вернулся из поездки на мельницу. Жена поехала кому-то из соседей возвращать лошадь, а я остался дома и лёг отдыхать. Как мне потом рассказала жена, она возвращалась от соседей на велосипеде, и когда в темноте въехала во двор, то увидела возле котла, где мы варили картошку для свиней, троих незнакомых мужчин. Они копошились в котле. Жена очень испугалась, громко закричала и позвала меня на помощь. Мужчины от испуга подняли  руки вверх, от чего жена испугалась ещё больше. Я проснулся, схватил винтовку, имевшуюся у меня как у члена Омакайтсе, и выбежал на улицу. Увидев этих мужчин, я крикнул им по-эстонски, чтобы они оставались на месте. У меня было желание задержать их, поскольку в организации Омакайтсе нас предупреждали, чтобы мы задерживали всех подозрительных лиц. В момент, когда моя жена звала на помощь эти незнакомые мужчины находились от неё на расстоянии около 30 метров и жена, вероятно, звала меня на помощь только от испуга, т.к. неизвестные ей ничем не угрожали. Я, решив задержать этих мужчин, побежал по направлению к ним, но они, обогнув дом, стали убегать от меня вглубь сада. Они бежали гуськом, друг за другом. Я кричал, чтобы они остановились, но они продолжали бежать. Тогда я прицелился и произвёл выстрел в их направлении, точнее им в спину. Они находились уже от меня на расстоянии не менее 40 метров. До того, как я произвёл выстрел, я заметил в руках у этих мужчин длинные предметы, оказавшиеся впоследствии палками, но они были приняты мною за винтовки. В момент выстрела я находился между баней и домом, а убегавшие были уже за домом, в саду. После моего выстрела двое мужчин упали и остались лежать, а третьему удалось убежать. Я боялся, что они будут стрелять в меня и спрятался за деревом. Из-за дерева я окликнул этих мужчин и приказал им встать. В это время ко мне подбежал мой сосед Ярвсоо Освальд, живший от моего хутора в 300 метрах. Он был лесником и также, как и я состоял в организации Омакайтсе. Он тоже имел при себе винтовку. Ярвсоо стал кричать, чтобы эти мужчины вставали, а затем произвёл выстрел из моей винтовки в направлении развалин погреба, возле которого на земле находились неизвестные. Видя, что эти люди сопротивления нам не оказывают, я и Ярвсоо приблизились к ним и приказали поднять руки вверх. Один из неизвестных, лёжа на земле, поднял вверх руки, а второй оставался лежать. В момент, когда мы к ним подошли, то живы были оба. Тот, что поднял вверх руки, стал что-то говорить на русском языке, поэтому в качестве переводчика я пригласил моего отца Мяги Тоомаса. Эти лежавшие на земле люди оказались русскими военнопленными, бежавшими из концентрационного лагеря в Кивиыли или в Кохтла. Были они сравнительно молоды, не старше 30 лет. Я одним выстрелом смертельно ранил одного и тяжело ранил другого, так как они бежали друг за другом. Оба они просили пить и я побежал за водой, но когда вернулся, то один из раненых военнопленных был уже мёртв. Умер он от ранения, полученного от моего выстрела. Оба военнопленных имели раны в области груди. Тот, который умер, имел сквозное ранение, а у другого была рана от пули в спине, но без выходного отверстия. Это я заключил потому, что мы проверяли, действительно ли они ранены и поэтому скинули с них одежду. Одеты они были в старые немецкие френчи, на ногах резиновые сапоги. Со слов раненого военнопленного мне стало известно, что они приходили ко мне на хутор за продуктами и брали варёную картошку из котла, которую мы варили для свиней. Документов у них при себе никаких не оказалось и я их личности не устанавливал. К этому времени ко мне на хутор прибыли Мейнхард Паас, командир взвода Омакайтсе, которому я подчинялся, а также Эйсер Эмиль, житель деревни Вытиквере, тоже член Омакайтсе. Паас, насколько я помню был пьян ( у него накануне вечером молодая лошадь запуталась в верёвке и задохнулась, поэтому хозяин с горя крепко выпил, прим. автора). Мы вчетвером: я, Ярвсоо, Паас и  Эйсер находились около убитого и тяжело раненого военнопленных. Поблизости был и мой отец, Мяги Тоомас, переводивший нам всё, что говорил раненый. Осмотрев раненого, мы пришли к выводу, что его надо отвезти в больницу в Муствеэ. Когда мы ему об этом сказали, то он просил нас не делать этого, так как он не хочет вновь попасть к немцам. Он говорил, что очень мучается и просил пристрелить его, избавив от этих мучений. Тогда Ярвсоо выстрелил в раненого  из винтовки и убил его (Сам Ярвсоо на допросе изложил иную, на мой взгляд более правдоподобную версию. По его словам, "речи об отправке раненого в больницу вообще не шло. Раненый пленник стонал и просил о помощи. Мейнхард Паас сказал: «Нечего возиться с этими чертями» и выстрелил в раненого в упор. Затем приказал нам похоронить тела. Когда я подошёл поближе, то увидел, что тот, в кого стрелял Паас, был ещё жив. Он дышал, руки и ноги у него были в движении. Не желая хоронить человека живьём, я по собственной инициативе выстрелил в него ещё раз из собственной винтовки в область грудной клетки. После этого он сразу умер. Мяги забрал френч одного из убитых для собственного потребления», прим. автора). В эту же ночь мы вчетвером выкопали  могилу недалеко от погреба и в ней похоронили этих убитых красноармейцев. Френчи с убитых военнопленных одно время валялись во дворе, потом куда-то исчезли. Под утро все разошлись по домам. Я доложил о произошедшем вышестоящему начальству, а они немецким властям. Потом мне сказали, что я всё сделал правильно и никакой ответственности не понесу.
В 1945 году прах убитых военнопленных был перезахоронен в братскую могилу города Муствеэ (см. фото), но я в этом не участвовал.»
Остаётся добавить, что следствие по этому делу было проведено на редкость тщательно. Оно включало в себя и перекрёстный допрос свидетелей, и очные ставки, и почерковедческую экспертизу, и даже выезд на бывший хутор Мейнхарда Мяги с фотографированием мест, где было совершено убийство и закопаны тела (см. фото).

 Всё это не случайно. Ведь на дворе заканчивался 1961 год. Хрущёвские времена
были куда более  «травоядные» и приговоры куда более обоснованные, нежели в печальнопамятную сталинскую эпоху. Тем не менее, Верховный суд Эстонской ССР  22 ноября 1961 года приговорил Мейнхарда Мяги и Мейнхарда Пааса по ст.ст. 62 ч.1 и 70 УК ЭССР к 15 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима. Отбывать наказание им предстояло в Пермской области.
От автора: Трудно однозначно оценить тяжесть содеянного и суровость приговора. С одной стороны, Мейнхард Мяги застрелил убегавших военнопленных не намеренно. Их арест и передача по инстанции сулили ему куда меньше головной боли, нежели убийство.  Мог ведь и не стрелять, раз «ночные гости» всё равно убегали. Возможно, боялся последствий. Не дай Бог кто узнает, что он позволил скрыться беглым красноармейцам. А если у них при себе оружие? Попробуй в сумерках разбери, кто пожаловал на твой хутор. Времена-то неспокойные. Хотя тот факт, что изголодавшиеся беглеца дружно вскинули руки, когда на них из темноты наехала на велосипеде супруга Мейнхарда Мяги, говорит о многом. С последующим добиванием раненого военнопленного вопросов ещё меньше. Вариант «пристрелить и закопать» казался собравшимся на месте происшествия  наиболее «выигрышным». Как говориться, нет человека, нет проблемы. Думается, возможность  спасения раненого даже не рассматривалась, что и подтвердили на допросе те, кому не было особого резона себя выгораживать...
Мейнхард Паас скончался вскоре после освобождения, в марте 1976 года, от инсульта. Его  бывший подчинённый и тёзка, Мейнхард Мяги, в феврале 1992 году обратился к соответствующим органам уже независимой Эстонии с просьбой о реабилитации.  Увы, в этом ему было отказано. Текст официального документа гласил: « Отвечая на Ваше заявление поясняем, что на основе закона Эстонской республики от 19 февраля 1992 года о «реабилитации лиц, подвергшихся внесудебным репрессиям и необоснованно осуждённым» считаются реабилитированными те лица, которые были осуждены на основании  статьи 58  Уголовного кодекса СССР, введённого в 1926 году. В результате проверки выяснилось, что Вас осудил Верховный суд ЭССР в 1961 году на основе ст. ст. 62 ч.1 и 70.  В связи с этим положения закона от 19 февраля 1992 года в отношении Вас применить нельзя. Если считаете, что Вас осудили незаконно, можете обратиться в прокуратуру Эстонской республики по адресу Таллинн Висмари 7.» Судя по тому, что вышеназванная справка оказалась в деле последней, Мейнхард Мяги на всё махнул рукой…
Такая вот история…

История одной семьи…
Диву даёшься, сколь замысловато переплетаются порой человеческие судьбы. Особенно в переломные моменты истории. Его Величество Случай, словно играючи, в мгновение ока низвергает в небытие одних и дарует  спасение и надежду другим…
Аугуст Калласте (Kallaste August )(см. фото) не случайно носил фамилию, созвучную с эстонским названием нашего города. Он появился на свет в 1898 году в тогда ещё деревне Красные горы. Работал почтальоном при местном узле связи. Состоял в  духовом оркестре, без которого не обходился ни один городской праздник. Как и большинство эстонцев, Калласте без энтузиазма встретил установление в 1940-м году  советской власти. С приходом немцев вступил в «Омакайтсе», чтобы помочь "освободителям" в борьбе с большевиками. После войны, естественно, был арестован. Сухие строки следственного дела гласят: «Аугуст Калласте задержан  22.11.44 в д. Торила волости Алатскиви, трибунал от 15.06.45, приговорён  по ст 58-1а и 58-11 к 15 годам заключения и 5 годам поражения в правах, Воркутлаг Коми АССР. Умер в заключении 05.05.48. В обвинительном заключении сказано:"Калласте Аугуст Александрович с 1926 по 1940 год состоял членом контрреволюционной организации "Кайтселийт". В период немецкой оккупации добровольно в августе 1941 г. вступил в организацию Омакайтсе, в которой состоял до освобожденя ЭССР частями Красной Армии. Будучи членом Омакайтсе, Калласте принимал участие в несении караульной службы, охранял и конвоировал арестованных, имел связь с бандой "Лесные братья", принимал участие в нападении на Горисполком г. Калласте в начале июля 1941 г. В 1942 году конвоировал 35 человек арестованных советских граждан в полицию г. Тарту и судьба их неизвестна. В августе 1941 года участвовал  в аресте председателя Исполкома г. Калласте - Феклистова, который членами "Омакайтсе" был подвергнут избиению и издевательствам, а впоследствии расстрелян."


Духовой оркестр в Калласте. Верхний ряд, в центре - Аугуст Калласте
Жена Аугуста Калласте Хельми Марие Калласте, в девичестве Виллемсон (Helmi Marie Kallaste, Vadi (Willemshon)(1895 – 1987)(см. фото) прожила долгую жизнь. В годы войны она некоторое время руководила женским отделением "Омакайтсе". После ареста мужа осталась одна. Проживала на семейном хуторе. В феврале 1949 года её имя внесли в списки подлежащих депортации в отдалённые районы СССР как члена семьи «националиста и бандпособника». Однако судьба распорядилась иначе. «На момент операции Хельме Калласте не оказалось дома и в дальнейшем её местонахождение не было установлено» - сообщили обескураженные чекисты своему начальству (см. фото ниже). Скорее всего, вдову предупредили добрые люди. Где и как долго ей пришлось скрываться, я не знаю. Но факт остаётся фактом: фортуна оказалась благосклонна к уже немолодой женщине. Пребывание «в местах не столь отдалённых» сломило бы её окончательно и на долгие 92 года жизни Хельме Калласте при таком раскладе  вряд ли могла рассчитывать.

Как Вам формулировка "указать окраску"?
Сын Аугуста и Хельме, Уно Калласте (Uno Kallaste) (1925 – 1884)(см. фото) был призван в немецкую армию, вместе с которой покинул Эстонию в конце войны. Обосновался в Соединённых штатах. Руководил крупной строительной компанией в г. Филадельфия. Скончался в возрасте 59 лет. Интересно, знала ли мать о местонахождении сына?



Двоюродный брат Аугуста Калласте Хуго Калласте (Kallaste Hugo Pauli) оказался "по другую сторону баррикад". Его мобилизовали в Красную армию. На сайте общества Мемориал читаем: «Калласте Хуго Павлович, 1914 м/ж Калласте, Тарту 42, мобилизован Котласским РВК, Архангельская обл., Котласский р-н.
Последнее место службы 249 СД, красноармеец, пропал без вести между 24.12.1942 и 17.01.1943."
Хельми Калласте состояла в браке дважды. Её первый  супруг Аугуст Борис Вади ( August Boriss Vadi)( 1888 – 1917 )(см. фото) закончил свои дни в мае 1917 года в Азербайджане, в городе Баку. Что с ним случилось, мне выяснить не удалось.



От него у Хельми Марии  была  дочь Валли Герта (Valli Gerta Kook)(1916 – 2010) (см. фото)Последняя вышла замуж за крупного полицейского  начальника Аугуста Коока (August Kook)(1907 – 1941)(см. фото ниже) и взяла его фамилию. Супруг был родом из Алатскиви. С приходом  советской власти семья комиссара полиции была репрессирована. В базе данных организации "Мементо" содержится следующая информация:



KOOK, August, Kaarel 08.07.07 Вирумаа, волость Алайэе, высшее обр., комиссар полиции, арестован в Кивиыли, осуждён по статье 58 – 13, Свердловская обл., Севураллаг, скончался в ходе следствия 16.12.41
Kook, Valli-Gerda, August, жена, 23.05.16 Тартумаа, волость Пала, выслана на поселение в Томскую область, Васюганский район, д. Шмаковка. Освобождена 18.12.56.
Kook, Malle, August, дочь, 04.05.37; на поселении в д. Шмаковка, освобождена  19.07.54.
Kook, Jüri, August, сын, 14.11.38; на поселении в д. Шмаковка, освобождён 08.12.56.
По всей видимости, находясь в ссылке, Валли Герта Коок вышла замуж за уроженца Эстонии Георгия Гордеева (1893) и родила от него дочь Лию. Ранее её второй супруг проживал в г. Свердловске, где работал директором промтоварной базы. Вполне возможно, что в Томской области он оказался не по своей воле. У Гордеева от первого брака с Инной Коротаевой был сын Олег Коротаев (1949 – 1994)(см. фото), в будущем знаменитый советский боксёр, трёхкратный чемпион СССР, призёр чемпионата Европы и мира. Не менее известен Коротаев также как  российский криминальный авторитет первой половины 1990-х годов. 2 января 1994 года он  был убит выстрелом в затылок в Нью-Йорке, на авеню Брайтон-Бич. Спустя некоторое время гроб с его телом доставили в Москву. Похоронен  у входа на Ваганьковское кладбище, недалеко от могилы Высоцкого (см. фото)
Удивительная штука – жизнь. Скромный почтальон Аугуст Калласте из одноимённого городка  оказался связан родственными узами со  всемирно известный боксёром , а впоследствии воротилой преступного  мира Олегом Коротаевым. Не знаю как вас, а меня подобные хитросплетения человеческих судеб буквально завораживают. Такая вот краткая история одной семьи…





                                                  Долгая дорога домой...

Многие жители Калласте  прошли после войны через т.н. фильтрационные лагеря, где их проверяли на предмет сотрудничества с немецкими оккупантами. В большинстве своём  проверке подвергались лица, принудительно депортированные  нацистами в  Германию и другие европейские страны для  использования в качестве рабочей силы на производстве и в сельском хозяйстве. После освобождения из плена вчерашние заключённые нацистских лагерей пополнили  бараки Гулага, так как советская власть априори не доверяла тем, кто побывал на вражеской территории и относилась к ним как к потенциальным предателям родины и приспешникам оккупантов. Вместо возвращения освобождённых узников  в места их  довоенного проживания, репатриантов отправляли за колючую проволоку. Для многих  моих односельчан  дорога домой растянулась  на годы. Утешает лишь то, что  в конце-концов они смогли  обнять своих близких, пусть и не так скоро, как мечтали...
Приведённый ниже список составлен на основе  записей  в регистрационной книге  военнопленных и интернированных лиц, помещённых после войны в проверочно-фильтрационные лагеря  и вернувшихся на родину в период с 1945 по 1948 годы.
Алешкин Алексей, м/ж Калласте, 07.08.1946 вернулся из фильтационного лагеря на территории СССР.

Богданов Иван Фёдорович (1902), м/р и м/ж Калласте, арестован 10.09.1941, обвинение:"доверенное лицо коммунистов, был одним из защитников города Калласте, нёс вооружённую охрану". Приговорён к 2-м годам заключения, депортирован из Эстонии 18.02.1944. До 19.08.1945 на хозяйственных работах во Франции, 28.09.1946 вернулся из фильтрационного лагеря на территории СССР.
Вильюс Эльмар Йонаннесович (Viljus Elmar) (1918), м/р и м/ж Калласте, с 10.11.1944 по 29.02.1946 в фильтрационном лагере Анжерка, г. Ленинск-Кузнецкий, Кемеровская область, военнопленный.
Гусаров Виссарион Трофимович (1917), м/р и м/ж Калласте, с 25.09.1944 по 06.12.1946 в фильтрационном лагере в Таллинне (строительный батальон), военнопленный.
Гречков Фёдор, м/р и м/ж Калласте. 15.05.1947 вернулся из фильтрационного лагеря на территории СССР.




Долгов Варфоломей   1872  Калласте, торговец, обв. в  «антигосударственной деятельности». Из  Эстонии был доставлен в Штутгоф, оттуда  в концлагерь Нацвейлер на территории современной Франции, в 50 км. от Страсбурга. После окончания войны вернулся на родину.
Елинкин Миней Фёдорович (1893), м/р и м/ж г. Калласте, арестован 05.03.1944, отправлен в Германию на принудительные работы на железной дороге, с 18.06.1945 до 27.06.1945 в фильтрац. лагере во Франкфурте, откуда вернулся на родину.
Курик Рудольф Аугустович (Kurik Rudolf) (1921), м/р Нарва, м/ж Калласте, с 09.03.1944 по 30.10.1946 находился в фильтрационном лагере в Воркуте, военнопленный.
Колбасова Александра Михайловна, м\р Калласте, м/ж Нарва, насильно эвакуирована в Германию в марте 1944, работала на производстве, позже, с 09.08.1945 до 05.12.1945 года  в фильтрационном лагере Альтенграбер, откуда вернулась на родину.
Колбасова Клеопатра, м\р и м/ж Калласте, насильно эвакуирована в Германию в марте 1944, работала на производстве, позже, до 07.12.1945 в фильтрационном лагере Альтенграбер, откуда вернулась на родину.
Колбасова Мария, м/р м/ж Калласте,  насильно эвакуирована в Германию в марте 1944, работала на производстве, позже, до 07.12.1945 в фильтрационном лагере Альтенграбер, откуда вернулась на родину.



Колбасов Савелий Яковлевич (1907) м/р и м/ж Калласте, с 24 апреля 1944 по 2 мая 1945 служил сапожником в рабочем батальоне немецкой армии. 2 мая 1945 года взят в плен американскими войсками на территории западной Германии. Находился в фильтрационном  лагере, вначале на территории Германии, затем, с 26.01.1946 по 03.08.1946 года, в Красноярском крае, откуда был освобождён.
Кроманов Илья Абрамович (1921), м/р и м\ж Калласте, арестован 11.03.1944, до 25.05.1945 в заключении на территории Германии и Франции, позже, до 25.08.1945 в фильтрационном лагере во Франкфурте, затем, до 25.06.1946 в г. Мюльберг, откуда вернулся на родину.
Коромнов Антон Егорович (1904), м/р волость Казепяя, м/ж до войны г. Калласте, арестован 10.02.1945 года и сослан на принудительные работы в Германию, где находился до 22.09.1945 г. На родину вернулся из фильтрационного лагеря в Рава-Русская.
Ляпистов Иван Григорьевич (1898), м/р и м/ж Калласте, арестован в Эстонии 05.03.1944, до 10.07.1945 находился в трудовых лагерях на территории Германии и Франции, позже, до 01.09.1945 в фильтрационном лагере Вильсток, откуда вернулся в Эстонию.
Ляпистова Ефросинья Тимофеевна (1900), м/ж Калласте,  арестована в Эстонии 05.03.1944 вместе с мужем и сыном, до 10.07.1945 находилась в трудовых лагерях на территории Германии и Франции, позже, до 25.07.1945 в фильтрационном лагере Вильсток, откуда вернулась в Эстонию.
Ляпистов Иван Иванович (1937), м/р и м/ж Калласте, арестован вместе с родителями  в Эстонии 05.03.1944. До 10.07.1945 находился в трудовых лагерях на территории Германии и Франции, позже, до 25.07.1945 в фильтрационном лагере Вильсток, откуда вернулся в Эстонию.
Ноев Прокопий Ермолаевич (1911), с сентября 1944 по 04.04.1946 находился в фильтрационном лагере № 314 (Кемеровская обл. пос. Ленинск-Кузнецкий). Был принудительно мобилизован в немецкую армию, в сентябре 1944 года попал в плен.
Подгорный Павел Петрович (1910), принудительно эвакуирован в Германию 06.03.1944, до 18.08.1945 рабочий железнодорожного  батальона, позже, до 15.09.1945 находился в фильтрационном лагере в Магдебурге, откуда вернулся в Эстонию.
Печонкин Пафнутий Дементьевич (1925), с 03.11.1944 по 09.03.1946 находился в фильтрационном лагере № 326 ( Карело-Финская АССР), позднее в проверочно-фильтрационном лагере в Анжеро-Судженске Кемеровской области. Был принудительно мобилизован в немецкую армию, в сентябре 1944 года попал в плен.
Павленков Андрей Дмитриевич (1908), м/р и м/ж Калласте, с 15.02.1944 по 28.11.1946 фильтрационном лагере № 313 (г. Медвежьегорск), военнопленный, принудительно мобилизован в немецкую армию.
Сапожникова Анна, 13.10.1945 вернулась из лагеря для военнопленных на территории СССР.







Сапожников Сергей, м/р и м/ж Калласте, попал в плен 26.07.1941 г. в районе г. Муствеэ, 30.09. 1941 осуждён на 2 года. Обвинение: "Руководитель и секретарь комсомольской организации, добровольно вступил в Красную армию". В сентябре 1944 насильно эвакуирован в Германию, освобождён 10.05.1945, позже, до 31.08.1945 года, в фильтрационном лагере в Красноярском крае.
Соколов Севастьян Анфимович (1904), м/р и м/ж Калласте, 19.10.1946 вернулся из фильтрационного лагеря, расположенного на территории Таллинна. Ранее находился в проверочно-фильтрационном лагере в Анжеро-Судженске Кемеровской области. Был принудительно мобилизован в немецкую армию, в сентябре 1944 года попал в плен.
Тараторин Леонид Иванович (1923), м/р и м/ж  Калласте,  с 23.09.1944 по 03.12.1945 находился в фильтрационном лагере № 140 (г. Калинин), военный беженец.
Транжиров Иосиф Михайлович (1905), м/р г. Калласте, м/ж Пейпсияяре, с 25.09.1944 по 07.06.1947 в фильтрационном лагере № 83 (Калининская область), заключённый.
Тихомирова Регина Александровна (1926), м/р волость Алатскиви, м/ж Калласте ул. Садама 8. интернирована 09.04.1942 года на 3 месяца в трудовой лагерь.По возвращении из заключения жила в Калласте до лета 1943 года, затем переехала в волость Луунья, а оттуда в Тарту. 2 февраля 1944 года вновь арестована и помещена в Таллиннский ИТЛ как лицо, "вызывающее обоснованные подозрения в в предрасположенности к антигосударственной деятельности", со 02.07.1944 была в заключении в трудовых лагерях на территории Германии и Франции, с 24.06.1945 до 04.09.1945  находилась в фильтрационном лагере Зоммерфельд в Германии, откуда вернулась в Эстонию.
Тихомирова Тамара Александровна (1924), м/р и м/ж до войны волость Пейпсияяре, с 05.03.1944 по 30.10.1945 на принудительных железнодорожных работах в Германии, позже в фильтрационном лагере в Дойч-лисса. По возвращении проживала в г. Калласте.
Тараторов Дмитрий Абрамович (1915), м/р волость Казепяя, м/ж г. Калласте, с 10.11.1944 по 08.10.1945 в лагере для военнопленных в г. Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области.
Феклистов Иван Титович (1925), до 1946 года в проверочно-фильтрационном лагере № 314 в г. Анжеро-Судженск Кемеровской области, военнопленный, был принудительно мобилизован в немецкую армию в феврале 1944 года.
Чащина Валентина, м\ж Калласте, 22.12.1945 вернулась из фильтрационного лагеря на территории СССР.
Шумина Анна, 07.12.1945 вернулась из германского плена, поселилась в Калласте.
Шумин Петр, 07.12.1945 вернулся из германского плена, поселился в Калласте.
Шумина Просковья, 07.12.1945 вернулась из германского плена, поселилась в Калласте.
Шумин Стахей, 07.12.1945 вернулся из германского плена, поселился в Калласте.
На главную                                       Немного истории (продолжение)