?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...







                  Доктор Буш
Судьбы людей, ставших щепками сталинского «лесоповала» можно чётко поделить на две части: до и после ареста. Герой этой истории не исключение…
В 1957 году в Калласте приступил к работе в качестве участкового врача Харри Буш (см. фото). Люди постарше помнят его как приятного в общении человека, всегда готового оказать больному посильную помощь. Это было его последнее место работы. 6 февраля 1964 года, аккурат в разгар зимней Олимпиады в Инсбруке, «доктор Буш», как его называли местные жители, покинул этот бренный мир. Рассказывают, что скончался он перед телевизором, наблюдая за чемпионским забегом знаменитого  эстонского конькобежца Антса Антсона. Похоронили усопшего в его родном городе Тарту. По Калласте ходили слухи, что Харри Буш был в «прошлой жизни» ни много ни мало, а личным врачом президента Константина Пятса. Об этом факте его биографии я пока ничего не знаю. Может статься, что это типичное для маленького городка «устное народное творчество». Но в остальном Харри Буш был человеком вполне достойным и не его вина, что всё случилось так, как случилось. Его жизненные перипетии – ещё один «камень в огород» "реального социализма".  Родился наш герой в 1896 году, то есть в «старые добрые» царские времена, которые на фоне последующего лихолетья выглядят воистину благословенными. По окончании Рижской гимназии поступил на медфак Тартуского университета, закончить который смог лишь 8 лет спустя, в…1925 году. Причина столь продолжительного обучения общеизвестна: Освободительная война. Два года будущий педиатр  отдал борьбе за независимость родной Эстонии, вначале рядовым, затем младшим офицером артиллерийского дивизиона. После окончания университета Харри Буш приступает к работе по полученной специальности. Вскоре его имя начинают упоминать среди лучших детских врачей Эстонии. Вполне возможно, что в этом качестве он привлекался для лечения, допустим, внуков будущего президента, но никак не его самого. Причина, по которой я с трудом допускаю пребывание Буша в должности личного врача Константина Пятса кроется не столько  в его «детской» специализации, сколько а событиях политических. В начале 1930-х годов, в разгар разрушительной для Эстонии «Великой депрессии», как на дрожжах растёт популярность организации вапсов (ветераны Освободительной войны, прим. автора). Последние обвиняют политиков старой генерации в том, что те «профукали» эстонское государство. Поэтому власть у них нужно отобрать, а «виновников» экономической и политической деградации государства отдать под суд. Константин Пятс, на тот момент глава правительства, стоял в «чёрном списке» вапсов под номером один. Харри Буш, человек от политике далёкий, тем не менее сделал свой выбор. Он вступил в организацию вапсов, посчитав, что их идеи «твёрдой руки» в духе итальянского фашизма, это то, что нужно Эстонии. Пару раз известный педиатр участвовал в организованных  ветеранами  шествиях, несколько раз читал лекции на медицинские темы для своих однопартийцев. Этим, собственно, сотрудничество Харри Буша с вапсами и ограничилось. Но вскоре грянул, организованный Константином Пятсом,  государственный переворот. Вапсы были поставлены вне закона, а все, кто имел к ним какое-либо отношение попали под подозрение. В том числе и доктор Буш. К тому же он имел "наглость" обратиться в Госсуд с заявлением на предмет законности введения Пятсом 12 марта 1934 года чрезвычайного положения. По неподтверждённым данным,  от неминуемого ареста правдолюбивого доктора спас его старый знакомый, бывший на тот момент адъютантом всесильного Министра внутренних дел Карела Ээнпалу. Так  что вряд ли Константин Пятс хотел видеть у своего тела столь нелояльного врача. Через несколько лет о шумных и воинственных вапсах все забыли. Жизнь текла своим чередом. Харри Буш обзавёлся семьёй. В 1931 году жена Амильда родила ему дочь Диану. Востребованный педиатр не испытывал недостатка в клиентах. Всё рухнуло в одно мгновение. В 1940-м году роковое стечение обстоятельств поставило крест на  независимой Эстонии. Новую советскую республику наводнили сотрудники НКВД.  Начались аресты. 28 ноября 1940 года пришли и за доктором Бушем. В скоропалительном деле (помимо самого арестованного был допрошен всего лишь один свидетель, прим. автора) присутствует весь «букет» обвинений: от шпионажа в пользу Германии до предательства органов НКВД. Шпионом наш герой был признан на основе следующих умозаключений чекистов:
1. Подал документы в немецкое посольство с просьбой разрешить ему выехать в Германию. Вполне может быть, что не слишком искушённый в политике детский врач и в самом деле видел в германском национал-социализме некую альтернативу советскому коммунизму.
2. Имел несколько встреч с литератором немецкого происхождения Шапером, который пытался уговорить Буша помочь ему с изданием в Эстонии национал-социалистической литературы. Из этой затеи ничего не вышло, но основание связать подследственного с германской разведкой появилось.
Вышеназванного Шапера Харри Буш знал ещё с 1936 года, когда лечил его ребёнка. Между ними сложились  вполне приятельские отношения. Кем был этот странный персонаж, я так и не смог понять. То ли, действительно, сотрудником  разведорганов гитлеровской Германии, то ли, что скорее всего, искренним поклонником идей национал-социализма, готовым на добровольной основе помогать своей фатерланд. Похоже, Буша поставили перед выбором: сотрудничество с НКВД или обвинение в шпионаже. Загнанный в угол доктор принял предложение чекистов. Ему присвоили агентурную кличку «Клим». Но планам нквдэшников не суждено было сбыться. Вместо того, чтобы втихоря информировать органы об умонастроениях своих знакомых, Харри Буш рассказал всем о своём "новом статусе" и предупредил, чтобы были начеку. Когда взбешённые сотрудники всесильного ведомства обрушились на своего  сексота с обвинениями в предательстве, между жертвой и палачами произошёл примерно такой диалог:
Доктор Буш:
-Работа для органов советской разведки коренным образом противоречит моему мировоззрению. Я не могу допустить, чтобы мои знакомые подверглись репрессиям по моей вине.
Чекисты:
- Вы что, давая согласие сотрудничать с нами, заранее знали, что расскажете своим близким о вашей вербовке?
Доктор Буш:
- Да, это так. Я предупредил их, чтобы были осторожнее в своих словах и поступках.
Чекисты:
- Но ведь Вас за это неминуемо арестуют.
Доктор Буш:
- Я это понимал. Но доносить на своих друзей было против моих убеждений. Я лишь просил их позаботиться о дочери, если меня осудят.
Прочитав эти слова, я понял, что из застенков НКВД смелого доктора уже не выпустят. Надежды на отъезд в Германию рухнули окончательно.
23 апреля 1941 года  Особое Совещание при НКВД СССР  вынесло свой вердикт: « Харри Буш, являясь агентом германской разведки, занимался шпионской деятельностью против СССР. Будучи привлечённым к сотрудничеству с органами НКВД сообщил об этом германской разведке и своим единомышленникам».  Приговор – 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Отбывать наказание предстояло в Вятлаге Кировской области,  причём «от звонка до звонка». Но и по истечении срока заключения, в Эстонию наш герой вернуться не смог. Его выслали на поселение в Новосибирскую область, причём бессрочно (см. фото). Казалось, это конец. Однако хрущёвская «оттепель» внесла свои коррективы в безрадостную судьбу доктора Буша. 6 апреля 1956 года он был освобождён со спецпоселения и, наконец-то, смог вернуться в Эстонию. Уже с новой супругой и детьми. Связь с первой женой за 16 лет разлуки прервалась. Однако в городах республиканского подчинения бывшим заключённым на первых порах селиться не разрешали. Поэтому и определили Харри Буша и его семью в наш маленький городок, где он проведёт  последний период своей жизни. Надеюсь, не самый печальный. Такая вот история…
P.S Знакомых Харри Буша по партии вапсов практически всех  постигла печальная участь. Ниже  приведены краткие справки о судьбе тех, чьи имена упоминаются в следственном деле несгибаемого доктора.
DUNKEL, Gottfried, Johannes  1895 Таллинн, арестован 03.12.40 Таллинн, Аллика 9-1, трибунал от 28.05.41 §58-4, 58-12, 8 лет.; Кировская область, Вятлаг , умер в заключении 18.02.42. Это был тот единственный свидетель, которого допросили по делу Харри Буша.
PARIS, Hans Walther, Karl, 1899 Тарту, адвокат, арестован 06.01.41 Таллинн Эстония Пуэстее 27, трибунал от  22.04.41 §58-1a; смертный приговор, расстрелян в 1941 году.
TELG, Paul, Aleksander, 1900 Пярнумаа Синди, м/ж Таллинн, Эстония Пуэстее 27-3, юрист, арестован 06.01.41, трибунал от 12.05.41 §58-1a; смертный приговор, арестован при попытке бежать в Финляндию.
RÜTMANN, Harri, Mihkel 1889 Рапла, арестован 01.08. 49 Таллинн Суур-Карья 5-3, трибунал от 26.11.49 §58-4; Красноярский край, освобождён 07.09.54.
KOOK, August, Johannes, 1890 Раквере, врач, арестован 07.01.41 Таллин Мюривахе 16-3, трибунал от 09.05. 41 §58-13; смертный приговор, приведён в исполнение 23.06.41 в Таллинне.
Все эти люди в начале 1930-х состояли в партии вапсов. После государственного переворота Константина Пятса некоторые из них были арестованы и провели в заключении … 1 год. В 1935 году последовала масштабная амнистия и сторонники «твёрдой руки» вышли на свободу, не представляя для власти уже никакой опасности. Но большевики довели дело до «логического конца». Чекистам из НКВД недосуг было разбираться в тонкостях эстонской истории. И президент Пятс и его прошлые противники,  вапсы, для новых хозяев Эстонии все были на одно лицо: «враги народа», контрреволюционеры и фашисты. А кто из них кого арестовывал в далёком 1934 году, это уже и не суть важно. Всем «роздано по заслугам», а кому и за что, это пусть сами разбираются.


























Письмо Харри Бушу от тёти Роозы 8 ноября 1949 года



Агентурное сообщение источника "Агроном" о готовящемся отъезде Харри Буша из мест поселения.



            Поселковый секретарь
Судьбы многих людей пересекались с историей нашего города. Одни посетили Калласте мимоходом и более сюда не возвращались. Другие отдали этому причудскому поселению малую толику своей жизни. Среди последних был и Рихард Кельдер (1902)( см. фото). С февраля 1932 по сентябрь 1935 года он исполнял в Калласте обязанности поселкового секретаря. Прибыл новый чиновник к нам из Торма, а отбыл через три года в волость Пейпсияяре всё на ту же секретарскую должность. Похоже, это была обычная в те времена практика, своего рода ротация кадров. О профессиональной деятельности Рихарда Кельдера я судить не берусь. Но думая, что дело своё он знал. Калласте в его карьере занимает особое место. Здесь он оформил свои отношения с Агнес Суммер (1909), здесь же родились его сыновья: Вальдеко (1932) и Таймо (1934). Несмотря на то, что сам Рихард был родом из Тарту, на момент отделения Эстонии от России его родители учительствовали в Новгородской губернии. Здесь же будущий секретарь закончил гимназию, естественно на русском языке. После оптации в начале 1920-х годов на историческую родину, он поступил на бухгалтерские курсы. Выбор был удачным, поскольку молодая Эстонская республика остро нуждалась в квалифицированных  финансовых работниках. Рискну предположить, что приглашению на работу в Калластеское поселковое правление поспособствовал тот факт, что Кельдер, помимо эстонского, превосходно владел русским языком.  Стоит добавить, что он вполне прилично изъяснялся и по-немецки. Это  было своего рода наследии дореволюционной трёхязычной Эстонии. Калластеский этап жизни был не первым и не последним на профессиональном пути маститого счетовода. Несколько лет Рихард Кельдер посвятил цементной «столице» Эстонии, городу Кунда. 1940-й год он встретил в должности бухгалтера одного их таллиннских магазинов. Авторитарные «замашки» Константина Пятса выглядели невинной шалостью на фоне того, что началось в Эстонии после её присоединения к СССР. Всесильный НКВД широким бреднем вычерпывал из новоиспечённой советской республики «контрреволюционный»  элемент. Угодил в эти сети и Рихард Кельдер. Его арестовали 20 мая 1941 года. Обвинение не отличалось оригинальностью и было своего рода клише тогдашних судебных дел: принадлежность к «контрреволюционным» организациям  Исамаалийт и Кайтселийт. Cледователи, «брошенные» на эстонский участок работы, прибыли из Ленинграда. Они не владели эстонским языком и были не в ладах с местной историей. Поэтому разницу между Исамаалиит (Isamaaliit –  политическая партия в Эстонии во второй половине 1930-х годов, прим. автора) и Кайтселиит ( Kaitseliit – добровольная вооружённая организация в Эстонии, прим. автора) чекисты не всегда улавливали. Да не особо и старались. Какая разница, что это за «лиит» такой, главное, что созданы эти «антисоветские» организации были для «борьбы с революционным и рабочим движением». И точка. Этих "кайцелитов" и "изамалитов" ( в правописании  следователей, прим. автора) столько было разбросано по тогдашним приговорам, что невольно возникает вопрос: «Неужели всё это правда?». К великому сожалению, да! И Судьба Рихарда Кельдера ещё одно тому подтверждение. На вопрос следователя о преступлениях, совершённых им против Советской власти, бывший калластеский бухгалтер ответил как есть:
«Преступлений никаких не совершал, помимо того, что я сторонник старого строя в Эстонии и через день менять свои политические убеждения не могу». Пытались  обвинить Кельдера в сотрудничестве с эстонской политической полицией, но даже советское правосудие развело руками: «Суд считает недостаточным материал, уличающий обвиняемого в сотрудничестве с политической полицией. Нет ни одного конкретного доказательства, подтверждающего деятельность такого рода». Интересовались чекисты и иностранными родственниками арестованного. Сестра Рихарда, Ари Корн, вместе с мужем- немцем в 1941 году перебралась в Германию. Брат Август ещё в 1923 году уехал попытать счастья в Америку. Но и на этом направлении ничего «нарыть» не удалось. Обвинительное заключение подоспело аккурат ко дню нападения гитлеровской Германии на СССР. Суд пришлось отложить, а заключённого в срочном порядке этапировать в г. Киров. Здесь 12 декабря 1941 года областной суд и вынес вердикт: « Кельдер Рихо Петровича признать виновным по статье 58 – 4 УК и подвергнуть лишению свободы сроком на 10 лет с последующим поражение в правах на пять лет». Не буду зачитывать текст обвинительного приговора. Поверьте мне на слово: там одни «кайцелиты» и «изамалиты». И более ничего. Такая вот история.
P.S. Рихард Кельдер скончался в заключении в Кировской области 20 апреля 1943 года. Полностью реабилитирован 25.03.91.



Ох уж эти "источники". Без них никуда...


На главную                                 Немного истории (продолжение)