aslend62 (aslend62) wrote,
aslend62
aslend62

Category:

Остановись мгновение...

Эта страничка для тех, кто любит минимум текста и максимум зрелищности. Здесь я собрал воедино все фотографии, что разбросаны по другим страницам, по мере сил их сгруппировал и озаглавил. Надеюсь, коллекция будет пополняться в том числе и с вашей помощью. Буду рад любой уточняющей информации об увиденном на фото.
Заранее приношу извинения, если некоторые фото будут повторяться в разных разделах: фотографий много, я - один.




Калласте в прошлом и настоящем. Альбом интересен в первую очередь тем, для кого  увиденные на фото места не чужие. Фотографии подобраны по принципу...


                              вчера                                                                                   сегодня    







Самые ранние фотографии с видами Калласте


                                 Вид на деревню Красные горы с озера. Начало 20 века

Фотографии берега Чудского озера вблизи деревни Красные горы ( Калласте). Датируются началом 20 столетия. Автором этих  раскрашенных почтовых открыток был знаменитый таллинский фотограф Густав Оскар. Незадолго до революции 1917 года он перебрался в Россию, где его следы затерялись...С другими  работами мастера можно ознакомиться здесь.





   Чудской берег в Калласте.  1909 г.  Константин Яйк

                      Деревня Красные горы.  Начало 20 века.  Курт фон Ратлеф


                                        Разлог. Начало 20 века. Курт фон Ратлеф


С друзьями в Калласте. Курт фон Ратлеф


Берег Чудского озера в Калласте. Курт фон Ратлеф


Берег Чудского озера в Калласте. Курт фон Ратлеф


Kurt von Rathlef
(1881 - 1921) -
владелец мызы Кокора с 1906 года. Он был одним из трёх сыновей Густава фон Ратлефа и Марты фон Шульц. Именно к последней перешла от отца в качестве приданого мыза Кокора. Курт изучал в Тартуском университете правоведение и агрономию. Ему прочили блестящее будущее...
В начале 19 века в Россию прибыл английский офицер Ратклиф. Поселившись в Лифляндии, он меняет фамилию на Ратлеф и хлопочет о дворянском титуле. Его потомки оставили заметный след в истории Эстонии. Дед Курта,  Карл Альберт Ратлеф, был профессором истории в Тартуском университете. Он составил первую гидрографическую карту Прибалтийских губерний, правда к обещанному повышению в табели о рангах это не привело.







Отец Курта - Густав фон Ратлеф ( 1847 – 1928),   посвятил    
жизнь земледелию, превратив свою мызу Таммисту в образцово-показательное хозяйство, за что удостоился должности президента Общества по улучшению с/х и промышленности Лифляндии.




Родной брат Курта фон Ратлефа - Харальд ( 1878 – 1944),
пошёл по стопам отца и занялся выведением морозостойких сортов растений на основанной им семеноводческой станции в Ныммику.  Из-за последовавшей после 1917 года политической нестабильности (реквизиции, поджоги, размещение войск…), он вместе с семьёй перебирается в Германию, где продолжит начатое в Эстонии, занимаясь, среди прочего, выведением новых
сортов роз.

Кстати, его супруга Гарриет фон Ратлеф была знаменитым скульптором, но всемирная паутина распознаёт её скорее как сиделку, подругу и преданную почитательницу некоей Анны Андерсон, самозванки, выдававшей себя за чудом спасшуюся дочь Николая Второго Анастасию.



Второй брат Курта фон Ратлефа - Альред остался в Эстонии, где прожил долгую жизнь, оставив, записанные в 1960-х годах, воспоминания о днях минувших…
Курт фон Ратлеф унаследовал от матери мызу Кокора в не лучшие времена - на просторах Российской империи полыхала революция 1905/07 годов.
Окрестные хуторяне пожгли и растащили почти всё принадлежавшее мызе сено, так что скот ждала зимой голодная смерть. По прибытии карательного отряда крестьян согнали на мызу для расправы. Однако барон заступился за  бунтовщиков, пообещав, что если те возместят ущерб ( купят на свои средства сено в России), то солдаты их не тронут. И слово своё сдержал. По крайней мере так явствует из воспоминаний его брата, который описывает Курта фон Ратлефа как человека великодушного, жизнерадостного и с хорошим чуством юмора. Тем более нелепой была его смерть...
25 июля 1921 года Курт фон Ратлеф возвращался пароходом из Тарту. Сойдя в Калласте, сел в повозку, но лошади неожиданно понесли и повозка перевернулась... Последний владелец мызы Кокора нашёл свою смерть на пыльных улицах нашего города... Говорили, что в прежние годы барон сбил лошадью кого-то из местных, но ответственности не понёс. Староверы якобы наложили на него проклятие и он должен был погибнуть под  копытами собственных лошадей.
Курт фон Ратлеф был страстный фотограф. Объектом его вдохновения в большинстве случаев были родные пенаты. Пока я располагаю лишь несколькими  фотографиями, сделанными последним владельцем мызы Кокора в нашем городе  в самом начале 20 века.

                 Другие фотографии Курта фон Ратлефа можно посмотреть здесь


                                    Красногорские рыбаки.  1909 год  А.Е.Раевский




                        Красные горы. Вид на улицу Тарту( Выйду). 1909 год  А.Е.Раевский




                  Домики ( лубы) для зимнего лова в Разлоге.  1909 год  А.Е.Раевский




Перед вами самые ранние из известных мне фотографий с видами Калласте, имеющие точную датировку. Их автором был Александр Евгеньевич Раевский, в будущем знаменитый российский лётчик, а на тот момент студент химического факультета Юрьевского ( Тартуского) университета и… страстный  фотограф. Его судьба возвышенна и трагична одновременно…
Раевский Александр Евгеньевич родился 10 мая 1887 года в Харьковской губернии в дворянской семье, род которой восходит к концу XVII века. К нему принадлежал среди прочих и В.Ф. Раевский – участник Отечественной войны 1812 года, поэт и декабрист. Отец будущего фотографа, Евгений Павлович Раевский, по окончании Харьковского университета получил направление в Лифляндскую губернию учителем математики в Рижскую гимназию. В 1894 году Раевские перебираются в г. Юрьев ( Тарту), где главе семьи  предложили должность преподавателя  и классного наставника в местной гимназии с окладом 1840 рублей в год. В этот период, известный как  русификация, русскоязычные и православные преподаватели были очень  востребованы в Прибалтике. Здесь Александр Евгеньевич заканчивает Юрьевскую мужскую гимназию, где до самой смерти работал отец, и поступает на химический факультет Юрьевского университета.
Выбор был не случаен:  увлечение  фотографией требовало глубоких знаний. В этот период, вероятно по заказу одного из местных издательств, Раевский посещает деревню Красные горы и делает несколько колоритных снимков. Позже они поступят в продажу по цене 11 копеек за штуку. Но вскоре фотографию затмила другая страсть - авиация. Этой страсти с  огромным энтузиазмом предались многие страны, в числе которых была и Россия. Свой путь в небо Александр Евгеньевич начал с моделирования. Вскоре он оставляет университет и перебирается в Петербург, где устраивается мотористом в школу пилотов Императорского Всероссийского аэроклуба. Весной 1911 году заведующий клубом В.А. Лебедев поддержал перед спортивным комитетом ходатайство Раевского о направлении его на обучение авиаделу во Францию. В возрасте 24 лет Александр Евгеньевич поступает в известную и знаменитую школу одного из пионеров авиации Луи Блерио. Летать будущего российского аса учил сам маэстро… По окончании летной школы А.Е. Раевский возвращается на родину. Он участвует в многочисленных показательных полетах по всей стране, пропагандируя авиацию в России. Бывший студент-химик вошел в первую, после Петра Нестерова, пятерку русских «петлеистов», став одним из ведущих мастеров высшего пилотажа. Он совершает девять «мертвых петель». Одна из них, проведённая на высоте 40 метров, стала мировым рекордом. Раевский  прокладывает первым воздушный мост между Петербургом и Царским Селом. Надо было обладать немалой смелостью, чтобы решиться на такой дальний для того времени внеаэродромный полет..
«Перелет через море, — вспоминал позднее авиатор, — был прямо фантастичен. Над Финским заливом мы пролетели на высоте 500 метров. Ощущение было захватывающее, все хотелось идти выше и выше. Высота полета была «колоссальная — свыше 1000 метров. Вдруг я  услышал перебои в моторе, кончался бензин. Встречный ветер снизил скорость полета, а следовательно, и время перелета увеличилось. Не долетев до Царского Села две версты, я совершил спуск в деревне Редкое Кузьмино. За 46 минут было преодолено 42 версты. Пришлось заканчивать, чтобы с утра продолжить полет. Но утром погода испортилась, и мы с напарником решили «отнять крылья» и перевезти аэроплан на лошадях».
Раевский принимал участие в научных полетах на воздушном шаре вместе с известным  ученым Н. А. Морозовыми был одним из первых пассажиров отечественного многомоторного самолета «Илья Муромец», с борта которого он выполнил несколько снимков столицы.
Война прервала полеты А. Е. Раевского в мирном небе. Он добровольно вступает в армию и получает назначение на должность летчика-инструктора в Севастопольскую авиационную школу. Несколько месяцев служит во фронтовой авиации, совершая боевые полеты. За смелые разведполеты и бомбежку вражеских объектов авиатора награждают орденами и присваивают звание прапорщика.
С началом в России гражданской войны летчик был мобилизован в Красную Армию помощником командира Московской авиашколы, где готовил летные кадры для советского воздушного флота.
В начале 1920-х годов А.Е. Раевский прекратил лётную деятельность по состоянию здоровья и всецело занялся фотографией. Его коллекция фотоснимков на авиационную тему была одной из самых богатых на то время. В 1922 - 1923 годах он заведовал учебной фотолабораторией в Академии Воздушного Флота имени профессора Н. Е. Жуковского, потом работал в редакции журнала «Самолёт» (1924–1930) и в ЦАГИ (туполевское конструкторское бюро). Помимо этого, А.Е. Раевский издал две книги, посвященные авиации – «Героическая эпоха авиации» (1924), описывающая период истории авиации с 1908 по 1910 год, и «Золотые годы авиаспорта», охватывающая период 1911–1914 годов (1924).
В 1932 году выдающийся лётчик-ас был обвинён в "шпионаже» и отправлен на строительство Беломорканала. Сказалось, наверное, и образование , полученное до революции ( вредитель!!!), и учёба за границей ( шпион!!!) , и "социально чуждое" для советской власти происхождение( дворянин!!!). Кто его знает, что ещё могло взбрести в голову тогдашним следователям. Вскоре после освобождения ,не успев прийти в себя, Раевский  вновь был арестован  и приговорён к 10 годам заключения. Александр Евгеньевич скончался в 1937 году в одном из советских лагерей  в возрасте 50 лет. Посмертно реабилитирован в 1968 году.
P.S Не перестаю удивляться, как порой неожиданно переплетаются в истории судьбы и события. Несколько фотографий, а за ними человеческая судьба, такая возвышенная и печальная…

  "Причудские" фотографии А.Е. Раевского, в том числе и наши соседи - деревня Нина ( Нос).


        Johannes Pääsuke -
знаменитый  фотограф  и кинорежиссёр, автор первого  эстонского документального и игрового фильмов. Прожил короткую, но необычайно яркую и  насыщенную жизнь.  Родился  "отец эстонского кинематографа"  в 1892 году в Тарту в семье состоятельного купца. В 15 лет увлёкся фотографией, сохранив эту страсть на всю жизнь. В 1912 году 20-летний  Йоханнес Пяясуке  откликнулся на объявление в газете «Постимеес», где сообщалось, что Эстонский национальный музей ищет фотографа на постоянную работу. Фотографии под общим названием «Калласте. Берег Чудского озера» можно считать одними из первых, выполненных Йоханнесом Пяясуке  для музея в период, так сказать,  «испытательного срока». Затем, уже на правах полноценного сотрудника, он отправляется в  «фотопоход» по городам и весям Эстонии, дабы  запечатлеть  повседневную жизнь эстоноземельцев.  Из этой поездки он привезёт 317 высококачественных фотографий.
Одновременно, переделав фотоаппарат в примитивную кинокамеру, Йоханнес Пяясуке увлечённо снимает короткие документальные фильмы. Первой  эстонской кинолентой считается снятый в апреле 1912 года фильм о демонстрационном  полёте знаменитого русского лётчика-испытателя Сергея Уточкина в Тарту  (Utotškini lendamised Tartu kohal). Кстати, жизнь великого авиатора была столь же скоротечной и трагичной, как и судьба родоначальника эстонского кинематографа.

Кадр из первого эстонского фильма " Utotškini lendamised Tartu kohal". Сам фильм не сохранился.

Вслед за дебютом последовали «Тарту и его окрестности»(1912), «Исторические воспоминания о прошлом Эстонии»(1913), «Поездки по стране Сето»(1913) и др. Всего за свою короткую жизнь Йоханнес Пяясуке снял 40 фильмов, лишь 10 из которых хранятся в Эстонии.  Остальные находятся за границей или  же не сохранились вовсе.
Революционный прорыв молодой сценарист совершил в 1914 году, сняв первый эстонский игровой фильм, 11-минутную сатирическую комедию «Охота на медведя в Пярнумаа». Фильм аллегорически повествует о противостоянии эстонцев и остзейских немцев на примере издателя «Пярну постимеес» Яана Кару( медведь) и мэра Пярну Оскара Брахмана. Богатый господин Фрахман прочитал в утренней газете, что поселившийся в окрестных лесах медведь держит в страхе местных немцев. Тут же начинается охота на « возмутителя спокойствия». Но события принимают для немцев неблагоприятный оборот. Медведь набрасывается на Фрахмана и подминает его под себя, остальные горе-охотники с позором разбегаются… Фильм был в Эстонии очень популярен ( фрагмент доступен здесь).
В 1915 году Йоханнес Пяясуке был мобилизован в русскую армию, где продолжал работать фотографом и кинорежиссёром. Большинство сделанных им тогда фотографий находятся в России, т.к. заказчиком выступало военное ведомство.
Полёт «ласточки» оборвался неожиданно и нелепо…25-летний молодой человек погиб 8 января 1918 года в далёкой Белоруссии, находясь на военной службе. Поезд резко затормозил и спавший на верхней полке Пяясуке упал вниз, ударившись головой об острый край стола. И всё…
Глядя на эти три фотографии, сделанные Йоханнесом Пяясуке в Калласте  более ста лет назад, давайте не забывать, что своей скоротечной жизнью этот человек оставил ярчайший след в фото и кинолетописи Эстонии.




Pääsuke, Johannes Peipsi rand Kallaste küla all 1912




Pääsuke, Johannes Peipsi rand Kallaste küla all 1912



Pääsuke, Johannes Peipsi rand Kallaste küla all 1912

Николай Васильевич Яснецкий
родился 1909 году в д. Жижицы Псковской области в семье священника. В 1914 году отец получил новое назначение в с. Шемерицы, что в 30 км от Печор, и многочисленная семья ( 4 детей) переехала туда. Кто ж знал, что эта территория по Тартускому мирному договору 1920 года отойдёт к Эстонии и будущий художник  волею судеб окажется гражданином независимой Эстонской республики. Затем была Печорская гимназия, где рисованию Николая Яснецкого обучал известный эстонский художник Александр Промет ( Aleksander Promet), отец  не менее известной писательницы Лилли Промет (Lilli Promet). Будучи человеком со странностями, господин Промет, тем не менее, оставил глубокий след  в душе гимназиста, а его знаменитую картину « Плачущая берёза» Николай Яснецкий запомнит на всю жизнь. Естественно –математический факультет Тартуского университета , куда будущий художник поступил в 1927 году, был явно необдуманным выбором…Душа тянулась к рисованию и Николай Васильевич меняет престижный университет на не менее престижную Высшую  художественную школу «Паллас», где преподававали лучшие на тот момент художники Эстонии.  Например, Яан Вахтра ( Jaan Vahtra), который, помимо живописи, обладал прекрасным литетатурным стилем и( sic!)… был участником штурма Зимнего дворца в Петрограде в октябре 1917 года. Или Вилли Ормиссон (Villem Ormisson), посвятивший «Палласу» многие годы и покончивший жизнь самоубийством в апреле 1941 года после закрытия советской властью самобытной школы. Вольдемар Меллик ( до эстонизации фамилий – Мельник), выдающийся эстонский скульптор –монументалист, автор многочисленных надгробий и памятников погибшим в Освободительной войне. Он  обучал Яснецкого премудростям  рисования человеческой фигуры. После третьего курса  -  живописная мастерская Николая Трийка ( Nikolai Triik), знаменитого портретиста, одного из создателей художественного общества «Паллас». К сожалению, маэстро в тот период уже сильно злоупотреблял спиртным и в мастерской появлялся редко, так что учиться  студентам  приходилось  в основном по его работам.  Лето Николай Яснецкий проводил в экспедициях Харри Моора, основоположника эстонской археологии, изучавшего среди прочего происхождение и жизненный уклад русского населения Причудья.  Рисунки с археологических  раскопок вошли в книгу « Древние городища Эстонии».
В 1939/41 годах по заданию Этнографического музея Яснецкий объезжает русские поселения Причудья и Занаровья в поисках сохранившихся старинных деревенских построек. Именно к этому периоду относятся фотографии и рисунок, сделанные художником в Калласте. Затем война, служба в Эстонском корпусе, демобилизация и …направление в  Эстонский художественный музей на должность реставратора картин, где Николай Яснецкий и проработает до выхода на пенсию. К наибольшим удачам в этот период жизни  сам живописец  относил реставрацию картины Й. Кёлера «Приидите ко мне» в церкви св. Петра в Тарту, а также открытие имён двух русских крепостных художников - Ф.Радионова и Ф. Лысова. Скончался Николай Яснецкий в 1987 году.

            Автобиография Николая Яснецкого, написанная им в 1986 году.


Снеткосушильный завод Филимона Павлова в Калласте. 1939 г. Николай Яснецкий


Евдокия Долгошева с вышитой ею иконой   Улица Ынне в Калласте 1941 г. Н. Яснецкий
1939 г. Н. Яснецкий                                                                          


Helme Kurrik
( 1883 – 1960) принадлежит к основоположникам эстонской этнографии, чьё имя и творчество были  незаслуженно забыты последующими поколениями. За свою жизнь она сменила множество  профессий и лишь в зрелом возрасте  начала карьеру учёного. По настоянию родителей , тартуских педагогов, Хельме  стала домашней учительницей. Она проработала более 10 лет  в состоятельных семьях России, Финляндии и даже Франции. Отец приобщил дочь к языкам, что в будущем окажется очень кстати. Она свободно владела  помимо эстонского, также русским, французским и немецким языками. С началом Первой мировой войны , следуя зову сердца, Хельме  устраивается сестрой милосердия в Тартускую больницу, где и проработает до  1920 года. Затем  служба в Тартуской обсерватории, куда её «сосватал»  брат Вольдемар, работавший там же метеорологом. Но в 1925 году 42 – летняя Хельме Куррик  круто меняет свою судьбу  и … поступает в университет  на отделение этнографии. Вызывает удивление не только желание сесть за парту в столь зрелом возрасте, но и смелость погрузиться в неизвестную ей доселе область науки. Но выбор оказался удачным!!! Ещё будучи студенткой, Хельме устраивается на работу  в Эстонский  национальный музей, который станет её вторым домом вплоть до 1944 года. Помогло знание иностранных языков. Молодая Эстонская республика нуждалась в международном признании  своей  национальной культуры и Хельме Куррик поручают организацию эстонских экспозиций на международных выставках.
Другой стороной её деятельности  станут экспедиции в разные  уголки Эстонии для пополнения  музейных коллекций предметами старины.  Всё увиденное она тщательно записывает и фотографирует. Особую слабость  уже немолодой этнолог питает к изучению национальной одежды и … кухни.  Составленный ею справочник « Эстонская национальная одежда» до сих пор считается лучшим путеводителем  по этой области эстонской культуры.  Её дипломная работа  поражала уже одним своим названием: «Кровь как часть эстонской национальной кухни». Во второй половине 1930-х , в т.н. «эпоху безмолвия»  начинается компания по укреплению  самосознания народа, частью которой  была реклама истинно народного костюма. Хельме Куррик с  энтузиазмом  берётся за дело : проводит курсы по изготовлению национальной одежды, пишет статьи и выступает на радио с лекциями о том, как правильно одеваться в соответствии с эстонскими традициями. В 1938 году, в рамках очередной этнографической экспедиции, Куррик посещает Причудье, знакомясь с обычаями и укладом жизни местных староверов. В Калласте она делает дюжину колоритных снимков, которые я и предлагаю вашему вниманию.
В 1944 году, с приближение фронта, Хельми Куррик, наряду с другими сотрудниками Эстонского национального музея принимает решение покинуть Эстонию. До 1951 она проживает в лагере беженцев в Германии,  затем вместе с сестрой Элли перебирается в США. Будучи уже в преклонном возрасте , Куррик не смогла на новой родине найти работу по специальности и занималась всё больше домашним хозяйством, проживая вместе с сестрой в городке Пало-Альто, что в самом центре будущей Силиконовой долины. Скончалась Хельми Куррик в 1960 году, а 22 года спустя её прах вместе с останками сестры Элли и брата Константина  был перевезён в Эстонию и захоронен в Тарту на кладбище Маарья рядом с могилой родителей.
Малую известность  Х. Куррик  у последующих поколений можно объяснить её природной застенчивостью, нежеланием отнимать публичное внимание у своих авторитетных коллег мужчин -  Фердинанда Линнуса и Густава Рянка. Стыдилась она, возможно, и своей, не очень привлекательной внешности, бывшей следствием паралича лицевого нерва, а посему старалась избегать чрезмерного внимания средств массовой информации к своей персоне. В советское же  время на упоминание её имени, по понятным причинам, было наложено табу. Лишь в наши дни мало- помалу приподнимается завеса молчания над историей жизни и творчества этой неординарной женщины.


      Евдокия и Нестор Соколовы                               Женщина с коромыслом

                Плотву разбирают                                           Подготовка к Успенью


                                                Фотоальбом Хельме Куррик
 


На главную                                   Остановись мгновение ( продолжение)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments