?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Немного истории...



Из серии "Красногорские курьёзы"

         
                                Красногорский «боевик»…
Эта история, действительно, смахивает на популярный киножанр и включает в себя все его основные атрибуты: секретные замыслы «плохих парней», находчивость «парней хороших», погони со стрельбой, задержания, попытки «плохих парней» "отмазаться" от предъявленных им обвинений и т.п.
"Рыбаки на Чудском озере" (иллюстративное фото)

12 апреля 1937 года практически все рыбаки тогда  ещё  посёлка Калласте дружно устремились на озеро. Припекало весеннее солнце, лёд оставлял желать лучшего, но риск того стоил. Расчёт был на то, что граница в столь непростой ледовой обстановке уже не охранялась ни с российской, ни с эстонской стороны. А значит, есть шанс выставить сети на советской стороне озера, в т.н. нейтральной зоне, где, по мнению рыбаков, и держалась вся рыба. С точки зрения закона это выглядело не иначе, как «бунт на карабле». Ведь речь шла о намеренном нарушении границы практически всеми рыбаками посёлка. Начальник  местного погранпункта Пеетер Кяйс получил информацию о грядущем массовом «броске» через границу от своих сексотов. И начал действовать. Предоставим ему слово:
Пограничный кордон в Калласте

«Ранним утром 12 апреля я с двумя  подчинёнными выехал на санях на озеро. Предполагая, что завидев нас, рыбаки попытаются скрыться, я решил рассредоточить патрульных  вдоль границы. С этой целью приказал капралу Мейнхарду Паасу остаться в паре километров южнее 12 погранзнака, а сам с капралом Аркадием Каском двинулся вдоль контрольной линии на север, где виднелись скопления рыбаков. Подъехав на максимально близкое расстояние  к двум артелям, ставившим сети на российской стороне озера, я потребовал, чтобы они немедленно вернулись в Эстонию. Сам я, по понятным причинам, пересечь границу не имел права. После недолгих колебаний, рыбаки вытащили только что поставленные сети и подъехали к нам, где окончательно выяснилось, что все они из Калласте. Однако, два других звена, увидев нас, побросали снасти,  сели в сани и устремились вдоль границы на юг.

  Пограничники перед выездом в дозор (иллюстративное фото)


По всей видимости, они намереваясь въехать на территорию Эстонии как можно дальше от патруля. Но завидев капрала Пааса, рыбаки  изменили направление и стали удаляться по российской стороне озера в направлении  острова Пийрисаар. Капрал Паас побежал за ними вдоль границы, делая нарушителям  знаки остановиться  и подъехать к нему. Затем он выстрелил три раза в воздух, но это не помогло. На расстоянии 500-600 метров от пограничника рыбацкие сани резко повернули на запад и въехали в Эстонию, после чего  направились  в сторону Калласте. Мейнхард Паас вынужден был открыть по удаляющимся нарушителям огонь. Всего он произвёл 16 выстрелов, но из-за большого расстояния, пули, по всей видимости, никого не задели. Беглецы не остановились. В это же время ещё одна артель, услышав выстрелы, также побросала снасти и поехала  в сторону российского берега. Когда рыбаки стали недосягаемы для выстрелов, они повернули на север, намереваясь, видимо въехать в Эстонию где –то в районе Васкнарвы. Преследовать этих людей и тем более открывать огонь, не было никакой возможности, поскольку они всё время двигались по советской стороне озера. Позднее, в ходе следствия, выяснилось, что эти рыбаки где-то переждали, пока пограничники покинут озеро и вернулись за своими сетями. Вытащив их, они поздно вечером прибыли в Калласте.»
Итог тщательно спланированной Пеетером Кяйсом спецоперации, на первый взгляд, выглядел неутешительно, ведь задержать удалось лишь две группы  рыбаков, да и те сдались добровольно. Но это на первый взгляд…
Не стали рисковать следующие рыбаки:
Первая артель
1. Феклистов Демид Савельевич (1888)
2. Ноев Фёдор Яковлевич (1892)
3. Горушкин Андрей Фёдорович (1902)
4. Ноев Прокопий Ермолаевич (1911)
5. Кривоглазов Прокопий Потапович (1908)
6. Кривоглазов Парфирий Потапович (1906)
7. Муна Александер Михайлович (1903)
8. Феклистов Феоктист Демидович (1920)
9. Кривоглазов Потапий Васильевич (1875)
10. Плешанков Александр Потапьевич (1904)
11. Кривоглазов Василий Сидорович (1919)
12. Лукьянов Николай Иванович (1889)
Вторая артель
1. Шлендухов Тимофей Алексеевич (1882)
2. Печонкин Николай Иванович (1898)
3. Шлендухов Александр Тимофеевич (1918)
4. Ландсберг Сафоний Евдокимович (1907)
5. Павлов Фёдор Ермолаевич ( 1893)
6. Нукка Пауль Карлович (1888)
7. Тыльников Савин Петрович (1900)
8. Кошелёв Пётр Фёдорович (1912)
9. Лашкин Иван Иванович (1912)
10. Плешанков Емельян Степанович (1885)
11. Гусаров Лука Иванович (1909)
12. Лашкин Алексей Иванович (1899)
Чем обернулся для этих звеньев  «заграничный»  промысел я не знаю. Рискну предположить, что с учётом добровольной сдачи, штраф не превысил 4-5 крон на человека.
Члены артели,  которые ушли от преследования в северном направлении, а позднее  вернулись за оставленными сетями, в ходе следствия признались в содеянном.
Это были:
1. Кукин Иван Дмитриевич (1880)
2. Лашкин Макар Иванович (1901)
3. Кукин Ермил Фёдорович (1881)
4. Поташенков Борис Спиридонович (1906)
5. Богданов Гавриил Фёдорович (1918)
6. Кукин Пётр Ермилович ( 1916)
7. Поташенков Иосиф Спиридонович (1916)
8. Алёксин Амельян Григорьевич (1914)
9. Богданов Николай Фёдорович (1909)
10. Горушкин Трифон Иванович (1893)
11. Поташенков Димитрий Спиридонович (1910)
12. Горюнов Клементий Афоньевич (1892)
13. Горюнов Григорий Клементьевич (1913)
14. Богданов Владимир Иванович (1907)
Эти «ловцы удачи», по всей видимости, удостоились более сурового наказания, нежели те, кто сдался  добровольно. Бегство от представителей власти вряд ли стало смягчающим обстоятельством. Но они хотя бы сохранили сети.
В самом тяжёлом положении оказались рыбаки, которые не подчинилась приказу остановиться, несмотря на произведённые в их сторону выстрелы. Их сети остались подо льдом. Для обозлённых пограничников, не желавших «терять лицо», выявление виновных  стало делом принципа. Понимая, что терять им нечего, беглецы стояли на своём: «На озере были, но границу не нарушали». Представители закона  пришли к выводу, что на основании свидетельских показаний вина  в нарушении госграницы нижеперечисленными рыбаками вполне доказана и … отобрали у них разрешение на выезд в озеро.


Главы трёх «провинившихся» артелей обратились к пограничному начальству с очень трогательными и проникновенными письмами, в которых упирали на то, что без оставшихся в озере сетей им «крышка» (см. фото). На новые, мол, денег совсем нет. К тому же  лёд тает на глазах и через неделю до сетей будет уже не добраться. Чем закончилось это трагикомичное противостояние рыбаков и пограничников, я не знаю. Рискну предположить, что в озеро их всё-таки выпустили в обмен на… признание факта нарушения границы. Затем выписали штраф, размер которого, по всей видимости был «немаленький». С другой стороны, может статься, что рыбаки остались без сетей. Вряд ли погранохрана имела право разрешать кому-либо выезд на озеро, заведомо зная, что будет нарушена госграница. В любом случае, проигравшими опять  оказались мои односельчане. Что поделаешь, власть есть власть. Вот имена «отказников»:
Первая артель
1. Опиков Михаил Гурьянович (1888)
2. Гусаров-Шлендухов Савин Григорьевич (1896)
3. Леонов Иосиф Михайлович (1908)
4. Опиков Николай Михайлович (1912)
5. Леонов Михаил Егорович (1873)
6. Сапожников Иосиф Иванович (1888)
7. Лодейкин Григорий Иосифович (1906)
8. Гусаров-Шлендухов Фадей Кириллович (1903)
9. Опиков Афанасий Михайлович (1918)
10. Гусаров-Шлендухов Николай Савельевич (1920)
11. Сапожников Сергей Иосифович ( 1917)
12. Леонов Григорий Михайлович (1911)
13. Опиков Пётр Ефимович (1907)
14. Опиков Евгений Ефимович (1918)
Вторая артель
1. Кошелёв Михаил Анфимович (1905)
2. Варунин Иван Саветьевич (1906)
3. Печёнкин Григорий Петрович (1909)
4. Кабацкий Иван Аристархович (1909)
5. Гусаров Михаил Леонтьевич (1909)
6. Зубарёв Яков Иосифович (1887)
7. Глухарёв Пётр Евдокимович (1891)
8. Варунин Тимофей Иванович (1895)
9. Алёксин Григорий Петрович (1876)
10. Алёксин Тимофей Григорьевич (1917)
11. Евдокимов Михаил Леонтьевич (1887)
12. Гусаров Федот Алексеевич (1974)
Третья артель
1. Скороходов Андрей Иванович (1905)
2. Феклистов Филипп Михайлович ( 1878)
3. Сахаров Андрей Демидович (1892)
4. Елинкин Агафон Иванович (1881)
5. Пунга Освальд Яковлевич (1907)
6. Кабацкий Александр Андреевич (1903)
7. Горюнов Иван Иванович (1901)
8. Жинжаров Дементий Михайлович (1883)
9. Сахаров Василий Демидович (1890)
10. Горюнов Милентий Иванович (1913)
11. Подгорный Иван Фёдорович (1902)
12. Горюнов Иван Васильевич (1875)
И по традиции, несколько комментариев.
1. Такое массовое нарушение границы было, с одной стороны, жестом отчаяния, желанием «сорвать куш» по последнему льду, пусть и преступив закон. Видать уловы на  эстонской стороне озера уже давно не радовали калластеских рыбаков. И от безысходности они решились на столь экстравагантный шаг.
С другой стороны, это был своего рода вызов властям. Шутка ли, 77 жителей посёлка дружно «наплевали» на риск и закон и  в едином порыве устремились на российскую сторону озера.
2. Я прекрасно понимаю пограничников, которые просто делали свою работу. Если уж граница существует, то её надо охранять. Несколько смущают только те 16 выстрелов, что капрал Паас произвёл в сторону убегавших рыбаков. А если бы попал? Он ведь знал, что это не российские шпионы, а хоть и не очень верноподданные, но всё же граждане Эстонской Республики.
3. Иногда мне кажется, что  благосклонное отношение жителей Западного Причудья к установлению в Эстонии Советской власти было, в том числе, и следствием подобных инцидентов.  О всех «прелестях» реального социализма мои односельчане  до поры до времени мало что знали, но в одном они были уверены: после присоединения Эстонии к СССР злосчастная граница наконец-то исчезнет, а вместе с ней и  проблемы, которые преследовали красногорских рыбаков на протяжении двух десятков лет. Правда, новая власть принесёт новые проблемы, но это уже совсем другая история…
4. Пофамильные списки «правонарушителей» я привёл не случайно. Почти наверняка жители Калласте найдут в них своих близких, попавших в далёком 1937 году в этот злополучный переплёт. Среди «подельников» были как русские так и эстонцы. Даже  Председатель пожарной дружины  Андрей Скороходов, прямо скажем, не последний человек в деревне, не устоял перед соблазном «срубить деньжат», преступив при этом закон. С другой стороны, визиты на российскую сторону озера среди местных жителей  преступлением не считались и угрызений совести по этому поводу никто не испытывал. В глазах односельчан, «плохими парнями» были скорее пограничники, которые своими придирками и тотальным контролем «мешали жить» несчастным рыбакам. Нарушители же госграницы вызывали у обывателей какие угодно чувства, от сострадания до злорадства, но никак не осуждения.  Такая вот история…


На главную                                               Немного истории (продолжение)